БИБЛЕИСТИКА

Диакон Константин Польсков

 

ИСПОЛНЕНИЕ И ЧАЯНИЕ

Об одной из сторон богословия апостола Павла

 

Каждый, кто внимательно читает Новый Завет, должно быть, сталкивался с тем, что в Посланиях апостола Павла нередко можно найти два ряда текстов, которые повествуют об одном и том же явлении, но совершенно по-разному: как о уже совершенном и еще только ожидаемом1. Перефразируя терминологию о. Георгия Флоровского, мы можем говорить не только об антиномии "актуальной" и "потенциальной" эсхатологии, но и "актуальной" и "потенциальной" сотериологии, то есть о нашем спасении как совершенном факте и как о том, чего мы только ожидаем. Так, если в Послании к Римлянам апостол Павел упоминает наше оправдание во Христе в ожидании будущего спасения (Рим 5:1-11), то в Посланиях из уз он дерзновенно пишет о спасении как факте уже совершенном во Христе: "и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом, - благодатью вы спасены, - и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе" (Еф 2:5-6). Интересно, что в перспективе "уже и еще не" им рассматривается даже такое одноразовое свершение, как крещение. Постараемся это показать.

В третьей главе Послания к Галатам апостол Павел пишет: "Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись" (Гал 3:27). Здесь употребляется форма аориста (enedusasqe - облеклись). Крестившись, мы соединились со Христом? имеем Его в себе и сами являемся богоносцами2. "Тела ваши суть члены Христовы (1 Кор 6:15)", - говорит Апостол. То, что совершилось в крещении, уже имеет непреложную реальность. Но параллельно с этим мы читаем, что апостол Павел продолжает без устали трудиться, чтобы Христос смог "вообразиться" (Гал 4:19) в верующих и преобразить их тела (Фил 3:21). Из этого можно сделать вывод, что мы еще только ожидаем будущего преображения и спасения. Для того, чтобы найти ключ к разумению мысли Апостола, необходимо выяснить, что он имеет в виду в первом и во втором случае. Не ставя себе задачи дать исчерпывающий анализ, мы хотим лишь высказать некоторые идеи.

Часто можно видеть, что апостол Павел использует известные ветхозаветные образы, говоря об их исполнении во Христе и христианах. Знание этого факта делает его мысль более понятной. Например, христологический гимн из Послания к Филиппийцам (Фил 2:5-11) имеет тематическое и формальное сходство с известными гимнами Слуги Господня3. Таким нарочитым параллелизмом апостол Павел доказывает своим читателям, что Иисус из Назарета есть Тот, на Ком в точности исполнились слова Пророка о страждущем Мессии, преходящем от позора и уничижения в Божественную славу. По-видимому, с образом облачения во Христа мы также имеем подобный прием. Так можно считать, поскольку из множества предсказаний книги Пророка Исаии, говорящих о грядущем Новом Завете Бога и Его народа, есть ряд таких, которые напрямую относятся к нашей теме. Приведем лишь некоторые из них. В 49 главе Исаия сравнивает облачение Сиона в новые ризы с символом его прощения и восстановления в Божественном избранничестве (Ис 49:14-18). Связанный с этой же темой призыв к Сиону "отрясти с себя прах", "снять цепи", отложить нечистоту и "облечься в силу и одежды величествия" (Ис 52:1-2) уже очень близок к образу из Послания к Галатам. Однако наиболее яркие примеры мы находим в 61 главе книги: "Дух Господа Бога на Мне, ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим, <…> что им дастся вместо унылого духа славная одежда и назовут их сильными правдою, насаждением Господа во славу Его" (Ис 61:1-3). "Риза спасения", "одежда правды" (Ис 61:10-11), обещанная Богом через Пророка, есть Сам Господь. В Евангелии Христос открыто относит эти слова к Себе (Лк 4:18-19), вот почему Новый Завет наследовал данный образ. Если сравнить к тому же, как употребляет Апостол глагол ejnduvnw (облачаться) в тех местах своих Посланий, где он прямо не затрагивает темы крещения, то становится очевидным, что он никогда не использует его в прямом смысле "одеваться", но всегда в переносном - "сочетаться с Богом", "принять Господа". Так, мы встречаем следующие выражения: "облечемся (enduswmeqa) в оружие света" (Рим 13:12), "облекитесь (endusasqe) в Господа нашего Иисуса Христа" (Рим 13:14), "облекитесь (endusasqe) во всеоружие Божие" (Еф 6:11), "облекитесь (endusasqe) <…> в любовь" (Кол 3:14)4. Следовательно, переносное значение глагола endunw в Посланиях, унаследованное Апостолом из Ветхого Завета, должно быть признано нормативным.

Теперь становится понятным, почему в Послании к Галатам крещение сравнивается с облачением в новые одежды, которыми является Сам Христос. Апостол Павел употребляет знакомый образ из книги пророка Исаии, указывая на исполнении пророчества. Кроме этого символ облачения во Христа обычно противопоставлен иному образу - отложению ветхого человека (Кол 3:9; Еф 4:22), совлечению "тела греховного (ti swma thV amartiaV)" (Рим 6:6), отвержению дел тьмы (Рим 13:12). Апостол Павел употребляет в этом случае однокоренной антоним apekduw (раздеваться, отлагать ризы), указывая на внутреннюю связь двух явлений. Акцент ставится на мистическом сочетании со Христом и отвержении греховной жизни, ведущем к духовному возрождению5. Итак, облачиться в новые славные одежды (Самого Христа) на языке апостола Павла значит быть возрожденным и усыновленным Богом6. В параллельных местах он говорит об этом как о сопричтении Христу и Его святости (Кол 3:10; Еф 4:24). В свою очередь, Святые Отцы толковали облачение во Христа в терминах обожения7.

Во втором Послании к Коринфянам есть образ, поясняющий и существенно дополняющий понимание того, что значит облечься во Христа. Речь идет о следующем стихе: "Мы воздыхаем, желая облечься (ependusasqai) в небесное наше жилище: Ибо мы, находясь в этой хижине, воздыхаем под бременем; потому что не хотим совлечься (ekdusasqai), но облечься (ependusasqai)" (2 Кор 5:2-4). Контекст проясняет мысль Апостола. Хотя апостол Павел повествует не о крещении, а о будущем преображении, мы можем сделать вывод, что несмотря на все болезни и "тление внешнего человека", о чем говорится в предыдущей главе, Апостол не враждебен к своему телу - источнику этой немощи. Если даже у него и возникают колебания "разрешиться или оставаться в плоти" (Фил 1:23-24), в конечном итоге он выбирает последнее. Для него сочетание Христу не есть разлучение с физическим телом, но представляет собой отказ от прежней греховной жизни, то есть по сути своей - явление духовное.

Однако апостол Павел далек от только спиритуалистического понимания последствий облачения во Христа, ибо крещение оказывает благое действие на всю полноту человеческого существа. Послание к Римлянам разъясняет, в чем же состоит это невидимое глазу, но абсолютно реальное преображение. "Итак, мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения" (Рим 6:4-5). Протопресвитер Александр Шмеман великолепно истолковал эти слова. Он напоминает, что форма таинства (трехкратное погружение в воду) реально соответствует его содержанию (нашей смерти и воскресению со Христом). В крещении через одно мы истинно приобщаемся к другому. Господь победил смерть, которая представляет собой не биологический феномен, а духовную реальность8. Сочетаясь Христу, человек вырывается из порочного круга смерти и греха. Отныне "наша жизнь сокрыта со Христом в Боге" (Кол 3:3). Мы воистину спасены и "призваны к наследию святых во свете" (Кол 1:12). И это пасхальное по своей сути утверждение относится апостолом Павлом не только к нашему "внутреннему человеку"9, но ко всему человеческому существу.

Нельзя осознать этого, не вспомнив укорененных в библейской традиции антропологических воззрений Апостола о психосоматическом единстве человека. "Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваши дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа" (1 Фес 5:23), - читаем мы в Первом Послании к Фессалоникийцам. Даже если в науке и остается открытым вопрос о том, был ли Апостол Павел дихотомист или трихотомист, главное то, что, с его точки зрения, в своей онтологической полноте человек не существует без материального тела10. Тело не только не препятствует богообщению, но и призвано к нему, ибо оно есть "храм живущего в нем Святого Духа" (1 Кор 6:19), в нем можно и нужно прославлять Бога (1 Кор 6:20). С другой стороны - отношение апостола Павла к телу определяется не только этим, поскольку антропологические воззрения Апостола не укладываются в схемы, унаследованные из иудаизма. Его учение о человеке имеет своим основанием факт воплощения Бога Слова. Сам Христос не возгнушался воспринять "зрак раба" (Фил 2:7), т.е. воистину вочеловечился и имел во всем кроме греха подобное нам тело, в котором и соделал наше спасение. Следовательно, поскольку тело есть то, без чего человек не существует в своей полноте и то, что освящено самим Христом, нельзя упускать из виду, что через крещение тело в равной мере с духом и душой причастно обожению11.

Учение об этом мы также находим в Посланиях Апостола Павла. Его характерной особенностью является сильный эсхатологический акцент. "Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, - говорит он, - тогда же лицом к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан" (1 Кор 13:12)12. Поэтому осознать всю полноту происшедшего с человеческим телом в крещении можно будет лишь в будущем веке, когда мы обрящем "наше жительство на небесах" (Фил 3:20). До того времени мы продолжаем "носить сокровище в глиняных сосудах, чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам" (2 Кор 4:7). Только после второго пришествия, по словам Апостола, Христос "уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его" (Фил 3:21). Греческий оригинал помогает точнее понять истинный смысл этого чрезвычайно важного для нашей темы отрывка: oV metaschmatisei to swma thV tapeinwsewV hmwn, eiV ti genesqai auto summorfon tu`swmati thV doxhV autou. Нас интересует слово summorfon, производное от morfh. Апостол Павел обычно четко различает четыре близких по значению термина: morfh, eikwn, schma и tupoV. Ярчайший пример этого - знаменитый христологический гимн из второй главы Послания к Филиппийцам, где в нескольких стихах мы встречаем употребляемые в различном значении три первых термина. Использованное им здесь существительное morfh, по святоотеческому толкованию, означает сущность или то, что в невидимой природе становится видимым13. Сказать, что мы будем обладать morfh подобной Христу (summorfon - ср. род прилагательного определяется существительным to swma, от которого оно зависит), равносильно утверждению, что тело наше будет настолько обожено14, что станет неотличимо по свойствам от тела Самого Христа15. Апостол называет его "телом духовным" (1 Кор 15:44). Однако несмотря на этот эсхатологизм, апостол Павел уверен, что начало этого преображения через крещение положено уже в веке нынешнем. Так, в Послании к Галатам мы имеем чрезвычайно важное свидетельство: "Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос (acriV ou morfwqh CristiV en umaV)" (Гал 4:19). Речь идет о том плоде, который проповедь Апостола должна принести в христианах. Его желание таково, чтобы они, как и сам Апостол, могли сказать о себе: "Уже не я живу, но живет во мне Христос" (Гал 2:20). Однокоренной слову "сообразный" (summorfon) глагол "изобразится" (morfaw) в цитируемом стихе говорит о том, что то, полное, уподобление Христу начинается уже в земной жизни. По толкованию святителя Иоанна Златоустого, речь идет о стяжании утерянного подобия Божьего в человеке16, так же понимает это место и святитель Феофан Затворник17.

Но, как известно, в библейской традиции понятию "подобие Божие" предшествует понятие "образа Божьего". Эту же схему мы находим и в Посланиях апостола Павла. Подобие Божие обретается человеком через возвращение к образу Божьему, благодаря которому в нас отображается Сама Пресвятая Троица. Но, вместе с тем, так как, по словам священномученика Иринея Лионского, Христос есть видимое невидимого Отца18, то "обновление в познание по образу создавшего" (Кол 3:10) есть восстановление в нас и помраченного грехом образа Слова Божьего. Из Посланий мы узнаем, что такое свершение есть действие в нас Святого Духа (ср. 2 Кор 1:22), которым мы запечатлены (sfragisamenoV) через принятие в крещении Сына (Еф 1:13-15) и облачение в Него. Значит, полученный в таинстве в залог Дух (2 Кор 1:22; 5:5) "утверждает нас во внутреннем человеке" (Еф 3:16). И именно Он восстанавливает в нас образ Христов. Иначе говоря, само крещение есть лишь начало нашего спасения. Через него мы имеем возможность уже в нынешней жизни приобщиться тому, что вполне стяжаем в будущем веке, когда "все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова" (Еф 4:13)19. Тогда это будет означать полное преображение Духом Святым человеческой личности: ": как мы носили образ перстного, будем носить образ небесного" (1 Кор 15:49). Данное высказывание нужно относить ко всей полноте человеческого существа, его телу, душе и духу, поскольку, как говорит Апостол каждый воскреснет "в своем порядке (en tu idiw tagmati)" (1 Кор 15:23), т.е. в полноте своих бытийных качеств.

Пневматологический аспект крещения, отраженный в апостольских Посланиях, чрезвычайно важно отметить, так как, по учению апостола Павла, "доступ к Отцу мы имеем через Него [Христа] в одном Духе" (Еф 2:18). Действие в мире Второго и Третьего Лиц Святой Троицы неразрывно связаны между собой. Дух Святой мы получаем, умерев со Христом. Именно Он запечатлевает на нашем естестве лик Христов. Следовательно, отмеченное В. Н. Лосским двойное домостроительство Бога Слова и Святого Духа может быть усмотрено уже в крещении, а вернее, в тех спасительных плодах, которые мы уже получили и еще только получим через него. Именно поэтому таинство Святого Духа, миропомазание, совершается в православной традиции сразу же за крещением. Одно есть исполнение другого. Христом мы получили Духа, Который обновляет в нас образ Христов и ведет нас к стяжанию полного подобия Богу.

Теперь мы можем вернуться к тому вопросу, которым задались в начале. Как же, с точки зрения апостола Павла, в крещении раскрывается антиномия актуальной и потенциальной сотериологии? С одной стороны, в нем наше спасение уже совершено, ибо Христос победил смерть, наш внутренний человек возродился в водах купели. Отныне и в самих бренных наших телесах Христос может жить и действовать, изменять их и делать Своими членами. Но с другой стороны - наше спасение мы только ожидаем, поскольку лишь во втором пришествии Дух, Которого мы получили, приняв Христа, и который в сердцах наших "вопиет: "Авва, Отче" (Гал 4:5), в полной мере восстановит в нас Его сияющий образ. И в этом возрождении всего человека преобразятся дух, душа и тело, через что мы стяжаем и полное подобие Богу, т.е. станем богами по благодати.

Значит слова Апостола Павла о нашем спасении, уже осуществленном Христом, к которому мы приобщаемся в крещении, не только не противоречат утверждениям о том, что оно свершится в эсхатологическом будущем, но и напротив находятся друг с другом в тесном единстве. Крестившись, мы стали "сограждане святым и свои Богу" (Еф 2:19), "новой тварью", с которой Бог примирился Иисусом Христом (1 Кор 5:17-18). Но от нас зависит, откликнемся ли мы на "увещевания Христовы": "Примиритесь с Богом" (1 Кор 5:19-20). На языке Святых Отцов это называется синергией, соработничеством Богу в деле нашего спасения. Значит, то, что мы назвали актуальной сотериологией, является фундаментом сотериологии потенциальной. Таким образом, крещение есть начало нашей личной Пасхи, осуществляющегося уже сейчас перехода от смерти и тьмы к свету и жизни с Богом и в Боге.



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: