«Бог создал мужчину отцом – ответственным!» (+ВИДЕО)

Беседа с протоиереем Димитрием Смирновым об отцовстве и проблемах, связанных с отцовством

Никита Филатов

Думается, никому не надо доказывать, как важен отец для ребенка. Но важен ли ребенок для отца? Если судить по числу разводов и брошенных отцами детей, получается, что не очень. Почему отцовство перестало быть для мужчины значимым? Как воспитать в себе отца? Какова роль отца в жизни семьи? И каким должен быть «правильный отец»? Об этом мы беседуем с протоиереем Димитрием Смирновым.

Часто мужчин ругают за безответственность, за нежелание быть отцами. А что такое вообще отцовство? Как правильно понимать это важное слово?

– Действительно, отцовство практически исчезло. Это большая больная проблема, и я не вижу возможности ее разрешить. Та либеральная концепция семьи, которая у нас строилась после 1917 года, дала свои результаты. Это последовательное разрушение семьи шло в несколько этапов, и каждый этап создавал либо базу для следующего этапа, либо прямо уже приводил к той ситуации, которую мы ныне обсуждаем.

Первое: это внедрение практики абортов в нашей стране. Это началось уже в 1920 году, когда еще не закончилась гражданская война. Но уже тем людям, которые правили бал в нашей стране и, как водится, приехали из-за границы, понадобилось убивать младенцев. Дело в том, что Россия была самой многодетной страной в Европе. И русская женщина была самой многоплодной. Средняя семья имела 8 детей, а 15–17 и даже до 20 – это было примерно как сейчас трое. Но подавляющее большинство должно было, по установкам новой власти, иметь одного ребенка. И сначала были аборты.

Далее шла пропаганда, что женщине надо идти на работу. Это были дополнительные рабочие руки. Женщины превращались в винтики индустрии. Особенно на конвейере женский труд был эффективен. А детей утешит государство – дети вырастали без родителей. И до сих пор, хотя сейчас уже XXI век, о чем мама мечтает? О детском садике и скорей бы на работу. Почему? А потому что воспитывать и растить детей – это самый тяжелый труд на свете. И физически, потому что ты собой не распоряжаешься никак, и психически, потому что тебе нельзя от ребенка отдохнуть, только в моменты, когда он спит. Причем не воспитывать своего ребенка – это уже женщиной рассматривается как некая навязчивая идея. Женская психология изменилась. Женщина знает, что есть возможность более легкой жизни. Работать у станка, работать на ферме – это гораздо более легкий труд, чем воспитывать десяток детей.

Женщина, жаждущая работать, обычно говорит: еще успею родить детей…

Современная женщина боится беременности. А когда ребенок не нужен матери, то он не нужен и отцу

– Люди всегда что-то говорят в свое оправдание. Мы не будем это рассматривать. Мы говорим о той ситуации, которая возникла в нашей стране. А если ребенок не нужен матери, то он не нужен и отцу. Ребенок воспринимается как какой-то раздражитель. Потому что если человек ориентирован на рождение детей, если он знает, что у всех вокруг по 8–10 детей, то и у него так будет. Причем знает это с малых лет. Потому что уже с 13 лет мальчик сознательно наблюдает, как это вообще бывает. Он думает: вот мне девушка понравится, она согласится выйти за меня замуж (а не просто пожить в гражданском браке в его удовольствие – потому что такого явления вообще не было до войны), я женюсь, и тогда я должен буду всю семью – целую такую инфраструктуру – обеспечивать. Как ее обеспечивал мой отец. Как мой дед и старенький прадедушка, который сейчас лежит на печке и отдыхает. Это была такая жизнь.

Женщину раскрепостили – мужчина раскрепостился сам. Раньше он предпочитал читать газету, а теперь смотрит футбол по телевизору, пьет пиво, водку, в сельской местности – самогон. От этого население вырождается, а все лишние дети – убиваются, потому что государство пропагандирует аборты. Единственное противозачаточное средство в стране было абортирование младенцев. Женщины на это смотрели как на вынужденную, иногда до трех раз в году, операцию. И убили людей десятки миллионов. И теперь вместо 700 миллионов население нашей страны от силы дотягивает до 145. А дальше это так и будет продолжаться.

Так что в ситуации, когда маленький мальчик нигде не видит отцовской ответственности, она у него и не появляется. У него появляются только биологические потребности в существе другого пола, которые он реализует без всякой ответственности.

И тут как раз еще и третий этап – распространение противозачаточных средств, их пропаганда.

Люди обмануты насчет вредных/безвредных, абортивных/неабортивных средств. А эти средства освобождают женщину от страха беременности. Потому что беременность вызывает у женщины страх, ибо она ведет к ответственности. Как, я должна кормить грудью?! Я должна оставить свои мечтания по поводу всяких институтов, по поводу турпоходов?! Я должна быть с ребенком?! Современная женщина больше всего на свете боится привязываться к ребенку. Он ей не нужен с первого дня беременности. Потому эту ситуацию большинство женщин разрешают убийством своего дитя. Но ведь не скажешь людям: я ребенка убиваю, потому что он мне жить мешает. Есть женщины искренние, откровенные, они так и говорят. Но большинство говорит другое: «У меня нет достаточных средств, чтобы его достойно воспитать, чтобы дать ему образование…», которого у нее нет, кстати. Сама она никогда не училась и не хотела учиться, а хотела гулять, а ребенку надо образование. Так говорят по телевизору, она этого наслушалась и теперь транслирует дальше.

В нашем народе в целом дети никому не нужны. Поэтому возникают такие случаи, как на Сямозере. Это прямое следствие халатности. Это безответственность внутренняя. Никто ни за кого не отвечает. Поэтому министр посылает людей в шахту, где происходят взрывы и пятеро погибают сразу; генерал приказывает летчикам отправляться в полет, хотя ему говорят: «Нельзя лететь при такой облачности, это опасно». Но он приказывает лететь, и самолет падает. Его потом ищет огромное количество людей, рискуя жизнью. Почему? Безответственность. Ответственность только перед начальством. Вот также и у женщины – ответственность только перед работой.

Вот сейчас продолжают показывать детектив, где муж всё время на работе, а жена идет к разводу. Потому что не понимает, почему у него вся жизнь – это его работа. «Жизнь – это работа» – так говорят певцы, так говорят актеры, они прямо-таки внушают это. Но Бог создал человека не актером, не математиком, не космонавтом, не президентом. Бог создал человека отцом. Ответственным! А если он при этом устроился на работу премьер-министром, или просто министром, или милиционером, то эта работа – средство добычи пропитания для семьи. Но, конечно, как человек ответственный, он должен свою работу выполнять ответственно, а не халтурно.

Отцовство воспитывается в семье. И если мальчик не видит примера, как он станет ответственным отцом?

У нас тонны проверяющих законов, а почему? – Безответственность. А ответственность рождается внутри семьи. Когда пятилетнему мальчику поручается ответственность за двухлетнюю девочку. И он с полной ответственностью докладывает папе: «Пап, всё хорошо. Она соску уронила, я ее помыл, а потом ей дал в ротик». Этого ничего нет. Этому нигде не учат. Чему учат? Учат демагогии. Говорить прекрасные слова, как надо. И слово «ответственность» звучит чаще всего. Причем оно совсем уже девальвировалось. А вместе с ним девальвировалось самое важное в человеческом народе служение – отцовство.

90% разведенных отцов не платят алименты. А у нас кричат, что русские своих не бросают. Русские бросают своих детей!

Ни за что не отвечаем – ни за семью, ни за что. Только вот если есть желание и сам человек назначает, что ему сделать можно для своих детей. Или вообще ничего не делать. Недаром приставы жалуются, что 90% разведенных отцов не платят алименты. Это показатель. А после этого кричат, что русские своих не бросают. Русские бросают своих детей! И так их воспитала власть. Те люди, которые захватили эту власть нелегитимным образом в 1917 году.

А как в таких условиях, когда в головах полная неопределенность, воспитать в себе чувство отцовства? Это вообще возможно? Есть такие примеры?

– Конечно, есть. Но, как говорит русская пословица позднего времени: «На осинке не растут апельсинки». И если мужчина чувствует себя отцом, значит, он где-то видел пример. Или у него обнаружился ген особой любви к своим детям. Или вместо влюбленности какая-то особая любовь рождается к жене. Потому что влюбленность – начало чувства, она же очень неглубока, а потом вырастает в такое могучее дерево любви.

Сегодня очень популярны курсы по отцовству, особенно в больших городах: Санкт-Петербурге, Москве…

– Это очень хорошо, но возникновение таких курсов говорит об утрате отцовства, а люди хотят научиться, что-то об этом узнать… Они чувствуют, как существа, созданные Богом, что у них что-то отвалилось без употребления. Это как если не ходить, то мышцы ног расслабятся и придется передвигаться на костылях. Так же и здесь. Я никогда на таких курсах не был, но надеюсь, что всё там организовано правильно. По крайней мере теоретически.

Предмет «Семья» нужно в школах вводить, потому что большинство детей не знает, что такое правильная семья.

Нередки ситуации, когда муж говорит своей жене: «Знаешь, я не готов еще стать отцом. Давай ты сделаешь аборт». А в чем должна проявляться эта готовность?..

– Да ни в чем! Это отговорка. Дело в том, что из-за противозачаточных средств родовая функция человека разрублена. Совокупление с женщиной не предполагает рождения ребенка. Даже было заимствовано из английского языка слово – «секс». И когда какая-то женщина говорила, что в Советском Союзе «секса нет», она говорила совершенно правильно, потому что тогда отношение к женщине было еще другое. А Богом все устроено так, весь этот наш родовой аппарат, вплоть до естественной радости, которую человек получает от соития, что вершина этой радости – рождение, вскармливание, воспитание и образование ребенка. Свадьба – это первый шаг, и последний шаг – когда твой ребенок получает аттестат зрелости: он стал человеком. Тут везде – неразрывная связь, а ее порубили – самым безжалостным образом.

Отец Димитрий, вы уже 40 лет занимаетесь воспитанием детей – и в самом широком смысле этих слов, и в узком тоже – воспитали собственного сына. Расскажите, пожалуйста, о ключевых моментах воспитания. Это будет полезно услышать особенно молодым родителям, которые только-только начинают входить во вкус материнства и отцовства.

– Самое главное – любить Бога больше жизни. А потом – свою семью, включая каждое дитя.

Дети дарят счастье такого вкуса, что не дает ничто более. Ни музыка, ни архитектура, ни наука – ничто. Это же творчество – растить деток, когда каждую минуту, может быть, нужно решать какие-то задачи, голова всё время работает. Это такая игра! Особенно говорить с детьми. Одно дело – говорить с трехлетним, другое – с четырехлетним. Ты видишь, как детская душа распускается, зреет. Видишь, как подростком он увлекается тем, что опасно, и стараешься его предупредить. А он не понимает, и ты вступаешь в такую педагогическую борьбу и наконец побеждаешь. Ведь ребенок обычно в 13 лет уже полностью подчинен детскому коллективу и для него родители – это обуза, они что-то всё время заставляют делать. И встает перед родителями вопрос: как не упустить? Есть такое выражение – «упустил ребенка». И ведь немало людей, достигших каких-то вершин на социальной лестнице, у которых с детьми – полный провал. Настолько глубокий, что люди бы согласились, чтобы ребенок был благополучным ценой их достижений на этой самой лестнице.

Мне бы хотелось поговорить и о правильных взаимоотношениях отца и сына, отца и дочери. Как ребенок должен воспринимать отца? Как друга, как грозного учителя или как доброго наставника?

Отец для ребенка – кумир. Правильное отцовство – это когда ребенок хочет быть «как папа»

– Отец для ребенка – это всё. Это кумир. Правильное отцовство – это когда ребенок хочет быть «как папа». Я хочу быть священником, как папа; я хочу быть милиционером, как папа; я хочу быть водителем грузовика, как папа. Значит, папа для ребенка является авторитетом. Это очень правильно. Хотя в дальнейшем ребенок может изменить свои планы, стать хирургом или учителем.

У ребенка появляются склонности к чему-то, и папа его в этом поощряет. Отдает его в те кружки, которые способны развить нужные способности, и советует тот колледж или вуз, где эти способности раскроются.

А мама тут может заменить папу?

– Конечно, мама многое может. У женщины, в общем-то, есть все, что необходимо ребенку, но ребенок чувствует ущербность, когда у него нет папы. И потом, по устройству психики мужчины гораздо более дальновидны. Глядя, как ребенок пускает кораблики из газеты, папа может увидеть в нем адмирала. А мама – нет. Мама увидит только, что сын намочил свои штанишки или гольфики. А адмирала не увидит. Папа же заметит, что сын не очень-то любит катать машинки – его водная стихия манит. Тогда он будет ему соответствующие игрушки покупать. Потом устроит его в лагерь, где вяжут морские узлы. Потом будет ему читать про русских гениев морских сражений. И сердечко загорится у мальчонки: «Я хочу быть как Лазарев! Я хочу быть как Нахимов! Я хочу быть как Федор Федорович Ушаков…»

Так появляются династии врачей, учителей?..

– Конечно! Именно когда папа во главе династии. Вот чтобы мама была офицер и дети тоже захотели стать офицерами – я такого в своей жизни не встречал. А три поколения офицеров – встречал.

Я недавно прочитал очень интересную статью о школе Рачинского, в которой были воспитаны несколько поколений детей. Это были крестьянские дети, которые даже латынь знали. Школа организована мужчиной, преподавали там тоже в основном мужчины… А сейчас у нас все образование и воспитание в детских садах и школах – женское.

– Это один из результатов порочной советской системы воспитания.   

И эта система готовила верных слуг государству?

– Да. Главное – государство, ему надо и жизнь, и свой труд отдавать. И еще уметь всякие слова правильные говорить. Результат – разрушенная семья. Повсеместно. Вот и возникают такие явления, как женское образование. Сто лет назад все педагоги были мужчины – и в гимназиях, и в иных школах. А теперь если мужчина идет в школу… Есть педагоги-мужчины, их иногда по телевизору показывают… Это такие неудачники. Или энтузиасты. Но подобных тому, какого в фильме «Доживем до понедельника» сыграл наш дорогой Вячеслав Тихонов, – нет. Это все мечты…

Кадр из фильма «Доживем до понедельника». Вячеслав Тихонов в роли учителя истории И.С.Мельникова Кадр из фильма «Доживем до понедельника». Вячеслав Тихонов в роли учителя истории И.С.Мельникова     

Многие боятся быть многодетными – многодетным отцом или многодетной матерью, боятся иметь больше одного-двух детей. Как следствие этого – утрачена культура семьи, семейное мышление. Мало кто осознает себя отцом и матерью.

– Причина не только в этом. Очень важный момент таков: человек – животное общественное, и он очень боится быть белой вороной. Тем более что общество всё время подчеркивает эту белизну. Общество хочет быть черными воронами. Недавно я наблюдал, как две вороны заклевали до смерти третью. Вот – символ нашего общества. Каждая семья живет убийством собственных детей. Потому что дети – это препятствие к свободе, препятствие к тому, чтобы купить себе лишние колготки и прочее. Дети пожирают свободное время.

А общественное мнение известно: «Понарожали!..»; «А чего это я должна пропускать вас, если у вас 10 детей? А если свиноматка придет с 12, я должна и ее пропускать?»… Общество настроено своей жизнью, своими абортами, своей завистью – а она у людей есть, против многодетных. И не всякий человек отважится плыть против течения. Хотя есть такие, кто любит плыть против течения. Но это же единицы на 100 тысяч! Они бывают флагманами науки, медицины, искусства, потому что, чтобы выбиться в люди, нужно плыть против течения. Всегда таких немного.

Поэтому, чтобы воспитать в себе отца, – возвращаюсь к вашему вопросу – я бы всем юным порекомендовал начать заниматься каким-нибудь спортом, где развивается качество единоборца: боксом, борьбой, – где ты должен победить соперника. Это развивает волю. А еще развивать в себе рыцарство. Правильное отношение к женщине. Не спорить с женщиной, считаться с ней. И всё свое благородство тратить на то, чтобы ее жизнь делать прекрасной, чтобы ей послужить. Как твоей жене, как матери твоих детей, как бабушке, как прабабушке… Вот роль мужчины. И она прекрасна! Самое высшее счастье – оказаться среди внуков и правнуков, которых сто человек.

Часто мужчины женятся на разведенных женщинах, у которых есть дети от первого брака, иногда уже совсем не маленькие…

– Любые аномалии – это всегда дополнительные сложности. Я однажды в электричке познакомился с женщиной без обеих ног. А она ехала с двумя детьми. Конечно, ее мужу труднее, чем всем другим мужьям. Потому что с ней в кино сходить, например, – уже проблема: ее же надо в коляске везти…

Второй брак – это тоже аномалия. И если ты женишься на женщине с детьми, то твоя задача усложняется. Но всё решаемо, если эту задачу ты воспринимаешь как собственную. И как обязанность перед Богом. Что такое женитьба? Женитьба – это взять на себя ответственность за эту женщину перед Богом и перед ее родителями. Они 20 с лишним лет старались ее вырастить не для того, чтобы ты над ней измывался.

У меня есть хороший друг, журналист, семьянин, у него уже двое сыновей. Когда мы с ним встречаемся, он просто сияет, рассказывая о детях. Говорит: это такой удивительный мир!..

– Он вкусил отцовства. Потому что это блаженство. Разве можно сравнить общение со своими сыновьями с какой-то журналистикой? Ей же всего 300 лет, а дети рождаются уже много тысяч лет – со времен Адама.

И, знаете, он очень озабочен вопросом соответствующей литературы, которая помогла бы ему воспитывать своих детей. Сейчас читает «Книгу об отцовстве» протоиерея Андрея Лоргуса. И он все время ищет книги, которые помогли бы ему, все время в поиске… Что можно было бы порекомендовать отцам почитать?

Главная книга для отца – Библия. Но эта книга непростая, из нее надо уметь извлекать важное

– Есть такая книга, называется Библия. Отличная книга. Рембрандт ван Рейн читал ее всю жизнь. Но эта книга непростая, из нее еще надо уметь извлекать важное. Книга многоплановая. Ее писало много людей. Но главный, конечно, Господь – дирижер, который этот оркестр авторов вел к одной цели. Перед нами партитура, а уж как мы сыграем эту музыку, зависит от нашего опыта, искусства, молитвы. Этого достаточно. Можно даже выписать из нее всё про детей и постараться понять это. Потому что одно дело – древний человек, который это писал, другое дело – современный, новый.

А то, что ищет, – это хорошо: он видел в детстве пример правильных родителей. Семейное сознание передается органически. Семья – это преемственность, предание семейное, в котором растворено народное предание, оплодотворенное Преданием Церкви. Потому что народ наш 700 лет воспитывала только Церковь. Никаких иных воспитательных технологий не было. Священник на службе читал Евангелие, Толковые Евангелия святых отцов – самых-самых умнейших людей: Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста… Читал Пролог. Люди были чрезвычайно образованны в духовных вопросах. И ребенок, когда рос, на каждом новом этапе своего умственного развития слышал слово духовное – достаточно было только ходить в Церковь.

С протоиереем Димитрием Смирновым беседовал Никита ФилатовВидео: Мультимедийный блог протоиерея Димитрия Смирнова


Читайте также



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: