Святые дня:


Разные статьи по истории ислама

 

Содержание:

Политическая и религиозная жизнь Аравии до Мухаммеда

("Кратчайшее жизнеописание наилучшего из людей")

Айдын Али-заде ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ПРАВЕДНЫХ ХАЛИФОВ (краткий пересказ избранных глав "Истории Ислама от Адама до наших дней"  Махмуда Шакира и комментарии)

"ВАХХАБИЗМ" В РОССИИ: МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

 

 

Политическая и религиозная жизнь Аравии до Мухаммеда

Автор – академик В. В. Бартольд.

Арабский полуостров, составляющий юго-западную оконечность ма­терика Азии, по климату и характеру своей природы более походит на африканские страны. Вследствие массивных очертаний полуострова, пространство которого равно около четверти Европы, и расположения главных горных цепей в небольшом расстоянии от берега моря среднюю часть Аравии занимает пустыня, более безжизненная, особенно в своей южной и юго-восточной части, чем Сахара. Арабской и впоследствии европейской наукой были усвоены географические названия, употреб­лявшиеся жителями северо-западной части полуострова, где возник 'ислам; для них Сирия была левой стороной (Шам), Йемен—правой (таково значение этих слов); на свою собственную страну они смотрели как на барьер (Хиджаз) между знойной, низменной прибрежной полосой (Тихамой) и высоким плоскогорьем (Недждом), где сравнительно благо­приятные условия орошения позволяли заниматься скотоводством и даже земледелием. Географы различали Тихаму хиджазскую и Тихаму йеменскую, Неджд хиджазский и Неджд йеменский. Вдоль южного бе­рега, к югу от пустыни, были культурные области Хадрамаут и Махра; на восточном побережье — Оман на берегу Индийского океана и Бахрейн на берегу Персидского залива. Название Бахрейн теперь сохранилось только за расположенной вблизи берега группой островов. К юго-западу от Бахрейна и к юго-востоку от хиджазского Неджда находилась плодо­родная, вследствие обильного орошения, область Йемама, иногда при­числявшаяся географически к Хиджазу. Вообще значение этих геогра­фических названий не было точно установлено, и они употреблялись с такой же неопределенностью, какой отличаются у всех народов геогра­фические названия, не соответствующие политическим делениям.

 Арабский полуостров находился в стороне от торговых путей между древними культурными центрами — Египтом, Сирией и Вавилонией; но торговцы издавна посещали полуостров ради добывавшегося в Южной Аравии ладана и других благовоний. Позже началась морская торговля по Красному морю и Индийскому океану, упомянутая в Библии (3-я кн. Царств, гл. 9 и 10); еще позже установились морские торговые сношения с Индией по Персидскому заливу от устья Тигра и Евфрата.

Характер сношений Запада, т. е. Передней Азии, Египта и впоследствии Европы, с Индией и впоследствии с Китаем всегда был один и тот же, от времен финикийской торговли до современных европейских концес­сий; во все времена Запад играл в этих сношениях активную роль, Индия и Китай—пассивную; история не знает - периода, когда бы ин­дийцы и китайцы основывали такие же фактории в западных странах, как западные мореплаватели в Индии и Китае. Несмотря на геогра­фическую близость к Индии, Аравия осталась вне влияния буддизма и индийских религий, хотя еще в III в. до н. э. царь Ашока отправлял миссионеров в Египет и Сирию; с другой стороны, Аравия издавна под­вергалась культурному влиянию Сирии, Египта и Вавилона, впоследст­вии также Персии. Теми же причинами объясняется, почему первое место в культурной и политической жизни Аравии всегда занимало за­падное побережье, особенно его южная, более плодородная часть, Йемен. Здесь рано получил распространение алфавит переднеазиатского про­исхождения возникли царства, в том числе сабейское, известное по библейской легенде о царице Савской и ее путешествии к Соломону; возникло религиозное законодательство, ближе стоящее к еврейскому, чем к вавилонскому; после Александра Македонского здесь чеканились монеты с гербом города Афин (изображением совы) и надписью ΑΘΕ (сокращенное название города Афины), впоследствии — монеты с изо­бражениями римских императоров.

Задолго до того, как арабский народ создал свое государство и свою религию, Аравия была вовлечена в круг борьбы между собой мировых держав и религий за преобладание.        

Политическое могущество Римской империи оказало на судьбу арабского полуострова сравнительно мало влияния. После неудачного похода Элия Галла (24 г. до н. э.) римляне уже не делали попыток под­чинить себе все западное побережье Аравии; в непосредственной зави­симости от Рима осталось только Набатейское царство, прилегавшее к Мертвому морю и Синайскому полуострову; в 106 г. н. э. Траян обра­тил это царство в римскую провинцию Аравию. Южная граница ее не может быть определена с точностью; в состав Набатейского царства неко­торое время входила и область самудийцев, где был город Эгра, в Ко­ране — ал-Хиджр, и где сохранились греческие надписи I .и II вв. н. э. Йеменские владетели считались только «друзьями римских императоров».

Главный враг Рима на востоке, Иран, в то время, в эпоху парфян­ской династии Аршакидов, еще не вмешивался в дела Аравии; но в III в. ослабевших Аршакидов сменила династия Сасанидов, при которых Иран сделался снова великой мировой державой, достойным соперником сна­чала Старого, потом Нового Рима. Рим упорно продолжал борьбу и на­шел себе союзников в отдаленной Абиссинии, куда в том же IV в., - когда христианство сделалось господствующей религией в Римской империи, проникли христианские миссионеры. Естественными союзниками персов были все враждебные христианскому Риму религиозные эле­менты: язычники, в том числе и последние представители античной философии, евреи, еще продолжавшие в то время ту религиозную про­паганду, о которой упоминает Евангелие (Ев. от Матфея, 23,15), даже христиане-еретики. Около 520 г. власть в Йемене перешла к предводителю Зу Нувасу, принявшему еврейство; последствием был разгром христианского города Неджрана в северной части области; остается спорным вопрос, проникло ли христианство туда из Абиссинии или с севера. Зу Нувас вступил в сношения с вассалами персов в бассейне Евфрата; персы, однако, не смогли своевременно прислать ему помощь против абиссинцев, и последние с помощью византийского флота вторг­лись в Йемен в качестве мстителей за христианство. Йемен после этого 50 лет оставался под абиссинским игом; за это время византийский император постоянно уговаривал абиссинцев двинуться на север для соединения с византийскими войсками против персов; один раз абиссин­ский наместник Йемена предпринял поход, но дошел только до Хиджаза; предание об этом походе и о находившемся в абиссинском войске слоне сохранилось в Коране (сура CV); по мусульманской легенде,. исторически недостоверной, «год слона» был годом рождения Мухам­меда. Вскоре после 570 г. абиссинцев вытеснил из Йемена персидский флот, присланный царем Хосроем Ануширваном; Йемен после этого оставался персидской провинцией; населенный христианами Неджран был в течение этого времени вольным городом, под властью христиан­ского епископа, и не был подчинен персидскому наместнику. На кара­ванном пути из Неджрана к низовьям Тигра и Евфрата находилась Йемама, где жило племя бену-ханифа; в конце VI и начале VII в. упоми­нается владетель Йемамы, «поэт и оратор» своего племени, христианин, но союзник персидского царя, вероятно неправославный. Непосредственно подчиненный персам Бахрейн был единственной областью Аравии, где получила распространение государственная религия сасанидской Персии, маздеизм (религия Заратустры, пророка бога Ахура-Мазды).

Второе десятилетие VII в. было временем величайшего торжества персидского оружия; в руки персов временно перешли все азиатские провинции Византии и Египет; персы в 614 г. взяли священный город христиан, Иерусалим, и увезли в свою страну одну из главных христианских святынь, животворящий крест господень; весть об этом была встречена с радостью всеми врагами Византии и христианства. Несмотря, однако, на поражение христианских войск, победа христианства как религии в Аравии и во всей Передней Азии могла казаться несомненной. У христианства не было достойных соперников; еврейская религия все более приобретала тот характер национальной замкнутости, которым она отличается в настоящее время; маздеизм сасанидской эпохи мало похо­дил на высокое учение Заратустры о борьбе света с тьмой, правды с ложью, с обязательством для человека принять участие в этой борьбе, и об Ахура-Мазде как едином боге света и правды. Наравне с Ахура-Маздой давно уже были поставлены прежние национальные иранские божества; со времени Александра Македонского богами сделались и пер­сидские цари. Несмотря на борьбу с Римской империей, иранские боги вошли в круг того же языческого синкретизма (соединение различных верований) как боги народов, объединенных под властью Рима; планеты, известные у нас под именами римских богов, получили от персов имена соответствующих иранских божеств. При Сасанидах маздеизм, сверх того, сделался государственной религией, поставленной под защиту за­кона, с замкнутым жреческим сословием; вообще религией освящался устарелый сословный строй, против которого неоднократно поднимали восстание народные массы. Не удовлетворяя, по своему грубому много­божию, развитых умов, маздеизм не мог пользоваться также любовью народа. Люди с серьезными религиозными запросами обращались и в Персии, как вообще в языческом мире, к христианству. Стремление примирить христианство с языческой философией создало несколько ре­лигиозных систем, известных под общим названием «гностицизм» (от греческого гносис 'познание'); общая черта всех этих систем — принятие Нового завета и враждебное отношение к Ветхому. Самая последователь­ная форма гностицизма, религия манихеев, привлекла к себе народные массы и в средние века некоторое время имела множество последовате­лей на пространстве от Южной Франции до Китая. Основатель этой религии, Мани выступил в IΙΙ в. в принадлежавшем персам Вавилоне и объявил Христа продолжателем не ветхозаветных пророков, но Будды и Заратустры, себя — «печатью пророков» (последним из пророков по времени) и обещанным в Евангелии от Иоанна (гл. 15, 26 и 16, 7) «параклетом», т. е. утешителем. Независимо от манихеев в Персии широко распространилось христианство; образовалась персидская национальная церковь с богослужением на родном языке, принявшая несторианскую ересь и потому порвавшая связь с Византией.

В Аравию христианство и христианские идеи проникали как с се­вера, так и с юга. На границе с византийскими владениями в Сирии было арабское христианское княжество, под властью рода Гассанидов, находившееся в вассальных отношениях к Византии. Двор Гассанидов считался идеалом утонченного образования, как его понимали кочев­ники; но князья оставались в степи и не переходили к оседлости и го­родской жизни; даже ближайший к их владениям город, Бостра, место­пребывание епископа, им не принадлежал. Арабский язык уже в VI в. был признан церковью; о постройке церкви в 512 г. в Зебеде (в Северной Сирии) говорит надпись, составленная на языках греческом, сирийском и арабском. На другой стороне степи, у Евфрата, было другое арабское княжество, под властью дома Лахмидов, в вассальной зависимости от Персии. Лахмиды по сравнению с Гассанидамп считались варварами и еще в 40-х годах VI в. совершали человеческие жертвоприношения, но жили в городе Хире и воздвигали постройки в подражание персидским. В конце VI в. и Лахмиды, несмотря на вассальные отношения к Персии, приняли христианство, в начале VII в. династия была устранена и ее владения подчинены персидскому наместнику; но Хира оставалась и при исламе христианским городом. Один из ранних мусульманских исто­риков ссылается на хирские церковные летописи; не сказано, были ли эти летописи написаны по-арабски или по-сирийски.

Христианство распространилось также в северной части Хиджаза, где соперничало с еврейством; христиане были среди племени аус, жив­шем в Ятрибе, будущей Медине. В арабском языке уже было слово для обозначения христианского монаха (рахиб); свет в одинокой келье от­шельника был одним из любимых образов арабской поэзии. Южная часть Хиджаза, где возник ислам, находилась, по-видимому, более под влия­нием Йемена, чем под влиянием Сирии. Мекка упоминается во II в. у Птолемся, под названием «Макораба», в котором видят известное нам по надписям йеменское макраб 'храм'. В языке Хиджаза этого слова не было, не вошло оно и в литературный арабский язык; ни у современ­ников, ни у позднейших авторов не встречается также образованное от того же корня слово мукарриб, или мукарраб, 'настоятель храма'. Меккский храм по его внешней форме в просторечии называли Каабой, т. е. кубом (так назывались имевшие форму куба игральные кости); для верующих он был «запретной мечетью», т. е. местом поклонения (месджид), и «запретным домом бога». Храм был местом паломничества если не для всех жителей Хиджаза, то для многих племен, и город, в котором он находился, считался запретным для военных предприятии. Жившее в Мекке племя корейшитов благодаря своему храму занимало в беспокойной области исключительное положение, и Коран (сура СVI) велит корейшитам благодарить своего бога, «накормившего их после го­лода и давшего им безопасность после страха». Бог, почитавшийся в Ка'бе, был богом по преимуществу (Аллах = ал-илах, le dieu); едва ли, однако, до Мухаммеда сознавалось его тожество с богом евреев и христиан. В Каабе, как в иерусалимском храме до 621 г. до н. э., стояли идолы; самый большой из них был Хубал, помещавшийся внутри храма над колодцем, в который складывались приношения. Возможно, что Хубал и мусульманский Аллах — одно и то же; Коран нигде не го­ворит о Хубале и отвергает только существование женских божеств — Лат, Уззы и Манат, которых считали дочерьми Аллаха (Коран, LIII, 19 и сл.). Неясно также, каково было отношение к культу Хубала черного камня, почитание которого сохранил ислам, хотя в Коране о нем ничего не сказано. Существование духов — джиннов — Коран признает, но отвергает их родство с Аллахом; язычники считали их сыновьями и дочерьми Аллаха (Коран, VI, 100). Упоминаются в Хиджазе и некоторые другие святилища. По-видимому, это были, подобно Ка'бе, небольшие постройки; возможно, что идолы иногда помещались под открытым небом, в роще или под скалой; идолами, конечно, слу­жили не статуи в нашем смысле, но каменные глыбы, может быть с грубо вытесанными чертами человеческого лица или человеческой фигуры. При описании разрушения святилища Уззы упоминается жрец (садин); по одному из рассказов о выезде Мухаммеда в Мекку, он объ­явил корейшитам, что оставляет за ними право жречества (сиданат} в храме и поения паломников; но полное молчание Корана о жрецах и жречестве показывает, что служители храмов не пользовались большим уважением. Мухаммед не считал также нужным бороться с другими слу­жителями языческих богов — «гадателями»-кахинами; самое слово кахин встречается только в двух стихах Корана (LII, 29 и LXIX, 42), где Му­хаммед только настаивает на том, что он не гадатель. Более опасными соперниками Мухаммеда в деле влияния на народ, как показывает 26-я сура (особенно стихи 224 и сл.), были поэты, которых считали боговдохновенными людьми и называли ша'ирами ('знающими').

Если в Хиджазе храмовое жречество действительно возникло под йеменским влиянием, то этим вполне объяснялось бы его жалкое состоя­ние в эпоху Мухаммеда. Со своей родины оно давно уже не могло по­лучать поддержки; к VII в. язычество в Йемене несомненно уже было уничтожено еврейством и христианством. В Сане, которая со времени абиссинского владычества сделалась главным городом Йемена, абиссин­цами была построена церковь, которая называлась Калис, или Куляйс (греч. Экклесия), и, по явно преувеличенному выражению мусульман­ского историка, была самой великолепной церковью на земле; церковь будто бы была покинута тотчас после изгнания из Йемена абиссинцев, но осталась в неприкосновенном виде со всеми ее богатствами (что мало­вероятно) до времени халифа Абу-л-Аббаса (750—754), который велел ее разрушить. В Неджране, местопребывании епископа, церквей, надо думать, было несколько; церковь была и в Йемаме, хотя среди жившего там племени ханифитов христианство утвердилось менее прочно, как по­казывает успех выступившего в VII в. соперника Мухаммеда, пророка Мусейлимы. В Хиджазе еще до Мухаммеда было несколько богоискате­лей, которых называли ханифами и которые верили в единого бога и день Страшного суда, не будучи ни христианами (по крайней мере, в смысле принадлежности к церкви), ни евреями. В чем заключались подробности учения домусульманских ханифов, насколько оно Отлича­лось от того представления о ханифстве как религии Авраама, которое мы находим в Коране, существует ли между словом ханиф и названием племени ханифитов только случайное звуковое сходство — все эти воп­росы наукой еще не выяснены.

 

 

 

 

Ахмад б. Фарис ар-Рази

 

АУДЖАЗ АС-СИЙАР ЛИ-ХАЙР АЛ-БАШАР

 ("Кратчайшее жизнеописание наилучшего из людей")

 

Это сочинение, также посвященное Мухаммеду, принадлежит перу Ахмада б. Фариса ар-Рази (ум. в 395/1005 г.). Большую часть своей жизни он прожил в Иране, в частности в городе Рее, по которому и был лрозван ар-Рази. Основная тема его работ - арабский язык: лек­сикография, грамматика, риторика. Среди его учеников - знаменитый вазир-литератор ас-Сахиб Ибн ‘Аббад, автор изящных новелл-макам Бади' аз-заман ал-Хамазани. В списке многочисленных произведений Ахмада б. Фариса есть и несколько трактатов, посвященных Пророку,- сочинения о его именах, о достоинствах молитвы за Мухаммада, о нраве пророка. В этом ряду стоит и переведенное здесь сочинение "Кратчайшее жизнеописание".

 

Оно было достаточно популярно в мусульманском мире, но никак не относится к вершинам мусульманской религиозной литературы. Подоб­ных сочинений было много повсюду. Они в принципе стандартны, со­держат повторяющийся набор фактов, сведений и формул. Это как бы образец массовой средневековой мусульманской литературы, и именно этим сочинение особенно интересно.

 

Выбор сюжетов и сведений может показаться читателю-немусуль­манину не совсем логичным. Много места уделено, как кажется, не самым важным деталям. Однако для средневекового мусульманина они были полны и интереса и значения. Имена жен и детей Пророка, названия его коней и мечей, детали предметов быта удовлетворяли живой человечес­кий интерес, как бы приобщая читающего к атмосфере, в которой жил пророк Мухаммад.

 

 

Ахмад б. Фарис

Ауджаз ас-сийар ли-хайр ал-башар (1)

 

Во имя Аллаха, милостивого, милосердного! О Господи, даруй облегчение, а не затруднение!

 

Сообщил нам (2) шейх, факих и кади Абу-л-Касим 'Абд ас-Самад б. Аби 'Абдаллах Мухаммад б. Аби-л-Фадл ал-Ансари - да помилует его Аллах: сообщил нам знаток Корана Абу-л Касим Исма'ил б. Муха-мад [б.] ал-Фадл ал-Исбахани - да помилует его Аллах: мы чита­ли эту книгу под руководством Сулаймана б. Ибрахима и факиха 'Абдал-лаха б. Мухаммада ан-Нили, и они сообщили нам: мы читали эту книгу под руководством учителя чтения Корана 'Али б. ал-Касима, и он сообщил нам: мы читали эту книгу под руководством грамматика Абу-л-Хусайна Ахмада б. Фариса б. Закарии ар-Рази - да помилует его Аллах!

 

Я также читал это сочинение в городе Мосуле - да хранит Аллах его и прочие города мусульман и их жителей!- под руководством шейха, знатока Корана, достойного Абу-л-Хаттаба 'Умара б. Хасана б. 'Али - да простит ему милостивый и великий Аллах!- и этот текст я и передаю, а текст первой передачи совпадает с ним во всем, кроме незначительных деталей, которые отмечаются буквой "син" (3). Он сказал нам: мы читали эту книгу под руководством шейха, грамматика и лексикографа, глубо­кого знатока хадиеов Абу-л-Касима 'Абд ар-Рахмана, сына проповед­ника Абу 'Абдаллаха б. Аби-л-Хасана ал-Хас'ами ас-Сухайли - да помилует его-Аллах!- и он сказал нам: мы слушали, как читал эту кни­гу факих, знаток Корана, ученейший кади, паломник, обладающий об­ширными знаниями Абу Бакр Мухаммад б. 'Абдаллах б. Ахмад б. ал-Га-ри ал-Ма 'афири - да сделает его довольным Аллах!- и он нам рас­сказал: мы читали эту книгу под руководством шейха, факиха Абу-л-Фатха Насра б. Ибрахима б. Насра ал-Мукаддаси, жившего аскетом в Иерусалиме, в месяце рамадан 491 года (2-31.VIII 1098 г.), и он сообщил нам: мы читали эту книгу под руководством шейха, факиха Абу-л-Фатха Сулайма б. Аййуба ар-Рази в 440 году (1048-49 г.), и он сообщил нам: мы читали эту книгу под руководством Абу-л-Хусайна Ах­мада б. Фариса б. Закарии, и он поведал нам:

 

Это - повествование о том, что должно помнить мусульманину и надлежит знать верующему о родословной посланника Аллаха - да бла­гословит его Аллах и да приветствует!- и его рождении, о том, как он рос и как выступил с пророческой миссией, рассказ об обстоятельст­вах его походов, перечень имен его детей, дядьев по отцу и жен. Зна­ющий все это обладает достоинством, превосходящим достоинство того, кто не ведает, и знание этого создает приятность в груди. Не знали благочестивые собрания после Книги Аллаха - велик он и славен!- ни­чего лучшего, чем рассказы о посланнике Аллаха - да благословит его Аллах и да приветствует! В этом кратком сочинении мы упомянули обо всем названном. У Аллаха мы просим помощи и у него испрашиваем благословения для украшения посланников, господина миров, печати пророков и имама благочестивых Абу-л-Касима Мухаммада б. 'Абдал­лаха б. 'Абд ал-Мутталиба б. Хашима б. 'Абд Манафа б. Кусаййа б. Килаба б. Мурры б. Ка'ба б. Луаййа б. Талиба б. Фихра б. Малика б: ан-Надра б. Кинаны б. Хузаймы б. Мудрики б. Илйаса б. Мудара б. Низара б. Ма'адда б. 'Аднана. До этого имени в родословной мусульманская община единогласна.

 

Посланник Аллаха - да благословит его Аллах и да приветствует!- родился в год Слона в понедельник 9-го числа месяца раби' I (4). Мать его - Амина бинт Вахб б. 'Абд Манаф б. Зухра. На Амине женился 'Абдаллах б. 'Абд ал-Мутталиб, и она понесла посланника Аллаха - да благословит его Аллах и да приветствует! Потом 'Абд ал-Мутталиб послал 'Абдаллаха привезти ему финики из Йасриба, и там он умер. А Амина родила в понедельник посланника Аллаха - да благословит его Аллах и да приветствует! Он жил на попечении своего деда 'Абд ал-Мутталиба. // Вскормила его женщина из бану са'д б. бакр по имени Халима, дочь Абу Зуайба ас-Са'ди. Когда он подрос и начал ходить, она вернула его матери и отняла его от груди. Когда ему исполни­лось шесть лет, мать его умерла в селении ал-Абва', возвращаясь из Меди­ны, и он остался сиротой на попечении своего деда 'Абд ал-Мутталиба.

 

Когда ему исполнилось 8 лет, 2 месяца и 10 дней, умер дед его 'Абд ал-Мутталиб, и заботу о нем взял на себя Абу Талиб б. 'Абд ал-Мутта­либ, брат Абдаллаха по матери и по отцу. Когда ему исполнилось 12 лет, 2 месяца и 10 дней, Абу Талиб отправился с ним торговать в Сирию и остановился в селении Тайма' Его увидел некий ученый из числа иудеев, живших в Тайма' (5),- монах-отшельник Бахира, и спросил Абу Талиба: "Что это за мальчик с тобой?" Тот ответил: "Это сын моего брата". Ба­хира спросил: "Жалеешь ли ты его?" - "Да",- ответил Абу Талиб. Тогда Бахира сказал: "Клянусь Аллахом, если ты придешь с ним в Сирию, иудеи убьют его, ведь он им враг". И Абу Талиб вернулся в Мекку.

 

Посланник Аллаха - да благословит его Аллах и да приветствует! - вырос, и, когда ему исполнилось 25 лет, 2 месяца и 10 дней, он посва­тался к Хадидже. Пришел Абу Талиб вместе с бану хашим и вождями других мударитских племен, взял слово и сказал: "Слава Аллаху, который сделал нас потомками Ибрахима, отпрысками Исма'ила, плодом семени Ма'адда и потомством Мудара, попечителями своего Дома и управителями своего Святилища (6), даровал нам неприступный Дом и безопасное Свя­тилище и сделал нас правителями над людьми. Этот вот сын моего брата Мухаммад - если взвесить его вместе с любым человеком, он обязатель­но перетянет его. Если он и не богат, то ведь богатство - это тень исче­зающая и состояние переменчивое. Мухаммад - ваш сородич, как вы знаете. Он посватался к дочери Хувайлида и принес ей брачный дар - и то, что следует представить сразу, и то, что надлежит вносить позже,- из моего добра. А в будущем, клянусь Аллахом, о нем разойдутся ве­ликие вести и ждет его славная судьба".

 

И он женился на ней, и она жила у него до того, как снизошло к нему откровение, 15 лет. А когда она умерла, посланнику Аллаха - да бла­гословит его Аллах и да приветствует!- было 49 лет и 8 месяцев. Что ка­сается его детей от нее, то их было шестеро: ал-Касим, по которому он носил кунью (7), ат-Тахир (но говорят, что его звали 'Абдаллах), Фатима -старшая из его детей, Зайнаб, Рукаййа и Умм Кулсум. А сын его Ибрахим был от Марии. Три его мальчика умерли еще грудными младенцами, но говорят, что сын его ал-Касим подрос настолько, что мог скакать на коне и ездить на породистой верблюдице. Что же до его дочерей, то 'Али - да будет доволен им Аллах!- женился на Фатиме, Абу-л-'Ас б. ар-Раби' - на Зайнаб, а 'Усман - да будет доволен им Аллах!- на Умм Кулсум. Но последняя умерла, и посланник Аллаха - да благословит его Аллах и да приветствует!- выдал за 'Усмана Рукаййу. Как-то Рукаййа пришла, жалуясь на 'Усмана, и посланник Аллаха -да благословит его Аллах и да приветствует!- сказал: "Не люблю, чтобы женщина много жаловалась на мужа. Отправляйся к себе домой". Это все его дети.

 

Что же касается его жен, то он - да благословит его Аллах и да при­ветствует!- не женился [на других], пока не умерла Хадиджа. После же Хадиджи его женами были: Сауда бинт Зам'а, бывшая до него замужем за ас-Сакраном б. 'Амром; 'А'иша, дочь Правдивого (Абу Бакра),- да будет доволен ею Аллах!- он женился на ней, когда ей было 6 лет, и ввел ее в свой дом, когда ей было 9 лет, умер же посланник Аллаха -да благословит // его Аллах и да приветствует!- когда 'А'ише было 18 лет. Затем Хафса бинт 'Умар - да будет доволен ею Аллах; Зайнаб бинт Хузайма из племени хилал, по прозванию "Мать бедняков"; Умм Хабиба бинт Аби Суфйан, ее посватал за него ан-Наджаши (8) и дал ей брачный дар вместо него в 400 динаров; Хинд бинт Аби Умаййа Умм Салама; Зайнаб бинт Джахш, она же Умм ал-Хакам; Джувайрийа бинт ал-Харис из племени хилал. Зайнаб бинт Хузайма умерла раньше него, он же - да благословит его Аллах и да приветствует!- умер, оставив в живых этих девятерых (9). Он женился также на Асма' бинт Ка'б из бану ал-джаун, но дал ей развод еще до того, как вошел к ней. Еще он женился на 'Умре бинт Йазид, женщине из бану ал-вахид племени килаб, но дал ей развод прежде, чем войти к ней. Он женился и на некой женщине из пле­мени гифар, но, когда она сняла одежду, он увидел на ней белое пятно проказы и сказал ей: "Уходи к своей семье". Женился он и на одной жен­щине из племени тамим, но, когда он вошел к ней, она сказала: "Прибегаю к защите Аллаха от тебя", и он ответил: "Аллах защитил того, кто просит защиты. Уходи к своей семье". Говорят, что имя той женщины, которая предложила сама себя Пророку - да благословит его Аллах и да при­ветствует!- Умм Шарик.

 

Что касается его дядьев и теток по отцу, то у 'Абд ал-Мутталиба было 10 сыновей: ал-Харис, по которому 'Абд ал-Мутталиб носил кунью, аз-Зубайр, Хаджл, Дирар, ал-Мукаввим, Абу Лахаб, ал-'Аббас, Хамза, Абу Талиб и 'Абдаллах. Следовательно, у него было 9 дядьев, и младший из них был ал-'Аббас.

 

Прочитал нам Абу Да'уд Сулайман б. Йазид: прочитал нам Мухаммад б. Маджа: сообщил нам Наср б. 'Али: передал нам 'Абдаллах б. Да'уд слова 'Али б. Салиха, сказавшего: у 'Абд ал-Мутталиба было 10 сыновей, и каждый из них ел собственного ягненка (10).

 

Теток у него было шесть: Умайма, Умм Хаким, она же ал-Байда', Барра, 'Атика, Сафийа и Арва - дочери 'Абд ал-Мутталиба.

 

Среди его предков были следующие женщины, носившие имя 'Атика: 'Атика бинт Хилал из бану сулайм, мать 'Абд Манафа б. Кусаййа; 'Атика // бинт Мурра б. Хилал, мать Хашима б. 'Абд Манафа; 'Атика бинт ал-Аукас б. Мурра б. Хилал, мать Вахба б. 'Абд Ма­нафа, отца Амины. Имя Фатима носили следующие его родственницы: Фатима бинт Са'д, мать Кусаййа; Фатима бинт 'Амр б. Джарвал б. Ма­лик, мать Асада б. Хашима; Фатима бинт Асад б. Хашим, мать 'Али б. Аби Талиба - да будет доволен им Аллах; ее мать Фатима бинт Харим б. Раваха; Фатима, дочь посланника Аллаха - да благословит его Аллах и да приветствует и да будет доволен ею Аллах!

 

Вольноотпущенниками его были: Зайд б. Хариса, Барака", Аслам, Абу Кабша, Анаса, Саубан, Шукран, имя которого было Салих, Йасар, Фудала, Абу Мувайхиба, Рафи' и Сафина. Вольноотпущенницы: Умм Айман, его мамка, мужем ее был Зайд б. Хариса, она мать Усамы б, Зай-да; Радва; Марийа; Райхана.

Слугами его из числа свободнорожденных были: Анас б. Малик, Хинд и Асма' - сыновья Харисы ал-Аслами.

 

Когда посланнику Аллаха - да благословит его Аллах и да приветст­вует!- исполнилось 35 лет, он участвовал в строительстве ал-Ка'бы, и курайшиты согласились между собой принять его решение о ней.

 

Когда ему было 40 лет и один день, Аллах - велик он и славен! - послал его ко всем людям благовестником и увещевателем, и он объявил веление Аллаха, и донес послание, и увещевал общину. Люди же вознена­видели его так, что даже осадили его и его близких в ущелье. Эта осада случилась, когда посланнику Аллаха - да благословит его Аллах и да приветствует!- было 49 лет - столько лет ему было, когда он вышел из нее. Когда ему исполнилось 49 лет, 8 месяцев и 11 дней, умер его дядя Абу Талиб, а Хадиджа - да будет доволен ею Аллах!- умерла через три дня после кончины Абу Талиба. Когда ему было 50 лет и 3 месяца, к нему пришли джинны Насибина (12) и приняли ислам. Когда ему испол­нилось 51 год и 9 месяцев, он был перенесен ночью от Замзама в Иеру­салим.

 

Когда ему исполнилось 53 года, он переселился из Мекки в Ме­дину - он, Абу Бакр и 'Амир б. Фухайра, вольноотпущенник Абу Бакра а проводником у них был 'Абдаллах б. Урайкит ад-Дили. Он совершил хиджру в понедельник 8-го числа месяца раби' I. В этом году // он ввел в свой дом 'А'ишу.

Через 8 месяцев после хиджры он скрепил братский союз между мухаджирами и ансарами. Через 9 месяцев и 10 дней после хиджры он во­шел к 'А'ише. Через 1 год, 1 месяц и 22 дня после хиджры он женил 'Али на Фатиме - да будет доволен ею Аллах! Через 1 год, 2 месяца и 10 дней после хиджры он совершил поход на селение Ваддан и дошел до ал-Аб-ва',. Через 1 год, 3 месяца и 13 дней после хиджры он напал на караван ку-райшитов, в котором находился Умаййа б. Халаф. [Потом] он вышел в погоню за Курзом б. Джабиром, который напал на скот мединцев через 20 дней после этого. Через 1 год, 8 месяцев и 17 дней после хиджры он совершил поход к [колодцам] Бадр 17-го числа месяца рамадан. В тот день с ним было 310 с лишним сподвижников, многобожников же было от 900 до 1000. Это был день "Различения" (ал-Фуркан), когда Аллах разделил истину и ложь. Об этом слова его, Всевышнего: "Уже помог вам Аллах при Бадре" (Коран 3:123/119)-и до конца айата.

 

Потом он совершил поход на бану кайнука' в ал-Кудре. Потом он со­вершил поход в Зу Амарр, и это поход на бану гатафан, но говорят, чтс это был поход на племя анмар. Потом был поход к [горе] Ухуд в третьем году хиджры и поход на бану ан-надир через 2 года, 9 месяцев и 10 дней после хиджры. Через 2 месяца и 20 дней после этого он пошел в поход в Зат ар-Рика' и во время, его совершил "молитву перед опасностью" Через 2 месяца и 4 дня после этого он совершил поход на Думат ал-Джан-дал. Потом, через 5 месяцев и 3 дня после этого, он совершил поход на бану ал-мусталик из племени хуза'а, о котором лжецы сказали то, что сказали.

 

Потом была "битва у рва" через 4 года, 10 месяцев и 5 дней после хидж­ры. Через 16 дней после этого он совершил поход на бану курайза. Потом через 3 [месяца], он совершил поход на бану лихйан. Потом он совершил поход в ал-Габу на шестой год. Потом он совершил малое паломничество (13) в ал-Худайбию в шестом году хиджры. Потом он совершил поход на Хай-бар через 6 лет, 3 месяца и 21 день после хиджры. Потом, через 6 месяцев и 10 дней после этого, он совершил "предрешенное малое паломничество"

 

Потом он совершил поход на Мекку и овладел ею, было это через 7 лет, 8 месяцев и 11 дней после его хиджры. Через день после этого он со­вершил поход в Хунайн, а затем в том же году в ат-Та'иф. Через 8 лет 6 месяцев и 5 дней он совершил поход в Табук. В этом году паломничестве людей возглавил Абу Бакр - да будет доволен им Аллах! // - а 'Али б. Аби Талиб - да будет доволен им Аллах!- прочитал им суру "Отре­чение". Когда исполнилось 9 лет, 11 месяцев и 10 дней после его хиджры, посланник Аллаха - да благословит его Аллах и да приветствует!- со­вершил "прощальное паломничество". А через 10 лет и 2 месяца после хиджры он скончался, достигнув возраста 63 лет - да благословит его Аллах и да приветствует!

 

Прочитал нам 'Али б. Ибрахим: сообщил нам Мухаммад б. Маджа: сообщил нам 'Али б. Мухаммад ат-Танафиси: сообщил нам Ваки': сооб­щил нам мой отец и Исра'ил, что Абу Исхак ас-Субай'и сказал: я спро­сил Зайда б. Аркама, сколько походов совершил посланник Аллаха - да благословит его Аллах и да приветствует! Он ответил: "Девятнад­цать походов, в семнадцати я был вместе с ним, а в двух походах он был без меня".

 

У него были благородные товарищи - 'Али и два его сына, Хамза, Джа'фар, Абу Бакр, 'Умар, Абу Зарр, ал-Микдад, Салман, Хузайфа, Ибн Мас'уд, 'Аммар б. Йасир и Билал.

 

Головы неверных перед ним рубили 'Али, аз-Зубайр, Мухаммад б. Маслама, 'Асим б. Аби-л-Аклах и ал-Микдад.

 

Посланника Аллаха - да благословит его Аллах и да приветствует!- охранял в день битвы при Бадре, когда он спал в шалаше, Са'д б. Му'аз, а также Закван б. 'Абд Кайс. В битве при Ухуде его охранял Мухаммад б. Маслама ал-Ансари. В "битве у рва" его охранял аз-Зубайр б. ал- Ав-вам. Его охраняли также 'Аббад б. Бишр и Са'д б. [Аби] Ваккас. В ночь, когда он женился на Сафии в Хайбаре, его охранял Абу Аййуб ал-Анса­ри. В Вади-л-Кура его охранял Билал. Когда же было ниспослано: "О посланник! Передай, что низведено тебе от твоего Господа. А если ты этого не сделаешь, то ты не передашь Его послания. Аллах защитит тебя от людей" (Коран 5:67/71), он отказался от охраны.

Оружием посланника Аллаха - да благословит его Аллах и да при­ветствует!- был Зу-л-Факар (Обладатель позвонков) - меч, который достался ему в день битвы при Бадре. У него был также меч, который он унаследовал от своего отца. Са'д б. 'Убада подарил ему меч, называв­шийся ал-'Адб (Рассекающий). Из оружия бану кайнука' ему достался меч, изготовленный в городе Кала'а. У него были также мечи ал-Баттар (Разрубающий), ал-Хатф (Смерть), ал-Михзам (Расчленяющий), ар-Расуб (Вонзающийся). Всего у него было 8 мечей.

 

Из оружия бану кайнука' ему досталось 3 копья, и кроме них у него было еще одно копье, называвшееся ал-Мунсани (Гнущееся). У него был также дротик, крюк на древке, жезл, называвшийся ал-'Урджун (Сухая ветка), посох, называвшийся ал-Мамшук (Тонкий и длинный). У него был также пояс из кожи с удаленным верхним слоем, с тремя серебря­ными кольцами, с серебряными пряжкой и кончиком.

 

Из кольчуг у него были: Зат ал-Фудул  (Совершенная), две кольчу­ги, которые он захватил  у бану // кайнука' , одна из них называлась Са'дитская. Говорят, что у него была еще кольчуга Да'уда - мир над  ним!- которую тот носил, когда убил Джалута (14).

 

У него был лук из дерева шаухат, называвшийся ар-Рауха' (Широ-I кий), другой из того же дерева, называвшийся ал-Байда' (Белый), лук из ' дерева наб', называвшийся ас-Сафра' (Желтый), и лук, называвшийся ал-Катум (Не имеющий трещин).  У него был также колчан,  называв­шийся ал-Кафур  (Камфара).

 

Говорят, что некий человек подарил посланнику Аллаха - да бла­гословит его Аллах и да приветствует!- щит с изображением орла, он  положил на него руку и Аллах - велик он и славен!- уничтожил это изображение.

 

У него было знамя с бахромой, называвшееся ал-'Укаб (Орел), а флажок для копья у него был белого цвета. Еще у него была кольчуж­ная сетка на голову, называвшаяся ас-Сабуг (Доходящая до плеч).

 

Говорят, что у посланника Аллаха - да благословит его Аллах и да приветствует! - было несколько коней. Среди них ал-Вард (Гнедой), ко­торого ему подарил Тамим ад-Дари, аз-Зариб (Скала) и ас-Сакб (Про­ворный)- первый конь, каким владел посланник Аллаха - да благосло­вит его Аллах и да приветствует! Еще у него был конь по кличке ал-Муртаджиз (Произносящий стихи раджаз).

 

У него была также мулица по кличке Дулдул, и это была первая му­лица, на которой ездили после возникновения ислама. Еще у него был осел по кличке 'Афир (Запыленный). Из верблюдиц у него были ал-'Адба' (Имеющая разрезанное ухо), ал-Касва' (С отрезанным кусоч­ком уха), дойная верблюдица Барда и ал-Багум (Ревущая). У него была также сотня овец.

 

Говорят, что в день смерти он оставил два платья из полосатой йемен­ской ткани, йеменский изар (15), два платья, изготовленных в оманском горо­де Сухар, рубаху, изготовленную там же, белую рубаху, изготовлен­ную в йеменском городе Сухул, йеменский кафтан, черную четырех­угольную рубаху с узорами, белое платье, три или четыре маленькие, при­легающие шапочки, изар длиной в пять пядей и плащ, выкрашенный в желтый цвет. // По пятницам он носил красный плащ и чалму.

 

У него был ларчик, а в нем зеркало, гребень из слоновой кости, палоч­ка для сурьмы, ножницы и зубочистка. У него была чаша, охваченная тре­мя серебряными скобами, кубок из камня, называвшийся ал-Михдаб (Таз), также таз для стирки из желтой меди, стеклянная чаша, бронзо­вый таз для мытья и большая миска. Еще у него была кровать и ворсис­тое одеяло.

 

Рассказывают, что посланник Аллаха - да благословит его Аллах и да приветствует!- сказал: "Пользуйтесь  этим индийским алоэ, в нем -семь лекарств". Он также сказал: "Лучшее благовоние -- мускус". Он умащал себя алоэ, в которое добавлял камфару.

 

Рассказывают, что у него был железный перстень, оправленный се­ребром, а на нем надпись: "Мухаммад, посланник Аллаха,- да благосло­вит его Аллах и да приветствует!" Негус подарил ему пару черных сапог без украшений, и он - да благословит его Аллах и да приветствует!- носил их.

 

Вот самый краткий, насколько возможно, рассказ о его рождении, о том, как он был послан пророком, и о его делах. Да благословит его Аллах и да приветствует, да почтит его и превознесет, прославит и воз­величит и да объединит нас в числе его почитателей, дарует нам смерть в его общине и поселит нас посреди его рая милостью своей и велико­душием!

 

Примечания

 

1) В основу перевода положено издание: Ахмад 6. Фарис. Ауджаз ас-сийар ли-хайр ал-башар. Тахкик ва такдим Халил Наджи.- Ал-Маврид. Багдад,  1973, т. 2, № 4, 143- 154. Об Ибн Фарисе см.: GAL, Bd. 1, 130, SBd. I, 197-198; GAS, Bd. 7, 360-361, Bd. 8, 209-214, Bd. 9, 194.

 

2) В  арабо-мусульманской  исторической литературе  в  цепи  ссылок  на передатчиков (иснад) каждое последующее  звено вводится  часто различными  терминами:  хаддасана, ахбарана, анба ана и т. д. Все они переводятся обычно как "рассказал нам" или "сообщил нам". Между тем значения этих выражений не совсем одинаковы. Они отражают раз­личные способы передачи ученых знаний, применявшиеся в мусульманской системе обу­чения. Абсолютно достоверное значение этих терминов пока установить не удается, в предлагаемом переводе сделана попытка передать различные термины согласно разъ­яснениям Ф. Сезгина. См.: GAS, Bd. I, 58-60.

 

3) На самом деле никаких пометок буквой "син" в дошедшем до нас тексте нет. Однако даже  само это упоминание заслуживает особого  внимания,  ибо  является  редким для средневековой арабской литературы примером  такого  близкого к  современному приема выделения вариантов текста.

 

4) Более подробные сведения о всех событиях жизни Мухаммада, кратко упоминаемых в этом сочинении, см. в книге: Большаков. История Халифата.  1.

 

5) Ср. с. 14, где в аналогичном рассказе в "Сире" Ибн  Исхака  / Ибн Хишама  мес­том проживания Бахиры назван сирийский город Босра. Последний вариант легенды бо­лее  распространен. Бахира обычно - христианский монах. Здесь  же  он назван иудеем (правда, сохранен термин "монах-отшельник") и помещен в североаравийский город Тайма',  где действительно жили  иудеи.  Данный  вариант легенды  скорее  всего  является переработкой предания о христианском провозвестнике пророчества Мухаммада в духе более многочисленных легенд об иудейских пророчествах о нем. Ср. в "Сире" Ибн Хишама, с. 17. В  варианте  Ибн  Фариса  сохранилась  и  антииудейская концовка  изначального  рассказа о христианском монахе.

 

6) Дом, Святилище - ал-Ка'ба.

 

7) Кунья - прозвание человека по имени его сына. Мухаммада называли Абу-л-Касим ("отец Касима").

 

8) Ан-Наджаши - негус, правитель христианской Эфиопии, под покровительство кото­рого бежала от преследований  большая  часть  мекканских  мусульман,  среди  них  и  Умм Хабиба.

 

9) В изданном тексте отсутствуют имена еще двух жен Мухаммада - Сафии (упоми­нается на с. 31) и Маймуны. Без них число жен, оставшихся в живых после смерти Мухам­мада, оказывается не девять, а семь.

 

10) Возможно,  имеется  в  виду,  что  каждый из них достиг  зрелого  возраста и имел собственное стадо.

 

11) Барака - имя вольноотпущенницы Пророка Умм Айман, упомянутой в этом же от­рывке текста, здесь приведено по ошибке.

 

12) Насибин  (Нисибин)- город в Северной Месопотамии.

 

13) Малое паломничество ('имра)- сокращенный обряд поклонения ал-Ка'бе и другим мекканским святыням в любое время года.

 

14) Да'уд, Джалут - арабские формы имен Давид и Голиаф.

 

15) Изар - вид  одежды: набедренная  повязка или  накидка. В мусульманском куль­те белый изар - ритуальная одежда, обязательная  при совершении паломничества.  Сле­дующие далее в тексте переводы названий одежд и предметов быта весьма условны. Для некоторых практически не существует  точных русских соответствий. Другие отражают реалии, сейчас уже непонятные даже составителям арабских толковых словарей.

 

"Хрестоматия по Исламу". Переводы с арабского, введения и примечания. Москва, "Наука", 1994 г.

 

 

Айдын Али-заде ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ПРАВЕДНЫХ ХАЛИФОВ (краткий пересказ избранных глав "Истории Ислама от Адама до наших дней" Махмуда Шакира и комментарии)

Период правления Праведных халифов (1) охватывает исторический отрезок времени всего в 30 лет. Всего за это время сменилось 4 халифа, которые были ближайшими сподвижниками Пророка Мухаммада, правление которых полностью соответствовало его наследию, и они были последовательными проводниками всех идеалов Ислама. Такого идеального соответствия власти Божественным порядкам не было отмечено в более поздней истории Ислама, за исключением примера отдельных правителей, например, Омеййадского халифа Омара ибн Абдулазиза.

1. ХАЛИФАТ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ПЕРВОГО ХАЛИФА АБУ БАКРА

Избрание Абу Бакра халифом

После смерти Пророка Мухаммада появилась острая необходимость срочного избрания лидера, который сумел бы взять ситуацию в Медине и других местах Аравии под контроль. Дело в том, что там появилась реальная угроза дестабилизации положения. Кроме того, многие бедуины, принявшие Ислам были еще слабы в вере, а многие вообще не понимали сути религии и приняли ее лишь внешне. Именно поэтому, спустя небольшое время после смерти Пророка началось массовое отступничество от Ислама, которое вошло в историю как Ридда.

Мединские ансары (2) остерегались кочевых бедуинов, которые находились в окрестностях города. Ведь они приняли самое активное участие в исламском движении, приняли у себя Пророка, являлись главной его опорой. Именно в Медине было провозглашено первое в истории мусульманское государство, посредством которого были подчинены все арабские племена этого региона.

Помимо опасений попыток реванша со стороны арабских племен, мединцы опасались того, что мекканские мухаджиры (3), после смерти Пророка, покинут их и вернутся в Мекку, оставив их один на один со своими проблемами.

Все эти аспекты утвердили их во мнении, что они ответственны за судьбу молодого мусульманского государства. В связи с этим они в срочном порядке собрались на месте собрания (сакифы) мекканской семьи Бану Саида. Там в основном собрались хазраджиты (4), составлявшие большинство ансара. Все они единогласно выступали выдвижения халифом своего лидера Саада ибн Убады.

Что же касается мухаджиров, то часть из них находилось далеко от места этих событий, другие были заняты подготовкой к похоронам Пророка, третьи были в состоянии шока от известия о смерти Пророка. Некоторые из мухаджиров не допускали и мысли об избрании в этих условиях халифа, считая, что это может быть объектом противоречий среди мусульман.

Узнав о собрании ансаров в сакифе Бану Саида, группа мухаджиров срочно пришла к Омару ибн Хаттабу и поставила его в известность об этом событии. Омар не ожидал такого стремительного развития событий после смерти Пророка и после кратковременных размышлений и колебаний обратился к Абу Бакру, и они вместе направились в сакифу Бану Саида. По пути они встретили Абу Убайду Амира ибн аль-Джарраха и уговорили его пойти туда вместе с ними. Затем они встретили двоих ансаров, которые объяснили им, что нет вреда от собрания ансаров и посоветовали им, чтобы и мухаджиры собрались на аналогичный совет между собой. Однако Абу Бакр, Омар и Абу Убайда продолжили путь и дошли до сакифы Бану Саида, где решался вопрос Халифата.

Все эти события говорят о том, что между ансарами и мухаджирами не было никаких разногласий. Ансары собрались на собрание и не оповестили об этом мухаджиров только потому, что для этого были определенные объективные причины, часть из которых уже была указана выше.

К моменту прибытия в сакифу Абу Бакра, Омара и Абу Убайды ансары уже начали собрание и выдвинули претендентом на халифат Саада ибн Абу Убаду. После этого с речью к присутствующим обратился сам Саад ибн Убада. Он подчеркнул исключительную роль мединцев в деле поддержки Пророка, распространения Ислама, создания первого мусульманского государства и приведения к покорности всех арабских племен. Лейтмотивом этого выступления была озабоченность Саада за судьбу мединцев после Пророка в связи с возможной попыткой реванша со стороны других арабских племен, против которых сражались мединцы во имя идеалов Ислама. Как уже упоминалось, именно этим обстоятельством объясняется срочный созыв этого собрания непосредственно после смерти пророка.

В адрес прибывших представителей мухаджиров, обратился один из ансаров, который предложил им избрать своего лидера, наряду с лидером ансаров. То есть, было предложение о двоевластии в мусульманской общине. Однако такое предложение было неприемлемым и вело к расколу среди мусульман. Поэтому Омар решил взять слово и выступить против этой идеи, однако слово взял Абу Бакр. В своем выступлении он очень подробно остановился на достоинствах ансаров и полностью подтвердил всю ту важную роль, которую они сыграли в истории Ислама. Однако в вопросе о претенденте на руководство мусульманами он настаивал на том, что халиф должен быть из среды Курейшитов, так как арабы не приняли бы никакой другой кандидатуры, ведь Курейшиты были элитным племенем среди них.В конце своего выступления он предложил кандидатуры Омара и Абу Убайды.

В ответ ансары также высказали в адрес мухаджиров самые добрые слова и в целом согласились с доводами Абу Бакра. Они предложили, чтобы халиф избирался поочередно и из среды ансаров, и из среды мухаджиров. Из этого следует, что ансары понимали необходимость привлечения к власти мухаджиров.

Однако на тот момент перед ними встал другой вопрос. Дело в том ,что к моменту прибытия на собрание Абу Бакра, Омара и Абу Убайды ансары уже выразили свою покорность и присягнули (сделали беат) Сааду ибн Убаде и избрали его халифом и он должен был приступить к своим обязанностям. Однако первенство должно было быть за мухаджирами. То есть была допущена ошибка, которую нужно было срочно исправить с приемлемыми для всех условиями. Однако эту сложную задачу нужно было осуществить очень осторожно и деликатно, ведь Саад ибн Убада был лидером ансаров. В противном случае это означало бы начало бунта против избранного общиной халифа и грозило потрясениями в обществе. Поэтому шаг назад должен был быть предпринят постепенно.

Затем слово взял Омар. Он повторил, что халифом обязательно должен быть представитель курейшитов, иначе никакого другого халифа арабы просто не воспримут. А тот, кто выступит против этого, должен быть убит.

В ответ на это ансар Хубаб ибн аль-Мунзир предложил мухаджирам иметь своего лидера, а ансарам своего. Однако Омар возразил ему. Он сказал, что предложение о двоевластии неприемлемо. Арабы будут сопротивляться любому лидеру, который будет не из родного племени Пророка. Но если они увидят человека из его племени, то возражать против него не будут. Далее Омар сказал, что для подтверждения этих слов имеется много доказательств.

После этого резкого выступления Омара, Хубаб стал настаивать на своей точке зрения и призвал ансаров поддержать его. Тогда слово взял представитель мухаджиров Абу Убайда ибн аль-Джаррах и сказал, что ансары поддержали и помогли Пророку, но не они первыми начали борьбу за идеалы Ислама.

Затем слово взял ансар Башир ибн Саад аль-Ансари. Он обратился к ансарам с напоминанием о том, что все великие дела, которые они совершили, были совершены не ради благ этого мира и собственной выгоды, а ради Бога и его Посланника. Затем он напомнил, что Пророк Мухаммад был курейшитом и поэтому его племя должно пользоваться преимуществом и ансары не должны противиться выдвижению их претендента.

Вслед за ним выступил другой ансар Усейд ибн Худайр и также однозначно выступил за кандидатуру одного из курейшитов. Затем он особо остановился на опасности выдвижения халифа от ансаров в связи с вероятностью обострения отношений между ауситами и хазраджитами (5).

Насаи и Хаким упомянули, что в это время слово опять взял Омар и спросил у присутствующих о том, известно ли им о том, что когда Пророк был смертельно болен и не мог возглавлять молитву, он послал вместо себя Абу Бакра? Ему ответили, что это известно всем. В ответ Омар сказал, что никто не имеет права отправить назад того, кого выдвинул вперед сам пророк. Все с этим согласились.

Затем слово взял ансар Зейд ибн Сабит. Он тоже напомнил присутствующим, что Пророк был из мухаджиров, и ансары были его помощниками. Поэтому, по его словам, и сейчас лидером должен стать мухаджир, а ансары опять должны стать его помощниками.

После этого выступил Абу Бакр, который выразил свое удовлетворение дебатами относительно этого важнейшего вопроса. Как только он закончил свою речь, он попросил Омара дать ему свою руку для того, чтобы сделать ему беат (6). Однако Омар в ответ сказал ему, что Абу Бакр является более достойным звания халифа. Несмотря на то, что Абу Бакр, в свою очередь упомянул о том, что Омар более приемлем, чем он, тем не менее, Омар вместе с Абу Убайдой сказали Абу Бакру, что после Пророка никто не может выйти вперед него. Они напомнили ему о том, что именно он был спутником Пророка в пещере Севр (7) и подвергал свою жизнь опастности ради него. Затем они еще раз напомнили ему, что именно его избрал пророк возглавлять коллективную молитву в тот момент, когда он сам был не в состоянии это сделать (8).

Сказав все это Омар взял за руку Абу Бакра и дал ему присягу верности (беат) в качестве халифа. Вслед за ним это сделали Усейд ибн Худайр и Башир ибн Саад. Затем Абу Бакру присягнули все присутствующие, за исключением Саада ибн Убады, который не сделал этого по причине беспокойства и ничего не сказал.

Все эти события однозначно говорят о том, что никаких разногласий между ансарами и мухаджирами не существовало. В вопросе о лидере мусульман после Пророка имела только место небольшая ошибка со стороны ансаров по причине их беспокойства за свою судьбу. Для исправления этой ошибки и отмены кандидатуры первоначально избранного Саада ибн Убады необходимо было предпринять определенные шаги, которыми и являлись все эти дебаты. Поэтому абсолюно неверны утверждения о том, что будто бы ансары планировали захватить лидерство в мусульманской общине и принизить значение мухаджиров. Что же касается Саада ибн Убады, то он являлся очень уважаемым и влиятельным человеком среди всех сподвижников Пророка. В выдвижении его кандидатуры преследовалась цель большей пользы для общества в условиях беспокойства мединцев за свое будущее.

Это событие произошло в день смерти Пророка Мухаммада 12 раби (I) 11 года хиджры.

На второй день со дня своего избрания халифом Абу Бакр, пригласил весь народ на намаз. На минбар поднялся Омар и выступил перед ними с речью, в которой он еще раз упомянул о достоинствах Абу Бакра и призвал всех собравшихся горожан дать ему присягу покорности (беат) в качестве первого халифа. Народ принял этот призыв и Абу Бакр Сиддик стал первым Праведным халифом. Ему еще раз прилюдно присягнули те, кто уже присягал ему на собрании у Бану Саида.

После этого Абу Бакр обратился к народу с речью. Он попросил собравшихся быть покорными и помочь ему в деле управления государством.

Абу Бакру присягнули (сделали беат) все, за исключением тех сподвижников, которые были заняты подготовкой похорон Пророка Мухаммада. Но после завершения этих дел и они тоже присягнули халифу. Только Саад ибн Убада несколько запоздал с выражением покорности Абу Бакру, однако потом и он присягнул ему. Спустя короткое время после этого, он уехал в Сирию и пал там смертью мученика (шехида) там в одном из сражений.

Что же касается того, что будто бы Абу Суфьян старался уговорить Али ибн Абу Талиба и Аббаса не подчиняться Абу Бакру, то эти повествования не имеют серьезной основы (9). Ведь Абу Суфьян принял Ислам в связи с тем, что у него не оставалось больше другого выхода. Естественно, что Али и Аббас, которые были ветеранами среди сподвижников и крепкими в вере людьми не могли послушаться его. Поэтому вероятность того, что Абу Суфьян вообще мог высказать им такое предложение, ничтожна. Кроме того, сам Абу Бакр мог сурово спросить с него за подобную провокацию, однако и такого факта в истории не отмечено. Все это означает, что имеется большая вероятность того, что эта история является выдумкой некоторых поздних повествователей.

Не соответствуют действительности и все разговоры о том, что будто бы пророк завещал после себя Халифат Али ибн Абу Талибу (10). Дело в том, что любое завещание, оставленное Пророком является божественной санкцией. Поэтому ни один мусульманин не посмел бы ослушаться этого, если бы такой факт имел бы место. Такие слухи порочат честь и достоинство всех сподвижников Пророка. Можно ли вообще предположить, что такой преданный и последовательный сторонник Пророка Мухаммада как Абу Бакр, мог проигнорировать это завещание, если оно бы действительно имело бы место? Ведь Абу Бакр на протяжении всей своей жизни неукоснительно соблюдал любые поручения Пророка. А как же мог сам Али ибн Абу Талиб закрыть глаза на все это? Ведь это был тот самый Али, который во имя исполнения любого приказа Божьего посланника шел на смерть и никогда не поступался своими принципами. И если некоторые люди утверждают, что будто бы он на словах признал Абу Бакра, а в душе противился ему, то нужно спросить, когда это сподвижники Пророка были двуличными по отношению друг к другу? Такое предположение приводит к утверждению неискренности Али и других сподвижников, что не соответствует действительности и самой сути мусульманской веры.

Также являются неверными утверждения о том, что Али якобы отказывался присягать Абу Бакру до смерти его жены и дочери Пророка Фатимы (11). Али просто не мог нарушать единства мусульманской общины своим неповиновением халифу на протяжении целых шести месяцев. Он всегда отличался своей искренней и непоколебимой верой, постоянным стремлением к единству мусульман.

Однако, следует отметить, что определенная разница в отношении к проблемам между этими двумя величайшими личностями (Абу Бакром и Али) все-таки произошла. Но это касалось не вопроса о Халифате, а относительно иска дочери Пророка (и жены Али) Фатимы, которая претендовала на наследование территории Фадака (12) и Хайбара, а также доходов с них. Однако халиф Абу Бакр отказался выполнить требование Фатимы, сославшись на хадис Пророка, смысл которого заключается в том, что пророки не оставляют наследства и все оставленное после них имущество передается всей общине (умме). По этому поводу между Абу Бакром, Али и Фатимой, которые не знали об этом хадисе Пророка (13), имело место обсуждение этого вопроса. После этого они больше не возвращались к этому вопросу. Затем Али, на протяжении 6 месяцев, почти не отдалялся из своего дома и не имел возможности помогать Абу Бакру в государственных делах. Причиной этого была болезнь Фатимы, за которой он ухаживал. Это продолжалось вплоть до ее смерти через шесть месяцев после смерти ее отца - Пророка Мухаммада. Но как будет далее отмечено, в вопросах первоочередной важности, Али всегда был вместе с Абу Бакром, как это было в военных действиях мусульман против вероотступников.

Не соответствуют действительности и разговоры о том, что будто бы Фатима обиделась на Абу Бакра и осталась им недовольна (14). Это не соответствует исламским особенностям и специфике взаимоотношений. В Исламе запретные друг другу мужчины и женщины не имеют непосредственных тесных отношений, чтобы можно было судить о том, кто и на кого обиделся (15). Кроме того, почти сразу после смерти своего отца, Фатима тяжело заболела и не имела возможности выходить из своего дома. А Абу Бакр же в это время был халифом и занимался вопросами государственного и общественного значения. Вдобавок ко всему, молодое исламское государство в этот момент переживало тяжелейший период своей истории.

Здесь необходимо отметить, что ни Али, ни Аббас, ни кто-либо из родного клана Пророка - Хашимитов не задержал присягу верности (беат) Абу Бакру. Не подлежит сомнению и отсутствие в Коране какой-либо системы выборов халифов. Точно также несомненно, что и Пророк ничего не сообщал по этому поводу. Просто мусульмане давали присягу верности (беат) Пророку о том, что они будут неукоснительно соблюдать предписания Ислама. При этом все стороны не имели права отступиться от данных ими обязательств. Это относится как к лицам участвующим в беате, так и к обычным гражданам.

Халифат является договором между халифом и мусульманами. Халиф обязуется быть верным Корану и Сунне, соблюдать интересы и защищать имущество мусульман и всего государства. Мусульмане же обязуются уважать халифа, слушаться его и выполнять его приказы (16). Если же халиф выйдет за рамки предписаний Ислама, то народ имеет право более не подчиняться ему. В этом случае мусульмане созывают совет - Арбаб-и Халлю Акд и у него отбираются полномочия главы государства, либо он сам подает в отставку. Так, когда Абу Бакр вступал в должность, в своем обращении к народу он сказал о том, что он обязуется соблюдать все предписания Бога и его Посланника, в противном случае народ имел бы право отобрать его полномочия.

КОММЕНТАРИИ:

(1) Хулафа-и Рашидин. К ним относятся 4 первых халифа - Абу Бакр, Омар, Осман и Али, возглавившие мусульманское государство после смерти Пророка Мухаммада.

(2) Сподвижники Пророка Мухаммада из числа мединцев.

(3) Сподвижники Пророка Мухаммада, которые переселились в Медину при хадже из Мекки.

(4) Мединские ансары были представлены двумя племенами - хахрадж и авс.

(5) В доисламский период эти два основных мединских племени были враждебны друг другу и между ними постоянно вспыхивали кровавые столкновения. После принятия ими Ислама, приглашения Пророка Мухаммада в город и покорения ему, эти межобщинные столкновения были ликвидированы. Однако в случае избрания халифом мединца, могла возникнуть опасность возобновления забытой вражды между этими племенами, так как избранный мединец должен был бы быть представителем либо ауситов, либо хазраджитов.

(6) То есть присягнуть и выразить покорность ему как халифу.

(7) В этой пещере Пророк Мухаммад вместе с Абу Бакром скрывались от преследующих их мекканских язычников во время их переселения (хиджры) в Медину. Упоминание об этом содержится в Коране (9:40).

(8) Возглавивший молитву человек стоит впереди всех (имам). Имеется ввиду, что это назначение пророка и является указанием на Абу Бакра как на лидера мусульман после него.

(9) Об этом писали многие историки, например, Табари "Тарих", т. 3. Египет, 1326, стр. 202-203.

(10) Прямое назначение Али ибн Абу Талиба халифом со стороны Пророка Мухаммада является основным догматом шиизма (напр. см. С. А. Ш. Амили "Ан-Нассу валь-Иджтихад" Кум, "Ситара", 1420, стр 65). Ортодоксальное суннитское богословие отрицает этот догмат.

(11) Некоторые мусульманские историки (напр. Йакуби. "Тарих", т.2, Бейрут, 1379, с. 124) упоминали о том, что Али не отказывался присягать Абу Бакру как халифу на протяжении некоторого времени. Это обстоятельство в особенности подчеркивается шиитскими богословами. Однако многие ортодоксальные суннитские богословы отрицали достоверность этой истории. В частности, в сборниках Бухари (Фадаилу'ль-Асхаб 12) и Муслима (Джихад 53 /1759/) упоминается хадис о том, что Зухри не подтвердил заданный ему вопрос об отказе Али от повиновения Абу Бакру в течение шести месяцев и заявил, что из Хашимитов никто не задержал присягу верности халифу (Canan I. Kutub-I Sitte (tercume ve serhi), c. 2, Ankara, Akcak, 1995, s. 474).

(12) Фадак - оазис на севере Хиджаза возле Хайбара. После завоевания этих земель мусульманами, часть доходов оттуда шла на благотворительные цели, в том числе, при необходимости, на содержание Пророка и членов его семьи.

(13) Это наиболее распространенное мнение ортодоксальных суннитских ученых (см. Canan I. Kutub-I Sitte (tercume ve serhi), c. 2, Ankara, Akcak, 1995, s. 476).

(14) Согласно хадису, переданному Аишей, после отказа Абу Бакром передать Фатиме Фадак и Хайбар, она на него обиделась и не разговаривала с ним на протяжении 6 месяцев до своей смерти. Этот хадис приводится у Бухари и Муслима. Однако, согласно имаму Навави, нет никаких данных о том, что Фатима отказалась приветствовать Абу Бакра (мусульманским приветствием). Более того, он пишет, что у Байхакки приводится история со ссылкой на свидетельство Шаби о том, что во время болезни Фатимы, ее посетил Абу Бакр. Они (вместе с Али) имели теплую беседу с ней и никаких проблем между ними не было. (Canan I. Kutub-I Sitte (tercume ve serhi), c. 2, Ankara, Akcak, 1995, s. 477). Далее имам Навави писал, что слова "Фатима перестала говорить с Абу Бакром", упоминаемые в названном хадисе, следует понимать в том смысле, что "по этому вопросу у нее больше не было никаких требований" (там же).

(15) На версии обиды Фатимы на Абу Бакра настаивают шиитские богословы. С. А. Ш. Амили подвергает сомнению свидетельство Абу Бакра относительно хадиса, запрещающего право наследования пророка и намекает, что он сознательно мучил дочь Пророка (С. А. Ш. Амили "Ан-Нассу валь-Иджтихад" Кум, "Ситара", 1420, стр. 144).

(16) Шиитская концепция о верховной власти в государстве отличается от ортодоксальной сунниткой. В ее основе находится доктрина об Имамате. Шиитские богословы полностью отрицают возможность решения вопроса о верховной власти в Халифате со стороны народа, либо же собранием доверенных лиц общины (Ахль аль-Хал валь-Акд). Верховная власть в государстве, по их мнению, должна быть определена на основании Божественного повеления, выраженного в воле Пророка. В шиитском богословии верховная власть - это исключительная компетенция Али ибн Абу Талиба и его потомков. "Имамат - это исключительно духовное понятие, которое опирается только и только на Божественную установку и назначение Пророка" (Hamadani A. S. Islamda Ceferi meshebi ve Imam Cefer Sadigin buyruglari. Baki, "Elm", 1991, s. 52).

Заслуги и успехи достигнутые Абу Бакром в период пребывания у власти

Несмотря на то, что Абу Бакр был халифом всего лишь 2 года, 3 месяца и 10 дней, ему удалось сделать такие решительные шаги в деле укрепления Ислама и мусульманской государственности, что значение и роль этого великого человека в истории невозможно переоценить. Все эти дела ему удалось сделать в силу своей непоколебимой веры, дальновидности и глубочайших знаний в религии.

К моменту его избрания Халифом Ислам еще не утвердился в сердцах многих арабских племен. Именно о них сказано в Коране:

Бедуины сказали: "Мы уверовали". Скажи [, Мухаммад]: "Вы не уверовали и лишь потому говорите: "Мы предались [Аллаху]" , что вера все еще не вошла в ваши сердца. Если вы будете покорны Аллаху и Его Посланнику, Он нисколько не умалит [воздаяния] за ваши деяния, ибо Аллах - прощающий, милосердный". (Коран 49: 14).

Бедуины - упорнейшие в неверии и лицемерии и наиболее склонные не принимать предписаний, ниспосланных Аллахом Своему Посланнику. Ведь Аллах - знающий, мудрый. (Коран 9: 97).

Среди бедуинов есть и такие, которые считают убытком то, что расходуют [на борьбу во имя Аллаха], и выжидают [неблагоприятных] для вас поворотов судьбы. Да постигнут их [самих] превратности судьбы! Воистину, Аллах - слышащий, знающий. (Коран 9: 98).

Среди бедуинов, которые живут вокруг вас , а также среди жителей Медины есть мунафики (лицемеры), которые упорствуют в [своем] лицемерии. Ты [о, Мухаммад], не распознаешь их, Мы же знаем их [хорошо] и накажем дважды . А затем они будут подвергнуты великому наказанию [в будущей жизни]. (Коран 9: 101).

Лицемерие и двуличие имело место еще при жизни Пророка Мухаммада. Многие внешне показывали себя мусульманами, но не имели признаков веры в своих душах. Таковыми были многие арабы-бедуины. Обо всем этом Аллах сообщил своему Пророку и предупредил его о грядущей ридде (вероотступничестве) с их стороны. Ридда как массовое явление началась еще при жизни Пророка. Так, в Йемене Аль-Асвад аль-Анси, в Йамаме Мусайлиматуль-Каззаб, в Неджде Тулайхатуль-Асади объявили себя "пророками". Однако они не осмеливались предпринимать какие-то активные действия, зная, что мусульмане выступят против них. Но как только повсюду распространилось известие о смерти Мухаммада они перешли к активным действиям. Однако явление ридды на этом не ограничилось. С момента смерти Мухаммада стали обнаруживаться признаки двуличия многих арабов-бедуинов. Они заявили о возвращении к периоду языческого невежества (1). Верными Исламу и не совершившими отступничество оказались только мекканцы, мединцы и таифцы.

Как только Абу Бакр пришел к власти, эти племена муртадов (вероотступников) послали к нему делегации с требованием освободить их от выплаты закята (2) . Они считали закят незначительным деянием (с точки зрения веры) и были уверены, что халиф Абу Бакр согласится с ними и удовлетворит их требование. Они даже не задумывались о том, что этот налог был обним из совершенно ясных предписаний Аллаха и исламское государство в этом вопросе не могло идти ни на какой компромисс (3). Это означало бы начало отхода от основ религии. Ислам является единым целым вместе с разрешенными и запрещенными предписаниями, приказами.

Однако главной причиной вероотступнических требований бедуинских племен была уверенность в том, что Абу Бакр согласится с их предложениями по причине его слабости. Дело в том, что в Медине в тот момент было недостаточно военных сил и бедуины считали, что сумеют в случае необходимости одолеть их своими силами. Однако они глубоко заблуждались. Дело в том, что Абу Бакр обладал такой несокрушимой верой, что никогда не мог пойти ни на какой, даже самый незначительный, компромисс в вопросах религии. Как только он выслушал эти требования он сразу объявил, что пойдет войной на вероотступников. Но с другой стороны он настаивал на походе против Византии отряда под командованием Усамы ибн Зейда (4). Однако, в этом случае у Абу Бакра не оставалось достаточно сил для войны с вероотступниками. Но затем эта проблема была решена.

Усама был сыном вольноотпущенника Пророка Мухаммада Зейда ибн Харисы. Пророк очень любил Усаму и его отца, который пал смертью мученика в битве при Муте (5). В ответ на это Пророк начал сбор нового отряда, который должен был выступить против византийских войск и нанести удар с того же места. Была объявлена мобилизация и в отряд вступили многие мухаджиры, в том числе Омар. Пророк приказал им следовать в местность под названием Балка, которая находится в южной Палестине возле Газзы. Однако в этот момент Пророк умер и по этой причине Усама не отдал приказа к выступлению в поход. По прошествии 3-х дней после своего избрания халифом, Абу Бакр приказал бойцам отряда выступить в поход на намеченную цель, в соответствии с волей Пророка. Однако как только он проводил их и вернулся в Медину, Омар обратился к Усаме с просьбой пойти к Абу Бакру и попросить его не посылать армию на византийцев. Дело в том, что Омар опасался за судьбу халифа, так как в отряде были представлены многие сподвижники и в это смутное время их отсутствие в Медине могло быть опасным для Абу Бакра. В принципе и солдаты придерживались того же мнения, так как они тоже внимательно следили за развитием событий в Аравии после смерти Пророка.

В это же время ансары, которые также собирались выступить в поход попросили Омара, чтобы он передал Абу Бакру их просьбу о том, чтобы в случае выступления в поход он назначил над ними более опытного и взрослого командира чем Усама (ему было всего неполных 18 лет). Однако, конечно же Абу Бакр, ни за что не заменил бы Усаму, так как он был назначен командиром самим Пророком. Именно это и было его ответом Омару, когда тот передал ему просьбу ансаров.

Тогда Абу Бакр опять приехал к войскам и призвал их еще раз выступить в поход и выполнить волю Пророка. Часть пути он прошел с ними вместе. Он шел пешком, а Усама был на лошади. Когда он из уважения к халифу хотел сойти с лошади и уступить ему место, тот отказался и сказал, что каждый шаг мусульманина сделанный в джихаде Аллах даст семьсот вознаграждений (хасанат) и простит ему семьсот грехов.

Затем Усама попросил Абу Бакра дать ему в помощники Омара и тот удовлетворил эту просьбу. После этого халиф Абу Бакр обратился к войскам с речью, в которой он призвал их сражаться во имя Аллаха. Он еще раз напомнил им, чтобы они не совершали предательства, не излишествовали, не убивали тех, кто намерен сдаться им в плен, не убивали женщин, детей, стариков, не совершали зверских убийств, не поджигали деревья и не срубали их, не трогали отшельников. После этой речи он обратился к Усаме и поручил ему, чтобы он в точности выполнил все приказы, которые дал ему Пророк относительно этого похода.

Наконец, армия выступила в поход и дошла до того места, куда им было указано Пророком. Усама ибн Зейд пошел на племя Хузаа, затем напал на Абиль и захватил много трофеев. Вся эта военная экспедиция заняла сорок дней без учета времени потраченного на дорогу туда и обратно.

В целом отправка боеспособных войск на военные действия вдалеке от Медины было очень опасным и рискованным шагом в той сложнейшей обстановке. Однако несмотря на все это Абу Бакр не испытывал и тени сомнения в необходимости этой операции потому, что это было приказом Пророка. Этот шаг показал смелость Абу Бакра, его бесстрашие перед лицом опасности и, наконец, его искреннюю веру в Аллаха и преданность Пророку. Он нисколько не сомневался в успехе этого дела только потому, что это было завещанием Пророка, которого он безгранично любил.

Как показали последующие события, этот поход действительно пошел на пользу мусульманам. Он укрепил их боевой дух и веру в свои силы после смерти Пророка, перед лицом великих испытаний. С другой стороны этот поход отрицательно подействовал на настроение вероотступников (муртадов) и лицемеров (мунафиков), которые оказались после этого морально подавленными и начали сомневаться в собственных силах.

Войны против вероотступников

После отправки армии Усамы в поход Абу Бакру было важно продержаться до их возвращения. С этой целью он начал принимать делегации племен и отправлять к ним своих представителей. Этим самым он тянул время. Но, тем не менее, некоторые группы вероотступников (муртадов) задумали воспользоваться отсутствием в Медине авангарда мусульманских войск, посланных в византийском направлении, и захватить город. Всего через 3 дня после отправки Абу Бакром армии Усамы на фронт Медина подверглась нападению. Нападавшие были уверены в своей безнаказности в связи с отсутствием в городе достаточных сил для отпора их нападению.

Нападение осуществилось со стороны Зуль-Хиссы. Но там они столкнулись с мусульманским отрядом, бойцы которого срочно донесли это известие Абу Бакру, который в этот момент находился в мечети. Он приказал тому отряду продержаться до подхода подкреплений, а сам срочно собрав войска прибыл им на помощь. Нападавшие были вынуждены отступить. Абу Бакр преследовал их и встретился с их главными силами.в Зуль-Киссе. Однако те захватили господствующие позиции и боевые действия могли приобрести затяжной характер. Кроме того, в то время было нецелесообразным продолжение конфликта и поэтому мусульмане вернулись в Медину. В это время лицемеры (мунафики) запросили помощь от своих единомышленников из Зуль-Киссы. Тогда Абу Бакр в мединской мечети собрал свои силы и под прикрытием ночи выступил против них. Правым флангом войск командовал Нуман ибн Мукаррин, левым - его брат Абдулла ибн Мукаррин, а центром - их третий брат Сувейд ибн Мукаррин. Нападение мусульман было настолько неожиданным, что противники растерялись и в панике бежали. Абу Бакр преследовал их до Зуль-Киссы. Там он оставил отряд под командованием Нумана ибн Мукаррина, для защиты от дальнейших нападений, и вернулся в Медину.

Эта победа положительно сказалась на настроении мусульман и подняла их моральный дух. Племена, которые остались верными Исламу еще более укрепились в вере. В это время пришло еще одно радостное известие: Ведающий финансами халифата Сафван ибн Сафван принес закят от племени Бану Амр. Он вошел в Менину через защищаемые Садом ворота. Затем Забрикан ибн Бадр принес закят от племени Бану Авф и вошел в Медину в ту же ночь через ворота, охраняемые Абдурахманом ибн Авфом. Адий ибн хатам также принес закят от племени Тай и вошел в город через ворота, охраняемые Абдуллой ибн Масудом. Это событие произошло через два месяца после отправки на фронт армии Усамы. Спустя еще десять дней пришло еще одно радосное известие: армия Усамы вернулась с победой и большим количеством трофеев. Абу Бакр приказал войскам отдохнуть, оставил Усаму вместо себя в Медине, а сам решил отправиться со своим отрядом против лицемеров (мунафиков) и вероотступников (муртадов). В это время, мусульмане, опасаясь за его жизнь попросили его не рисковать своей жизнью и отправить на передовую кого-нибудь вместо себя. В частности к нему обратился Али ибн Абу Талиб, который предложил ему вернуться в Медину и выразил опасение, что если с Абу Бакром что-либо произойдет, то будет очень сложно установить исламский порядок. Однако халиф был тверд в своем решении, и выехал в направлении Зуль-Хиссы и Зуль-Киссы. Там он снова соединился с силами Нумана ибн Мукаррина. Затем они вошли в местность Аль-Абрак и перешли к боевым действиям против лицемеров (мунафиков) с позиции Рамза. Мунафики были разбиты и бежали. Абу Бакр вернулся в Медину.

В это же время снова в Медину привезли закят, собранный с племен. В связи с этим казна мусульманского государства пополнилась дополнительными средствами. Армия Усамы также отдохнула после похода и была готова к новым сражениям. Из всех бойцов, имевшихся у него в распоряжении, Абу Бакр составил 11 боевых отрядов. Командиры этих отрядов и их задачи были следующие:

1. Халид ибн Валид: Он должен был выступить против лжепророка Тулейхи ибн Хувайлида аль-Асади в Неджде. После выполнения этой задачи он должен был пойти против Малика ибн Нусайра аль-Йарбуи ат-Тамими в местности Аль-Баттах.

2. Икрима ибн Абу Джахль: Он должен был выступить против лжепророка Мусейлиматуль-Каззаба, который был лидером племени Бану Ханифа в Йамаме.

3. Шурахбил ибн Хасана: Был отправлен Абу Бакром в Йамаму для поддержки войск Икримы ибн Абу Джахля.

4. Мухаджир ибн Абу Умеййа: Абу Бакр отправил его в Йемен против лжепророка Аль-Асвада аль-Анси.

5. Амр ибн аль-Ас: Был послан против племени Хузаа

6. Халид ибн Валид ибн аль-Ас: Был послан к восточной стороне Дамаска.

7. Хузайфа ибн Мухсин: Халиф приказал ему выступить против народа Деба.

8. Арфаджа ибн Харсама: Был послан в Махру, а затем должен был соединиться с силами Хузайфы.

9. Тарифа ибн Харджиз: Абу Бакр отправил его против племени Бану Сулейм и союзного с ними племени Хавазин.

10. Сувейд ибн Мукаррин: Был послан для подавления мятежа в местность Тихама в Йемене.

11. Аль-Ала ибн аль-Хадрами: Он вышел в походв направлении Бахрейна.

Сам Абу Бакр, во главе армии пошел против племен Абс и Зубйан, которые располагались в Аль-Абраке, и в местности Рабза нанес им поражение. Затем он пошел в местность Бузаха для приведения к покорности оставшихся представителей этих племен. В этой же местности находился и лжепророк Тулейха ибн Хувайлид аль-Асади.

Тем временем, выполняя приказ Халифа, Халид ибн Валид вошел в местность, населенную племенем Тай. Однако здесь был лидер этого племени Адий ибн Хатам, который запросил у Халида 3 дня времени для того, чтобы он мог уговорить свой народ к покорности. За это время племя Тай полностью покорилось Халиду ибн Валиду. После этого он пошел в направлении Бузахи. Там погибли его командиры Оккаша ибн Мухсин и Сабит ибн Аркам. Однако вражеские силы племени Фазара во главе с Уйайной ибн Хосном были разгромлены. Уйайна бежал. В результате этих событий также бежал в Сирию лжепророк Тулейха.

Лжепророк Тулейха совершил вероотступничество и выступил против мусульман еще при жизни Пророка Мухаммада, который послал против него войска во главе с Дарраром ибн аль-Азваром. Вероотступники (муртады) бежали в Сухайру и постепенно слабели. Однако после смерти Пророка Мухаммада они опять усилились. Племя Гатафан также, как и Уйайна ибн Хосн, поддержало Асадитов. Они заключили союз с племенем Тай. Когда Асадиты стали союзниками Гатафанцев, Даррар не сумел держать ситуацию под контролем и бежал в Медину, а его войска разошлись. Но в то время, когда Халид ибн Валид привел к покорности врагов в Бузахе, Асадиты, Амириты и Гатафанцы вновь вернулись в Ислам.

Завершив свою миссию в этом районе, Халид ибн Валид, по приказу халифа, двинулся в Битах против одной из ветвей племени Тамим, которое называлось Бану Йарбу. Их возглавлял Малик ибн Нувайра.

Внутри самого племени Тамим были раздоры. Именно по этой причине они подверглись нападению со стороны одной женщины по имени Сиджах, которая была из племени Бану Таглиб. Часть тамимцев пришли с ней к согласию, остальные бежали. Потом она пошла на Йамаму. В это время там находился лжепророк Мусейлима со своими сторонниками. Он испугался этой женщины, и они пришли к согласию и даже поженились. Однако были вместе лишь три дня. Затем она вернулась к своему племени. Там она, подобно Мусайлиме, объявила себя пророчичей. Затем ее поддержали некоторые тамимиты и она заключила мир с Мусейлимой с условием, что половина доходов Йамамы будут принадлежать ей. Затем она вернулась к себе. Однако к тому времени мусульмане установили контлоль над этими территориями и она приняла Ислам.

Когда она вновь вернулась в Аравию, в среде тамимитов возникли разногласия и они не захотели подчиниться снова этой женщине. Спустя некоторое время сюда вошла армия Халида ибн Валида. Он арестовал лидеров тамимитов и убедился в том, что одной из ветвей этого племени Бану Йарбук они правили незаконно, не обладая на это правами. Тогда Халид казнил их.

Как уже было упомянуто, Икрима ибн Абу Джахль получил приказ наказать лжепророка Мусайлиму. С этой целью он направился в Йамаму. Следом за ним следовал Шурахбил ибн Хасана. Но Икрима далеко его опередил и его войска вступили в сражения с силами племени лжепророка Мусейлимы - Бану Ханифа. Но потерпели от них поражение. Шурахбил же ожидал подкрепления. В это время Абу Бакр послал Икриме поручение что бы тот, после завершения карательной операции против мятежников в этой местности, пошел на вероотступников Омана и соединился там с силами Хузайфы ибн Мухсина и Арфаджи ибн Харсамы. А затем они дожны были соединиться с войсками Мухаджира ибн Абу Умеййи, который должен был завершить операцию в Йемене и подойти к ним со стороны Хадрамаута.

Тем временем Халид ибн Валид после своего похода вернулся в Медину и попросил у Абу Бакра прощения за допущенные ошибки. Тот хорошо принял и выслушал его, а затем приказал срочно выступить против лжепророка Мусайлимы. Халид сразу выехал вк своим войскам, которые находились на позиции в Битахе и снова возглавил их. Затем он начал дожидаться подкрепления. Как только подкрепление подошло, Халид выступил против Мусейлимы. Войдя в Йамаму он обнаружил, что Шурахбил ибн Хасана, прибывший сюда ранее, внезапно перешел в наступление против противника, но, в связи с тем, что он не дождался подкрепления, потерпел поражение. Однако в среде племени Бану Ханифа, с которыми воевал Шурахбил, было меньшинство, которое осталось верными Исламу и помогало ему. Их возглавлял Салама ибн Асал. Когда Халид ибн Валид прибыл сюда, он пожурил Шурахбила за его поспешность в проведении военной операции.

Тем временем лжепророк Мусайлима собрав свои силы перешел в наступление против мусульман со стороны Акрабы и Джубейля (ныне Вади Ханифа). В ответ Халид также начал движение со стороны дороги Тувавк. Правым и левым флангами армии мусульман командовали Зейд ибн Хаттаб (6) и Абу Хазайфа ибн Утба. Знаменосцем мухаджиров был вольноотпущенник Абу Хузайфы Салим, а ансаров - Сабит ибн Кайс ибн Шеммас. В это же время с северной стороны (со стороны Мелхема) к Акрабе подошел Даррар ибн аль-Азвар. Сражение началось и вначале проходило с преимуществом вероотступников (муртадов), которые значительно потеснили мусульман. Однако затем мусульмане перехватили инициативу и нанесли поражение противнику. Лжепророк Мусейлима пытался скрыться с группой своих сторонников, но ему это не удалось. Все они были убиты. Однако и потери мусульман были большие. В этой битве пали смертью мучеников за веру (шехидов) многие видные деятели Ислама, такие как Зейд ибн Хаттаб, Сабит ибн Кайс и др.

В Омане Лакиту ибн Малику аль-Йезди также удалось потеснить мусульман. Находившиеся здесь мусульманские войска под командованием Джафара и Убада были вынуждены отступить в горы и на побережье. Джафар обратился к Абу Бакру с просьбой о помощи. Абу Бакр же отправил в Оман Хузайфу ибн Мухсина, Афраджу ибн Харсаму в Махру. Они оба должны были начать военные действия с Омана и встретиться там с войсками Джафара и Убада. Следом за ними туда же был послан Икрима ибн Абу Джахль, который до этого потерпел поражение в Йамаме и обратился к халифу Абу Бакру с просьбой о том, чтобы тот отправил его в Оман.

Получив инструкции от халифа, Икрима поспешил за Хузайфой и Афраджой, и встретился с ними до того, как они вошли в Оман. Там они встретились с Джафаром и Убадом, составили совместный план действий и подошли к местности под названием Саххар. В это же время и противники собрались в Дебе. Ими командовал Лакит. Здесь между сторонами начались ожесточенные сражения. Положение мусульман было настолько сложным, что если бы к ним на помощь не подоспели подкрепления из Бахрейна и некоторых других регионов, то они были бы разгромлены. Однако в конце концов мусульмане победили и захватили много трофеев, пятую часть которых отправили в государственную казну. Хузайфа остался в Омане для управления этой областью. Икрима же вернулся в Махру. Здесь народ также совершил иртидат (вероотступничество), но.разделился на две части. Одна часть под предводительством некоего Шихрита составляло меньшинство и располагалась на побережье. Икрима начал с них. Прежде всего он пригласил их в Ислам. Когда они приняли это предложение оставшаяся часть вероотступников лишилась сил. Тем не менее, они объединились вокруг некоего Мусбиха, но в кратчайшие сроки были разгромлены. Пятую часть трофеев, после этой победы, Икрима отправил с Шихритом в Медину.

В Йемене также каждая область имела своего лидера. Как уже было сказано, там некий Асвад аль-Анси еще при жизни Пророка Мухаммада объявил себя пророком. Тогда Мухаммад отправил сюда послания и своих представителей. Однако затем он умер йеменцы нарушили договоренности. Назначенные Пророком Мухаммадом в Йемен наместники Амр ибн Хазм и Халид ибн Саид ибн аль-Ас были вынуждены вернуться в Медину. Тогда халиф Абу Бакр начал принимать против них меры. Прежде всего он попытался закончить конфликт мирно. Он пригласил йеменцев в Ислам и призвал прекратить сопротивление. Затем он отправил наместника Мекки Аттаба ибн Усайда и его брата Халида ибн Усайда в йеменскую область Тухаму, чтобы покарать вероотступников. Этот поход был успешным и противник был разгромлен. Также в Таиф был послан Осман ибн Абуль-Ас, а в Шунуу - Ибн Рабиа. Эти области также были приведены к покорности.

Затем в Тухаме взбунтовались племена Ук и Ашари. Против них двинулся Тахир ибн Абу Хала и добился успеха.

В это же время Абу Бакр послал послал Тахира ибн Абу Халу в Сану на помощь тамошним мусульманам, которые оказались в сложном положении. Одновременно, он послал письменное послание Абдулле ибн Севру с приказом мобилизовать войска и ждать его поручений. Кроме того, Абу Бакр отправил в Йемен Мухаджира ибн Абу Умаййу, который выступил туда по мекканской дороге. С ним был Халид ибн Усеййид. По мере продвижения, к ним присоединялись и другие отряды. Этот поход был успешным. Мусульманам удалось разгромить йеменских вероотступников и арестовать их лидеров Амра ибн Мадийакриба и Кайса ибн Ади Йагуса аль-Макшуха. Они были отправлены к Абу Бакру.

В числе вероотступников оказался и народ Хадрамаута. Здесь находились посланные сюда еще Пророком Аккаша ибн Мухсин и Зийад ибн Лебид аль-Байади. Когда начали проявляться первые признаки Ридды (вероотступничества), Пророк назначил туда Мухаджира ибн Абу Умаййу. Но в это время Мухаммад умер и его отъезд был отложен. Пришедший к власти Абу Бакр подтвердил полномочия Мухаджира и тот выехал в Сану. Одновременно туда же выступил отряд Икримы. Они встретились у Мерибы и вместе вошли в Хадрамаут. Войдя туда, они установили контроль над провинцией, а пятая часть добытых трофеев была отправлена Абу Бакру.

Ридда (вероотступничество) охватила и часть населения Бахрейна. Там были два влиятельных племени. Племя Абдулкайс сохранило верность Исламу, а племя Бану Бакр отступилось от веры. Одним из лидеров мусульман здесь был Джаруд. Он ранее был христианином, а затем, встретившись с Пророком Мухаммадом принял Ислам. Джаруд был грамотным человеком и в самый критический момент сумел убедить значительную часть бахрейнцев и они не совершили вероотступничества. Собрав свои силы Джаруд, совместно с посланным сюда Абу Бакром отрядом под командованием Ала ибн аль-Хадрами выступил против вероотступников. Мусульманам удалось разгромить их.

КОММЕНТАРИИ:

(1) Джахилии.

(2) Обязательный налог в пользу нуждающихся мусульман. В то же время, закят - это разновидность поклонения Аллаху посредством имущества и является одним из столпов Ислама. Этот налог взымается в строго определенном шариатом количестве. Малоимущие освобождаются от выплаты закята. (3) Шиитские богословы ставят под сомнение факт отказа арабских племен от выплаты закята и фактически обвиняют халифа Абу Бакра в том, что тот пошел войной на невинных людей. Например, шиитский богослов Шарафутдин Амили пишет, что "Убитые в ходе тех событий не ставили разницы между намазом и закятом. Они просто отказались выплатить закят чиновникам Абу Бакра, так как сомневались в том, что он действительно является политическим наследником Пророка Мухаммада. Конечно же, они были правы в своих действиях и, более того, они сделали богоугодное дело" (С. А. Ш. Амили "Ан-Нассу валь-Иджтихад" Кум, "Ситара", 1420, c. 158-159). Далее автор намекает, что племена, которые по его словам, сомневались в законности Абу Бакра, возможно не стали бы возражать против выплаты закята, если бы у власти был бы Али ибн Абу Талиб. Данная интерпретация рассматриваемых исторических событий находится в полном соответствии с шиитской концепцией об исключительных правах Али ибн Абу Талиба и его потомков на халифат и имамат. В соответствии с этой концепцией, все правители Халифата, включая и трех первых Праведных халифов Абу Бакра, Омара и Османа являются узурпаторами. В то же время, в среде шиитов не все являются приверженцами этих воззрений. Некоторые из них интерпретируют произошедшие в то время исторические события с другой точки зрения. Например, другой шиитский богослов Кашифуль Гита объясняя причину того, почему большинство сподвижников Пророка не избрала Али халифом после смерти Мухаммада писал: "Мы вовсе не утверждаем того, что большинство Сподвижников нашего Пророка не повиновалось ему. Да сохранит нас Аллах от такого заблуждения. Возможно, что эти сподвижники неверно поняли слова Пророка относительно его завещания в пользу Али и сделали это не намеренно. Поэтому, конечно же все, сподвижники Пророка (асхаби-кирам) являются лучшими из людей". (Аятолла Кишифуль Гита "Джафаритский масхаб и его основы" Баку, "Альхуда", 1993, стр. 35.)

(4) Этот отряд был собран еще Пророком Мухаммадом непосредственно перед смертью, для ответа на провокации Византии против мусульман. Однако выступление отряда Зейда ибн Усамы против противника было отложено по причине ухудшения состояния здоровья Пророка. С ними в поход намеревались выступить такие видные сподвижники Пророка как Абу Бакр, Омар, Сад ибн Абу Ваккас и др.

(5) Сражение при Муте (8 г. х.) являлось первым столкновением между молодым мусульманским государством и Византией. Причиной конфликта стало убийство Гассанидским правителем Шурахбилом ибн Амром аль-Гассани (Гассаниды были вассалами Византии) посла Пророка Мухаммада Хариса ибн Умейра, который нес его письмо, предназначенное правителю Бусры (Вакиди. "Китаб уль-Магази", т. 2, Каир, 1965, стр 755). Известие о гибели Хариса ибн Умейра Пророк воспринял с болью и сразу же распорядился собрать армию и отправить ее против Гассанидов (там же), чтобы отомстить за смерть своего посла. Зейд ибн Хариса, был назначен командиром этой армии и погиб в бою с передовыми частями византийской армии.

(6) Это был брат Омара ибн Хаттаба.

НАЧАЛО МУСУЛЬМАНСКИХ ЗАВОЕВАНИЙ

После завершения войн с вероотступниками и установления стабильности в Аравии назрела насущная необходимость военных действий с Персией, которая открыто враждовала с мусульманским государством и поддерживала вероотступников. Византия также периодически провоцировала военные столкновения на севере Аравии. Конечно, война против двух сверхдержав того времени представлялась невозможным для молодого мусульманского государства. Однако непоколебимая и самоотверженная вера мусульман того времени в Аллаха послужила решающим стимулом для начала военных действий одновременно на двух фронтах. Враждебные отношения Персии с Византией также облегчали ведение этих войн войскам Халифата.

1. Военные действия на персидском фронте

В тот период Персия являлась могущественным государством. Ее границы на западе простирались до территории современной Сирии, а на юге до Аравии. Некоторые арабские племена (Бану Таглиб, Бану Бакр, Бану Шейбан, Бану Рабиа и Тай), проживаюшие в районе междуречья Тигра и Ефрата были подданными Персидской империи. Некоторые из этих племен (напр. Бану Таглиб) были христианами.

Халиф Абу Бакр отправил Аль-Мусанну ибн Харису, который был родом из племени Бану Шейбан, для ведения военных действий против Персии. Ранее Аль-Мусанна прославился в боях против вероотступников. Возглавив эту провинцию, он, на протяжении длительного времени, действовал против персов. Однако у него было мало бойцов и ему было крайне сложно воевать с многочисленным противником. Он нуждался в поддержке. Тогда халиф Абу Бакр приказал Халиду ибн Валиду, который к тому времени навел порядок в Йемаме, срочно выступить в Ирак на помощь Аль-Мусанне. Помимо Халида, который должен был подойти к месту боев с юга, Абу Бакр приказал выступить в том же направлении отряду Айада ибн Ганема, который должен был подойти туда же с северного направления. Они должны были встретиться в Хыйре. Командиром войск должен был стать тот, кто первым дошел до этой местности. Это событие произошло в 12 году хиджры.

Халид ибн Валид выступил в направлении Хыйры и обратился к персидскому наместнику Хани ибн Кубайде ат-Таи со следующими словами: "Призываю вас уверовать в Аллаха и поклоняться только ему. Если примите веру, то будете обладать такими же правами и обязанностями, как мы. В противном случае вы должны будете платить джизье. А если вы отвергнете и это, то знайте, что те кто противостоят вам любят и желают смерти так же, как вы любите пить вино". Персы не стали вступать в сражение с мусульманами и предпочли выплатить джизье в размере 190000 дирхемов. В это же время Аль-Мусанна время от времени вел бои против персидского военачальника Хормузана. В местности Убилла силы Халида и Аль-Мусанны объединились и насчитывали около 18000 человек. Помимо этих сил Абу Бакр отправил сюда отряды, под командованием Ади ибн Хатама и Асима ибн Амра ат-Тамими. Халид приказал им прибыть в местность Хайфар. Вскоре и они соединились с основными силами. После этого мусульманские войска встретились в Убилле с персидскими войсками под командованием Хормузана. Сражение окончилось разгромом персом. Хормузан в этом сражении погиб. Это сражение получило название Зату'с Селасил (Цепное), так как перед сражением персы обвязали себя цепями. Халид приказал Мукилу ибн Мукаррину собрать трофеи, а Аль-Мусанне преследовать разгромленного противника. Аль-Мусанна преследовал бежавших персов. В конце концов он настиг и перебил их. Однако никого из мирного населения тех мест мусульмане не тронули.

В это же время сасанидский шах (император) Персии Ардашир отправил против мусульманских войск большую армию в 30000 бойцов под командованием Карина сына Карьяноса. Они достигли местности Мезар, где до них дошла весть о гибели армии Хормузана. В это же время Халид ибн Валид перешел в наступление против них. В разгоревшемся сражении персы вновь были разгромлены, а их командиры Карин, Эношиджан и Кубаз были убиты. Мусульманам достались богатые трофеи.

Персы попытались взять реванш за свои поражения. Одна часть персидских войск выступила в местность Севад, а другая сконцентрировалась близ Кескера. Вскоре к ним на помощь пришли войска под командованием Эндерзы и Бахрама Джазавейха. В это время Халид ибн Валид перешел против них в наступление и персы вновь потерпели тяжелое поражение.

После этих поражений персов, арабы-христиане - подданные персидской империи забеспокоились и выступили к ним на помощь. Узнав об этом, Халид выступил против них. В сражении с ними он разгромил их. Затем Халид вернулся в Хыйру. Здесь он оставил Каку ибн Амра и выступил на помощь Айаду ибн Ганему, который ранее выступил на север Ирака. Он вошел вначале в Феллуджу, а затем в Кербелу. Здесь он оставил Асима ибн Амра и продолжил путь в направлении Анбара, который был взят. Там Халид оставил Забиркана ибн Бадра и двинулся в местность Айну'т-Тарир, население которого состояло как из арабов, так и аджамов (неарабов), и завоевал его. Здесь он оставил Увайма ибн аль-Кахила. Затем он выступил на помощь Айаду ибн Ганему, который в это время находился в местности Девмет уль-Джендел. Когда жители Девмет уль-Джендела узнали, что Халид движется на них, они запросили помощи у Гассанидов, Кальбитов и др. Это были арабские подданные Византийской империи. Однако в решеющий момент они не сумели прийти к согласию и Халиду удалось разгромить их. После этого он вернулся в Хыйру. Мусанна же в это время продолжал военные операции против персов в районе реки Тигр.

Оставив в Хыйре Аль-Акру ибн Хабиса, Халид выступил в местность Айн. Его передовыми частями командовал Аль-Акра ибн Хабис. Отсюда Халид отправил Абу Лейлу в Ханафис ,а Каку в Хусайн. Добившись там успеха, мусульмане выступили в Сену и Мусейл. Разгромив там противника, они направились в Ар-Радаб, который также был завоеван. После этих побед в месяце Рамадан Халид пошел в направлении Фарада, который ныне находится между границ Сирии и Ирака. Здесь персы объединились с византийцами. В этом сражении как персы и византийцы, так и мусульмане понесли большие потери и Халид вернулся в в Хыйру в месяце Зулькада.

После этих событий Абу Бакр отозвал Халида из Ирака и назначил его командующим войск в Сирии.

Завоевание Сирии (Шама)

Когда Халид ибн Саид вернулся в Медину из Йемена, халиф Абу Бакр послал его в Тейму. Прибыв туда он начал мобилизацию в армию тамошних мусульман. Обеспокоенные этим византийцы подняли против них своих арабских подданных из племени Гассанидов, Кальбитов, Танухитов, Лахмитов и Джузамитов. Халид ибн Саид поставил об этом в известность Абу Бакра, который приказал ему выступить против них, не бояться их и уповать на Аллаха. Тогда Халид перешел в наступление. Увидев наступление Халида, противник бежал. Освобожденная от них территория была захвачена армией Халифата. Однако развить успех и продолжить наступление Халид ибн Саид не стал, так как получил приказ Абу Бакра о том, чтобы он дождался подкрепления.

Когда к нему на помощь пришли отряды под командованием Валида ибн Утбы и Икримы ибн Абу Джахля, они вступили в бой с византийскими войсками под командованием Махана и разгромили их. Махан бежал в Дамаск, где он собрал силы и вновь выступил против преследующего его Халида ибн Саида, который увидев явное превосходство сил противника, решил отступить.

В 10-м году хиджры халиф Абу Бакр послал в район боевых действий новые подкрепления. Первым командиром, начавшим широкомасштабное наступление на Шам (Сирию) был Йазид ибн Абу Суфьян, который возглавлял 7 тысячную армию. В этой армии находился и Сухайл ибн Амр. После этого Абу Бакр послал туда и Муавию ибн Абу Суфьяна, который вошел в местность Зиль-Марва, соединился с оставшимися здесь войсками Халида ибн Саида, который после этого был отозван обратно в Медину. Вторым Командующим, посланным в этот регион, был Амр ибн аль-Ас. Он выступил в направлении Палестины. В направлении Урдуна выступил Шурахбил ибн Хасана, а в направлении Хомса - Абу Убайда Амир ибн аль-Джаррах.

Узнав об этом, византийский император Ираклий срочно прибыл в Хомс и оттуда начал отправку на фронт своих войск. Против Амра ибн аль-Аса он отправил своего брата Тзарака, против Йазида ибн Абу Суфьяна - Теодру, против Шурахбила ибн Хасана - Дракоса, а против Абу Убайды - Файкара сына Нестора. Общая численность византийских войск составляла около 240 тыс. человек, в то время, как мусульмане выставили против них всего около 20 тыс. бойцов, не считая 6 тыс. отряда Икримы, который поддерживал их с тыла.

Опасаясь столкновения с многократно превосходящим их противником, командиры мусульманской армии пришли на совет к опытному Амру ибн аль-Асу, который счел нецелесообразным ведение боевых действий одновременно на нескольких направлениях. Он предложил соединить все силы. Он был убежден, что в этом случае мусульмане сумеют противостоять византийской армии. Все собравшиеся согласились с этим и решили собраться объединиться в местности Ярмук, который был удобен для них со стратегической точки зрения. Обо всем этом они известили халифа Абу Бакра. К себе на помощь они позвали также 9 тыс. армию под командованием Халида ибн Валида, который находился в Ираке. Халиду пытались помешать Гассаниды, но ему удалось прорваться с боями к Ярмуку. Таким образом, мусульмане собрали перед решающим сражением 36 тыс. армию, которую возглавил Халид ибн Валид. В этой армии находилось более тысячи сподвижников Пророка и около ста ветеранов сражения при Бадре.

Наконец сражение началось. Но в этот момент из Медины пришло известие о смерти халифа Абу Бакра, которого сменил Омар. Новый халиф распорядился сменить командующего армией мусульман в Ярмуке. Вместо Халида ибн Валида объединенную армию возглавил Абу Убайда.

Кончина Абу Бакра и передача им власти второму халифу Омару

В момент разгара битвы при Ярмуке Абу Бакр тяжело заболел. Чувствуя приближение смерти, он обратился к другим ближайшим сподвижникам Пророка Мухаммада с предложением выбрать себе нового руководителя. Однако те так и не выдвинули ничьей кандидатуры и предложили Абу Бакру самому выбрать своего преемника. Тогда халиф попросил немного времени на обдумывание и посоветовался с Абдурахманом ибн Ауфом, Османом, Саидом ибн Зейдом, Али ибн Абу Талибом и другими авторитетными людьми относительно кандидатуры Омара ибн Хаттаба. Подавляющее большинство поддержали это предложение. Некоторые немногочисленные противники кандидатуры Омара считали, что он не должен быть руководителем государства ввиду его чрезмерной вспыльчивости.

Таким образом, в соответствии с завещанием Абу Бакра вторым халифом стал Омар ибн Хаттаб. Об этом Абу Бакр публично объявил перед народом и все поддержали его выбор. В этот же день Омар принял беат (присягу верности) со стороны народа.

Халиф Абу Бакр умер 22 Джамади (I) 13 года хиджры. Он вел очень скромный образ жизни. Он имел лишь скудное жалование из государственной казны и земельный участок возле Медины. Согласно его завещанию пятая часть этого участка была передана государству в качестве милостыни, а оставшаяся часть поделена между его детьми. Все личное имущество и оставшиеся денежные средства Абу Бакра были также, согласно его завещанию, переданы казне (байтулмал).

ХАЛИФАТ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ВТОРОГО ПРАВЕДНОГО ХАЛИФА ОМАРА (начало в NN 53, 54, 55)

Вступив на должность халифа Омар ибн Хаттаб стал последовательным и решительным продолжателем курса Абу Бакра. Военные действия молодого мусульманского государства с двумя мировыми супердержавами - Ираном и Византией были продолжены и вошли в самую ожесточенную фазу.

Военные действия на западном фронте

Битва при Ярмуке

Как уже было отмечено, халиф Омар возглавил Халифат в разгар решающей битвы мусульманской армии с многократно превышающими их по численности и оснащению армиями Византийской империи и их союзников. Правым флангом войск Халифата командовал Амр ибн аль-Ас, левым - Йазид ибн Абу Суфьян. Между ними располагались войска под командованием Абу Убайды. На крайнем правом фланге находились отряды под командованием Муаза ибн Джабала, а на левом - Наффасы ибн Усамы аль-Кинани. Кавалерийскими отрядами командовал Халид ибн Валид, а пешими - Хашим ибн Утба ибн Абу Ваккас. На передовой части мусульманских войск находился Халид ибн Валид.

Несмотря на то, что мусульманские войска значительно уступали византийцам в численности, их боевой дух был очень высок. Перед сражением с речью к бойцам обратились такие авторитетные люди, как Амр ибн аль-Ас, Абу Хурайра, Абу Суфьян и др. Они говорили об их ответственности перед Аллахом и напомнили им эпизоды из жизни Пророка Мухаммада.

Непосредственно перед сражением Абу Убайда, Йазид ибн Абу Суфьян, Халид ибн Валид и др. встретились с командующими византийских войск Тзараком и Маханом и предложили им либо принять Ислам, либо платить джизье. После их отказа сражение началось.

Византийцы перешли в наступление на правый фланг мусульманской армии. Это были арабские подданные империи - Зубейдиты. Однако встретив ожесточенное сопротивление, были вынуждены отступить. Под ответным натиском мусульман это отступление превратилось в бегство. В этот же момент мусульманская кавалерия под командованием Халида ибн Валида атаковала левый фланг византийских войск. В результате этой атаки византийцы понесли большие потери и были разгромлены. Было убито около 6 тыс. их бойцов.

Именно в этот момент из Медины прибыл гонец с известием о смерти Абу Бакра и передаче Халифата его преемнику Омару. Стало также известно, что новый халиф Омар отстранил Халида ибн Валида от командования мусульманской армией и назначил вместо него Абу Убайду.

В этой битве мусульмане показали невиданные ранее образцы героизма и решимости к победе. Фактически им не было присущ страх смерти. Вдохновленные Божественной религией они так храбро и отчаянно сражались с превосходящими силами византийцев, что противник несмотря на свое многократное преимущество был разгромлен. Значение этой победы в истории Ислама очень велико. Битва при Ярмуке была началом полного поражения такого могущественного государства, как Византийская империя и потери ею всего южного Средиземноморья. В то же время, после этой битвы Халифат заявил о себе не только как о новой сверхдержаве, но и положил начало новой мусульманской цивилизации. Благодаря высокому политическому весу Халифата, началось распространение Ислама, который стал мировой религией.

В битве при Ярмуке героически погибли такие влиятельные среди мусульман люди, как Икрима ибн Абу Джахль, Харис ибн Хишам, Амр ибн Икрима, Салама ибн Хишам, Амр ибн Саид, Аббан ибн Саид, Хишам ибн аль-Ас, Амр ибн Туфайл и многие другие. Такие люди, как Абу Суфьян, Мугира ибн Шаба, Хашим ибн Утба ибн Абу Ваккас, Аль-Ашаз ибн Кайс, Аир ибн Мади Кариб, Кайс ибн аль-Макшух потеряли свое зрение.

Практически каждый воин Ислама геройски и бесстрашно сражался с врагом. Здесь можно упомянуть лишь имена некоторых из них. Это Зубейр ибн Авам, Абу Суфьян, Йазид ибн Абу Суфьян, Малик Аштар и многие другие.

Мусульмане некоторое время преследовали разгромленных византийцев. После того, как в этом регионе практически не осталось византийских войск, жители (Шама) заключили с мусульманами договор.

После победы командующий мусульманской армии Абу Убайда Амир ибн аль-Джаррах в соответствии с полученными от халифа Омара рекомендациями захватил Фахль и Басан.

Взятие Дамаска (Шама)

После великой победы при Ярмуке, взятии Фахля и Басана, командующий исламской армией Абу Убайда отдал приказ двинуться на Дамаск. Сам он возглавил левый фланг войск, центром командовал Халид ибн Валид, а левым флангом Амр ибн аль-Ас. Кавалерией командовал Айад ибн Ганем. В числе командиров был и Шурахбил ибн Хасана. Одновременно Абу Убайда отправил специальный отряд во главе с Зель Келой на позицию между Хомсом и Дамаском, чтобы воспрепятствовать посылке византийцами в этот район подкреплений с северного направления. Для поддержки с тыла основных сил мусульманских войск, окруживших Дамаск, Абу Убайда отправил отряд под командованием Абу Дарды на позиции Барза.

После этих маневров мусульманская армия получила приказ от халифа Омара начать операцию по взятию Дамаска и боевые действия начались. Византийцы в очередной раз, несмотря на большой численный перевес ничего не сумели противопоставить ведомым непоколебимой верой мусульманам. Массовый героизм бойцов исламской армии и отсутствие у них какого-либо страха смерти, повергли в ужас императорскую армию Ираклия.

Операция по взятию города развивалась строго по намеченному заранее тактическому плану. Первым делом, отряды мусульман с боями ворвались в окрестности города и перекрыли подвоз продовольствия. В это же время отряды Халида ибн Валида, Йазида ибн Абу Суфьяна, Абу Убайды, Амра ибн Аль-Аса, Шурахбила ибн Хасана со всех сторон вплотную подошли к городу.

Осада продолжалась около месяца. Наконец, в месяце Раджаб 14 года Хиджры (спустя год после победы при Ярмуке) исламская армия приступила к решающему штурму города. Первым сломил сопротивление византийцев отряд под командованием Халида ибн Валида атаковавшего город под покровом ночи. Его атака была поддержана другими отрядами и город был взят. Причем уличных боев за исключением Халида никто не вел. Население города покорилось мусульманам почти без боя.

После взятия Дамаска халиф Омар приказал командующему Абу Убайде послать часть войск с Халидом ибн Валидом в Ирак для поддержки мусульманских войск, сражающихся против персов под командованием Хашима ибн Утбы ибн Абу Ваккаса.

Закрепив свой успех, Абу Убайда оставил Йазида ибн Абу Суфьяна в Дамаске, Шурахбила ибн Хасана послал в Урдун, а Амра ибн аль-Аса в Палестину.

Став во главе Дамаска, Йазид ибн Абу Суфьян послал Дахью ибн Халифу в Тадмур, а Абу Захру аль-Курайши в Хавран для заключения мира с их населением.

Халид ибн Валид же с севера долины Бекаа вошел в Баальбек, присоединив эти земли в состав Халифата.

Битва при Марджурруме и завоевание Хомса

Тем временем, Абу Убайда получил известие о том ,что византийский император Ираклий отправил для освобождения Дамаска от мусульман большую армию под командованием Патрика Тозры. Он сразу двинул свои войска против него. Туда же подошел Халид ибн Валид. Стороны встретились в Марджурруме (ныне Саббура в Ливане). В этом сражении византийцы потерпели такое сокрушительное поражение, что спастись от смерти сумели лишь немногие из них. В этом сражении Абу Убайда лично встретился в схватке с одним из византийских командиров Шинесом и убил его. Халид же убил Тозру. Остатки разгромленных византийцев бежали в Хомс. Абу Убайда с Халидом преследуя их также подошли к Хомсу и окружили его. Осада была длительной. Наконец, население города решило сдать город мусульманам, заключив с ними договор, подобно жителям Дамаска (предусматривающий выплату ими джизьи).

Завоевание Киннесрина и Кайсарии

После завоевания Хомса Абу Убайда отправил Халида ибн Валида для завоевания Киннесрина. Жителям города вначале удалось вынудить его отступить, однако затем в 15 году Хиджры Халиду удалось взять город. Одновременно с этим Амр ибн аль-Ас начал завоевание прибрежных районов Палестины и изгнание оттуда остатков деморализованных византийских войск.

Тем временем халиф Омар отправил Муавию ибн Абу Суфьяна для подавления сопротивления последнего оплота византийцев в Сирии - города Кайсерии (Цезареи). Муавии удалось разгромить противника и захватить город.

После завоевания Кайсерии Омар приказал Амру ибн аль-Асу двинуться на Аджнадейн (ныне небольшая деревня в Ливане), который являлся важнейшим стратегическим пунктом. Здесь находилась группировка византийских войск, во главе с Артабоном. Кроме этого византийцы имели в этом регионе две крупные войсковые группировки в Рамле и Кудусе (Иерусалиме). Амр дождался подкреплений и разделил их на две части. Одну часть он отправил на Рамлу, другую на Кудус, чтобы не позволить византийцам прийти на помощь Артабону. После этого он окружил византийские войска в Аджнадейне и разгромил их.

Завоевание Кудуса (Иерусалима)

После подавления сопротивления византийских войск командующий Абу Убайда оставив в Дамаске Саида ибн Зейда пошел на Иерусалим, с целью вынудить город к сдаче. Однако жители города заявили о том, что сдадутся только лично самому халифу Омару. Абу Убайда сразу оповестил об этом Омара и тот срочно собрал Сподвижников Пророка для консультации. Али ибн Абу Талиб порекомендовал ему выехать в Иерусалим. Осман же высказался против этого. Однако халиф Омар предпочел мнение Али и оставив его вместо себя во главе Медины выехал вместе с дядей Пророка Мухаммада Аббасом в Иерусалим. В Джабии их встретили Абу Убайда ,Халид и Йазид ибн Абу Суфьян и они все вместе двинулись в сторону города. Омар договорился с жителями Иерусалима об условиях сдачи. Оставшиеся в городе византийские войска должны были в течение 3 дней уйти оттуда. Войдя в Иерусалим с войсками халиф Омар посетил место ночного вознесения Пророка Мухаммада (Мерадж) в Масджид аль-Аксе и совершил там намаз. Затем он распорядился построить в Куббат ас-Сахре мечеть, известную ныне как мечеть Омара.

Завоевание Джазиры

Тем временем византийские войска, при поддержке населения Джазиры окружили мусульман в Хомсе. Как только основные силы армии Халифата узнали об этом, они срочно выступили на помощь осажденным в городе мусульманам. Халиф Омар приказал Саду ибн Абу Ваккасу отправить к Хомсу отряд под командованием Каки ибн Амра. А Айаду ибн Ганему он приказал выступить против Джазиры, которая поддерживала византийцев. Сам халиф Омар также срочно выступил с войсками на помощь Абу Убайде из Медины.

Как только джаририйцы услышали о приближении к их родным местам мусульманских армий, они покинули византийцев в Хомсе и вернулись в Джазиру. Византийцы же, узнав о том, что к ним приближается армия, которую возглавляет лично сам халиф Омар пали духом. Почувствовав это Халид ибн Валид, который находился ближе всех к позициям византийских войск, напал на них. В разгоревшемся сражении враг был разгромлен. Омар узнал об этой победе достигнув Джабии.

Одновременно с этим Айад ибн Ганем вошел в Джазиру, заключил договоры с населением Харрана, Рехи и Ракки. Затем он послал Абу Мусу аль-Ашари в Нусайбин, Амра ибн Сада ибн Абу Ваккаса в Расул-Айн. А сам он выступил на сирийскую провинцию Даруззур. Осман ибн Абуль-Ас же был послан им на завоевание Армении. Он вначале вступил в сражение с местным населением, а затем заключил с ними договор, согласно которому они обязались платить джизью.

Завоевание прибрежных районов Сирии было осуществлено Муавией ибн Абу Суфьяном, который привел к покорности Сур, Сайду ,Бейрут, Арку и Траблус. Однако, первое время византийцы все еще имели здесь некоторое преимущество, так как обладали военным флотом, которого у мусульман еще не было.

Завоевание Египта

После полного завершения завоевания Сирии, Амр ибн аль-Ас, находящийся в Палестине, попросил у халифа Омара разрешения приступить к завоеванию Египта. Омар поддержал это предложение и послал на помощь Амру Зубейра ибн Авама, Бишра ибн Артаа, Харису ибн Хузайфу и Умейра ибн Вахба.

На границе Египта начались переговоры мусульман с личными представителями наместника Византии Мукавкаса. Амр ибн аль-Ас выдвинул требование о том, что египтяне либо должны принять Ислам, либо платить джизье, либо же сражаться с мусульманами. На обдумывание этого требования он дал 3 дня. Египтяне попросили еще несколько дней, но Амр согласился еще только на 1 день. Не придя к согласию стороны сразились, однако мусульмане потерпели неудачу и понесли большие потери. В этом же сражении погиб прибывший на помощь египтянам из Сирии известный византийский командир Артабон.

Однако затем Амру удалось сломить сопротивление и захватить стратегически важный город Айншамс. После этого значительная часть Египта покорилась мусульманам и заключило с ними договор.

Добившись здесь успеха, Амр ибн аль-Ас пошел на Искандариййу (Александрию), в которой находился византийский наместник Египта Мукавкас, которому ничего другого не оставалось, как принять все условия мусульман. Амр назначил здесь наместником Абдуллу ибн Хузайфу. Затем он приступил к строительству города Фустат в качестве своего основного оплота в этом регионе. Затем, в соответствии с приказом халифа Омара, Амр отправил Абдуллу ибн Абу Сарха в Саид, Хариджу ибн Хузафу в Файйум, Умейра ибн Вахба в Димйат. Все эти районы были приведены к покорности и с их жителями были заключены договоры.

Завершив завоевание Египта Амр ибн аль-Ас начал наступление на запад и захватил Барку, с населением которой он заключил мир. Укба ибн Нафи был направлен им на Зувайлу, а затем в ан-Набву, которые также покорились им. Затем Амру удалось захватить Траблус (современная столица Ливии), Сабрату и Шуруст. Дальнейшее же его продвижение на запад было приостановлено халифом Омаром

Айдын Али-заде ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ПРАВЕДНЫХ ХАЛИФОВ (краткий пересказ избранных глав "Истории Ислама от Адама до наших дней" Махмуда Шакира и комментарии) [начало в NN 53, 54, 55]

ХАЛИФАТ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ВТОРОГО ПРАВЕДНОГО ХАЛИФА ОМАРА

ПОЛОЖЕНИЕ НА ВОСТОЧНЫХ ФРОНТАХ.

В Иране царила внутренняя нестабильность. Народ был недоволен правящей династией Сасанидов, а шахскую семью сотрясали раздоры.

Когда Халид ибн Валид был отозван из Ирака в Сирию, где он сражался против византийцев, персы сочли мусульман ослабленными и замышляли нанести удар по малочисленной группировке исламской армии в Ираке, возглавляемой Аль-Мусанной ибн Харисой аш-Шайбани. Иранский шах Шахрияр отправил против них 10-тысячную армию, однако мусульмане сумели разгромить их. Однако без подхода к ним подкреплений они не могли долгое время удерживать свои позиции. Поэтому командующий восточной армии Аль-Мусанна запросил у халифа Абу Бакра помощь. Однако в тот момент Абу Бакр не мог выслать к нему подкреплений, так как был всецело занят делами западного (византийского) фронта. Тогда Аль-Мусанна оставил вместо себя Башира ибн аль-Хасаниййу и лично приехал в Медину к халифу. Однако он застал Абу Бакра в предсмертном состоянии. После того, как полномочия халифа перешли к Омару, он распорядился послать на иракский фронт подкрепления и поставил во главе этой армии Абу Убайду ибн Масуда, который не был сподвижником Пророка Мухаммада. Это было исключением в действиях Омара, так как он никогда не назначал на такие ответственные посты людей, не бывших в числе сподвижников. Но Абу Убайда ибн Масуд отличался многими добродетелями и заслужил симпатии Омара. Перед отправкой его на фронт во главе войск, Омар еще и еще раз напоминал ему правила ведения войны по примеру Пророка и призывал его ни на минуту не забывать о своей ответственности перед Аллахом. Отправив подкрепления в Ирак, халиф послал письменное послание командующему западным фронтом Абу Убайде ибн аль-Джарраху, с приказом отправить в Ирак группировку Халида ибн Валида, который ранее (до его отправки в Сирию) воевал на этом направлении и хорошо знал эту местность. Абу Убайда же, завершив завоевание Сирии, отправил эти войска в Ирак, под командованием Хашима ибн Утбы ибн Абу Ваккаса. Кроме этого халиф Омар снарядил 4 тысячную армию во главе с Джариром ибн Абдуллой аль-Биджали и также отправил их в Ирак. Эта группировка встретилась с персидскими войсками и нанесла им жестокое поражение.

Абу Убайда же, прибыв в Ирак, дважды встретился с персидской армией в Немарике и победил их. Остатки персидской армии в панике бежали в свою столицу Мадаин (так называли арабы столицу Ирана Бех Ардашир или Ктесифон).

После целой серии жестоких поражений персы собрали большую армию под командованием Рустема и встретились с исламской армией в Аль-Джизре.. В этом сражении персы сумели победить мусульман, использовав в сражении боевых слонов. Мусульмане понесли тяжелые потери и отступили. Командующий исламской армией Абу Убайда погиб в сражении и его заменил Аль-Мусанна ибн Хариса аш-Шайбани. Это сражение произошло в месяце Шабан 13 года хиджры, то есть, спустя 40 дней после победы мусульман над византийцами в битве при Ярмуке.

После этого успеха у персов вновь произошли внутренние междуусобицы, которые привели к их ослаблению. Рустема отстранили от командования персидской армии. Однако затем его опять поставили во главе армии, однако на этот раз совместно с другим командиром Файрузаном. Аль-Мусанна, который внимательно следил за всеми этими событиями, решил воспользоваться слабостью персов и напал на них. В завязавшемся сражении персы понесли тяжелейшие потери и, в конце концов, были разгромлены. Для развития этого успеха Аль-Мусанна запросил подкреплений, которые были незамедлительно посланы ему. Кроме этого, к нему на помощь выступил отряд Джарира ибн Абдуллы аль-Буджали.

Когда персидское руководство узнало о прибытии подкреплений к мусульманам, они снарядили против них большую армию и выступили в поход. В месяце Рамадан 13 года хиджры, возле Куфы, в местности Аль-Бувайб, произошло сражение между ними. Персы в этой битве понесли невосполнимые потери и были разгромлены. В сражении погиб их командующий Михран. Таким образом, мусульмане отомстили им за свое поражение в Аль-Джизре.

После битвы при Аль-Бувайбе персидская монархия Сасанидов опять пережила внутренние междуусобицы и Шахрияра сменил его сын Йездигедр III, которому суждено было стать последним персидским шахом. Казалось, что персидская правящая династия наконец вышла из кризиса и сумеет решить проблемы империи. Поэтому воспряли духом персы-зороастрийцы, покоренные мусульманами, и нарушили все договоренности с мусульманами. Обо всем этом было доложено халифу Омару.

В ответ Омар призвал народ к джихаду против персов и снова оставив в Медине вместо себя Али ибн Абу Талиба, лично выехал на восточный фронт для руководства войсками. Однако по пути командиры исламской армии отговорили его от дальнейшего продвижения. Они разъяснили свои опасения халифу о том, что если с Омаром что-либо произойдет, то это отрицательно скажется на боевом духе мусульман. Немного подумав, он согласился с ними и назначил во главе войск Сада ибн Абу Ваккаса. Одновременно с этим, он отдал приказ Аль-Мусанне, Джариру ибн Абдулле и всем командирам исламской армии на иракском направлении войти под общее командование Сада ибн Абу Ваккаса. Однако Аль-Мусанна в этот момент скончался от полученных ранее ранений в сражениях с персами. Все мусульманские силы собрались в местности Кадиссия для решающего сражения с передовыми силами персидской армии. Одними из руководителей мусульманской армии Омар назначил Салмана аль-Фариси (Это был один из самых известных сподвижников Пророка Мухаммада. Он был персом по происхождению) и Абдурахмана ибн Рабию аль-Бахили. Среди войск находилось много сподвижников Пророка Мухаммада, в том числе 70 ветеранов битвы при Бадре.

Битва при Кадиссии и взятие Мадаина

Собравшись в Кадиссии, мусульмане не встретили там персов. Тогда они начали совершать походы на близлежащие регионы и захватывать большое количество трофеев. Персидские подданные возмутились тем, что шах Йездигерд III ничего не предпринимает против этого и написали ему письмо, пригрозив, что если он не защитит их, то они примут условия мусульман т. е. заключат с ними договоры. Это вынудило Йездигерда собрать 120 тысячную армию во главе с полководцем Рустемом, и послать ее в Кадиссию. Рустем считал неверным концентрировать против мусульман такую огромную армию сразу и предлагал вести боевые действия мелкими группами. Однако шах Йездигерд настоял на своем и, более того, послал за ними еще и подкрепления.

Узнав о приближении Рустема командующий исламских войск Сад ибн Абу Ваккас послал к нему делегацию, с предложением принять Ислам. Рустем же, на протяжении 4 месяцев не решался вступать в сражение с мусульманами, предчувствуя свое поражение. Он очень хорошо знал о бесстрашии и высокой дисциплине исламской армии, их беспредельной вере в Бога, и высоких моральных качествах. Всех этих качеств и не хватало персам, несмотря на их многократный численный перевес. Сад ибн Абу Ваккас послал к ним нескольких своих представителей, однако, ни к каким результатам это не привело. Стало ясно, что персы тактично тянут время, пытаясь побольше узнать о положении дел среди мусульман и рассчитывают на разногласия среди них. Затягивая время, персы, в то же время пытались понять те идеи, которыми были ведомы мусульмане. В беседах с исламскими посланниками они задавали вопросы о сущности Ислама, вере в Бога, высоких качествах Пророка Мухаммада и т.д.

Наконец, в месяце Мухаррам 14 года хиджры, сражение началось. Правым флангом исламской армии командовал Джарир ибн Абдулла аль-Буджали, левым - Кайс ибн Макшух. Сад ибн Абу Ваккас же в этот момент тяжело заболел и передал свои полномочия командующего Халиду ибн Арфате. Сражение проходило с переменным успехом. Боевые слоны персов опять доставляли большие трудности мусульманам. Слоны сковывали действия мусульманской кавалерии, у которой не оставалось простора для маневров. Поэтому важнейший задачей для исламского командования было решение именно этой проблемы. Увидев критическое положение своих бойцов, командиры армии - Джарир ибн Абдулла аль-Буджали, Кака ибн Амир, Тулейхатуль-Асади, Амр ибн Мади Йакриб, Халид ибн Арфата и Даррар ибн аль-Хаттаб рискуя своими жизнями бросились на слонов и так яростно сражались с ними, что животные дрогнули и бежали. Это создало простор для действий мусульманской кавалерии. Все это произошло на 4-й день сражения. После этого персидские войска пришли в замешательство и под яростным натиском мусульман бросились бежать с поля боя. Их командующий Рустем был убит. В сражении при Кадиссии персы потеряли 20 тысяч бойцов ,а мусульмане всего 1500. Кроме того, исламская армия захватила богатейшие трофеи.

После победы все персидские подданные, которые ранее нарушили свои договоры с мусульманами послали своих представителей к ним и приняли новую власть.

Об этой великой победе сразу сообщили халифу Омару, который придавал очень большое значение военным действиям с Ираном и с нетерпением ожидал вестей с фронта.

Преследующие врага мусульмане под командованием Зухры ибн Хавии вошли в столицу сасанидского Ирана Мадаин. Здесь были разгромлены еще несколько группировок персидских войск, которые бежали в сторону Нехавенда. Шах Йездигерд III и все его приближенные бежали из города. В его дворце оставались лишь некоторые люди, из числа его личной гвардии, которых уговорил к сдаче Салман аль-Фариси. Командующий Сад ибн Абу Ваккас превратил этот знаменитый дворец, под названием Эйван-е Кисра в мечеть и бойцы исламской армии совершили здесь намаз.

В Мадаине были захвачены несметные богатства персидских императоров, пятую часть из которых, согласно исламским законам, он отправил в Медину.

Завоевание Джалулы, Халвана, Тикрита, Мосула и Масебзана

После поражения, бежавший шах Йездигерд опять собрал армию, поставил в о главе войск некоего Михрана и вошел в Джалулу на территории Ирака. Здесь персы возвели укрепления, вырыли рвы и подготовились для ведения дальнейшей войны. Об этом было доложено халифу Омару, который сразу отправил туда армию, под командованием своего племянника Хашима ибн Утбы ибн Абу Ваккаса. Хашим окружил Джалулу и начался штурм. Сражение было жестоким и окончилось полной победой мусульман. Здесь также мусульмане захватили большие военные трофеи.

Тем временем командир Кака ибн Амр нанес очередное поражение персидским войскам и убил их командира Михрана. Затем он прошел через Рей (современный Тегеран) и вторгся в Халван. За короткое время ему удалось покорить эти земли и присоединить их к Халифату.

В то время, когда шли сражения за Джалулу, командир Абдулла ибн Мутим получил приказ от Халифа Омара двигаться на Тикрит. Здесь находились христианские арабские племена Ийад и Таглиб. После месячной осады город был завоеван. Затем мусульмане двинулись на Мосул, население которого сразу подчинилось и согласилось платить джизье. С ними был заключен договор.

Затем командующий исламской армии Сад получил известие о том, что в Масебзане персы собирают силы и готовят наступление на мусульман. Он тотчас же поставил в известность об этом халифа Омара и попросил у него прислать ему подкрепления. Халиф послал к нему отряд Даррара ибн аль-Хаттаба аль-Фахри. Получив подкрепления, мусульмане покорили Масебзан. Большинство его жителей убежало в горы, однако их продолжали преследовать. Это продолжалось до тех пор, пока часть из них не приняла Ислам, а другая обязалась платить джизью.

Завоевание Ахваза

Провинция Ахваз находилась под полным контролем известного персидского командующего Хурмузана. Он был родом из известного и влиятельного персидского клана. После поражения при Кадиссии он бежал и после этого организовывал отдельные военные операции против мусульман. В ответ на это против него из Куфы выступил наместник халифа Утба ибн Газван, а из Басры наместник Басры Абу Муса аль-Ашари. Увидев приближение мусульман Хурмузан запросил мир, однако спустя некоторое время разорвал договор и снова начал действовать против них. При этом он опирался на поддержку курдов. Поэтому исламские силы вновь двинулись против него. Он бежал в Туштар (ныне Шуштар) и пытался организовать там оборону, однако местные жители выступили против этого и решили не портить отношений с мусульманами и согласились платить им джизье. Хурмузан был вынужден снова заключить мирный договор с ними. Однако, персидский шах Йездигерд сумел убедить его выступить против армии Халифата. Узнав об этом, халиф Омар приказал куфийскому отряду Нумана аль-Мукарри пойти на Хурмузана. Затем к нему присоединились и другие отряды. В решающем сражении Хурмузан потерпел поражение и снова бежал Туштар. На этот раз командир Сухайл ибн Ади окружил его и пленил. Затем Хурмузан был доставлен к халифу Омару в Медину. В это же время мусульманские силы взяли Сус и Джендисабур.

После победы при Кадиссии наместник Бахрейна Ала ибн аль-Хадрами собрав свои войска переплыл море и открыл второй фронт против персов. Однако при этом он не получил разрешения на эти действия от халифа Омара. Его войска подошли к городу Истахр, однако персидский флот отрезал их от их кораблей. После этого они в хотели пойти в направлении Басры, однако попали в окружение. Узнав об этом Омар низложил Алу и срочно послал к ним на помощь войска, которые вступили в сражение с персами и победили их.

Битва при Нехавенде

После одержанных побед халиф Омар решил не продолжать наступление на персов, так как опасался, что рассеяние мусульманских войск на больших территориях может привести к отрицательным последствиям. Он решил налаживать мирную жизнь на завоеванных территориях и первым делом начал интересоваться взаимоотношениями мусульман с зиммиями (немусульманами). Всех своих наместников он обязал внимательно рассматривать все жалобы зиммиев и справедливо обращаться с ними. Однако командиры войск убедили его в необходимости продолжения войны, так как персидский шах еще был жив и продолжал пользоваться влиянием среди персов. Это являлось дестабилизирующим фактором и они постоянно предпринимали атаки на мусульман.

Узнав о том, что персы вновь собрали большие силы в Нехавенде халиф Омар срочно приказал основным силам армии халифата выступить против них. Он хотел сам возглавить войска и выехать на фронт, однако сподвижники (в частности Али ибн Абу Талиб) отговорили его от этого шага. Тогда Омар написал послания Хузайфе ибн Йаману в Куфу, Абу Мусе аль-Ашари в Басру и Нуману ибн Мукаррину, с приказом объединить свои силы и совместно выступить против персидской армии. Командующим армии он назначил Нумана ибн Мукаррина, в случае его смерти подномочия командующего должны были перейти к Кайсу ибн Макрушу. Исламские армии подошли к Нехавенду. Их было около 30 тысяч человек. Персы же собрали в Нехавенде огромные силы, численностью в 150 тысяч человек. Битва началась и продолжалась два дня. Мусульмане победили противника и те вынуждены были отойти и укрыться за стенами города. Осада города могла быть продолжительной и это не входило в планы командующего армией Нумана ибн Мукаррина. Поэтому он, посовещавшись с командирами использовал военную хитрость. Вступив в бой с передовыми отрядами персов, мусульмане начали намеренно отступать, создав иллюзию того, что будто бы персы вот-вот добьются победы. Тогда вся персидская армия пошла в бой. А мусульмане только этого и ждали. Сделав этот маневр, они снова укрепили свои ряды вступили в бой с ними. Битва была кровавой. Десятками тысяч персов погибли на поле боя. Командующий исламской армией Нуман ибн Мукаррин также погиб в сражении. Но известие об этом временно не оглашали, чтобы не подрывать боевой дух бойцов. Командир персидской армии Файрузан же бежал с поля битвы. Однако отряд Каки настиг его у Хамадана. Файрузан был убит.

После этих событий исламская армия вошла в Нехавенд, а затем захватила Исфахан. Абу Муса аль-Ашари завоевал города Кум и Кашан, а Сухайль ибн Ади вошел в Керман.

Победа при Нехавенде, как и все чудесные победы, мусульман была достигнута вовсе не за счет численного перевеса или хорошего обеспечения исламской армии. Самым главным фактором, предопределившим эти победы была искренняя и непоколебимая вера бойцов в Бога и вера в то, что ведут санкционированную Богом священную войну против врагов Ислама.

Окончательное завоевание Ирана

После битвы при Нехавенде, халиф Омар отдал приказ войскам начать окончательное завоевание Ирана и углубиться на его территорию. Дальнейшее продвижение исламской армии осуществлялось следующим образом:

1. Нуайм ибн Мукаррин выступил на Хамадан и завоевал его. Оставив здесь Йазада ибн Кайса, он пошел на Рей (современный Тегеран) и также завоевал его. Затем, получив поддержку халифа Омара он послал своего брата Суведа ибн Мукаррина на завоевание Куса. Подойдя к городу он договорился с его жителями и они сдались без сопротивления. Узнав об этом, жители Джурджана и Табаристана также обратились к Суведу и признали исламскую власть.

Одновременно с этим, командующий исламскими войсками на этом направлении Нуайм ибн Мукаррин послал Бекира ибн Абдуллу на завоевание Азербайджана и за ним послал туда же Семмака ибн Хырсу. С другого направления на Азербайджан выступил также Утба ибн Фаркад. Совместными усилиями они добились успеха.

2. Сурака ибн Амр выступил на Баб уль-Абваб (Современный Дербент) на западе Каспийского моря. Передовыми отрядами его армии командовал Абдурахман ибн Рабиа, которому удалось заключить договор с правителем этих мест. На горные местности Сурака послал другие отряды. Однако в разгар этих событий он скончался и войска возглавил Абдурахман ибн Рабиа, полномочия которого были подтверждены халифом Омаром.

3. Аль-Ахнаф ибн Кайс вошел в Хорасан и завоевал город Герат. Оставив здесь Саххара ибн Фалана аль-Абди, он двинулся на Мерв-и Шахджихан и также завоевал его. Оставив здесь Харису ибн Нумана, он начал преследование последнего иранского шаха из династии Сасанидов Йездигерда III и пошел на Мерв-и Руз. Сюда же подошли подкрепления из Куфы. Однако Йездигерду удалось бежать в Балх. Когда мусульманские войска подошли туда, он бежал в Мавераннахр.

После завоевания Балха, Аль-Ахнаф ибн Кайс установил контроль над большими территориями на севере бывшей персидской империи и подавил последние очаги сопротивления персидских войск. Затем он отправил Мутаввифа ибн Абдуллу и Аль-Хариса ибн Хасана на Нисабет и Серахс. Затем, оставив в Табаристане Риби ибн Амра ат-Тамими и вернулся в Мерв-и Руз, где получил письмо от халифа Омара, в котором тот запретил ему дальнейшее продвижение и советовал завершить процесс закрепления на завоеванных территориях.

4. Один из командиров персидского фронта Осман ибн Абуль-Ас двинулся на Истахр. Он выступил морем из Бахрейна, завоевал вначале остров Беркаван и затем высадился на территории Ирана. Затем он завоевал Истахр и Шираз.

5. Другой командир Сария ибн Заним аль-Кинани разгромил крупную группировку персидских войск в Курдистане.

6. Басрийцы под командованием Асима ибн Амра ат-Тамими пошли на главный город провинции Сиджистан Зерендж и вынудили его население подписать с ними договор. Асим стал наместником этой провинции.

7. Сухейль ибн Адий аль-Хазраджи изгнал из Кирмана персидские войска и присоединил его в состав Халифата.

8. Командир Хаким ибн Амр ат-Таглеби двинулся на Микран. Разгромив там персидские войска, он установил контроль над этой территорией.

После этих наступательных операций войск Исламского Халифата существованию Иранского Сасанидского государства был положен конец.

ХАЛИФАТ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ВТОРОГО ПРАВЕДНОГО ХАЛИФА ОМАРА

Покушение на халифа Омара и его смерть.

Халиф Омар был очень умным и дальновидным человеком. Расширение границ Халифата приводило к тому, что Ислам начал распространяться среди других народов и это могло привести к проникновению в чистую божественную религию инородных воззрений и традиций. А этот процесс мог привести к духовной деградации мусульман. Кроме того, в среде мусульман уже находилось много плененных в результате войн с Персией маджуситов (зороастрийцев) и с их стороны могли быть предприняты определенные действия по дестабилизации положения в Халифате. Все эти проблемы очень беспокоили халифа Омара. Именно поэтому он не позволял поселяться в столице Халифата Медине персам, большинство из которых после падения их государства притворялись мусульманами, а на самом деле оставались зороастрийцами. В их душах оставались симпатии к уничтоженному Сасанидскому Ирану и религии зороастризма, которая была государственной в этой бывшей империи. Эти персы затевали коварные планы против мусульманского государства и в первую очередь против самого халифа Омара, который стал объектом их ненависти.

Кроме этого, в Халифате было много иудеев, которые притворялись принявшими Ислам, а на деле оставались верными Иудаизму. Они также вынашивали коварные планы против мусульманского государства и в этом их планы совпадали с планами иранцев-зороастрийцев.

Наместник Куфы Мугира ибн Шаба попросил халифа Омара позволить поселиться в Медине его слуге - персу Абу Луле, который принял Ислам. Однако ,как выяснилось позднее он сделал это лишь внешне, тайно оставаясь зороастрийцем, враждебным Исламу. Абу Лулу был был очень способным человеком, владел многими ремеслами и Мугира очень хотел, чтобы его способности послужили на пользу мусульманскому государству.

Этот человек замыслил заговор против халифа Омара и длительное время отслеживал все его передвижения. Осуществление заговора облегчалось тем, что Омар, как и все Праведые Халифы вел очень скромный образ жизни и не держал при себе охрану. Однако, при этом, Омар отличался храбростью, бесстрашием и многими другими добродетельными качествами, которые даже при отсутствии охраны могли помешать заговорщику претворить свои замыслы в жизнь. Поэтому он решил напасть на халифа Омара, когда тот молился (за намазом).

В месяце Зульхиджа 23 года хиджры Абу Лулу осуществил свой коварный план. Когда Омар пришел и возглавил утреннюю коллективную молитву (фаджр), он сзади в момент молитвы напал на халифа и нанес ему шесть тяжелых ножевых ранений. Когда молящиеся, находящиеся на первых рядах окружили его, он напал и на них серьезно ранив 13 человек, половина из которых позднее скончалась от ранений. Подоспевший на место трагедии Абдурахман ибн Авф сумел накинуть на Абу Лулу свою головную повязку, и затянуть ее. Видя безвыходность своего положения Абу Лулу на этом же месте покончил жизнь самоубийством.

Омару и другим пострадавшим была оказана первая помощь. В этот момент смертельно раненный Омар взял Абдурахмана ибн Авфа за руку и строго обязал его продолжить начатую молитву. Абдурахман исполнил этот приказ халифа и молитва была исполнена.

После полученного ранения халиф Омар прожил всего три дня. Первым делом он позвал к себе своего сына Абдуллу и обязал его выплатить все его долги. Затем он послал Абдуллу к матери правоверных Аише с просьбой разрешить похоронить его рядом с Пророком и Абу Бакром. Аиша оплакивавшая Омара дала ему это разрешение.

Омар не оставил завещания относительно своего преемника. Вместо этого он распорядился о срочном совете специального Совета из шести выдающихся Сподвижников в составе Османа, Али, Тальхи, Зубейра, Абдурахмана ибн Авфа и Сада ибн Абу Ваккаса. Эти шесть Сподвижников были обязаны в течение трех дней прийти к согласию между собой и выбрать из своей среды нового халифа. На протяжении трех дней возглавлять коллективную молитву должен был Сухайб.

На четвертый день после покушения, то есть в конце месяца Зульхиджа 23 года халиф Омар скончался.

После смерти Омара появились первые данные о том, что это покушение было не случайным, а было результатом заговора, в котором, возможно, участвовали и другие люди и даже вожди некоторых племен. В частности, подозревались Хурмузан и христианин из Хыйры Джуфайна, который был в очень хороших отношениях с Садом ибн Абу Ваккасом и обучал его детей. Дело в том, что незадолго до покушения Абдурахман ибн Абу Бакр встретил их в обществе Абу Лулы. Они выглядели подозрительно и от одного из них выпал кинжал. Именно этим кинжалом был убит Омар. Как только Абдурахман опознал оружие убийства, один из сыновей Омара - Убайдулла выхватил меч и в ярости направился к Хурмузану и Джуфайне и умертвил их обоих. Однако он не довольствовался этим и умертвил маленькую дочь Абу Лулы. Более того, он грозился убить всех инородцев в Медине. Однако его срочно остановили и, затем, он был арестован.

ХАЛИФАТ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ТРЕТЬЕГО ПРАВЕДНОГО ХАЛИФА ОСМАНА

После смерти Омара Сухайб совершил над ним намаз и он был похоронен. Миктад ибн Амр пригласил членов Совета в дом Аль-Мувассира ибн Махрамы. Их было пятеро: Осман ибн Аффан, Али ибн Абу Талиб, Абдурахман ибн Авф, Зубейр ибн аль-Авам и Сад ибн Абу Ваккас. Отсутствовал только Тальха ибн Убайдулла, который в момент всех этих событий отсутствовал в Медине. На Совете также присутствовал сын Омара Абдулла, в качестве наблюдателя. Место собрания охранялось небольшим отрядом в 50 человек под руководством Абу Тальхи аль-Ансари.

В ходе совещания были выдвинуты две кандидатуры на место халифа: Османа и Али. Сад ибн Абу Ваккас отдал свой голос за Османа, а Зубейр за Али. Все должно было решиться голосом Абдурахмана ибн Авфа. Однако он не решался отдать предпочтение ни одному из них. Поэтому он начал раздумывать, а затем удалился с места Совета для того, чтобы спросить мнение народа. Для этого он начал консультации с командирами и уважаемыми в народе людьми. В ходе встреч выяснилось, что большинство из них желали бы видеть халифом Османа.

После этих консультаций он вернулся в дом Аль-Мувассира ибн Махрамы и наутро все члены Совета отправились в мечеть для совершения намаза. Там же собрались все лидеры ансаров и мухаджиров, а также уважаемые люди и командиры. Мечеть была полна. После намаза Абдурахман ибн Авф обратился к народу с речью о том ,что члены Совета намерены в этот день завершить консультации и избрать нового халифа. После этого выступили некоторые из собравшихся мусульман. Саид ибн Зейд предложил стать халифом самому Абдурахману ибн Авфу, но тот отклонил это предложение. Аммар ибн Ясир и Микдад ибн Амр выступили за Али, а Абдулла ибн Абу Сарх и Абдулла ибн Абу Раби за Османа. Для того, чтобы не допустить разногласий и затягивания процесса избрания халифа, слово взял Сад ибн Абу Ваккас и потребовал, чтобы Абдурахман ибн Авф проголосовал за одного из кандидатов и завершил это дело. Тогда Абдурахман обратился к Али ибн Абу Талибу с вопросом: «Обещаешь ли ты править в полном соответствии с книгой Аллаха и Сунной Пророка и продолжать дело первых двух халифов?». Ответ Али был приблизительно таким: «Я постараюсь это сделать в меру своих знаний и сил» Однако Абдурахмана не удовлетворил этот ответ, так как он счел его не конкретным. Тогда он обратился к Осману с тем же вопросом и Осман твердо ответил: «Да». После этого ответа, Абдурахман публично дал ему присягу верности (беат) в качестве нового халифа. Его примеру последовали все собравшиеся в мечети люди без исключения и было объявлено имя нового халифа. Им стал Осман ибн Аффан. В это же время в Медину вернулся Тальха ибн Убайдулла, который также являлся членом Совета, назначенного Омаром, но отсутствовал при избрании халифа. Когда ему сообщили, что халифом избран Осман, он заявил, что поддерживает этот выбор и сразу же сделал ему беат. После этого Осман выступил с речью перед собравшимися.

Следует отметить, что многие историки давали различную оценку всем этим событиям. Некоторые представляли дело таким образом, будто бы в это время среди Сподвижников были разногласия и политические конфликты. Однако это не соответствует действительности. Реальность состоит в том, что при избрании Османа халифом не возникло никаких проблем, и это избрание не имело никакого отношения к тем событиям, которые произошли в конце его правления. На тот момент Осман являлся самым достойным титула халифа человеком и этот выбор был верным и справедливым.

Наместниками провинций в то время были: Мекки - Нафи ибн Абд аль-Харис аль-Хузаи; Таифа - Суфьян ибн Абдулла ас-Сакафи; Саны - Йала ибн Мунеббих; Дженеда - Абдулла ибн Абу Рабиа аль-Махзуми; Куфы - Аль-Мугира ибн Шаба ас-Сакафи; Басры - Абу Муса аль-Ашари; Шама (Сирии) - Муавия ибн Абу Суфьян; Хомса - Умейр ибн Сад; Мисра (Египта) - Амр ибн аль-Ас; Бахрейна - Осман ибн Абуль-Ас.

Положение на фронтах во время правления халифа Османа

Завоевания во время правления Османа были продолжены. Они были являлись продолжением процесса, начатого Омаром и продолжались еще 10 лет. Однако в последние 2 года его правления завоевательная политика была приостановлена в связи с тем, что в халифате началась междуусобица и смута, приведшая к анархии и мятежам. Все это завершилось убийством Османа.

В этот период мусульмане, несмотря на свое численное меньшинство сумели покорить обширные территории. Однако после завоевания им приходилось оставлять на этих территориях небольшие воинские контингенты, которые часто были не в состоянии обеспечить защиту интересов Халифата. Поэтому местное население часто нарушало договоренности с мусульманами и поднимало восстания. Так, после убийства Омара начались восстания в некоторых областях. Восставшие рассчитывали на то, что после его смерти мусульмане будут ослаблены и не найдут в себе силы для подавления этих восстаний.

Западный фронт

В 25 году хиджры население египетской Искандарии (Александрии) разорвало договор с Халифатом и подныло восстание. В ответ на это Амр ибн аль-Ас выступил против них и в сражении одержал победу, еще раз подчинив город мусульманскому государству. А несколькими годами позже восстали североафриканские провинции халифата и отказались платить джизье. На них пошел Абдулла ибн Сад ибн Абу Сарх и снова покорил их, установив джизью.

Как известно, после завоевания Амром ибн аль-Асом Траблуса, халиф Омар запретил ему дальнейшее продвижение на севере Африки, однако Осман дал разрешение на это. Поэтому исламская армия во главе с Абдуллой ибн Садом ибн Абу Сархом начала наступательные действия против византийцев на этом направлении. Пройдя Траблус, он захватил византийские корабли, а в 27 году дошел до Кайравана, на территории современного Туниса. Там, в местности Субатила произошла битва с византийскими войсками под командованием Джарпира. Мусульмане разгромили противника и Абдулла ибн Зубейр убил Джарпира. Однако затем командующий войсками Абдулла ибн Сад ибн Абу Сарх заключил с византийцами мирный договор, с условием выплаты ими закята. Он был вынужден пойти на этот шаг в связи с том, что на юге Египта мусульманам угрожали нубийцы.

Тем временем, наместник Сирии Муавия ибн Абу Суфьян предпринял поход на Аммурию (современная Анкара). Вместе с ним из Сподвижников в этом походе участвовали Убада ибн ас-Самит, Халид ибн Зейд ,Абу Зарр аль-Ансари и Шаддад ибн Авс.

Вместе с этим, Муавия ибн Абу Суфьян хотел установить полный контроль над прибрежными районами Сирии. Однако это затруднялось тем обстоятельством, что у мусульман практически не было военного флота для морских сражений с византийцами. Несмотря на обращения Муавии халиф Омар не рекомендовал ему предпринимать морские операции, предпочитая им проведение сухопутные. Однако при халифе Османе положение изменилось. Он дал разрешение Муавии начать создание морских сил и мусульмане начали устанавливать свой контроль над побережьем. Более того, в 28 году хиджры военные корабли Муавии ибн Абу Суфьяна достигли острова Кипр и покорили население этого острова. Они обязались платить джизье в размере 7 тысяч динар. Среди завоевателей Кипра были такие Сподвижники Пророка как Убада ибн Самит, Микдад ибн Амр, Шаддад ибн Авс и Абу Зарр аль-Гифари.

В том же году Хабиб ибн Маслама сумел присоединить к Халифату еще некоторые районы Сирии до этого остававшиеся под контролем Византии.

Для построения и оснастки судов необходимо было установить контроль над побережьями богатыми лесом. По этой причине шли ожесточенные сражения на всем протяжении южного Средиземноморья. В 31 году хиджры в Киликии состоялось первое крупное морское сражение между мусульманским и византийским флотом. Мусульманским флотом командовал Абдулла ибн Сад ибн Абу Сарх, прибывший из Египта, а византийским лично сам император Константин. Однако, несмотря на большое превосходство в военных кораблях, византийцы вновь были разгромлены, а Константин бежал.

Восточный фронт

После смерти Омара восстало население Азербайджана и Армении, которые ранее были приведены к покорности Хузайфой ибн аль-Йаманом. В связи с этим новый халиф Осман послал туда войска под командованием Аль-Валида ибн Укбы. На передовых позициях находился Салман ибн Рабиа аль-Бахили. Сломив сопротивление восставших, они вынудили население снова заключить с ними договор и платить джизье.

В 29 году хиджры войска под командованием Омайра ибн Османа ибн Сада предприняли наступление на Фергану (в современном Узбекистане). В это же время были совершены походы на Хорасан, в которых участвовали наместник Куфы Саид ибн аль-Ас, сыновья Али ибн Абу Талиба - Хасан и Хусайн, Абдулла ибн Аббас, Абдулла ибн Омар и Абдулла ибн Зубейр. Ранее сюда же прибыл из Басры Абдулла ибн Амир.

После этого Саид ибн аль-Ас вошел в Комес, который ранее заключил договор с мусульманами и не нарушил его. Отсюда он пошел на Джурджан и обязал его население платить джизье в размере двух тысяч динаров. Однако после ухода мусульман, джурджанцы начали разбой и насилие на дорогах. Так продолжалось до того времени, как Кутайба ибн Муслим был назначен правителем Хорасана.

Затем снова восстали сторонники последнего персидского шаха Йездигерда III. Однако они были разгромлены, а сам Йездигерд бежал в Керман. Его преследовал мусульманский командир Мушаджи ибн Масуд ас-Сильми. Спасаясь от преследования Йездигерд III оказался на мельнице на бегегу реки Моргаб и там при загадочных обстоятельствах был убит мельником.

Население Хорасана также подняло восстание. На эту провинцию двинулись войска под командованием Абдуллы ибн Амира и вторично покорили ее.

ХАЛИФАТ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ТРЕТЬЕГО ПРАВЕДНОГО ХАЛИФА ОСМАНА

Дестабилизация политического положения в Халифате и начало смуты (фитны) в период правления Османа

Как уже упоминалось, сын Омара Убайдулла из чувства мести умертвил Хурмузана, Джуфейну и дочь Абу Лулы. Этот случай по исламским законам расценивался как самосуд и Убайдуллу необходимо было покарать. Кроме того, его поступок помешал проведению расследования и вина этих людей была не доказана. Более того, к тому времени Хурмузан принял Ислам и не было оснований считать этот поступок неискренним. Когда у сына Хурмузана Кумазебана спросили относительно кинжала, который был в руках его отца, в момент его разговова с Фирузом (Абу Лулой), он ответил, что Хурмузан увидев у Фируза кинжал, выхватил его и спросил у него о цели ношения им оружия. Фируз же ответил, что никакого умысла у него нет и он просто носит его с собой. И когда Хурмузан отдавал этот кинжал обратно Фирузу, их увидели, а после убийства Омара засвидетельствовали об этом. Услышав это Убайдулла без каких-либо оснований на это убил его.

Учитывая все эти обстоятельства Осман, приказал арестовать Убайдуллу. По законам Ислама, за самоуправство и убийство людей, а тем более мусульманина Хурмузана он должен был быть казнен. Во всяком случае так считали Али ибн Абу Талиб и некоторые другие Сподвижники. Однако другие Сподвижники сочли такой приговор нецелесообразным в связи с особыми обстоятельствами этого дела. Ведь буквально несколько дней назад в результате преступного заговора погиб Омар, а теперь ожидалась казнь его сына. Кроме того, многие люди сомневались в мусульманстве Хурмузана. Поэтому они предлагали выплатить семьям погибших материальную компенсацию и закончить это дело. Однако халиф Осман не мог согласиться с этим предложением, так как оно противоречило исламским законам. Поэтому он принял решение передать Убайдуллу сыну Хурмузана Кумазебану, который сам должен был принять решение относительно судьбы сына Омара. То есть он мог умертвить Убайдуллу, либо же помиловать его. Кумазебану была дана полная свобода выбора и все мусульмане твердо обещали, что в случае вынесения Убайдулле смертного приговора они не будут предъявлять претензии Кумазебану и, что такой приговор они считают справедливым и верным. Однако вместе с этим они долго упрашивали Кумазебана смилостивиться над Убайдуллахом и простить его. В ответ Кумазебан согласился пощадить Убайдуллу. Собравшийся народ так обрадовался великодушию Кумазебана, что его взяли на руки и до донесли до его дома. Халиф Осман выплатил ему большую денежную компенсацию из своих личных средств. А семьям двух других погибших была выплачена компенсация из государственной казны.

Таким образом, эта проблема была решена и все слухи были пресечены. Народ вернулся к своей повседневной жизни. Однако к большому сожалению это продолжалось недолго и постепенно в халифате надвигалась смута. Конечно для этого были объективные обстоятельства, часть из которых заключалась в личностных качествах халифа, а другая была связана с меняющимися условиями и политической обстановкой.

Как известно, предшественник Османа Омар отличался справедливым и добродетельным характером. Однако, в то же время, он был очень решителен, суров и требователен. Именно благодаря этим качествам он сумел создать в халифате дисциплину и добиться больших успехов как во внутренней жизни государства, так и в войнах с внешними врагами. Осман же, сменивший его, был очень мягким и великодушным человеком. Именно это обстоятельство использовали некоторые люди для распространения в его адрес недобрых слухов. Используя его доброту, люди стали многое требовать у него. В частности постоянно требовали смещения наместников провинций. Уступая им, халиф Осман часто смещал их и назначал новых. Только в одной Куфе он семь раз сменил наместников, а в Египте заменил Амра ибн аль-Аса Абдуллой ибн Садом ибн Абу Сархом.

В отличие от Омара, с наместниками провинций халиф Осман также обращался мягко и это послужило причиной того, что некоторые из них осмеливались возражать ему, и даже не исполнять отдельные его приказы.

Омар был строг и требователен по отношению к своим родственникам. Осман же очень любил их и был с ними очень мягок. Таковым он был по отношению ко всем людям. Когда завоевания расширились и казна государства пополнялась значительными средствами, он опасался хищения этих средств и на государственные посты начал приводить своих родственников, которым доверял.

Во времена Омара экономика Халифата была еще не развитой и слабой. Во времена Османа же положение изменилось. За счет огромных средств, регулярно получаемых с завоеванных территорий уровень жизни населения значителльно возрос. Приток значительных денежных средств и переполнение казны стали причиной того, что их стали распределять среди народа. Халиф Осман, вдобавок к этому, отдавал народу свои личные средства. На деле все эти изменения в жизни государства привели к большой разнице между эпохой Омара и эпохой Османа.

Изменилось и социальное положение государства. Обширные завоевания привели к миграции населения. Многие люди из завоеванных территорий стремились жить в центрах Халифата. В городах происходило смешение культур и традиций. Многие принимали Ислам, однако их вера еще была не прочной и они оставались частично приверженными своим старым традициям. Хуже всего было то, что появилось много людей, принявших Ислам лишь внешне, а в тайне оставшихся последователями своих религий. Они были наиболее опасными элементами в государстве, так как стремились внести раскол среди мусульман и ослабить мусульманское государство.

С усилением государства и большим размахом завоеваний падало значение Медины, как столицы государства, так как она находилась на его окраинах. В халифате стали образовываться новые центры, по численности населения, уровню жизни населения и благоустройству значительно превосходящие столицу.

Омар запрещал Сподвижникам Пророка покидать Медину и расселяться в других городах государства. Он оставил их всех при себе для того, чтобы они помогали ему. Сподвижники были людьми, которым он доверял и именно им он поручал все дела. Кроме того, Омар ставил их в качестве примера добродетельного человека для принявших Ислам новых мусульман и опасался того, что выехав в другие районы Халифата, они начнут новую жизнь, полную материального достатка и растворятся в общей массе. При Османе же положение изменилось и он разрешил им покидать Медину. Воспользовавшись этим многие Сподвижники уехали в другие города и там приобщились к достатку и комфортной жизни, хотя до этого они вели очень скромный, почти аскетический образ жизни. Например Зубейр ибн аль-Авам построил себе в Басре, Куфе и Египте дома. То же самое сделал и Тальха ибн Убайдулла в Куфе. Таким образом, образ жизни многих Сподвижников менялся и они все больше занимались своим имуществом. Но в этом были и определенные положительные стороны, так как благодаря расселению Сподвижников, многие люди из различных регионов Халифата имели возможность познакомиться с ними и непосредственно с первых рук узнавать о деяниях Пророка Мухаммада и учиться у них религии.

Таким образом, политическое, экономическое и социальное положение в Халифате претерпело значительные изменения. Однако сам халиф Осман совершенно не изменился и ни на шаг не отступил от исламского порядка при управлении государством. Он был последовательным проводником всех идеалов Ислама, которые достались ему от самого Пророка и последовательно продолжал курс, начатый первыми двумя халифами. В Медину прибывали новые жители, в частности пленники и рабы. А Сподвижники наоборот уезжали из города. Кроме того, значительно возрос уровень жизни населения и это привело к тому, что они становились капризными и постоянно предъявляли претензии к власти. Все эти факторы привели к тому, что в адрес Османа стали распространяться недобрые слухи. Можно сказать, что первым смутьяном в Халифате стал иудей Абдулла ибн Саба (он был известен под именем Ибн ас-Севда), из Саны, который во времена Османа притворился мусульманиноми стал вести пропаганду среди прибывших Ислам новых мусульман и населения завоеванных территорий. Для этого он стал раъезжать по территории государства. Начал он свой путь с посещения Хиджаза. Затем он побывал в Басре и Куфе, а оттуда поехал в Сирию, однако оттуда его прогнали жители. Наконец он приехал в Египет, где вступив в контакты с нееокторыми людьми начал вести раскольническую деятельность. Он пропагандировал идеи о том, что якобы Пророк Мухаммад, а не Иса, является мессией и именно ему более всего подходит второе пришествие в этот мир. Все подобные порочные идеи он распространял среди только что принявших Ислам и не окрепших в вере простых людей. Среди них было много невежественных бедуинов.

В качестве объекта своих лживых симпатий Абдулла ибн Саба выбрал Али ибн АбуТалиба, как самого влиятельного и авторитетного человека в мусульманском обществе после халифа. Кроме того, Али был очень грамотным человеком, преданным Исламу и являлся ближайшим сподвижником и родственником Пророка Мухаммада, мужем его дочери Фатимы и отцом его внуков Хасана и Хусайна. Абдулла ибн Саба начал декларировать свою любовь к Али вести активную пропаганду в его пользу, с целью внести раскол среди мусульман. Он заявлял, что Али является наследником пророка и его ближайшим человеком. Однако этот же двуличный человек, спустя время начал выражать недовольство самим Али и назначенными им наместниками.

Начало смуте (фитне) в Халифате было положено в Куфе, где начались сплетни в адрес наместника этой провинции Саида ибн аль-Аса. Эти слухи начали стремительно распространяться среди невежественных людей, в большинстве своем недавно принявшим Ислам и переросли в мятеж. Эти события, произошедшие на десятый год правления халифа Османа положили начало дестабилизации политической обстановки в Халифате.

В 34 году хиджры, группа мятежных куфийцев выступила из Куфы в сторону Дамаска, однако скоро вернулась обратно, а затем отправилась в Джазиру. Но там против них принял жесткие меры наместник этой провинции - сын Халида ибн Валида Абдурахман. В составе куфийцев был Малик ибн Харис аль-Аштар ан-Нахли, который был отправлен в Медину. Его принял халиф Осман и позволил ему поселиться там, где он захочет. Тогда Аштар предпочел снова вернуться в Джазиру к Абдурахману ибн Халиду ибн Валиду. В это же время Ибн ас-Севда (Абдулла ибн Саба) посредством своих людей также разжигал огонь смуты.

В том же году в сезон хаджа халиф Осман собрал наместников провинций на совет. Среди прибывших были Муавия ибн Абу Суфьян, Амр ибн аль-Ас, Абдулла ибн Сад ибн Абу Сарх, Саид ибн аль-Ас и Абдулла ибн Амир. Халиф обменялся с ними мнениями по поводу всех этих проблем. В ответ, некоторые наместники предложили ему послать мятежно настроенных людей на фронт и занять их таким образом, другие предложили дать им обильное материальное вознаграждение и завершить этот вопрос. Однако Осман не принял ни одного из этих предложений.

После этого наместники вернулись в свои провинции, а халиф Осман начал получать еще большие жалобы в адрес наместника Куфы Саида ибн аль-Аса. Куфийцы просили его низложить Саида и послать к ним вместо него Абу Мусу аль-Ашари. Тогда Осман пошел навстречу этим просьбам и удовлетворил их просьбу. Абу Муса стал наместником Куфы. Однако смутьянов это не остановило и они продолжали проводить антигосударственную пропаганду.

Для ознакомления с положением дел на местах, халиф Осман отправил в провинции Сподвижников, которым он доверял. Мухаммад ибн Маслама отправился в Куфу, Усама ибн Зейд в Басру, Абдулла ибн Омар в Сирию и Аммар ибн Йасир в Египет. Все они приехали с обнадеживающими сведениями о том, что положение в провинциях стабильное. Только Аммар ибн Йасир, приехавший позднее всех сообщил, что в Египте ходят зловредные слухи.

В 35 году из Египта в Хиджаз прибыла группа, которая на словах заявляла о том, что едет в малое паломничество (умру). Однако на самом деле они ехали с намерением предъявить претензии халифу и стремилить въехать в Медину и дестабилизировать там обстановку. Прибыв в столицу, они добились того, что их принял Осман, которому они донесли свои жалобы. Осман обратился к ним с речью и с помощью Али ибн Абу Талиба и Мухаммада ибн Масламы говорил с ними и они договорились. Им было обещано, что халиф займется их проблемами и удовлетворит их требования. Египтяне вернулись в свою провинцию и, казалось, что инцидент был исчерпан. Однако по пути мятежники вели пропаганду с населением для того, чтобы и они собрались и пошли в Медину с жалобами на своих правителей. Это делалось с целью ввергнуть столицу в хаос.

Таким образом, набралось около 600-1000 египтян, к которым примкнули анархисты из Куфы и Басры и все они выступили в Хиджаз. Мятежники продвигались разделившись на 4 группы. Египетских мятежников возглавлял Аль-Гафики ибн Харб аль-Каки. С ними находился и иудей Абдулла ибн Саба. На словах они заявляли о своих симпатиях к Али ибн Абу Талибу и выдавали себя за его сторонников. Куфийских анархистов возглавлял Амр ибн аль-Асам с ними находился и Зейд ибн Савхан аль-Абди. Басрийских же анархистов же возглавлял Харкус ибн Зухейр аль-Сади. С ним находился Хаким ибн Джаба аль-Абди.

Мятежники притворились паломниками и не вызвали подозрений местных властей. Тем более, никому и в голову не могло прийти, что они намерены совершить покушение на халифа Османа.

Наконец эти группы проникли в Медину с трех направлений. Население города выразило недовольство проникновением в город вооруженных групп. Халиф Осман обратился к Али ибн Абу Талибу Тальхе, Зубейру, Мухаммаду ибн Масламе и другим находящимся в городе Сподвижникам за помощью. Все они поддержали его и вместе с ним отправились к мятежникам. К ним обратился Али с требованием того, чтобы они вернулись обратно. Казалось, что анархисты согласились с этим и повернули обратно. Однако когда Али и другие сподвижники разошлись, они продолжили свое продвижение и окружили дом Османа. Тогда Али срочно прибыл туда и спросил у них о причинах их возвращения. Мятежники ответили, что им стало известно, что Осман послал послание наместнику Египта, в котором приказал ему казнить всех участвовавших в этом восстании людей. Сын Абу Бакра Мухаммад показал Али письмо Османа наместнику Египта, как доказательство их слов.

Тогда Али сказал, что если это дело касается только египтян, то, что же здесь делают басрийцы и куфийцы? Они ответили, что поклялись быть вместе со своими товарищами. И тогда стало ясно, что все эти события не были случайностью, а стали результатом тщательно спланированной акции.

Вначале осада дома Османа носила формальный характер. Он мог свободно перемещаться и к нему свободно могли приходить и другие люди. Однако затем мятежники запретили это делать. Дело в том, что Осман вызвал на помощь войска из Дамаска, Египта и Басры под командованием Хабиба ибн Масламы, Муавии ибн Худейджа и Каки ибн Амра.

Во время пятничного намаза, Осман выступил с обращением к восставшим, однако они его постоянно перебивали и мешали говорить. Тогда разгневанные Сподвижники, собравшиеся в мечети выступили в защиту халифа и между сторонами произошел первый конфликт. Противоборствующие стороны забросали друг друга камнями. Сторонники халифа решили вооружиться и дать вооруженный отпор мятежникам, однако Осман запретил им это делать. После этого события халиф посетил дома Али, Тальхи и Зубейра. Это был последний его выход из своего дома. После этого мятежники не давали ему такой возможности. Даже намаз начал вести один из лидеров бунтовщиков Аль-Гафики ибн Харб аль-Каки, правда в случае присутствия Али или Тальхи он уступал им это место.

Постепенно мятежники ужесточали осаду. Долодошло до того, что они запретили поставлять в дом халифа воду и продовольствие. С этих условиях его друзья решили отправить к нему на помощь своих сыновей. На защиту халифа Османа отправились Абдулла сын Аббаса, Абдулла сын Омара, Абдулла сын Зубейра, двое сыновей Али - Хасан и Хусайн, Мухаммад сын Тальхи и другие. Однако Осман категорически запретил им использовать оружие против мятежников.

Наконец пришло известие о подходе в Медину войск из Сирии. Узнав об этом мятежников охватила паника и они решили войти в дом Османа. Однако охранявшая вход в его дом группа в которой были Хасан сын Али, Абдулла сын Зубейра, Мухаммад сын Тальхи, Марван сын Хакама, Саид сын Аса помешали им. Тогда они устремились к другому входу и подожгли его. Ворвавшись в дом, Аль-Гафики ибн Харб аль-Каки нанес удар Османа по голове и умертвил его. В его убийстве участвовали также Судан ибн Хамран и Кинана ибн Бишр ибн Утаб. Одному из охранников Османа удалось убить одного из убийц - Судана ибн Хамрана. Однако и он был убит. Мятежники подожгли дом Османа. Все это случилось 18 зульхиджа 35 года хиджры. Халифу Осману тогда было 82 года.

ХАЛИФАТ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ЧЕТВЕРТОГО ПРАВЕДНОГО ХАЛИФА АЛИ ИБН АБУ ТАЛИБА

После убийства халифа Османа в Медине фактически не было власти. Временно функцию власти в течение первых пяти дней после убийства халифа взял на себя лидер мятежников Аль-Гафики бин Харб аль-Каки. Бунтовщики прекрасно понимали, что их лидер не может оставаться у власти и необходимо назначение нового халифа. Но без совета сподвижников из числа ансаров и мухаджиров это не могло осуществиться. Мусульмане, в той ситуации, просто не восприняли бы иную власть.

В то же время мятежники, представлявшие в городе значительную политическую силу, были кровно заинтересованы в том, чтобы уйти от ответственности за убийство халифа Османа и старались привести к власти человека, которым они могли манипулировать и претворять в жизнь свои интересы. Они хотели добиться созыва Совета мухаджиров и ансаров для избрания нового халифа и оказать на них давление с целью провести халифом "удобного" им человека. Но в этом вопросе между ними начались споры относительно претендента на власть. Дело в том, что мятежники были представлены различными регионами. Египтяне хотели бы видеть халифом Али ибн Абу Талиба, басрийцы Тальху ибн Убайдуллаха, куфийцы же Зубейра бин аль-Авама . Однако все эти сподвижники Пророка отказались от предложения мятежников. И они решили обратиться к еще двум влиятельным людям из числа сподвижников Пророка - Саду ибн Абу Ваккасу и Абдулле ибн Омару с тем же предложением. Но и от них они получили отказ.

И все же в конечном итоге все они сошлись на кандидатуре Али ибн Абу Талиба и еще раз предложили ему прийти к власти. Но Али вторично ответил отказом "Я не претендую на власть. Для меня будет лучше и дальше оставаться не Амиром , а Визирем . Я такой же, как все. Кого вы выберите, с тем я соглашусь".

Опасаясь того, что в Медину в ближайшее время подойдет армия и подавит мятеж, бунтовщики пригрозили устроить в городе резню и перебить всех сподвижников Пророка, включая Али и Зубейра, в случае, если мединцы не изберут нового халифа. Положение осложнялось с каждым днем, поэтому горожане и сподвижники Пророка обратились к Али со словами: "Мы выбираем тебя. Ты же видишь, что Ислам в опасности". Однако Али и на этот раз ответил отказом, ссылаясь на сложность создавшейся обстановки. Но после настойчивых обращений он дал свое согласие стать четвертым халифом. Будучи умным и влиятельным человеком он понял, что в противном случае события могут развиваться в еще более опасном направлении и могут грозить новыми непредсказуемыми потрясениями для мусульманского общества. На следующий день народ присягнул Али . В числе присягавших в тот день были Тальха и Зубейр. Это произошло в конце месяца зульхиджа 35 года хиджры.

Став халифом Али стремился прежде всего удалить из Медины бунтовщиков. Они уже добились избрания нового халифа, но теперь они требовали смещения глав провинций, назначенных Османом. Только в этом случае они могли удалиться из города, посчитав свою миссию выполненной. В противном случае они угрожали очередной дестабилизацией политической обстановки в халифате.

У Али, как у нового халифа, также были планы кадровой перестановки наместников провинций, и он принял решение о кадровых перестановках, несмотря на то, что некоторые сподвижники не советовали ему пока этого делать. Он считал, что халиф вправе отзывать и назначать новых наместников провинций. В противном случае терялся авторитет халифа, как главы государства и это могло грозить распадом единого государства на мелкие княжества.

Таким образом, Али назначил наместником Басры Османа ибн Хунейфа, наместником Йемена Убайдуллаха ибн Аббаса, наместником Египта Кайса ибн Саада ибн Убабу. Наместника Куфы Абу Мусу аль-Ашари он оставил на своем месте по причине того, что тот сразу привел к присяге новому халифу все население провинции. С Меккой возникли осложнения. Несмотря на то, что он назначил туда наместником Халида ибн аль-Аса ибн Хишама ибн Мугиру аль Махзуми, мекканцы отказались его признавать. Здесь собралась часть мединцев, некоторые низложенные Али наместники провинций, и представители рода Омеййадов. Они выразили недовольство происходившими в государстве процессами. Вскоре сюда, с ведома Али, приехали Тальха и Зубейр. Таким образом Мекка превратилась в один из центров оппозиции новому Халифу и оставалась без представителя центральной власти. Лишь позднее сюда был назначен Кусам ибн Аббас.

Другое серьезное сопротивление Халиф Али встретил в лице правителя Сирии Муавии ибн Абу Суфьяна из рода Омеййадов, который к тому времени превратился в достаточно влиятельного и популярного человека. Он не присягнул Али, несмотря на то, что халиф ему предлагал это сделать. Он решил выждать и посмотреть чем же каков будет расклад сил между Али и восставшими бунтовщиками в Медине. Тогда Али сместил Муавию, и послал туда наместником Сахля ибн Хунайфа. Однако его не пропустили в эту провинцию.

Несмотря на наличие оппозиции новому халифу, халифат Али является законным и соответствующим Шариату, так как его признало большинство провинций. В целом политическое положение в халифате оставалось сложным и неоднозначным. Значительная часть общественности выражала недовольство по причине того, что в Медине все еще оставались бунтовщики убившие халифа Османа. В связи с этим они отказывались повиноваться Али. С другой стороны социальная база мятежников и их влияние на общество были также значительными. Али понимал необходимость наказания бунтовщиков, однако с другой стороны поспешные действия в этом направлении могли обернуться опасными последствиями. Поэтому он стремился в первую очередь упрочить свою власть, которая на тот момент была довольно шаткой, путем приведения к покорности основной массы сподвижников и народа, и добиться присяги всех провинций, включая Сирию. Лишь после этого он мог начать юридическое преследование убийц Османа.

Однако именно этот вопрос стал причиной гражданского противостояния в халифате. Значительная часть общественности, включая некоторых сподвижников, требовала немедленного наказания убийц Османа.

Так, часть населения Египта отказалась присягнуть халифу. Эти люди ушли в местность под названием Харбета. Назначенный халифом Али наместник Египта Кайс ибн Сад ибн Убада видя сложность положения в провинции не применял по отношению к ним никаких карательных мер. Однако с другой стороны Али понимал, что наличие такой оппозиции может в конечном итоге привести к потере контроля над всей провинцией. Поэтому он дал распоряжение Кайсу попытаться силой привести их к повиновению. Однако Кайс счел более верной свою точку зрения и не стал выполнять это распоряжение. Он подал в отставку и приехал к Али в Медину. Вместо него Али назначил наместником Египта Мухаммада ибн Абу Бакра . Тот сразу же приступил к исполнению приказа халифа по ликвидации оплота оппозиции в Харбете. Однако Мухаммад ибн Абу Бакр так и не сумел справиться с этой сложной задачей. Поэтому халиф Али отозвал его и назначил на его место Аль-Аштара ан-Нахи. Однако по дороге в Египет он умер от отравления. После этого халиф Али вновь назначил на должность наместника провинции Мухаммада ибн Абу Бакра и призвал куфийцев помочь ему навести порядок в Египте, однако сильной армии против повстанцев ему собрать так и не удалось. Все эти события закончились тем, что Египет был захвачен наместником Сирии Муавией ибн Абу Суфьяном, который послал туда Амра ибн аль-Аса. В результате этих событий погиб Мухаммад ибн Абу Бакр. Таким образом, в 38 году хиджры Египет вышел из-под контроля халифа Али. Сложная ситуация сложилась и в Куфе. Ее наместник Абу Муса аль-Ашари был миролюбивым человеком и сразу признал власть Али. Однако в провинции, как и в некоторых других регионах халифата также сформировалась оппозиция против халифа Али. Абу Муса не рисковал принудить их к повиновению силовыми средствами, несмотря на то, что халиф настаивал на давлении против них. Это привело к отставке наместника. Аналогичное положение сложилось и в Мекке. Выше уже говорилось о недовольстве части общества в этом городе. Мединцы, которые вернулись в Мекку после хаджа, узнав об убийстве Османа решили уехать из города в Басру, стремясь избежать быть вовлеченными в антигосударственный мятеж . Помимо этого, торговля в Мекке пришла в упадок, и они стремились уехать в более оживленную местность. К ним присоединились и некоторые мекканцы, в том числе и жена пророка Аиша.

Таким образом, караван, численностью в 700 человек, выехал из Мекки в направлении Басры. Однако по пути к нему стали примыкать представители сочувствующих им племен и численность каравана возросла до 3000 человек.

Тем временем Али, принял решение силой принудить Сирию к повиновению. Для этого он обратился к народу с призывом добровольно прийти в армию. Однако этот призыв был встречен без особого энтузиазма. Но он никого не принуждал силой. Одновременно Али обратился к наместникам Египта, Куфы и Басры с приказом поддержать его военную экспедицию. Примечательно, что он не обращался и не искал поддержки у мятежников, убивших Османа, несмотря на то, что они были очень сильны и могли оказать ему в этом предприятии большую помощь. Это говорит о том, что Али не поддерживал и не имел ничего общего с бунтовщиками. Он также не дал им ни одного государственного поста.

В это время Али получил известие о продвижении большой массы людей из Мекки в Басру. Он срочно собрал силы и направился в Басру с целью опередить направляющихся туда мекканцев и примкнувших к ним представителям других племен, но опоздал.

В самой же Басре сложилось сложное политическое положение. Несмотря на то, что в город прибыл новый наместник Осман ибн Хунейф, назначенный халифом Али, и низложен старый наместник Абдулла ибн Амир, тем не менее далеко не все политические силы признали новую власть. Часть из них призывали к наказанию убийц Османа, другие воздерживались от покорности халифу Али из соображений собственной безопасности. Положение осложнилось тем, что к городу подходил отряд из Мекки, и сюда тайно вошел старый наместник Абдулла ибн Амир. В этих условиях Осман ибн Хунейф начал предпринимать чрезвычайные меры и попытался воспрепятствовать вхождению мекканцев в город. Стороны заняли позиции в местечке Мирбед. Однако постепенно Осман ибн Хунейф терял сторонников и в конечном итоге он был захвачен мятежниками, которые были замешаны в убийстве Османа и был выслан из города. Эти мятежники не были заинтересованы в установлении стабильной власти в городе, боясь возмездия за свои преступления. В результате город перешел в руки новоприбывших переселенцев из Мекки, которые в большинстве своем были представлены не мекканцами, во главе с Аишой, Тальхой и Зубейром, а примкнувшими к ним по пути различными бедуинами. Они сразу начали расправу над мятежниками, которые участвовали в восстании против халифа Османа. Почти все они были убиты. Более того, они разослали во все концы халифата гонцов с призывом последовать их примеру и начать физическую рассправу с убийцами Османа . Естественно, что подобные действия не могли привести к положительным результатам и еще более накалили обстановку. Кланы, к которым принадлежали убитые пришельцами из Мекки участники восстания против Османа, возмутились этими расправами и сочли, что они были организованы халифом Али, который не имел к этим событиям никакого отношения и с самого начала опасался такого развития событий. В результате всего этого, эти кланы открыто выступили против Али.

В этой ситуации Халиф Али срочно отправил своего посланца к Аише, Тальхе и Зубейру для проведения переговоров. Он поручил ему убедить их в бесперспективности таких действий и призвал к единству, стабильности и укреплению законной власти в халифате, после чего можно было бы приступить к цивилизованному юридическому преследованию убийц халифа Османа, а не самосуду над ними. Аиша, Тальха и Зубейр полностью согласились с ним и приняли все предложения Али, который занял позицию в местечке Зи-Кар. К Али из Басры начали прибывать делегации от местных кланов с предложением мира Он заверил их в том, что в его отряде нет ни одного мятежника. И басрийцы пригласили его лично прибыть в город.

Мятежники, участники восстания против Османа поняли, что если соглашение между Али, жителями Басры и Аишей, Тальхой, Зубейром вступит в силу они могут понести наказание за свои деяния. Поэтому они подготовили свой план действий по недопущению этого единения. Они хотели ввести смуту и натравить стороны друг на друга с целью очередной дестабилизации положения в Халифате.

И им это удалось. Все началось с того, что ими был спровацирован обычный бытовой конфликт между несколькими участниками тех событий. После этого в этот конфликт постепенно втянулось все больше людей и началось побоище. Халиф Али сделал все возможное для предотвращения кровопролития, но ситуация уже вышла из под его контроля. В разгар этих событий ему удалось встретиться на нейтральной полосе с Тальхой и Зубейром. После этой встречи Зубейр понял всю бесперспективность этого конфликта и отказался участвовать в нем. Он ушел с места событий, но был убит в результате заговора преступником по имени Ибн Джурмуз. Тальха был тяжело ранен в бою и вскоре скончался. Аише также угрожала опасность, но ее спасли. А позже Али отправил ее на родину.

Эта битва, получившая название Джамаль окончилась победой войск Халифа Али. Мусульманские историки писали, что с их стороны в бою принимало участие 20000 человек, а с противоположной стороны 30000 человек. С обеих сторон погибло 15000 бойцов.

После этой победы Али оставил в Басре наместником Абдуллу ибн Аббаса и двинулся на непокорную ему Сирию.

Муавия ибн Абу Суфьян был наместником Сирии еще со времен халифа Омара. За все это время он сумел привлечь к себе симпатии жителей провинции, и был очень популярен. Известие об убийстве Османа вызвало бурю негодования и протестов в Сирии. Народ требовал наказания мятежников и освобождения Медины от них. Спустя некоторое время из Медины поступили сообщения о том, что халифом избран Али. Однако в то же время распространились слухи о том, что за него не дали голоса члены Совета сподвижников Пророка Сад ибн Абу Ваккас, Усама ибн Зейд, Мухаммад ибн Маслама, Хасан ибн Сабит, Зейд ибн Сабит, Кааб ибн Малик, а Тальха и Зубейр были вынуждены дать свои голоса за Али под принуждением.

В связи с этим полной ясности о положении в Медине не было. Да и известия, а тем более подробности, доходили до Сирии из столицы почти за месяц. Кроме того, сирийцы сочли, что Али не владеет ситуацией в связи с тем, что в Медине хозяйничали мятежники, убившие Османа. Скоро им стало также известно о том, что значительная часть мединцев ушла в Мекку, чтобы избежать смуты. Эти обстоятельства привели к тому, что Муавия воздержался от присяги новому Халифу, а назначенный Халифом Али новый наместник провинции Сахл ибн Хунейф не был допущен в Сирию.

Спустя некоторое время сирийцы узнали о событиях в Басре и битве Джамаль. Стало ясно, что стабильности в Халифате достичь пока не удается. Одновременно с этим в различных регионах Халифата было очевидно недовольство тем обстоятельством, что убийцы Османа до сих пор не наказаны. Эти новые обстоятельства еще более укрепили Муавию во мнении о необходимости воздержания от признания халифа Али.

По пути в Сирию в месяце раджаб 36 года хиджры Али остановился в Куфе и в течение 4-х месяцев собирался силами. За это время он отправил к Муавие нескольких посланников с предложением подчиниться и присягнуть ему. Но от Муавии ответа не последовало. В месяце Зульхиджа Али с иракцами перешел в наступление и вошел в Сирию. Муавия также собрал верные ему силы и выступил против халифа Али. Стороны встретились в местечке Сиффин. Боевые действия велись с перерывами в течение нескольких месяцев и вошли в решающую фазу в месяце сафар 37 года. В результате сражений армия Муавии оказалась в сложном положении и стала терять свои позиции. Тогда сирийцы нанизали на кончики копий листы Корана, и призвали иракцев во главе с халифом Али и Аль-Аштаром к миру. Они пошли им навстречу и тоже склонились к мирному решению проблемы.

Стороны приступили к переговорам. Со стороны халифа Али переговоры с Муавией вел Аль-Аштар. Наместник Сирии предложил решить вопрос посредством двух третейских судей. Пока же Муавия обязался отвести свои силы в направлении Дамаска, а Али должен был вернуться в Куфу. На этом основании было подписано перемирие, которое было единогласно одобрено сирийской стороной.

Однако со стороны иракцев условиями перемирия были согласны далеко не все. После взаимного отвода войск с линии фронта, в лагере Халифа Али возникли разногласия и значительная часть его сторонников подняла мятеж и отказалась войти в Куфу. Они отделились от основной части армии и ушли в местность Харура. Этим самым они выразили свой протест против перемирия между халифом Али и Муавией. Там они избрали своим руководителем Шибса ибн Риби и превратились в организованную политическую силу. Али отправил к ним двух посланцев с предложением немедленно вернуться и не вносить раскол в его ряды. Однако мятежники потребовали от него немедленного возвращения в Сирию и продолжения войны с Муавией. Опротестовав идею третейского суда они выступили под лозунгом: "Решение принадлежит только Аллаху". Так в Халифате возникла новая серьезная политическая сила - хариджизм .

Наконец, третейский суд состоялся. Однако представитель Муавии Амр ибн аль-Ас и представитель Али Абу Муса аль-Ашари так и не пришли ни к каким позитивным результатам и разошлись ни с чем.

После провала надежды на решение проблемы на третейском суде, Али решил вновь начать военные действия против Муавии. Однако у него появились проблемы с мятежниками, которые покинули его после Сиффинской битвы. Постепенно они превращались в новый очаг нестабильности и смуты в халифате. Поэтому халиф Али, понимая, что должен обеспечить себе надежные тылы перед новым походом на Сирию выступил против них и разгромил их в сражении при Нахраване . Почти все мятежники были перебиты. Но после этой победы у Али появились новые проблемы. Дело в том, что большинство мятежников, которых он перебил были родом из Куфы. А среди его сторонников также большинство составляли куфийцы, многие из которых имели родственные отношения с погибшими бунтовщиками. Они начали проявлять некоторые признаки недовольства и стали причиной нестабильности в армии. Опасаясь этого, Али решил отложить свою военную кампанию против Сирии на более позднее время.

Необходимо также отметить, что разгром хариджитов при Нахраване не решил проблемы ликвидации этой мятежной группировки, как это казалось вначале. Они оказались весьма живучими и стали популярными среди определенной части общества в Халифате. Представители этой экстремистской группировки проникли во все сферы общественной и политической жизни. Даже в армии самого Али их было немало. Постепенно они стали использовать тактику партизанской борьбы, заговоров, совершать террористические и диверсионные акции. Эта проблема превратилась в серьезный дестабилизирующий фактор для многих последующих мусульманских правителей.

Возникали и другие проблемы. Например в провинциях Парс и Керман персидское население отказалось платить налог харадж для государственной казны и подняло восстание изгнав наместника Сахля ибн Хунейфа. Али пришлось отправить туда Зияда ибн Аби для наведения порядка.

Конец правления халифа Али ознаменовался ослаблением центральной власти в государстве. Политическая нестабильность и постоянные политические потрясения привели к ослаблению его личного авторитета. Осложнилось и экономическое положение. Али стал терять контроль над ситуацией в провинциях и даже над своими ближайшими подданными. Он так и до конца не сумел поручиться поддержкой части сподвижников и общества. Используя это положение, активизировались и внешние враги халифата. Так, Византия старалась вернуть себе потерянные в ходе войны свои бывшие провинции .

Естественно, что в такой обстановке Муавия и не помышлял о признании халифа Али. Более того, в условиях ослабления центральной власти в Халифате он решил взять инициативу в свои руки и увеличить сферу своего влияния. Постепенно он превращался в сильного политического деятеля.

Первого серьезного успеха он добился в Египте посредством Амра ибн аль-Аса. Использовав оппозиционные настроения против Халифа Али у части египетского общества Амр установил в 38 году контроль над этой провинцией. Этим шагом Муавия заявил о себе уже не просто как о непокорном наместнике провинции Сирия, а как о серьезном политическом сопернике Али . Фактически халифат раскололся.

С 39 года Муавия перешел в наступление на близлежащие к его владениям иракские провинции, подконтрольные халифу Али. Отряд, численностью в 2000 бойцов под командованием Нумана ибн Башира был отправлен в Айн ат-Тамр а 6000-й отряд под командованием Суфьяна ибн Афва вошел в город Анбар, но затем возвратился оттуда назад. Даххак ибн Кайс попытался взять Тадмур, но потерпел поражение от войск халифа Али под командованием Хаджара ибн Ади. Муавия также отправил Абдуллаха ибн Масада аль-Фазари во главе отряда, численностью в 1700 бойцов на Тейму. Иракское население охватила паника.

В 40 году Муавия предпринял наступление на Хиджаз. Али потерял контроль над целым рядом провинций и сдавал свои позиции. Вначале в Медину вошел посланный наместником Сирии отряд, численностью в 3000 бойцов под командованием Бишра ибн Абу Арта. Наместник Халифа Али Абу Аййуб аль-Ансари был вынужден оставить город и приехать в Куфу. После этого Бишр двинулся на Мекку и занял ее. Наместник Халифа Али Абу Муса аль-Ашари был низложен, однако его пощадили и сохранили ему жизнь.

После этого армия Муавии двинулась на Йемен, население которого пригласило его в эту провинцию по причине недовольства политикой наместника Убайдуллаха ибн Аббаса, назначенного Али. Убайдуллах пожаловался Али на то, что местное население нарушает правила торговли установленные Шариатом. В ответ Али призвал население подчиниться закону, в противном случае, он обещал силой навести порядок. В результате этого местные лидеры решили перейти на сторону Муавии и попросили у него помощи. В результате ставленник Муавии Бишр ибн Абу Арт занял эту провинцию двинувшись сюда из Мекки. Убайдуллах ибн Аббас вынужден был бежать в Куфу. Однако после этого силы, подконтрольные Халифу Али, во главе с Джарией ибн Кудамой и Вахбом ибн Масудом перешли в контрнаступление и освободили от войск Муавии Йемен, Мекку и Медину. Но в ходе этой операции они получили известие о трагической гибели Али от рук хариджитского террориста Ибн Муджама.

Дело в том, что после поражения при Нахраване, хариджиты решили отомстить за гибель своих соратников и во что бы то ни стало убить халифа Али. Одновременно они считали, что виновниками всех событий, происшедших за последние годы являются также Муавия ибн Абу Суфьян и Амр ибн аль-Ас. Они были уверены, что в случае смерти этих людей Халифат будет спасен.

С этой целью они отправили к ним трех террористов-фанатиков с целью убить их во время утреннего намаза. Абдурахман ибн Мулджам аль-Муради был отправлен к Халифу Али, Мурад ибн Абдулла к Муавие, и Амр ибн Бекр ат-Тамими к Амру ибн аль-Асу. Они должны были убить их 17 Рамадана 40 года года хиджры.

В результате этого заговора халиф Али был тяжело ранен и скончался спустя несколько дней. Муавия получил ранение в ногу, но рана оказалась не смертельной. Наместник Муавии в Египте Амр ибн аль-Ас же вообще не явился на утреннюю молитву, а послал вместо себя начальника полиции Хариджу ибн Хузафу. Того убийца принял за Амра ибн аль-Аса и убил его.

Али не назвал преемника для халифата и повелел оставить этот вопрос на усмотрение своих сторонников. После его смерти подконтрольный ему народ избрал халифом его сына Хасана. Хасан ибн Али же понимал, что расклад сил в государстве складывается не в его пользу. Поэтому он начал вести переговоры с Муавией о передаче власти ему. В результате Муавия в 41 году приехал в Куфу. А Хасан, сдав власть новому халифу, вместе со свои братом Хусейном уехал в Медину.

Этим событием период "Праведных халифов" завершился и государство стало монархическим. Муавия основал династию Омеййадов. Омеййады оставались у власти почти 100 лет.

"ВАХХАБИЗМ" В РОССИИ: МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

Актуальность проблемы в контексте национальных интересов страны

Дмитрий Жантиев

Об авторе: Дмитрий Рустамович Жантиев - доктор исторических наук, Институт исламской цивилизации (Москва).

   Слова "ваххабиты" и "ваххабизм", еще несколько лет назад известные лишь узкому кругу исламоведов, сегодня практически ежедневно встречаются на страницах газет и в сообщениях электронных СМИ. Так называемые "ваххабиты" прочно стали отождествляться с экстремистами и террористами. Однако для специалиста-востоковеда все представляется вовсе не так однозначно, тем более что предмет сегодняшнего обсуждения тесно связан с проблемой соотношения национальных интересов России и интересов мира ислама. Сразу подчеркнем, что мир ислама - не что-то чужое и далекое по отношению к России. Значительная часть коренных граждан России принадлежит одновременно и к миру ислама.

   Всесторонний учет интересов мусульман в процессе государственного строительства является, по нашему глубокому убеждению, одной из важнейших задач для России. Мне кажется, не нужно специально доказывать, какую опасность несет в себе противопоставление одной части ее населения другой по религиозному признаку. Сегодня с большим удовлетворением можно констатировать, что это хорошо осознается и признается высшим руководством страны, у которого, судя по всему, нет сомнений в том, что ислам органичен для исторических судеб России. И вместе с тем все более усиливается впечатление, что в нашей же стране ислам нередко представляется в качестве чего-то если не враждебного ей, то чуждого, побочного. Такое впечатление особенно усиливается, когда мы становимся свидетелями того, как многие средства массовой информации весьма активно, порой просто азартно, если не сказать бесцеремонно, вмешиваются в дискуссии, идущие среди самих мусульман. Справедливости ради заметим, что сами такие дискуссии нередко возникают тогда, когда тот или иной духовный лидер смешает идеологические акценты в определенном, желательном для него или группы его сторонников направлении в зависимости от многих конкретных обстоятельств. В результате поверхностного или, что еще хуже, предвзятого освещения подобного рода дискуссий в средствах массовой информации, зачастую налицо прямо-таки настоящее жонглирование терминами и понятиями, превращение их в расхожие ярлыки и политические штампы.

   ИСТОРИЯ ПРОБЛЕМЫ

   Специалистам хорошо известно, что арабское слово "аль-ваххабийя" не самоназвание, а простонародное прозвище, возникающее в XVIII веке среди противников религиозно-обновленческого движения в Аравии, основоположником которого стал шейх Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб, причем не случайно.

   Начнем с того, что он был потомственным алимом, отнюдь не политиком, причем жил в то время, когда на обширных просторах Аравийского полуострова и в сопредельных регионах исламскому вероучению грозила самая настоящая деградация, что особенно проявлялось в повсеместном распространении суеверий и просто откровенного язычества.

   Отсюда понятен главный призыв шейха Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба - возврат к чистому исламу, к его фундаментальным основам и принципам. Он никогда не противопоставлял себя четырем имамам - основоположникам четырех мусульманских мазхабов, названных по их именам: "аль-мазхабу аль-ханафий", "...аш-шафиий", "...аль-маликий" и "...аль-ханбалий". Верность всех четырех мазхабов никогда не подвергалась сомнению со стороны шейха. В его проповеди не было ничего такого, что противоречило бы общепризнанным взглядам большинства авторитетных имамов-факихов или было бы нацелено на их опровержение.

   Важно также заметить, что ни сам шейх Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб, ни его проповедь не преследовали политических целей. Что же касается его взаимодействия и даже союза с первым государством Саудитов, то оно осуществлялось в целях защиты от враждебной бедуинской среды.

   Наконец, хочется заметить, что прозвище "аль-ваххабийя" для обозначения призыва, с которым выступил Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб, являлся в принципе неверным с точки зрения литературного арабского языка. Следуя его строю и правилам нормативной грамматики, этот призыв должен был бы именоваться как "аль-мухаммадийя", но никак не "аль-ваххабийя", как раз то самое слово, которое впоследствии перекочевало на страницы сочинений европейских авторов.

   В своей проповеднической деятельности шейх Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб никоим образом не претендовал на создание новой религиозной общины, но ставил перед собой вполне четко обозначенную им самим цель: вернуть окружавшее его аравийское общество к изначальным установлениям и принципам ислама.

   Ни ему самому, ни его сподвижникам не могло прийти в голову обособить себя и свой призыв каким-то специальным термином. Отсюда понятно, что название "аль-ваххабийя" могло быть рождено кем угодно, но только не ими самими.

   Итак, мы лишний раз убеждаемся, насколько неверно говорить о "ваххабизме" как о секте (для ислама термин "секта" вообще едва ли применим, коль скоро в нем в отличие от христианства отсутствует институт Церкви и не существует механизмов канонизации тех или иных доктринальных положений).

   Особенно следует подчеркнуть несостоятельность утверждения тех оппонентов аль-Ваххаба, которые обвиняли его в пренебрежительном отношении к личности самого Пророка Мухаммада. Вот как отзывался об этом сам шейх: "Все утверждения моих оппонентов о том, что я запрещаю молитву о Пророке, а также то, что я якобы чуть ли не приказывал разрушить могилу Пророка, да благословит Его Аллах и да приветствует, - все это ложь и клевета".

   МУСУЛЬМАНСКИЕ МЫСЛИТЕЛИ О ПОДЛИННОМ ИСЛАМЕ

   Попытки опорочить личность шейха Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба и его обновленческий призыв начались уже при его жизни. Но время, как всегда, ставит все на свои места. И лучшим подтверждением тому служат те высокие оценки, которые он получил у авторитетных мусульманских реформаторов и мыслителей нового и новейшего времени. Так, известный исламский реформатор на рубеже XIX и XX веков шейх Мухаммад Рашид Рида отзывался о нем следующим образом: "Шейх Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб был одним из тех справедливых обновленцев, которые призвали к очищению единобожия, к искренней вере в единого Аллаха против предосудительных новшеств и строптивых прегрешений". А вот характеристика, данная великим арабским писателем и просветителем Таха Хусейном: "Это исправительное движение, основоположником которого стал недждийский шейх Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб, является мощным призывом к подлинному исламу, очищенному от примесей многобожия и язычества".

   Как же далеки от этих и многих других оценок как личность самого Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба, так и его проповеди, те, ставшие столь расхожими, если не сказать модными, комментарии и идейно-политические ярлыки, которые низводят его учение к примитивному экстремизму, терроризму и т.п.

   Показательно, что серьезные специалисты, вынужденные по тем или иным причинам пользоваться псевдотермином "ваххабизм" и его производными, неизменно сопровождают их вводными замечаниями типа "так называемый". Но в любом случае, независимо oт выбора выражений, всякий непредвзятый взгляд не обнаруживает какой-либо органичной связи между последователями шейха Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба, с одной стороны, и экстремизмом и терроризмом - с другой. Наличие подобной связи до сих пор не подкрепляется никакими доказательствами.

   Следует обратить внимание на очевидную непродуктивность и крайнюю опасность использования таких терминов, как "ваххабизм", "фундаментализм", "исламский экстремизм" в качестве универсальных политических ярлыков как в силу их весьма сомнительной научной корректности, так и в силу практической несостоятельности. Ведь если следовать логике подобных оценочных клише, то придется, например, именовать разные по своей природе и политической мотивации проявления экстремизма в христианском мире - от Северной Ирландии до Латинской Америки, от Пиренеев до Закавказья - не иначе как "христианским экстремизмом", "христианским терроризмом" или "христианским фундаментализмом". Приведенное сравнение с христианскими реалиями позволяет особенно четко осознать, что штамп "ваххабизм" и его производные в России и ряде других стран СНГ используются в действительности в отношении весьма разнородных по своему происхождению оппозиционных мусульманских группировок.

   ИСТОРИЯ ПОЯВЛЕНИЯ ПОНЯТИЯ "ВАХХАБИЗМ" В РОССИИ

   Слово "ваххабиты" впервые стало применяться еще в СССР по отношению к политизированным исламским группировкам в республиках Центральной Азии и на Северном Кавказе в конце 80-х - начале 90-х годов. Эти разнородные идейные группы и течения осуждали деятельность тогдашних официальных властей и духовных управлений, пропагандировали образ жизни в соответствии со своим пониманием Корана и Сунны. Однако большинство их не имело под собой серьезной богословской базы, и в результате внешним сторонам исламского культа, то есть форме, придавалось нередко даже большее значение, нежели сути.

   И это было всеобщей бедой, так как на территории бывшего СССР в результате десятилетий тотальной войны против всякой религиозной идеологии, в том числе и исламской, практически исчезли мусульманские богословы-факихи, вооруженные глубокими знаниями как ислама, так и арабского языка, без чего, как известно, не может быть ни уверенного иджтихада, ни надежной фетвы.

   Тщательный, непредвзятый анализ ситуации в Дагестане, Чечне, на Северном Кавказе показывает, что так называемые ваххабитские общины несмотря на заметное распространение не имели и не имеют ни общих организационных структур, ни тем более единого руководства. Более того, они, как правило, отмежевываются от самого ярлыка "ваххабиты", который применяют по отношению к ним их идейные и политические оппоненты. Отмечаемый многими современными наблюдателями непримиримый антагонизм возрожденцев-радикалов и традиционалистов-суфиев на Северном Кавказе состоит в том, что первые объявляют все, не соответствующее, по их мнению, букве Корана и Сунны, "недозволенными новшествами" и даже проявлениями многобожия, в то время как традиционалисты, в свою очередь, обвиняют своих оппонентов в неуважении к вековым обычаям и традициям.

   В то же время было бы в высшей степени ошибочным по сути и крайне опасным политически огульно причислять тех, кому навешивают ярлык "ваххабитов", непременно к числу сепаратистов, экстремистов, террористов и т.п. Подавляющее большинство так называемых ваххабитских общин Северного Кавказа не просто сохраняют лояльность по отношению к федеральным властям, но и ждут от них защиты от произвола местных чиновников, чье поведение в значительной мере явилось как раз питательной почвой для проявления недовольства среди широких масс населения и стихийного поиска ими путей и средств противодействия этому произволу.

   РОССИЯ И ИСЛАМСКИЙ МИР

   Было бы, очевидно, преувеличением полагать, что активизация деятельности авторитетных международных мусульманских организаций в целом и их гуманитарной и миссионерской деятельности в частности ставила своей целью распад России. Достаточно напомнить, что именно с мощной и единой Россией у всех без исключения зарубежных мусульман связывается надежда на восстановление многополюсного мира, который бы противостоял глобализации.

   Проблема, на наш взгляд, состоит в том, что многие, если не абсолютное большинство, зарубежные мусульманские проповедники и эмиссары международных мусульманских организаций приезжали в Россию и сопредельные с ней регионы бывшего СССР, не представляя себе истинного состояния духовной жизни наших мусульман, уровня их знаний об исламе, заранее значительно преуменьшая их. В итоге они нередко сталкивались с непониманием и возражениями, разумеется, не в отношении основ вероучения, а в том, что касалось ритуально-практической стороны. Все это усугублялось незнанием местных языков, традиций и современных реалий.

   Отсюда естественно, что развитие событий, конечно же, нельзя назвать безоблачным. Наряду с серьезными, авторитетными мусульманскими организациями в Россию пытаются проникать силы, носящие экстремистский характер. Из-за них-то порой и складывается негативное впечатление о деятельности остальных.

   Можно отметить и другие факторы, оказывающие негативное воздействие на общественное мнение в России в отношении мира ислама: непрекращающаяся гражданская война в Афганистане, отягощенная военным вмешательством извне; внутренние разногласия и споры среди российских мусульманских деятелей, нередко опрометчиво выносимые на широкое общественное обсуждение, также играют свою негативную роль. Впрочем, следует признать, что в данной сфере есть заметные перемены к лучшему. Например, созданный по инициативе председателя Духовного управления мусульман Европейской части России шейха Равиля Гайнутдина и его коллег в многочисленных мусульманских приходах России Совет муфтиев России играет свою положительную роль в достижении согласия и координации действий среди мусульманских духовных лидеров и соответственно российских мусульман в целом.

   К сожалению, воздействие ошибочных стереотипов в отношении ислама совсем еще недавно сказывалось на выборе нашей страной в отношении различных мусульманских государств той или иной политической линии, не всегда в полной мере отвечавшей глубоким национальным интересам России. Отрадно, что этот сложный период начинает последовательно и успешно преодолеваться. Здесь, очевидно, нет нужды специально доказывать всю стратегическую выгоду партнерских и даже союзнических взаимоотношений между Россией и ее южными соседями, в том числе всеми без исключения арабскими странами, включая страны Ближнего Востока, Аравийского полуострова или Северной Африки. В этой связи достаточно еще раз подчеркнуть, что ни одна исламская страна не ставит под сомнение территориальную целостность России.

   Тем не менее попытки поссорить исламский мир с нашей страной вполне очевидны. И здесь всегда следует помнить, кому в конечном счете выгодно создавать условия напряженных отношений между Россией и исламскими странами. Несомненно, прежде всего тем, кто, взяв на вооружение идею о непременном, фатальном столкновении цивилизаций, имеет в виду столкновение именно с миром ислама и его великой цивилизацией. Это те же самые силы, что стремятся форсировать процесс глобализации как средство для утверждения однополярного мира.

   Следует отметить необходимость постоянной всесторонней и скоординированной разъяснительной и просветительской работы наших научных и общественных структур и СМИ, которая будет способствовать преодолению ложных и недопустимых с точки зрения национальных интересов России стереотипов в отношении ислама.

1



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: