«Меня поразила святость христиан»

«Меня поразила святость христиан»

Антон Готман Антон Готман     

Мы продолжаем знакомить наших читателей с программой телеканала «Спас» «Мой путь к Богу», в которой священник Георгий Максимов встречается с людьми, обратившимися в Православие из разных неправославных конфессий. Сегодняшний гость отца Георгия – Антон Готман, долгое время практиковавший буддизм. О том, что искал он в буддизме и так и не нашел, как Христос коснулся его сердца, о личности и безличном, об искусственном «русском буддизме» – беседа с ним.

Священник Георгий Максимов: Здравствуйте, в эфире передача «Мой путь к Богу». Сегодня у нас в студии Антон Готман – человек, который не понаслышке знаком с буддистской традицией. Антон Сергеевич, первый вопрос: до того, как вы пришли к буддизму, каково было ваше отношение к Богу?

Антон Готман: Настоящей веры в Бога у меня не было. Я был крещен лет в восемь. Иногда заходил в церковь вместе с родителями. Родители в принципе верили, но какой-то осмысленности этой веры я не видел. Порой какая-то литература попадалась, и всё… Глубокого изучения христианской традиции у меня не было. В церковь заходил, иногда встречался со священником, мне он очень нравился как человек, но христианство я не воспринимал. Потом я начал рок-музыкой увлекаться, боевыми искусствами и еще дальше стал от этого отходить, так что мне на каком-то этапе даже стало казаться, что христианство – это вообще глупость. И, со временем, уже после поступления в институт, я начал интересоваться Востоком. Пытался с учением Рерихов знакомиться, но оно меня вообще не впечатлило, как и различные идеи теософские. Затем был тяжелый период в жизни, началась сильная депрессия. И мне вдруг попалась одна советская книга по религиоведению, в которой описывался буддизм, и для меня это стало открытием. Я прочитал «четыре благородных истины»[1] и стал увлекаться этим, стал изучать с людьми, которые что-то и лично практиковали. Постепенно я захотел учиться непосредственно у учителя буддистской традиции.

Отец Георгий: А что привлекло в буддизме?

Антон Готман: У меня не было веры в Бога. А человеку, у которого нет веры в Бога, но есть какие-то стремления к праведной жизни, к чему-то духовному, буддизм в принципе может дать определенный путь. Будда учил многим правильным вещам. Например, буддизм учит не убивать – и христианство учит не убивать. С одной стороны, вроде бы одно и то же, но есть серьезное отличие. Мы не можем сказать, что буддист исполняет заповедь Божию «Не убий» – потому что для него это не заповедь Божия. Исполнением заповеди Божией это становится для человека тогда, когда у человека появляется вера в Бога.

Намкай Норбу Ринпоче Намкай Норбу Ринпоче     

Отец Георгий: Да, важна мотивация, которой руководствуется человек.

Я увидел в буддизме возможности для приобретения каких-то качеств. Сказалось и увлечение боевыми искусствами

Антон Готман: Так вот, хотя веры в Бога там нет, но всё же есть какой-то духовный путь, есть система медитации, что на определенном этапе привлекает и дает возможность успокоиться, пережить некие положительные состояния. А в тибетском буддизме, куда я пришел уже как член общины к Намкаю Норбу Римпоче, – там уже всё было намного интереснее и больше каких-то мистических переживаний, возможностей заниматься йогой и так далее… Я стараюсь не злоупотреблять буддистской терминологией, а объяснять так, чтобы было понятно. Так вот, я увидел в буддизме обширные возможности для самореализации, приобретения каких-то качеств – вот это, собственно, и привлекало. Также сказалось и общее увлечение Востоком, в частности боевыми искусствами. Сначала это просто заинтересовало, а потом пошло движение в этом направлении, и на каком-то этапе я был уже очень убежденным буддистом.

Отец Георгий: Ваше обращение к тибетскому буддизму было связано с поиском традиционного буддизма, чтобы это не осталось на уровне просто книжного увлечения?

Антон Готман: Да, хотелось именно традиции.

Отец Георгий: И как это произошло? То есть вы принимали прибежище[2]?

Антон Готман: Мне сначала дали почитать книгу Намкая Норбу Римпоче. Я ее прочитал, мне очень понравилось. Потом нашел общину людей, которые у нас в городе практиковали это направление. Там всего несколько человек было в то время, сейчас побольше. И потом я уже поехал на ретрит. И там, на ретрите, принял прибежище.

Отец Георгий: А что такое ретрит?

Антон Готман: Это своего рода семинар. Там, где учитель учит, совершает посвящения, дает передачи и так далее. Ну и, естественно, так как приезжает много людей, то еще и инструктора есть, которые учат небольшие группы людей более подробно.

Отец Георгий: Наверное, там какие-то знакомства появились, друзья?

Антон Готман: Конечно. И знакомства, и новые друзья, у меня жена в итоге к этому пришла. Фактически к тому времени, когда я пришел к христианству, все мои лучшие друзья, все мои знакомые были буддистами.

Отец Георгий: Насколько я знаю, у вас этот период буддистский в общей сложности занял около десяти лет вашей жизни. Это немалый срок, тем более что у вас был и наставник непосредственно из буддистской традиции, и весь круг знакомств уже сложился соответствующий. Что же побудило вас обратиться ко Христу?

Что побудило обратиться ко Христу? Бог привел. Просто выдернул. И вот как это произошло

Антон Готман: Коротко говоря: Бог привел. Просто выдернул. И вот как это произошло. У нас в Луганске в 2008 году был концерт групп «ДДТ» и «Братья Карамазовы», посвященный 1020-летию Крещения Руси. И на этих концертах с проповедью выступал диакон Андрей Кураев. Естественно, когда я послушал его проповедь на концерте, я не обратился сразу же. Но у меня появилась мысль: «Это тот самый диакон Андрей Кураев, который писал какие-то гадости о буддизме, как мне говорили. Надо бы почитать». Взял, почитал. Скажем так, меня не впечатлило то, что он пишет о буддизме.

Отец Георгий: А почему?

Читая о христианстве, я понял: оно для ума дает больше пищи и предлагает более глубокое понимание многих вопросов

Антон Готман: Ну, когда буддисты говорят что-то о христианстве, часто для христианина это выглядит просто смешно, потому что внешний человек многих вещей не понимает так глубоко, как христианин, изучающий христианство. Точно так же зачастую выглядит в глазах буддиста и христианин, говорящий о буддизме. Просто потому, что он не может знать буддизм так, как человек, который долго его изучал и практиковал. В принципе отец Андрей опирался на труды востоковедов. Он и сам говорит, что глубоко не изучал буддизм. И вообще его книга «Сатанизм для интеллигенции» посвящена учениям теософов и Рерихов, а там просто есть раздел о буддизме, и я сначала прочитал этот раздел. Раздел не впечатлил, но меня немного зацепило то, что он говорит о христианстве. Если раньше я считал христианство доброй традицией, но какой-то не совсем умной, то тут я понял, что встречаюсь с традицией, которая для ума дает больше пищи и предлагает более глубокое понимание многих вопросов, чем я предполагал раньше. Я начал читать эту книгу с начала, но остановился, потому что книга посвящена теософии, Рерихам, а мне это было неинтересно. И я решил: возьму его книги по христианству, почитаю. Я выкачал всё с сайта диакона Андрея Кураева, а также скачал книги других православных авторов и начал читать. Примерно три недели я практически всё свое свободное время посвящал чтению этих книг. Я их читал, бывало, одну книгу за день-два. И у меня началась какая-то «ломка», иногда даже голова болела.

Елена и Николай Рерихи Елена и Николай Рерихи Отец Георгий: Как вы это объясняете?

Антон Готман: Это не было что-то психическое, а просто сильное напряжение, потому что я начал понимать, что вот сейчас я стою перед какими-то дверями, стою перед Христом и могу в принципе отвернуться и пойти дальше тем путем, которым шел. Но я потеряю что-то такое, чего я никогда больше в жизни не встречу, если сейчас отвернусь от Христа. Это была действительно серьезная ломка, потому что, сами понимаете, десять лет в буддизме, друзья, жена – то есть практически вся жизнь на каком-то этапе была посвящена этому. И здесь вдруг Христос, к Которому можно обратиться, а можно пойти дальше прежней дорогой.

Отец Георгий: Какие вообще впечатления были от знакомства с христианской литературой?

Оказалось, что многие достигаемые в буддизме состояния христианские подвижники понимают как прелесть. Это меня зацепило

Антон Готман: Собственно, что меня начало поражать во всех этих книгах – это глубина христианства. Начала поражать святость людей, святость христиан, с которой я не сталкивался, будучи в буддизме. Это не в обиду буддистам, но я начал сопоставлять это всё – и понял, что не видел такого вокруг себя, не видел такого в буддизме. И еще один интересный момент: оказалось, что многие буддистские практики и достигаемые в буддизме состояния (например созерцание внутреннего света и т.д.) христианские подвижники описывают как ошибки, как заблуждения, как прелесть. Я подумал: «Это люди, которые проходили эти состояния, видели то же, узнавали, но они от этого отворачивались, говорили, что этот путь ложный, и шли каким-то другим путем». Это меня тоже зацепило.

У меня не было видений или чего-то такого. Просто я понял: Христос со мной. И всегда был рядом

Так вот, я вернулся к книге «Сатанизм для интеллигенции» и решил: все-таки надо дочитать, раз уже начал. И в самом конце ее отец Андрей поставил ловушку – в хорошем смысле слова. И я ему очень благодарен. Он написал примерно следующее: «Бог дает человеку свободу, вы можете пойти оккультным путем, теософским. А можете обратиться ко Христу и пойти христианским путем. Но прежде, чем вы сделаете окончательный выбор, прямо сейчас, прочитав эту книгу, возьмите и просто обратитесь ко Христу в молитве». И там приведена молитва Иисусова: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного». Когда я произнес эту молитву, то понял, что я христианин. И всё. У меня не было видений или чего-то такого. Просто я понял, что Христос присутствует, – вот Он, живой, Он со мной. Всегда был рядом со мной и всегда был в моей жизни. А теперь Он открылся, и я рядом с Ним. Словами это не опишешь, но понимание того, что христианство может мгновенно вывести человека за пределы сансары (которую он сам себе долго надумывал), приходит практически сразу… Не знаю, как это описать. Раньше я четко различал: вот такое переживание, вот другое. А в тот момент всего этого не было – никакого блаженства, никаких образов и т.п. Просто появилось чувство, как будто очнулся от многолетнего летаргического сна и начал жить.

Диакон Андрей Кураев Диакон Андрей Кураев "Сатанизм для интеллигенции" У меня на квартире в тот самый день собирались практиковать мои друзья. А я понимаю, что нет совершенно никакого желания заниматься сейчас буддистскими практиками, я не хочу этого. Но не буду же я людей выгонять: там ведь мои друзья! И я ребятам сказал: «Я схожу по делам, вы тут без меня сегодня». И в следующий раз без меня прошло. А потом уже, когда я всё рассказал жене и она сказала людям, то они решили в другом месте заниматься. Мы остались друзьями, никаких проблем. Я всем им благодарен, но…

Отец Георгий: Наверняка они удивились.

Антон Готман: Удивились. Спрашивали у меня, почему. Объяснял, насколько мог.

Отец Георгий: Поняли?

Антон Готман: Не знаю. Дай Бог, чтобы все эти мои друзья пришли ко Христу. Но, конечно, свобода-то у человека остается. Плюс у каждого есть свои убеждения, какие-то взгляды на жизнь. Всё это бывает нелегко переосмыслить.

Отец Георгий: Что, по-вашему, можно назвать главным различием между христианством и буддизмом?

Антон Готман: Буддизм и христианство – это во многих вещах диаметрально противоположные мировоззрения. Вот мы в начале беседы говорили, что буддизм – это хороший путь для атеиста. Но если говорить точнее, это привлекательный путь для неверующего в Бога Творца. Не для полных атеистов – ведь в буддизме в кучу богов можно верить, и люди в них верят. Но эти боги в буддизме воспринимаются как такие же существа сансары, которые нуждаются в освобождении. А кроме богов есть просветленные существа, и уже в тибетском буддизме, как они говорят, – тысячи тысяч будд, то есть бесчисленное количество будд и бодхисатв, к которым буддисты обращаются… А вот веры в Бога Творца принципиально нет.

Для буддиста аксиома: Абсолют безличностен. А что нам интереснее всего? Что мы ищем? Разве безличности?

И еще одна аксиома для буддиста: «Абсолют безличностен». Я говорю: «Почему? Почему вы считаете, что Абсолют безличностен?» Отвечают: «Потому что личность – это ограниченное качество». Я говорю: «Давайте разберемся. Если у меня есть качество личности, а у Абсолюта его нет – значит, он никакой не Абсолют – он меня в себя не включает, мою личность. Значит, я более совершенен, чем Абсолют». Ведь получается, что Абсолют подобен камню или электричеству. Да любой безличной вещи! Вот, например, перед нами стол, чай в чашках – это все безличностное. А что нам на самом деле в жизни интереснее всего? Что мы ищем? Вот мы сейчас с вами общаемся, потому что нам интересна личность. Мы не общаемся ни с чаем, ни со столом. Или вот телепередача. Ее люди смотрят, потому что видят там общение личностей. То же самое с фильмом. Снимите сериал из десяти частей без личностей, например, как стоят две березы и лежит камень. Ну и что? Ну вот, дождь пошел, и всё. (Смеется.)

Отец Георгий: Ажиотажа такой сериал не вызовет. (Смеется.)

Все мы ищем идеальных отношений с идеальной личностью. А Бог и есть идеальная Личность

Антон Готман: Думаю, никто это смотреть не будет. Возьмем детские мультфильмы. Вот рисуют мультик про паровозик. Это безличностный предмет. Но ему пририсовывают глаза, улыбку или показывают, что он грустит… То есть паровозик наделяют личностными качествами, приближают к человеку – для того, чтобы было интересно смотреть. Потому что нам интересна личность. Нам не интересно ничто другое. Вообще-то в мире мы ищем только личность. Мы ищем совершенных отношений с личностями. В детстве мы растем. У нас появляются отношения с родителями, с друзьями. Потом мы входим в более-менее взрослый возраст. Нам интересно найти настоящую любовь. Человек говорит: «Хочу найти любовь всей своей жизни». То есть найти более высокие отношения с другим человеком. И все люди ищут всё более высоких отношений. Вот заключили брак. Если это нормальные муж и жена, то они взращивают любовь в браке всё больше и больше. Почему? Потому что все мы ищем идеальных отношений с идеальной личностью. А есть Бог, Который идеальная Личность и с Которым устанавливаются абсолютные отношения.

И Христос, кстати, открывает еще больше. Во всех теистических религиях говорят: Бог один и Он – одна личность. А Христос открывает истину, что Бог – это Троица, Которая, с одной стороны, обладает теми же личностными качествами, о которых мы говорили, а с другой стороны, открыта в любви, открыта миру. Получается, что христианство в этом плане более глубокое откровение, чем учение всех других теистических религий. А в буддизме постулируется, что Абсолют безличен. И при этом признается наличие у нас страданий и что от них нам надо избавляться, как от бессмысленных мучений, а также помогать в этом другим существам. Такова мотивация буддизма, зерно, из которого всё прочее вырастает.

Но если мы исходим из предположения, что у нас есть Бог-Личность, любящий Отец, сотворивший мир и всех людей по любви, тогда, вступая в отношения с Богом, вернее – восстанавливая правильные отношения с Богом, чем для нас становится страдание? Наши страдания и все неприятности, которые с нами происходят, мы понимаем как наказание. А наказание – это указание, куда тебе правильно идти. То есть это добрый любящий Отец через такое событие показывает: сюда не лезь, а вот сюда пойди. И Он показывает нам что-то хорошее. Так страдания приобретают смысл.

Отец Георгий: Собственно, если мы верим в личностного Бога, с Которым возможны отношения, то не только страдания, но всё в нашей жизни наполняется смыслом. Вся наша жизнь становится диалогом с Богом. И у нас нет никакого балласта, никаких «лишних» происшествий в жизни. Каждое событие нашей жизни осмысленно. Через него нам Господь что-то хочет сказать. И страдания обретают смысл. И через них Господь нам что-то говорит, помогает нам и очищает нас. И это сильно отличается от того, что видишь, когда обращаешься к буддизму, который, как и другие индийские религии, возник из ужаса бессмысленности страданий, от которых нужно любой ценой убежать. Даже если цена такая, как…

Святой праведный Иов Многострадальный Святой праведный Иов Многострадальный     

Антон Готман: …потеря своей личности. Да! Возьмем, к примеру, книгу Иова. Иов теряет всё – и то, чем владел, и детей, и здоровье. Страдания неимоверные. Но вот его слова: «Господь дал, Господь и взял. Да будет имя Господне благословенно!» (Иов 1: 21). Это человек, который понимает Истину на каком-то более высоком уровне, чем предлагает Будда. Иов понимает, что Бог на самом деле забрал у него всё это для его блага. И в конце концов так и происходит. Он говорит: «Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя» (Иов 42: 5). То есть он вышел на другой уровень богопознания.

Откуда вы знаете, что на самом деле лучше для этого человека? Страдать ему или не страдать?

Когда мы говорим о страданиях в мире, часто спрашивают: «Почему ваш благой Бог допускает это?» Но откуда вы знаете, что на самом деле лучше для этого человека? Страдать ему или не страдать? И когда ему лучше умереть – сейчас или через пять лет? Может, он за эти пять лет превратит себя в чудовище. Или сопьется, грубо говоря. Мы ведь этого не знаем. А Бог знает это намного лучше нас. Просто посмотрим на мир. Каждая клетка нашего тела намного сложнее, чем всё, что может создать человек. А тело – это огромная совокупность клеток, каждая из которых действует по-разному. А Земля? А Вселенная? Всё настроено таким образом, чтобы поддерживать жизнь и помогать человеку существовать в этом мире. Но кроме невероятной сложности мы видим и огромную красоту Вселенной, даже когда просто смотрим на звездное небо. Бог охватывает Своим разумом то, к чему мы даже и приблизиться не можем. И потому нелепы и несообразны претензии к Богу вроде «почему Ты, Господи, сделал так, а не сделал эдак, как нам хотелось бы?»

Отец Георгий: А с какими сложностями вам пришлось столкнуться? Когда вы перешли от внутреннего понимания истинности христианства непосредственно к практике христианской жизни, что для вас было труднее? Может быть, с чем-то пришлось бороться в себе?

Антон Готман: Не знаю, стоит ли рассказывать о внутренних переживаниях, связанных с этим. Коротко говоря: были проблемы. Поэтому людям, которые сейчас делают выбор: туда или сюда, – хочу посоветовать: лучше не суйтесь. Есть многие вещи, которые лучше просто не трогать. Никогда. Не знать и не пробовать.

Отец Георгий: Буддизм к ним относится?

Буддизм, приходя в какой-то регион, даже местных демонов вбирал в свой культ. И буддисты к ним обращаются, почитают их

Антон Готман: Многие практики в буддизме. Ну как сказать про весь буддизм?! Вот Будда за 500 лет до Христа давал определенное учение. Может быть, для атеиста, который ни во что не верит и не хочет воспринимать даже каких-то нравственных качеств, прийти к буддизму будет шагом вперед. Он хотя бы начнет соблюдать какие-то нравственные предписания и понимать, что жизнь не заканчивается смертью, что есть какая-то ответственность в загробной жизни. Об этом буддизм говорит, что после смерти ты ответишь за всё, что наделал в этой жизни. Для меня, допустим, это был такой шаг. Естественно, лучше было бы тогда мне прийти ко Христу и этого шага лишнего не делать. Лишние шаги всегда таят опасность, что человек застрянет и не станет дальше идти. Вот в чем проблема. Бог – Личность, и отношения с Богом – это самое главное в жизни, и, естественно, буддизм этого не даст. Буддизм может дать какие-то нравственные качества человеку, но при этом и много побочных эффектов. Одно дело – изначальное учение Будды, другое – то, чем буддизм стал обрастать на протяжении своей истории в различных регионах. Он стал обрастать божествами, охранителями, фактически даже какими-то демонами… Буддизм приходил в тот или иной регион, и даже демонов с их точки зрения – не с нашей, христианской точки зрения, а с точки зрения местных жителей – он вбирал в себя, в свой культ, когда демонические формы стали называться просветленными существами, охранителями учения и так далее. И в определенных практиках буддисты начинают к ним обращаться, почитать их.

Джамсаран Джамсаран Отец Георгий: Да, Джамсаран[3] и так далее… все эти картинки с существами, которые находятся в крови, с оружием, «украшенные» человеческими черепами…

Антон Готман: При этом буддисту объяснят, что это на самом деле просветленное существо – это просветленный, который явился среди демонов, чтобы демонам преподавать учение и выводить их из демонического состояния. Но даже с этой точки зрения возникает вопрос: «Если он среди демонов явился для них, то пускай он для них и проявляется. Зачем нам к нему в этой демонической форме обращаться?» Обращайтесь хотя бы к тем, которые в человеческой форме проявились. Нет, обращаются к демонам. И вот это всё потом начинает сказываться. Практики, связанные с обращением к ним, потом дают свои проблемы, которые могут завести очень далеко.

Отец Георгий: Я видел, что вы беседовали в интернете с людьми, которые называют себя русскими буддистами. Какие ваши впечатления об этих беседах, о том, насколько адекватно их представление буддизму, который вы знали?

Наши буддисты всё равно остаются людьми нашей культуры, русской

Антон Готман: Ну, мы – люди, выросшие в определенной культуре. Это культура, которая когда-то сформировалась на основе Православия, а потом ее долго громили атеизмом. Большинство буддистов моего возраста и чуть постарше – это люди, которые родились в Советском Союзе, потом пришла мода на Восток, а она в свое время была очень сильная. Это тот фон, на котором многие заинтересовались буддизмом. Но в итоге у многих сложились свои собственные представления об этом. Есть, конечно, традиционные школы, есть люди, которые серьезно пытаются разобраться, изучают тибетский язык и санскрит, начинают рыться в текстах, – но они всё равно остаются людьми нашей культуры. Об этом, кстати, даже Далай-лама говорил в одном интервью. Я читал его давно, еще будучи буддистом, и удивлялся: «Что это он так странно говорит?» А он говорил, что человеку, выросшему в христианской среде, лучше оставаться христианином и не лезть в буддизм, потому что он и буддизм толком не поймет, и христианином быть перестанет. Так оно, в общем-то, часто и происходит, что человек начинает адаптировать буддизм под какие-то свои личные представления.

Отец Георгий: У нас человек, желающий узнать христианскую культуру, имеет возможность войти в живую традицию. А человеку, который, живя на территории Центральной России, Украины или Белоруссии, желает узнать буддистскую культуру, войти в живую традицию довольно трудно. Можно, конечно, отправиться в Калмыкию, Бурятию, Тыву – но и там советский период не прошел бесследно, и насколько там в полной мере сохранилась непрерванная буддистская традиция – это еще вопрос. Что же в действительности происходит? Увлекающиеся буддизмом у нас, как правило, черпают знания из уже адаптированных под людей христианской культуры изложений, а потом даже это адаптируют еще и под свои собственные представления. И в результате получается так, что у каждого «русского буддиста» свой собственный буддизм, но при этом он истово верует, что это «самый правильный буддизм».

Монастырь десяти тысяч будд, Гонконг Монастырь десяти тысяч будд, Гонконг     

Окунаясь в живую традицию, «русские буддисты» говорят: «Это же совершенно не то, что мы себе представляли!»

Антон Готман: Есть еще один такой момент: некоторые наши буддисты сначала в России изучают буддизм, потом едут окунаться в живую традицию, допустим, на севере Индии, где очень много тибетских монастырей. И вот, окунаясь в живую традицию, «русские буддисты» говорят: «Это же совершенно не то, что мы себе представляли! И чем это принципиально отличается от вещей, которые нам не нравились в Православии, например какого-то обрядоверия? Вот, здесь то же самое у традиционных буддистов». У нас тем, кто пытается войти в буддизм, часто свойственно представлять Восток в некоем романтическом ореоле. Но этот ореол может рассеяться после поездки в Индию или в традиционно буддистские страны – и часто рассеивается.

Проблема любой религии, традиционной для данной территории, в том, что есть много людей, которые лишь формально принадлежат ей. Они не интересуются ее учением, им важно лишь решение каких-то земных вопросов. В России они придут в православный храм, чтобы машину освятить, ребенка покрестить, чтобы не болел, – и всё. А буддисты в России – это люди сознательного выбора, которые ищут, изучают, практикуют. И когда некоторые начинают сравнивать номинальных православных с сознательными буддистами, то возникает впечатление, что последние смотрятся более выгодно. Но если вы поедете в буддистскую страну или регион, то увидите, что там большинство верующих также ограничивает свою религиозную жизнь лишь тем, чтобы с помощью обрядов изгнать духов из дома или из машины, что-то с ребенком сделать, чтобы он не болел, – и всё. Никакие «благородные истины» буддизма их просто не интересуют. А православные общины в такой иноверной среде, наоборот, зачастую состоят из глубоко верующих христиан, людей сознательного выбора. Этого не понимают многие у нас, увлекающиеся буддизмом. Но, попав в живую среду, в которой большинство людей связывают себя с традиционным буддизмом, испытывают удивление и разочарование.

Отец Георгий: Стоит заметить, что и сами наши неофиты нередко производят весьма своеобразное впечатление на жителей традиционно буддистских стран. Несколько лет назад я какое-то время жил в Таиланде, там один из русскоязычных телеканалов держит русский бизнесмен, который считает себя буддистом. И он вел на своем канале передачу, где с очень серьезными намерениями проповедовал буддизм русским зрителям. При этом, что интересно, тайцы, знающие русский язык, смотрели это как юмористическую передачу: им было смешно от того, что они слышали от этого иностранца про религию, в которой они с детства воспитаны. Собственно, упомянутые вами слова Далай-ламы касаются той же проблемы.

Антон Сергеевич, спасибо большое вам за рассказ. Дай Бог, чтобы каждый человек нашел свой путь к Богу.


Читайте также



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: