«Лень – мать всех пороков» (+ВИДЕО)

Беседа с протоиереем Александром Салтыковым о лени и труде – физическом и духовном

Никита Филатов

Пожалуй, каждому знакома такая ситуация: надо что-то обязательно сделать, а так не хочется, и начинаешь придумывать отговорки: и работа не интересная, и нет у меня к этому способностей… А, может быть, честнее признаться себе: мне просто лень? О лени за тысячелетия написано много, и нет такого народа и такой культуры, в которой бы лень не порицалась. А что, собственно, стоит за состоянием лени? И всегда ли противоположный лени трудоголизм – хорошо? Ведь психологи советуют сдерживать себя в работе… И должна ли работа быть интересной? Что делать, если ленишься в духовном труде? И как побороть в себе лень? С этими вопросами мы обратились к протоиерею Александру Салтыкову, настоятелю храма Воскресения Христова в Кадашах.

Добрый день! Сегодня мы в гостях у протоиерея Александра Салтыкова – батюшки, который говорит на литературном языке XIX века. Здравствуйте, отец Александр!

– Здравствуйте! Благодарю за такую лестную характеристику, но боюсь, что я ее не заслуживаю.

Отец Александр, мы хотели бы поговорить о лени – с этим состоянием сталкивается каждый человек. А почему лень – это грех?

– В самом деле, почему лень – грех? Вот были Адам и Ева, они согрешили, но не были лентяями. Такого греха у них явно не было. Когда появилась лень? Откуда она взялась?

Конечно, лень является пороком, присущим всему человечеству. Лень отвратительна не только для христианина, а в любой культурной и исторической среде. И лень, конечно, отвратительна, преследуется, высмеивается, осуждается по очень простой причине: лентяй – это человек, который ничего не создает. Он не созидает, он только потребляет. Он становится обузой для своих родителей, для общества, он дармоед, он трутень. И за это его всячески высмеивают.

Питер Брейгель Старший. Страна лентяев. 1567 Питер Брейгель Старший. Страна лентяев. 1567

Есть замечательная картина художника XVI века Питера Брейгеля «Страна лентяев». Изображено роскошное дерево с яблоками, под ним лежат несколько человек – и им в рот с этого дерева падают яблоки. Прямо в рот! И делать ничего не надо. Такое вот представление лентяев о благополучии.

Лентяй – активный потребитель, но он ничего не хочет созидать. Только получать, только брать

Лентяй – активный потребитель, но он ничего не хочет созидать. Только получать, только брать. А когда нечего взять, потому что своего нет, что делать лентяю? Он берет чужое. Возможен и другой сценарий: он очень легко становится алкоголиком, развратником, совершенно ничтожной личностью.

За каждым грехом стоит бес. Есть бес алкоголизма, есть бес гордыни, и есть, несомненно, бес лени. И этот бес лени парализует волю человека. Потому-то лентяй перестает быть личностью. А ведь главное – быть личностью. Лентяй, даже если он одарен, не личность, потому что он ничего не создает. Это сонное существо, которое близко к овощу какому-то. И он легко становится обманщиком. Потому что лентяй готов на всё, чтобы жить благополучно, но при этом ничего не делать. Так что лень, действительно, мать всех пороков.

Батюшка, а можно известные слова «У меня Бог в душе» рассматривать как проявление лени?

– Слова «У меня Бог в душе» не проявление лени, а оправдание лени. Само это выражение довольно жалкое, малограмотное. «У меня Бог в душе» говорят люди, которые вообще не знают, что такое душа и Кто такой Бог. Они над этим просто не задумываются. И отделываются такой вот легкой фразой. Обычно говорят так: «Ну что вы ко мне пристали?! Я знаю, что Бог есть, потому что Он у меня в душе, но вот делать мне поэтому ничего и не надо». Есть ли у такого человека Бог в душе, это большой вопрос, потому что Бог пребывает только в чистой душе. Если же душа у человека не чиста, то благодать Божия от нее отходит.

Люди, которые так говорят, знают, конечно, что Бог в ином месте, не в их душе, но они не хотят трудиться над своей душой, над развитием своих духовных качеств, над познанием. А человек создан как существо познающее. Вот это чрезвычайно важно. Он homo sapiens – разумный, но разумность имеет смысл, только когда она используется. Что значит пользоваться разумностью? Это как раз и есть познавать. Разум – познающий орган. Вот в этом вся суть-то. Человек, не стремящийся к познанию, словно… ну вот как подросток, который не хочет учиться, а хочет прыгать, бегать, вести физиологическую жизнь. Он свою разумность, свою познавательную способность губит, и это связано с ленью.

Отец Александр, вот такая ситуация: человек вынужден делать работу, которая ему совершенно не нравится; скажем, он работает поваром, но мог бы стать программистом или хорошим водителем, только не смог пока себя найти. И вот он как-то работает, но так себе, а другие воспринимают его как человека ленивого…

– Почему как ленивого? Просто этот человек не смог устроиться на другую работу и потому работает поваром, чтобы было на что жить. Это, кстати, тяжелый труд.

Но ведь он работает, не выкладываясь на сто процентов, просто втянулся, что называется. А если бы это была та работа, что ему по душе, в которой он бы себя нашел, он мог бы работать с полной отдачей…

– Работать с отдачей или без отдачи… Знаете, работать без отдачи и при этом все-таки работать – это не лень, нет. Тут другое. Тут такое довольно тяжелое душевное состояние может быть. Состояние угрюмости, пассивности – несомненно, а то и какой-то ожесточенности. Это сложный комплекс переживаний. У такого человека нет света в конце тоннеля. И прежде всего он далек от Бога. Света в конце тоннеля он не видит, темнота кругом, а он пытался этот свет найти в работе, которая его увлекала бы. Он хотел быть, допустим, писателем, а оказалось, что как писатель он не состоялся, совершенно никому не нужен, а надо зарабатывать на хлеб насущный… И он не может оторваться от своей мечты, чувствует, что предал свои идеалы. Он чувствует себя брошенным, ненужным, одиноким, обиженным. И он впадает в уныние.

Говорит, что все кругом виноваты?..

– Да, говорит, что все кругом виноваты. А уныние порождает лень. И ему ничего не хочется делать. Он работает спустя рукава, как у нас говорится, в полсилы. Он раздражен, гневлив…

Очень важно для формирования личности делать именно не то, что хочется, а то, что не хочется

Самореализация человека – это очень важно. Главное, чтобы люди могли себя найти. И здесь помогает только христианство. Только Церковь может человеку объяснить, как ему жить. Во-первых, она может его направить по правильному пути, может помочь ему тут. Во-вторых, если так сложились обстоятельства, что человек все же вынужден работать не по профилю, не в той профессии, в которой ему хотелось бы, Церковь может и должна ему объяснить – и она ему это объясняет, – что ничего не бывает без Промысла Божия. И что очень важно для формирования личности – а это самое главное, что есть на нашем пути, особенно в молодости, – сформировать себя как личность… так вот, очень важно для формирования личности именно делать не то, что хочу, а то, что не хочу. Вот это преодоление «хочу» – того хочу, сего хочу – важнейшая задача для христианина.

И, кстати говоря, в связи с ленью это тоже чрезвычайно важно. «Хочу получать лишь удовольствие», – так говорит только лентяй. Он пленник этого хотения. А Церковь, и древняя, и всех времен, все наши праведники всегда учили и учат: «Делай не то, что хочу, а то, что должен». И это была добродетель, которая воспитывалась во всех слоях русского общества: и в крестьянстве, и в купечестве, и в дворянстве, и в духовенстве. Всех людей, всю молодежь воспитывали так, чтобы они делали не то, что хочется, а то, что нужно. Нужно напрягаться, нужно делать, что тебе скажут. Это христианская установка.

Мне вспоминаются монастыри. Говорят, что на Афоне новоприбывшему дают такое послушание, к которому в мирской жизни он и близко никогда не подходил.

Фото: Епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов) Фото: Епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов)

– Так не только на Афоне, но и в других монастырях. В Оптиной Пустыни мы встречали то же самое. Есть рассказ о старце Макарии. К нему пришел некий человек и говорит: «Хочу поступить послушником в обитель». «А что ты умеешь делать? Как жил? Какова твоя духовная жизнь?» – стал расспрашивать старец. Оказалось, что этот человек клал тысячу поклонов каждый день. Тогда старец Макарий ему говорит: «Хорошо, оставайся в монастыре, живи, трудись… Делай по десять поклонов в день». Человек обиделся: «Как это – по десять? Я могу тысячу выложить!..» – «Нет, ты клади десять». Оказывается, что десять по послушанию – это труднее, чем тысяча по самохотению.

И вот здесь глубочайшая тайна формирования личности. Очень важно уметь себя подчинять. Это то, с чем сейчас сталкивается каждый подросток. В один прекрасный день он узнаёт, что теперь может поступать не как мама сказала, жить не по маминой указке. И его уносит поток жизни. Он куда-то бежит, забыв про маму и папу… Это крайне опасный момент. Тут много чего переплетается: и неосознанная самостоятельность – и это даже не самостоятельность, а стихийность какая-то, я бы сказал – самостийность; и, конечно, безрассудство, неумение пользоваться разумом, и отсутствие религиозного сознания… С пеленок учат детей, что нужно слушаться старших. Но не хочется слушаться старших, потому что человек не понял еще в свои молодые годы, насколько это важно. Для чего? Для формирования в нем полноценной личности.

Вы можете меня спросить: а почему подчиняться другому – это важное личностное начало?

Действительно, почему это так важно?

– Рассуждают так: «Что?! Подчиняться?! Меня в раба превратить?!» А я скажу так: что же, по-вашему, самые лучшие люди, самые личностные – это рабы? Хотя, да, они рабы Божии. Но мы себе это не так представляем. Если мы говорим: раб Божий, то имеем в виду, что человек становится рабом Божественной свободы. Потому что Бог есть свобода. И быть рабом Божиим – это самое великое счастье, потому что именно тогда человек понимает, что же есть та свобода, к которой рвется его душа, но которая пока реализуется в пороке. Человек думает, что быть свободным – это ничего не делать, не ходить на работу, пить, курить, потреблять наркотики… А это самое страшное насилие свободы, потому что человек становится рабом порока. А в Боге, Который есть Дух чистый, ты приобщаешься к этому Духу. И это, конечно, полнейшая свобода.

Батюшка, противоположность лени – чрезмерная любовь к труду. Не хочется, конечно, говорить о трудолюбии как о чем-то отрицательном, но ведь трудоголизм – это тоже проблема.

– Мне кажется, что здесь опасности для человека нет или очень немного, потому что труд – это полная реализация себя. И для реализации себя человек мимо труда пройти никак не может – труда физического или духовного. Без труда, как говорится, не выловишь и рыбку из пруда.

Конечно же, труд – это подвиг. Но только вопрос в том, во имя чего этот подвиг

Труд – это напряжение, усилие над собой, это преодоление препятствий. И это трата энергии, своих сил, вплоть до истощения, как мы хорошо знаем. Но радость – не результат труда. Люди трудятся до того, что даже умирают от труда. И труд – одно из понятий подвига. Трудовой подвиг – это, конечно же, подвиг несомненный. Но только вопрос в том, во имя чего этот труд, во имя чего этот подвиг. Потому что труд труду рознь. Вот, допустим, торговля. Конечно, это очень нужное занятие: без торговли мир существовать не может. Но когда человек отдает всего себя торговле, уже ничего другого не делает, стремится заработать больше денег и действительно очень преуспевает, богатеет… – встает вопрос: а что сделано им для себя как для личности? Только деньги, оказывается. А ведь он обычно становится еще и неразборчив в средствах достижения этой цели. И куда идут деньги? Он об этом даже не думал, он хочет еще больше набрать денег. Он вкладывает их в то, что приносит еще доход…

Матвеев Н. С. Скупой рыцарь в подвале. Иллюстрация к трагедии Матвеев Н. С. Скупой рыцарь в подвале. Иллюстрация к трагедии "Скупой рыцарь", вторая половина XIXв. Из собрания Тверской картинной галереи

На самом деле денежные тузы, не в обиду будет сказано, лишены разума, они уже живут как сумасшедшие. Потому что деньги становятся всепоглощающей страстью и единственной главной целью существования. Вплоть до душевной болезни. «Весь день минуты ждал, когда сойду / В подвал мой тайный, к верным сундукам…» Я цитирую А.С. Пушкина. Седьмой сундук, потом восьмой сундук… А потом приходит смерть. И что? С собой в гроб он эти деньги не заберет. И куда пойдут его деньги, вообще непонятно, потому что, к сожалению, дети богатых людей обычно ленивы и развратны. Так зачем он собирал земные богатства?

Деньгами нужно уметь распоряжаться здесь, чтобы они приносили добро. Потому что смысл существования человека только в осуществлении добра и блага. Так что трудоголизм хорош тогда, когда он служит добру, доброму началу какому-то, которое само по себе вечно. Все сделанное ради блага, даже внешне материального и, казалось бы, совершенно недуховного, телесного, но для того чтобы, например, помочь другому, остается в вечности.

Отец Александр, бывает здоровое желание расслабиться… Например, придя после работы домой, хочется взять книгу, почитать, а не чем-то таким активным заниматься. Это же вполне допустимое желание?

– Вы хорошо сказали: бывает хорошее желание расслабиться. Послушать музыку, с кем-то пообщаться, побеседовать о чем-то хорошем. Такое состояние даже необходимо. Это называется отдыхом. А отдыхать человеку, конечно, нужно.

Правда, существует категория трудоголиков, которые не расслабляются, часто не хотят этого, иногда даже не могут. Это люди, очень увлеченные какой-то идеей. Вот, к примеру, человек решил вскопать огород, и он копает с утра до ночи. Другие говорят: «Ты что же все время копаешь?» Но он не может прерваться: он должен довести дело до конца. Или человеку пришла в голову какая-то творческая идея. Он инженер, и вдруг он что-то такое придумал. Эврика! Он что-то открыл. Так бывает, когда человек погружен в свое дело. Это благородный трудоголизм. Или вот художник или музыкант, его вдохновило что-то… Он не ест, не пьет, не спит, только работает. Ближние говорят ему: «Что ты?! Пожалей себя, не надо так, ты же себя погубишь». А он на них смотрит с удивлением, не понимая, о чем они говорят, почему думают, что он себя губит, ведь он занимается тем, что для него является главным. Это, повторюсь, благородный трудоголизм.

Батюшка, но ведь такая благородная отдача труду может привести к необратимым последствиям. И рассорить с ближними. Известен случай, когда Бетховен, сочиняя, так увлекся, что не только пропустил ужин, который приготовила кухарка, но работал всю ночь, а наутро ее даже и выгнал: она мешала. Как все же удержаться в определенных границах, чтобы и работать в свое удовольствие, и в то же время с ближними не вступать в противоречия?

– Жизнь устроена весьма многообразно. Вообще-то говоря, в церковной жизни, в монастыре людям расслабляться особенно не дают. Конечно, хорошее церковное руководство не мучает и в монастыре людей. Потому что монастырь не тюрьма, не каторга. Есть богослужение, есть послушания, но, конечно, есть и отдых. Но все-таки отдых – это не расслабление, а перемена деятельности, которая посвящается чему-то иному. Молитве, например. Молитва – это труд?

Молитва – это труд.

– Молитва – это, безусловно, труд. И иногда тяжелый труд. Сосредоточение в молитве – это тоже труд. И иногда тяжелый. Современному человеку очень хорошо известно такое состояние: он хочет молиться, но не может, потому что мысли у него разбегаются. Надо приложить усилие, чтобы сосредоточиться, а мысль опять убежала. Это труд, хотя физически он ничего не делал. Он может вообще лежать на диване и в это время молиться. Только мысль убегает, а ты ее все время стараешься поймать. Молитвенная такая работа, хотя физически вроде бы ты в покое. Такая христианская инерция.

Но бывают, конечно, и другие ситуации, совершенно противоположные.

Батюшка, а что делать, если лень или какие-то иные привычки уже настолько укоренились в человеке, что справиться с ними никак не удается, даже в течение продолжительного времени. Для многих, например, ранний подъем – это очень тяжело. Другая привычка, даже уже и зависимость, – «зависание» в интернете… Так что делать в таких ситуациях?

Нужна молитва. И молитва «трудоголическая», со всем напряжением воли

– Ко мне, как и к каждому практикующему священнику, многие приходят с такими и подобными вопросами, потому что хотят преодолеть этот порок, хотят жить духовной жизнью, а он им мешает. Многие мучаются от того, что им тяжело рано вставать. Это очень трудно преодолеть. А что делать? Самый простой ответ, самый общий, включающий все мои иные ответы, таков: молитва. Молитва, я бы сказал, трудоголическая, если можно такое прилагательное использовать. У нас есть существительное «трудоголик», вот пусть будет и прилагательное «трудоголический». Время наше сложное, это вам не XIX век. И молиться нам сейчас надо со всей напряженностью, потому что иначе мы не сумеем удержать в себе молитву. Нам надо себя в нее загонять усилием воли. А усилие воли – это есть момент формирования личности.

Я все время, заметьте, говорю о личности. Потому что быть человеком – значит быть отдельной, уникальной, неповторимой личностью, которая заложена в душу. Она уникальна, но и образ и подобие Бога. И хотя много общего у нас с другими людьми – с родителями, братьями, сестрами… со всем прочим человеческим родом, – но каждый из нас уникален.

Чтобы стать личностью, необходимо развивать в себе каждую добродетель отдельно и изгонять из себя каждый порок отдельно. Молиться надо, но это трудно. И будет трудно всегда, до тех пор, пока человек не дойдет до какой-то великой святости. Святость – это уже плод, но и сверхусилие. А сверхусилие – это как личностное преодоление какой-то тяжелейшей болезни, например.

Мы призваны идти к святости. И если не все, к сожалению, сможем прийти к святости, то всем открыт путь к праведности, а путь к праведности – это путь к святости. А как идти к праведности? Современному человеку, который живет чрезвычайно рассеянной жизнью, нужно, мне кажется, с каждым пороком бороться в отдельности и каждую добродетель растить тоже в отдельности. Как? Очень просто. Просить Бога. Просить Бога конкретно. Вот самый простой пример: раздражение. Надо говорить: «Господи, избавь меня от гнева и раздражения». И вы знаете, это помогает. Ссылаясь на опыт моих прихожан, скажу: помогает. Но если мы не будем эту молитву возобновлять постоянно, то гнев и раздражение не будут совсем преодолены еще очень долгое время. То же самое относится к лени. Нужно говорить: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, избавь меня от лени; Пресвятая Богородица, помоги мне преодолеть лень». Сказано: «Ищите, и обрящете: толцыте, и отверзется вам» (Мф. 7: 7). Вот так и повторять: «Господи, избави меня вот от этого и от этого».

Просить Бога избавить от определенного, конкретного порока – настойчиво, постоянно

За свою христианскую жизнь я понял: Богу угодно, когда мы совершенно конкретно просим. Бог всегда нас слышит. Но Господь с нами разговаривает, как отец, и мы должны совершенно конкретно говорить, чего мы хотим. Когда мы просим: Господи спаси меня, – это правильно, это очень хорошо, и Он нас, мы надеемся, спасет. Но чтобы преодолеть отдельные пороки и грехи, без которых еще лучше жить, нужно конкретно о них просить Бога, настойчиво: Господи Иисусе Христе, избавь меня от лени.

Отец Александр, спасибо большое за эту увлекательную беседу. Нам есть над чем подумать.

– Очень рад. Благодарю и я вас.

С протоиереем Александром Салтыковым беседовал Никита Филатов


Читайте также



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: