Православный календарь Поместные церкви
Tweet

Как обрести счастье? (+ВИДЕО)

Протоиерей Олег Стеняев

Каждый человек стремится к счастью. Но возможно ли его достижение, если понимать счастье по-человечески? В чем и как можно обрести абсолютное счастье? И может ли покаяние быть счастьем? Отвечает протоиерей Олег Стеняев.

Что такое счастье? Счастье – это, прежде всего, выражение внутренней благости, которую человек обнаруживает в себе. В Священном Писании, в 1 Послании к Фессалоникийцам, апостол Павел пишет: «Всегда радуйтесь» (1 Фес. 5: 16). И радость есть, как и счастье, осознание внутренней благости.

Любой человек стремится к счастью, но неизбежное противоречие человеческого бытия заключается в том, что в разные периоды своей жизни человек видит свое счастье и благость и цель в чем-то определенном, но по прошествии времени он теряет эту цель как счастье и не испытывает по поводу ее достижения никакой радости. Например, молодой человек считает, что для него главная цель и настоящее счастье – получить хорошее образование. Он стремится к хорошему образованию, употребляет усилия, старания, он получает прекрасный диплом и… теряет эту цель как цель и уже не видит счастье только в этом. Потом молодой человек говорит себе: «Подлинная моя цель и настоящее счастье – это хорошая профессия, когда меня, такого образованного, возьмут на хорошую должность». Он стремится к хорошей профессии как к цели, он видит в этом источник счастья, достигает этого – и теряет как цель и как благость, как счастье в абсолютном понимании этого слова. Он говорит себе: «Наверное, семья, которую я должен создать, – это и есть та цель, то благо, необходимое для меня, источник счастья, к которому я должен стремиться». Он стремится к этому, достигает этого – и теряет как цель и через какое-то время и как благо: дети выросли, разъехались, красота супруги померкла, и он уже не испытывает счастья.

И еще одно неизбежное противоречие человеческой жизни заключается в том, что человек умирает – вот к этому он точно не стремился, это точно не имел в виду как цель и в этом не видел для себя никакого блага и никакого счастья.

Теперь давайте посмотрим, как святые отцы оценивают счастье в его человеческом, плотском понимании. Святитель Григорий Богослов писал: «Таков человеческий род, таково и человеческое счастье: оно подобно самым неприметным следам корабля, которые прорезываются спереди и исчезают сзади», то есть счастье как волны, которые прорезываются спереди носом корабля бороздками в воде, а затем исчезают сзади него. Человеческое счастье слишком поспешно, преходяще. И оно перестает являться целью, оно не несет в себе радости, то есть оно уже не есть счастье в абсолютном смысле, ибо, достигая чего-либо, человек вскоре всё это и теряет. Потому святитель Григорий Богослов писал: «Не будь привязан к счастью, которое разрушается временем. А что время строит, время же и разрушает».

Бог не принимает такого служения Ему, которое не совмещается со счастьем и весельем

Счастье в библейском понимании – это счастье, которое, начавшись в этой жизни, сопровождает нас на протяжении всего нашего земного пути и не покидает в самой смерти. То есть истинное счастье – это некое состояние души, которое никогда не прекращается. И в Священном Писании, в книге Второзаконие Пятикнижия Моисеева, мы находим очень интересные слова: «За то, что ты не служил Господу Богу твоему с веселием и радостию сердца при изобилии всего, будешь служить врагу твоему, которого пошлет на тебя Господь, в голоде, и жажде, и наготе и во всяком недостатке; он возложит на шею твою железное ярмо, так что измучит тебя» (Втор. 28: 47–48). Здесь говорится о том, что Бог не принимает такого служения Ему, которое не совмещается со счастьем и весельем. И если человек исполняет ту или иную заповедь без радости и веселья, то Бог не принимает такого исполнения Своего закона. И даже сказано, что человек будет изгнан со своей собственной земли, потому что он не оценил того, что имеет.

Когда мы стремимся к плотскому счастью, то, всякий раз достигая этого «счастья», мы тут же его и теряем как цель, как благо и как счастье. Совсем об ином счастье говорится и в 1-м псалме царя Давида, который начинается словами: «Блажен муж» – «Ашрэ хаим» по-еврейски; слово «ашрэ» означает «блаженство, которое, возникнув, не прекращается», то есть которое не зависит от нашего настроения – сегодня утром у меня хорошее настроение, а к вечеру оно изменилось. Счастье, которое обретется в жизни религиозного человека через дар спасения, по благодати – это то счастье, которое, начавшись в этом мире, не прекращается и в мире будущем.

Священномученик Киприан Карфагенский: «Первая степень счастья – не согрешать. Вторая степень счастья – сознавать согрешения»

А вот что говорит о счастье священномученик Киприан Карфагенский – он пишет как бы о двух ступенях счастья: «Первая степень счастья – не согрешать». Конечно, мы бы хотели не согрешать, но не для всех это доступно. И потому далее святой Киприан Карфагенский пишет: «Вторая степень счастья – сознавать согрешения». А как осознание согрешений может оказаться для нас чем-то счастливым? Разве осознание собственных согрешений не является источником неудовольствия самим собою? Не ввергает ли нас в состояние депрессии? Осознание собственной греховности сообщает человеку покаянный настрой, и человек может положить начатки покаяния, а если человек жив для покаяния, это значит, что он жив для исправления. Это значит, что осознающий свою греховность жив и для Божиего прощения. И, напротив, нечувствие своих грехов, нечувствие своих проблем – внутренних, духовных – есть путь погибели. И царь Давид в 117-м псалме восклицает: «Глас радости и спасения в жилищах праведников: десница Господня творит силу» (Пс. 117: 15). Наша праведность от веры в Иисуса Христа как в нашего Спасителя – мы на Него имеем всецелое упование в деле избавления от собственной греховности. И мы верим в то, что невозможное для человека личное исправление возможно для Бога и что чудом Божией благодати мы можем меняться.

В свое время, по-моему, Л.Н. Толстой использовал такой пример: представьте себе, что человек стоит перед грудой мраморных кусков и пытается собрать эти куски: ему кажется, что это Пегас. Но вдруг по одному осколку он понимает, что это никакой не Пегас, это совсем другая статуя. И теперь, собирая другую статую, он с каждым кусочком убеждается, что принял правильное решение. Так и человеческий путь поиска счастья и путь духовный очень разнятся. Когда человеку кажется, что счастье связано только с плотскими наслаждениями, он все время будет испытывать то, что он обманут в своих ожиданиях. Да, образование – хорошая цель, но это еще не счастье в абсолютном смысле. Да, хорошая профессия – это хорошая цель, но это еще не счастье в абсолютном смысле. Хорошая семья – да, но это еще не счастье в абсолютном смысле. А вот примириться с Богом, избрать стезю Евангелия, идти по этой стезе – здесь с каждым шагом человек убеждается, что он принял очень важное решение. И призыв апостола Павла: «Всегда радуйтесь» опирается на его глубокое убеждение, что спасение даруется нам в Иисусе Христе как проявление Божественной милости. И подлинное счастье не теряется со временем, не обесценивается, не девальвируется – оно, начавшись в этой жизни, не прекращается и в вечной жизни. Поэтому для того, чтобы быть подлинно счастливым, надо выстроить правильную иерархию ценностей: что должно быть на первом месте, что на втором, что на третьем, что на четвертом. И если мы пойдем этим путем, то и наше образование, и наша работа, и наша семейная жизнь принесут нам утешение и благословение, если всё, что мы ни делаем, мы будем делать, как пишет апостол Павел, во имя Иисуса Христа. Как наши предки и говорили: «Без Бога не до порога».

Протоиерей Олег Стеняев


Читайте также



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: