Ветхий Завет

 

  Цикл лекций по Ветхому Завету протоиерея Николая Соколова

Л Е К Ц И Я  30

 

Книги пророков составляют в Ветхом Завете около четверти всего текста, но по содержанию им принадлежит центральное место в ветхозаветной Библии. Как нам понимать пророка и в каком контексте он представлен в самом библейском тексте. Один взгляд на пророка - это внимать Промыслу Божию в истории; с другой стороны - исправлять ложные шаги человека. Широко распространено в обиходе мнение, согласно которому пророк - это не человек, говорящий именем Бога, но человек, предсказывающий будущее, вместо того, чтобы направлять людей на путь веры и встречи с Господом; и часто этот пророк может завести просто в тупик любопытства. Надежда получить возвещение о Боге и человеке, с которой люди идут к пророку (собственно намерение само по себе хорошее), однако, этот путь чреват различными заблуждениями, когда за идеями не видят породивших их деяний Господа. Это часто бывает в нашей действительности. Следовательно, если мы будем говорить о пророках, мы должны, прежде всего, изучать их книги, мы должны размышлять о деяниях Господа их избравшего, о важности истории спасения, ради которой они были посланы. И если пророк не отражает сияния Господа, он утрачивает и весь свой свет.

Прежде всего пророки в библейском плане говорили о присутствии Бога в истории человека. Наиболее громким голосом этой истории стали пророки, так называемые ветхозаветные. (Ам. 2:11) "Из сыновей ваших Я избирал в пророки...". Здесь в судьбе пророков сплелись разные реальности: это воля Божия, способность человека внимать этой воле и третье - это становление новой истории под влиянием воли Божией и человеческой, выраженной в пророчестве. Понимая, что человеческие слова не в силах вместить трансцендентность Бога, но сознавая в то же время, что Бог вездесущ, мы должны видеть в пророке свидетельство присутствия Божия в жизни человека и видеть в нем Божия посланника.

Несколько слов о терминологии. В народе термином "пророк" обычно обозначают человека, способного передавать, предсказывать будущее в силу какого-то необычного сверхестественного знания. Такие места есть и в Библии. Допустим, (Иер. 28:8-9); (Втор. 18:21-22); (Рим. 9:29) и ряд других. Русское слово "пророк" соответствует греческому термину "профетос", и используется этот термин в Септуагинте, в древнейшем переводе Ветхого Завета 2 века. В свою очередь этот термин отсылает нас к еврейскому слову "наби", которое более 300 раз повторяется в масоретском тексте Библии, т.е. в еврейской Библии.

Что это за еврейский термин "наби" и каково его происхождение? Большая часть современных авторов считает его производным от аккадского корня "набю", что означает "знать". Тогда этимологическим истолкованием "набю" можно считать выражение "тот, кого позвали" или еще "внявший зову". Такое объяснение вполне подходит для библейского пророка, как человека, который внял зову Господа, призвавшего его к исполнению пророческой миссии. Другие исследователи полагают, что слово это происходит от архаичного корня "наба", означающего "бормотать", "невнятно произносить". Таким образом могло быть обозначено состояние экстаза, когда человек, на которого снизошло духовное озарение, как бурное море, не может удержаться, постоянно говорит, бормочет.

Есть, наконец, и такие, которые усматривают сходство между словом "наби" и семитскими корнями - например, арабским "набо", которое означает "возвещать". Таким образом, получаем значение - "человек, устами которого вещает Божество". Сравним с текстом пророка (Иер. 15:19) - "...будешь как Мои уста...".

Итак, в результате сравнения этих различных слов, означающих пророка, вполне достоверно представляется гипотеза, что какой-то утерянный древне-еврейский корень следует связать с родственными аккатскими и арабскими словами. В основном, значение этих слов говорит "познавать или возвестить". Греческий корень "профетос" или "профетиз", как мы называем в Библии, при переводе слова "наби" в греческой Библии используется именно этот термин. Слово это в латическом, эллиническом мире совмещало несколько значений; оно обозначало человека, выступающего публично или говорящего от лица кого-либо другого, а также предсказывающего будущее.

В Библии преобладает значение, указывающее не столько на время, сколько на замену говорить вместо кого-то, или от лица кого-то, или на место перед кем-то. Таким образом, первоначальные библейские пророки - это не люди, предсказывающие будущее, но говорящие именем Бога или спрямляющие пути Господни, доводящие их до сердца людей. Были ли пророки в Ветхом Завете до Израиля? Да, такие люди были. Мы должны сказать о них несколько слов. Пророчество началось отнюдь не с пророков Ветхого Завета.

На Древнем Востоке были такие представители. Как явление пророчество существовало за пределами Израиля - в Месопотамии, в Ханаане и Египте; нам известно три таких источника. В Египте со II-го тысячелетия известны случаи, когда мужчины и женщины, обычно, в состоянии экстаза, вещали именем пославшего им Божества. Некоторые формы языка весьма близки к библейскому стилю. В Египте найдено довольно много текстов, содержащих предсказания тех или иных пророков. Это и предупреждение некоторого египетского мудреца, где политический оратор описывает фигуру идеального правителя или пророческий рассказ Нефертити. Однако трезвая оценка этих записей приводит к выводу, что все они сделаны гораздо позже, и говорят о том, что они были написаны не во времена этих пророков, а более поздними мыслителями и толкователями. Есть знаменитые предсказания египетских оракулов - например, Омоновсиви и ряда других.

В Месопотамии мы также встречаем цивилизацию магического типа, где предсказание происходит гаданием по внутренностям животных. Так же предсказывали по звездам. По-видимому, эти предсказания были реальностью жизни Месопотамии. У шумеров существовал такой же обычай гадания по внутренностям животных; был также бог сновидений Дмаму, и сноведения широко комментировались, на них опирались определенные пророчества. Вдохновение также получали при общении с различными оракулами.

Кроме того, в Месопотамии были еще люди, которых называли "эссебю" (человек, в которого вошел Бог). Были также специальные жрицы, или плакальщицы, которые также изрекали пророчества. Еще есть свидетельства о древних пророках, так называемые "Тексты Мари". Речь идет о местности, расположенной на западном берегу в среднем течении реки Евфрата. В Мари обнаружено довольно много текстов, имеющих характер пророчеств: откровения бога Дагона в Тегри. Некий чиновник получает откровение бога, начинающееся следующим образом: "Я посылаю тебя, чтобы ты говорил". Оракул из Дагана, не связанный с Вавилонией, очень похож на библейские предсказания. Направлено пророчество в основном против других народностей и наций.

Есть еще Ханаан, который включает Финикию, где имеется свидетельство о том, что египетский жрец приехал туда и там пророчествовал. И рассказ о поездке Амона в Библос, и стела Захура, царя Хамата, также говорит об этом пророчестве. Их можно много перечислять, но приведем еще один пример особого пророчества, которое надо знать - это Валаам. Это древний пророк, который выступает в период начала завоевания Земли Обетованной. Это примерно 1200-1250 лет до Р.Х. Эпоха окончания 40-летнего странствования (Числ 22-24).

Валаам - это тоже фигура исключительная, в некоторых отношениях уникальная в небиблейском мире предсказаний. Скорее всего, он уроженец месопотамской части Сирии. Валаам упоминается в библейских преданиях в двойном обличье: в Ягвистском предании он выступает как пророк Ягве, а в традиции элогиста он враждебен Ягве и предает ересь проклятию. Как вы знаете, две традиции сведены в одной, и получилось довольно интересное повествование Валаама.

Мы видим, что пророчество существовало вне избранного народа, который упоминается в Библии. Таким образом, сделаем вывод: пророки не были прерогативой Израиля, они были в других странах, но мы утверждаем, что библейские пророки многим обязаны практике своих современников (они безусловно знали об этих пророчествах).

Однако несмотря на безусловность внешних форм сходства, есть нечто особое, что отделяет пророка израильского от других - это свет веры в Бога, в Яхве. Это безусловно.

Итак, перед нами пророки Библии. Вся история Израиля, включая сказания о жизни патриархов, судей, царей, насыщена глубоким смыслом и драматизмом и в значительной степени является прелюдией к проповеди великих пророков. Патриархи и вожди, священники и цари древнего Израиля были той средой, в которую первые лучи откровения проникали сквозь толщу суеверий, варварских нравов и грубых представлений о Боге.

Лишь один Моисей возвышается, подобно гиганту, в сумраке ранней ветхозаветной истории. Он был подлинным посланником Божиим, носителем высоких нравственных и религиозных начал, пророком, которому не было равных и после него (Втор. 34:10). Он был началом по отношению к другим ветхозаветным пророкам. Высокое религиозно-нравственное учение Моисея полностью раскрылось в классическом "профетизме". Но оно оказалось не в силах победить грубый натурализм и народные суеверия. Однако семя, брошенное на Синае, дало всходы в Земле обетованной в Палестине.

Библия предлагает нашему вниманию целую плеяду проповедников, которые сменяют друг друга на протяжении трех столетий. Пророки принадлежат к разным сословиям: среди них мы находим царедворцев и певца, пастуха и священника, и в своих поповедях они говорят о разном. Амос и Сафония - о Вселенском Суде; Осия - о Божественной любви; Исайя и его ученики предрекают наступление Всемирного Царства Мессии; Иеремия учит о религии духа, а Иезекииль ревнует о храмовой общине с торжественным богослужебным ритуалом. Даниил предвещает будущее, пришествие Мессии.

Книги их отличаются друг от друга, как писания евангелистов. Подобно тому, как в четырех Евангелиях живет единый образ Богочеловека, так и в книгах пророков за различными религиозными и нравственными аспектами в их проповедях ощущается единый образ Сущего. Поражает многогранность этих удивительных людей; они пламенные народные трибуны, заставляющие толпу замирать в молчании, это смелые борцы, бросающие обвинение в нравственном упадке сильным мира сего.

Пророки выступают как непримиримые враги заблуждений своего общества и своей эпохи. Было бы ошибкой считать, что духовное значение пророков сводилось, может быть, лишь к предсказанию явления Христа. Если бы они говорили только о Мессии, они бы принадлежали только к Ветхому Завету. На самом деле пророки в первую очередь были предтечами евангельского Откровения. Возвещая миру о грядущем Мессии, они прежде всего возвещали высоту религиозно-нравственного учения, которое хотя и несравнимо с полнотой евангельского учения, однако остается жизненным и важным даже для нас с вами. Стоит нам открыть Библию и почитать их, мы сразу услышим голос, направленный не каким-то далеким народам, а именно к нам самим; они говорят о нас с вами. Это именно учителя веры и нравственности. Псалмы, гимны, пророчества, в которых эти великие боговидцы выражали свой внутренний опыт, вот уже более 20 веков находят живой отклик в каждом верующем сердце.

Пророки жили в эпоху духовного пробуждения человечества, и в известном смысле слова профетизм как движение явилось составной частью стремления людей найти новое миросозерцание, обрести высший смысл жизни. Как мы знаем, все основные черты проповеди пророков содержались в Декалоге Моисея; это - основа основ. Десять заповедей - это непреложное, то, на чем основывались все пророки.

Пророки первого поколения - такие, как Самуил, Нафан, Ахия, Илия, Елисей; мы назывем их еще пророки - не писатели, хотя вполне допускаем, что они писали что-то. Они хотели видеть в жизни народа осуществление нравственных идеалов Синайского законодательства. Требования, которые они предъявляли народу, были довольно высокими. По мнению этих пророков, Израиль должен был объединиться в некое идеальное общество, целиком подчиненное воле Господней.

Пророки верили в возможность создания подлинно теократического общества, но действительность постоянно обманывала их ожидания. Нужны были многие и многие потрясения и разочарования, прежде чем эта идея земного града отступила перед более возвышенным пониманием Царства Божия. Коварство, жестокость, кровопролитие, насилие сопутствуют правлению царей и Иудеи, и Израиля. Один властелин сменяет другого, дворцовые перевороты следуют один за другим, и почти всегда они сопровождаются беспощадными, злобными и кровавыми расправами над сверженной династией. Как пишет один историк, за 200 лет в Израиле сменились 19 царей, четыре династии, а в Иудее - одна династия.

Обращаясь с нравственной проповедью, пророки постоянно подчеркивали, что возвещенные им истины - это не новые истины, это все уже было известно в Торе.

Достойные преемники пророков первого поколения, Илии и Елисея, появляются спустя почти два столетия. И первое место среди пророков-писателей мы отдаем Амосу и Осии. Пророк Амос поисходил из простого народа, он был пастухом в Фекое и был призван на пророческое служение в Ефиле во времена Осии - царя иудейского (791-740 гг.) и Иеровоама II - царя израильского

(793-753  гг.).  Надо  всегда  помнить  и   связывать,   какие

современники  при  каждом  пророке жили,  кто сопутствовал его

пророчествам,   какие   пророки   жили    одновременно.   Так,

современниками Амоса были пророки Осия,  Исайя,  Иона и Иоиль.

Пророк Амос

Пророку Амосу Господь открылся как Создатель, Отец и Судья всех племен. Впервые в библейской истории слово пророка было обращено не только к народу Божию; Амос сначала произносит речи, касающиеся Дамаска, Финикии, Филистины, амонитян, моавитян и лишь потом Иудеи и Израиля (Ам. 1:5-15; 2:4-6).

Обращения Амоса к народам полны горечи и гнева. В чем же Господь обвиняет через своего пророка язычников? Отнюдь не в том, что они исповедуют ложные религии. Их грех заключается прежде всего в попрании человечности, в нарушении нравственных норм жизни. Пусть они заблуждаются относительно Бога, но они не чужды в различении добра и зла. Это то, что впоследствии апостол Павел назовет "законом совести" у язычников.

Пророк напоминает и о резне, учиненной в захваченном городе (Ам. 1:9), и о жестоком обращении с пленными, и об издевательствах над беззащитными женщинами и детьми - все это не останется без возмездия. Бог - Судья мира, и все люди ответственны перед Ним за свои поступки. Никогда еще человечество не ставилось так высоко, ибо ответственность означает его высокое достоинство и причастность к земным замыслам и делам Творца. Преступления народов, попрание ими нравственных заповедей есть не просто нарушение земного порядка, но прежде всего противление воле Божией относительно мира и человека.

Пророку Амосу открылись деяния Творца там, где прежде всего можно было обнаружить бессмыслицу, суету, царящие в истории народов. Амос сознавал, что призвавший его на пророческое служение Бог есть Бог не только Израиля, но и всех народов. Господь Израиля есть Бог всех людей - это одна из самых важных мыслей этого пророка. В свете этого откровения меняются различные ориентиры и масштабы. Пророк показывает, что Господь благоволит не только к своему избранному народу, но что перед Лицом Божиим все люди равны - и египтяне, и филистимляне, и сирийцы (Ам. 9:7).

Стоит вспомнить, что в ту эпоху народы с ненавистью и враждой смотрели друг на друга, по крайней мере египтяне и индийцы называли иноплеменников "сыны дьявола", а греки считали варваров прирожденными рабами.

Посмотрим вокруг себя сейчас и увидим, далеко ли мы ушли от тех времен, и как люди смотрят на других. Поэтому проповедь Амоса уникальна и нужна нам и сейчас. Амос подчеркивает, что избрание Израиля - это не привилегия, а ответственность перед Богом, заключенная в духовном призвании, и мы с вами также отвечаем перед Богом, как избранные Им ("Не вы Меня избрали, а Я вас избрал"). Израиль не потому стал народом Божиим, что он был лучше или выше других народов, но потому, что ему было предназначено принять Откровение, быть его носителем и его сосудом. Как говорит Амос: "Только вас призвал Я из всех племен Земли, потому и взыщу с вас за все беззакония ваши" (Ам. 3,2).

В подлиннике слово "возлюбил" звучит как "познал"; это означает, что Господь приблизил к себе Израиль, вступив с ним в очень тесное общение. Проповедь пророка Амоса ничего не имеет общего с узким национальным миссионизмом, который только для одного народа предназначен, ибо по природе своей Израиль ничем не лучше эфиопов или филистимлян, которые его окружают. Такие понятия, как вера и внешнее благоденствие нации, для Амоса несовместимы: "Правда Божия выше всего". Если народ, призванный исполнять эту правду, окажется не на высоте своего положения, то он не должен рассчитывать на снисхождение Божие и ожидать праведного суда Божия.

Таким образом, проповеди Амоса утверждают нравственные принципы в отношениях между Богом и человеком. Именно в своих выступлениях Амос обличает Израиль в попрании правды Божией. Иудейского пастуха ужаснуло зло нравственное, ужаснула низость и греховность человека. Он видел отступление Израиля от нравственных законов Моисея и предвещал тяжкую расплату за содеянное.

Его уста обличают социальное зло, царящее в городах Израиля; он бесстрашно высмеивает ненасытных стяжателей , как он говорит, "алчущих поглотить бедных и погубить нищих" (Ам. 8:4). Он упрекает торговцев, с нетерпением ожидающих окончания праздников, чтобы приняться за свои привычные дела - поднимать цены, обмеривать, обвешивать и, как он говорит, "покупать неимущих за серебро и бедных за пару обуви" (Ам. 8:5-6).

С сарказмом говорит пророк о пресыщенных столичных матронах, которые лежат на ложах из слоновой кости, пьют вино и мажутся наилучшими мастями (Ам. 6:4-6). Эти картины не являются чем-то необычным для людей любой страны, где было имущественное неравенство, но пророк видит в этом глубокое искажение правды Божией, образа Божия, поругание и падение человека. Он говорит: "Они не умеют поступать справедливо, насилием и грабежом собирают сокровища в чертоги свои" (Ам. 3:10).

Пророк прекрасно сознавал, какую ненависть возбуждают его речи, поэтому он говорит: "Разумный безмолвствует в это время, ибо злое это время" (Ам. 5,13). Но молчать он не мог даже перед лицом каких-то обвинений и угроз; в своих речах он видел исполнение своего нравственного долга и своего призвания как пророка. Дым, подымающийся от жертвенника, потоки крови, сотни туш, горы хлеба и плодов, благоухание фимиама, священные гимны не могут заменить жизни по заповедям Божиим, и религия, в которой ощущается оттенок сделки и вымогательства, есть оскорбление Неба.

Люди должны навсегда расстаться с надеждой на то, что от Бога можно откупиться. И религиозные обряды, которые он наблюдает во дни торжеств у жертвенника Ягве, Амос клеймит как кощунство. Обряды без истинного благочестия, которое проявляется в делах и поступках, становятся глумлением над верой.

Он пишет красивые слова: "Ненавижу, отвергаю праздники ваши и не обоняю жертв во время торжественных собраний ваших. Если вознесете Мне всесожжение и хлебное приношение, Я не приму их и не призрю на благодарственную жертву из тучных тельцов ваших. Удали от Меня шум песней твоих, ибо гуслей звуков твоих Я не буду слушать. Пусть, как вода, течет суд и правда - как сильный поток!" (Ам. 5:21-24).

С горькой иронией обращается пророк к тем, кто гордится своей избранностью, правоверием, дарами Бога, но не пытается встать на путь правды. Эти дары им не помогут. Проповедь пророка призвана к религиозной перестройке в сознании. Сам Амос не считал свое учение каким-то новшеством. Он напоминает Израилю, что было время, когда, странствуя в пустыне, народ обходился без пышных ритуалов и хлебных даров (Ам. 5:25). Эта ссылка перекидывает мостик между пророком Амосом и Десятословием Моисея.

Вне всякого сомнения, нравственные понятия Амоса взяты из Синайского законодательства. Но действовать ему приходилось уже совсем в иных условиях, чем Моисею. Находясь в пустыне, Израиль не знал тех религиозных и социальных проблем, которые уже расцвели в эпоху пророка Амоса. Именно в это время Господь не оставляет свой народ и посылает им пророков, и они под действием Духа Божия возродили и обновили Моисеево Предание.

Итак, главной мыслью новой проповеди пророка является протест против попрания нравственых законов и изобличение магического понимания культа. Как справедливо говорит профессор Тураев, проповедь пррока Амоса может быть с полным правом названа ступенью к христианству.

А вот что пишет о.Сергий Булгаков в работе " Очерки по истории экономических учений":

"Своеобразие социальной проповеди пророков есть то, что можно назвать социальным морализмом. Их отношение к вопросам хозяйства - как к вопросу нравственности, их оценка социальной жизни - под углом нравственности. Благодаря их социальному морализму, притом религиозно углубленному, они видят в хозяйстве не только вопросы социальной техники, но и социальной правды".

Грех для Амоса является злом, внесенным в отношения между Богом и человеком (Ам. 9:8). Это есть оскорбление Творца - отказ следовать Его путем. Без слова Господня люди испытывают жестокие нравственные мучения, подобно мучениям умирающих от жажды. "Вот, наступают дни, говорит Господь Бог, когда Я пошлю на Землю голод, - не голод хлеба, не жажду воды, но жажду слышания слов Господних. И будут ходить от моря и до моря и скитаться от севера к востоку, ища слово Господня, и не найдут его. В тот день будут истаявать от жажды красивые девы и юноши (Ам. 8:11-13).

В этих словах, которые так актуальны в наши дни, пророк говорит о жизненном значении духовных ценностей, которые должен искать человек. Не просто совесть, не просто гуманность необходимы человеку, а живое познание Бога, слышание Его слова.

Тема суда и воздаяния остается основной у Амоса, ибо он был призван судить судей, чтобы разбудить людей от сна, разрушить оплот суеверия и самодовольства.

Пророк Осия

Осия, сын Беерии, жил в Израильском царстве во дни Озии, Иоафама, Ахаза, Езекии, царей Иудейских, и во дни Иеровоама, сына Иоасова, царя Израильского (Ос. 1:1). Осия так же, как и Амос, проповедовал о близкой гибели Израиля. Он выступал как религиозный учитель во время умножающихся несчастий и бед, когда греховность народа увеличилась перед ассирийским нашествием.

Именно в эту эпоху появляется северный вариант Священной Истории. Авторы условно называлиего элогистом, так как вместо имени Божия "Яхве" там упоминается "Элогим". Элогист ввел в рассказ Декалог и Книгу Завета, тем самым подчеркнув связь с традицией Моисея. Пророк Осия смотрел на Синай как на верный ориентир религиозной жизни народа.

В напряженном стиле Осии чувствуется натура бурная, сложная, трагически воспринимающая жизнь. Он как бы стоит перед миром с обнаженным сердцем, и каждое прикосновение со злом причиняет ему жестокие страдания. Осия временами готов кричать; он видит все, что происходит вокруг, и желает проявить все возможное, чтобы изменить действительность, с которой он столкнулся. Ему было дано пережить трагедию неразделенной любви, трагедию измены, одиночества для того, чтобы к нему прикоснулась невыразимая тайна, тайна Божественной любви и страдания.

Пророк Осия говорит слово, которого еще не слышало ухо человека. Он открывает миру Бога любви и милосердия. Его проповедь поистине может быть названа ветхозаветным Евангелием; она подымала человека из праха и вела по ступеням на вершину Богосыновства.

В своих словах он не отступает от слов пророка Амоса - напротив часто заимствует у него многие выражения. Но он сказал больше, чем сказал Амос, ибо в бесконечной полноте Божественной тайны перед Осией раскрылась глубина Божественного Промысла. Это заставило его говорить не только о суде и возмездии, но и о милосердии Божием.

Для пророка Осии религия не только долг и обязанность, но прежде всего любовь к Богу. У него в первом Священном Писании брак, любовь мужа и жены становятся символом союза Бога и человека. В браке есть и долг, и обязательства, но сущность брака - в таинственном соединении двух существ.

Такова и вера. В ее основе лежат не только требования, а любовь, доверие и привязанность - это те неразрывные узы, которые связывают Бога и человека. Пророк с большой грустью вспоминает те времена, когда Израиль был юн, когда он был создан, спасен, наставлен на путь истины самим Богом. Бог избрал это племя кочевников по Своему свободному произволению, как избирают любовь, и трагедия Израиля - в измене любви Божией (Ос. 11:1-4). "Когда Израиль был юн, Я любил его и из Египта вызвал я сына Моего. Звали их, а они уходили прочь от лица их; приносили жертву Валаам и кадили истуканами. Я Сам приучал Ефрема ходить, носил его на руках Своих, а они не осознавали, что Я врачевал их. Узами человеческими влек Я их, узами любви, и был для них как бы поднимающий ярмо с челюстей их, и ласково подкладывал пищу им". Но Израиль, подобно блуднице, предал своего Господа, побежал вслед за любовниками, языческими богами (Осия 4:12,13).

Осия видит измену Господу в искажении Его почитания, он обличает Израиль за поклонение изображению священных быков (Ос. 13:2) и предсказывает, что вскоре все тельцы будут разбиты, ибо они - не Бог (Ос. 8:5,6). Он нередко цитирует Декалог и знает этическую традицию Моисеевой религии. Бог Израилев призывает людей к ответу. "Слушайте слово Господне, сыны израилевы; ибо суд у Господа с жителями сей земли, потому что нет ни истины, ни милосердия, ни Богопознания на земле. Клятва и обман, убийство и воровство и прелюбодейство крайне распространились, и кровопролитие следует за кровопролитием." (Ос. 4:1,2).

Из приведенного текста пророка Осии можно выделить положительно идеалы библейской этики. Это определенные еврейские слова: это "эмет", что означает "правда", "истина"; второе слово "хэсет" - означает "милосердие" и третье - "даад Элогим", то есть богопознание. Эти три истины противопоставляются пророком нравственному падению народа. Богопознание (даад Элогим) - это не отвлеченное богословие, а живое реальное приближение к Богу через веру и любовь. Но когда союз разрушен, неизбежен разрыв, навлекающий суд Божий.

Для Осии расплата за грех не является изолированным актом, возмездие готовится руками грешников, которые, посеяв ветер, пожнут бурю (Ос. 8:7).

Очень четко у него выражена мысль о том, что в самом отступничестве уже заложена кара, и не Бог является карающим мечом, а сам грех обрушивает его на преступника. И в дальнейшем пророки и другие библейские писатели будут постоянно указывать на эту причинную связь религиозной, моральной, нравственной измены и земным наказанием. Измена Богу, отступничество, служение кумирам и нравственная деградация неуклонно ведут Израиль к катастрофе. Нравственный закон попран, и наказание следует за ним; это не что иное, как испытание, очищающее заблудших во имя любви к ним.

С особой силой Осия раскрывает в своей проповеди понятие Божественной любви к Израилю. Пророк впервые открывает миру лик Божий, который излучает любовь, покрывающую все муки измены, все беззакония; он указывает человеку путь, который вернет человека к его Отцу, вернет его нравственно чистым, достойным любви Божией. Это путь покаяния.

Осия говорит: "Обратись Израиль, к Господу Богу твоему; ибо ты упал от нечестия твоего. Возьмите с собой молитвенные слова и обратитесь к Господу; говорите Ему: - отыми всякое беззаконие и прими во благо, и мы прнесем жертву уст наших" (Ос. 14:2,3). Через многие скорби душа нравственно очищается и приносит Богу в жертву плоды своих добрых дел. Любовь Божия ждет от человека ответной любви, но Господь не получает желаемого и, отвергнутый и преданный людьми, страдает.

Пророку Осии открылась непостижимая тайна - это страдание, боль неразделенной любви, и оно свидетельствует о сокровенных узах, которые связывают творение и Творца. Пророк Осия открывает перед нами тайну, которая выше нашего постижения, ведь любые страдания, в том числе и страдания нравственные, - это есть признак несовершенства. Пророк говорит: " Есть божественные страдания, Бог страждет из-за нашего несовершенства".

Нам, людям Нового Завета, это трудно уяснить себе, а что же говорить о людях ветхозаветных? Однако пророк смело говорит о том, что выше понимания: "Перед лицом божественных страданий люди уже не червь, попираемый ногами, а дети Божии, которых Он неизреченно держит на руках, которых Он с болью проводит через испытания, чтобы обратить их в раскаяние".

Такими увидел людей пророк Осия. Бог Осии - это Бог, который добровольно страждет за грехи Своих созданий. "Я - Бог, а не человек", - говорит Господь (Ос. 11:9). Это звучит как удар грома, но при этом непостижимый и вечный, Он полон глубокой живой человечности. Он есть правда, поэтому судья, Он же и сострадает грешникам. Он останавливает стрелы гнева. Его любовь сильнее закона воздаяния.

Так постепенно в сумерках Ветхого Завета проступают очертания Креста Христова. Ответ на любовь человека приобретает свое оправдание и смысл. Пророк Осия не только ясновидец любви, но он также провозвестник свободы, которая раскрывается в том, что Всемогущий ждет обращения Своих людей.

Осия и ряд других пророков видели впервые грядущее обновление народа Божия, восстановление нарушенного Завета. Как он говорит, "неверная забудет своих соблазнителей и любовников и вернется от Ваалов к обручнику своему" (Ос. 2:14-21). "И будет в тот день, Я услышу, говорит Господь, услышу небо и оно услышит землю, и земля услышит хлеб и вино и елей; а сии услышат Израиль". "Непомилованная" станет "помилованной", навеки истребятся войны от земли, люди будут жить в безопасности, Израиль раскается в грехах своих, "...и взыщут Господа Бога своего и Давида, царя своего, и будут благоговеть пред Господом и благостью Его в последние дни" (Ос. 3:5).

Слово пророка в чем-то предвосхитило слово Христа - поклонение Богу в духе и истине. Служение Творцу у народа Божия должно быть очищено от всяких элементов язычества, от просвещения внешними формами культа. Обряд, говорит пророк, - только тогда угоден Богу, когда в основе его лежит истинная вера, любовь и правда. Вот эти самые основные положения ветхозаветной нравственности как бы суммируют в себе всю суть библейской аксиологии. И это он выразил такими словами, которые вы должны знать наизусть: "Ибо Я милости хочу,а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений" (Ос. 6:6).

Слово, которым Осия означает высший дар Богу - "хэсэт" - имеет многогранное значение, его можно перевести как "милосердие", "любовь", "жалость", "доброта"; это одно из самых важных библейских понятий.

"Хэсэт" - это не только милосердие как внешнее действие, но внутреннее чувство, при котором самое идеальное в этическом смысле - это высшее альтруистическое человеческое чувство, человеколюбие, любовь и жалость ко всему живущему. Это сила, которая изливается от Бога, и не случайно в Священной истории Господь называется иногда "Раав хэсэт", что в переводе означает "многомилостивый".

В эпоху кровавых ассирийских нашествий, когда мир был ареной нескончаемых битв, в эпоху основания Рима (753-754 гг.), последний пророк Северного царства Осия, сын Беерии, говорил о Боге, Который есть любовь, и Он ждет от человека ответной любви. И через несколько столетий друг мытарей и грешников, Спаситель мира Христос напомнит иудейским законникам, которые кичились своим благочестием, слова пророка Осии: "Милости хочу, а не жертвы..."

Таким образом, уже в Ветхом Завете мы видим, что достоинство человека перед Богом не мыслится вне конкретного нравственного контекста. Наряду с верой в Бога любовь человека к ближнему ставит человека на его подлинное, высокое онтологическое место в мире.

Книги Амоса и Осии

Конспективо об этих книгах.

"Амос" означает "несущий ношу". Происходит из семьи, которая живет в горах Иудеи в Фекое, недалеко от Вифлеема. Фекоя - это один из наиболее укрепленных Иеровоамом городов. Он был пастухом и разводил сикоморы. Он был призван от своего стада и послан в Северное государство, в Вефиль, святилище, где народ собирается на ежегодный праздник. Он обличает все, что там видел.

Его книга разделяется на три раздела: 1-й - "Возвещение суда над всеми народами" (гл. 1,2:16); 2-й - три обличительные речи об Израиле (он говорит о наказании Израиля, разрушении Самарии, делает и другие предсказания) - гл. 3-6; 3-й раздел - это пять видений грядущего суда Божия (гл. 7-9).

Амос говорит очень сильным образным языком; в его тексте в основном существуют притчи и аллегории. Основная символика:

- саранча, это враг, который нападает на Израиль; огонь - образ разграбления врагами земли; свинцовый отвес - это конец долготерпения Божия; зрелые плоды - народ Израиля созрел для суда; Господь у жертвенника - означает "сам Бог приказывает гибель жертвеннику со всеми его культами" (гл.9). Пророчества исполнились: ассирийский плен, спасение остатков, рассеяние по всей Земле, восстановление дома Давидова, Царство Божие над язычниками и возвращение Израиля в Палестину, что и происходит (Ам. 9:14).

Некоторые слова нужно просто помнить, например, "чем больше преимущества, тем больше и обязанностей"; "что посеешь, то и пожнешь".

Пророк Осия. В переводе означает "помогай Бог". Он стоит первым среди 12 пророков. Хронологически Иона, Амос, Авдий, Иоиль жили немного до Осии; Осия был современником Исаии и Амоса, мы их ставим в одно время. Сын Беерии из десяти колен Израиля. По первой главе мы знаем, что он заключил брак с блудницей или, может быть, с женщиной, разведенной со своим мужем из-за неверности. Это означало для него тяжелейшую ношу, он взял на себя такой крест.

Составителем его книги является он сам. Его жизнь закончилась примерно в 722 году. Книга содержит три раздела. 1-й раздел - брачный союз Бога с Израилем (Ос.1:1-23), знамение Израиля, как неверная жена; 2-й раздел - суд Божий над Израилем (он говорит о нравственной гибели народа, предсказаниях священников царского дома, отклонении от легкомысленного покаяния и обвинение и угрозы народу, который не готов к покаянию (гл.4-11); 3-й раздел - это милосердие Божие (гл.12-14).

Особый признак его пророчества - он пользуется образом супруги, чтобы показать связь Израиля с его Богом.

Пророк Иоиль

Кратко еще об одном пророке, который также является их современником. "Иоиль" означает "Господь есть Бог". Иоиль является сыном Вафуила и живет в Иудейском Царстве. О его личной жизни мы почти ничего не знаем. Поводом предсказания было двойное бедствие - тучи саранчи, которые налетели на землю и уничтожили все, и большая засуха, которые пророк считает явным предостережением Божиим.

Некоторые считают, что Иоиль живет гораздо позже, после плена, т.к. основанием этого служит неупоминание государства и царства и многие цитаты из других пророков - Амоса, Исайи, Михея, Наума.

Иоиль говорит не только о старых врагах Израиля, филистимлянах и финикийцах, он упоминает и сирийцев, о которых говорит Амос. Основное его пророчество - о возвещении сошествия Святого Духа (Деян. 2:38) "...покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов, - и получите в дар Святого Духа". Впервые об этом он называет "день Господень" или "день благословения" (Иоил. 3:1-5) - это указание сошествия Святого Духа на Троицу. Это читается во время Троичной службы.

Особый признак его пророчества - это то, что мы называем "всеобъемлющая любовь Божия". Иоиль познает, что любовь Бога охватывает всех людей и что она есть спасение не только для евреев, но и для всех, призывающих имя Божие; здесь он перекликается с Амосом, поэтому мы не будем останавливаться. Он использует различные практические поучения. Скажем, Бог использует различные природные явления, чтобы уяснить Свои мысли людям. Каждое несчастье, каждое страдание, которое постигает нас, служит вестником Божиим, определенным знанием для нас. Господь, прощающий нас, может возвестить нам за то страдание, которое было выделено нашей виной. Такие основные мысли пророка Иоиля.

Пророк Авдий

Еще один пророк - пророк Авдий, что означает "слуга Господа". О его происхождении ничего не известно. Еврейское предание говорит о том, что он был придворным безбожного царя Ахава (3 Цар. 18:3). Был еще ряд персонажей Ветхого Завета, которые носили имя Авдий: левит из Меррари, поставленный царем Иоасом над рабочими, которые должны были устанавливить Храм, об этом говорит Неемия. То есть точно не указан период его жизни.

Исходной точкой его пророчества служит народ едомитяне, едомляне, которые были покорены при царстве Давида. Согласно его точке зрения, что он говорит о едомитянах, восстание едомитян описывается при Ироаме (это 843 г.), так что его пророчество скорее всего было при Ироаме (Втор. 21:8-10 и 16-17).

Составителем этой книги признается сам пророк Авдий, это нигде не оспаривалось. Прежде всего Авдий рисует картину враждебности Едома и возвещает потомкам Исава полное уничтожение. Израилю он предсказывает совсем другой жребий, ибо, несмотря на многочисленные вероломства, он все же остается народом Божиим, которого Тот любит и погубит врагов его, и с ним Бог установит Свое всемирное царство справедливости и святости мира, центром которого будет гора Сион.

Вся его книга, состоящая из одной главы, делится на два раздела. 1-й - это суд над Едомом (ст. 1-16); 2-й - освобождение Израиля (ст. 17-21). Его тему можно назвать одним словом - возмездие.

Пророк Иона

История его всем известна. О личности Ионы мы знаем очень мало. Имя его означает "голубь". Он был сыном Амафина и происходил из Геф-Хефера у Назарета, из колена Завулонова. Блаженный Иероним (IV в.) также говорит о маленьком местечке, которое имеет название Гад, которое лежит по дороге в Тиберию, где в свое время ему показывали могилу пророка Ионы. Все мы знаем, что это безусловно личность историческая, и это никто не оспаривает. Самое важное, что на него ссылаются евангелисты и Сам Господь.

Благодаря 4 книге Царств (4 Цар. 4:14-25), мы знаем, что Иона предсказывал царю израильскому Иеровоаму II, что тот восстановит первоначальные границы царства Израильского. Таким образом, Иона - современник этого царя (793-753 гг. до Р.Х.). Отсюда мы знаем, что его деятельность, по крайней мере отчасти, пересекалась с Амосом и Осией.

Составитель нигде не упоминается. Ниневия разрушена в 612 году до Р.Х., поэтому раз об этом разрушении не упоминается, значит это было до этого события. Считается исследователями, что сам пророк не писал эту книгу, а она написана по воспоминаниям о его жизни и деятельности одним из его последователей. Подлинность книги никогда не оспаривалась, она считалась канонической и входит во все списки Библии. Пдтверждение: евангелист Матфей (12:38-41), евангелист Лука (11:29-32).

Основное содержание Книги пророка Ионы - откровение любви Божией, повлекающей язычников во спасение. Эта мысль в зародыше выражается в том, что впоследствии станет ядром, предвозвещением истины Нового Завета. Это все опять перекликается с Амосом. Бог хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания и истины (Первое рослание ап. Павла к Тимофею). А ап. Павел так говорит: "Господь долготерпит нас, не желает, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию".

Наряду с этим книга направлена против узости национальной гордости евреев, чему сам Иона является прекрасным примером. Вообще к нему может быть применимо название "пророк непослушных". Вся его книга состоит из четырех глав и делится на три раздела.

1-й раздел - это призвание и бегство Ионы, "Иона Фарсис убеже". Убежал он в Испанию. Вы знаете, чем это бегство кончилось - его пребыванием во чреве китове и т.д. Помните: буря, ответ Господа, молитва, ответ, спасение и послушание потом Ионы. Что же это за рыба, которая называется по-славянски кит? На самом деле это просто большое морское животное, рыба, зверь, который поглотил Иону, и он чудом остался жив.

Не так давно в журнале "Вокруг света" был описан случай, произшедший с одним моряком. Он был проглочен кашалотом, который был загарпунен и вскрыт, а моряк остался чудом жив. Что же нам говорит о правдивости описания? Очень много для нас сохраняет предание. Пророка Моисея рисуют с определенной бородой, апостола Павла с маленькой бородкой, так вот Иона на всех фресках изображается полностью лысым. Это воздействие желудочной кислоты рыбы. У моряка тоже впоследствии полностью вылезли все волосы.

2-й раздел (гл. 3-5) - это вера в слово, всеобщее покаяние и плоды покаяния, которые он оказывает Ниневии.

3-й раздел - это нерешительность призванного. История, как он не решается вынести приговор Ниневии, потом история с растением. То есть показывается любовь Божия ко всем людям на Земле.

Ключевые слова здесь - "Промысл Божий". Пророк Иона является образом народа Израиля, не исполнившего своего задания по отношению к языческому миру. Израиль не смог до конца быть верным. Но он служит также прообразом Самого Христа Спасителя. "И тридневен яко от чрева кита Иона" - мы поем в Пасхальном каноне.

Иона, Ниневия,  Кит и растения, как говорит один богослов,

- это высокие взятые из истории образы, имеющие всеобщее значение. Иона - это образ слуги Господня, смущенное и упрямое самодовольство которого Господь гнет и ломает, и слабость которого выправляется и укрепляется Господом. Кит - это таинственный образ божественных средств спасения, которых люди сперва боятся и только впоследствии, будучи узнаны, как таковые, принимаются с благодарностью. Ниневия - это образ потерянного мира, который предан суду и все же путем покаяния могущего обрести спасение. Растения символизируют бренные блага и средства защиты, на которые любит полагаться человек.

Особые признаки. Книга не состоит, как другие, из изречений и предсказаний, а представляет собой просто рассказ. Второй особенностью книги является то, что она выражает безграничное всемогущество Божие; там четыре раза повторяется выражение, подчеркивающие могущетво Блжие: "И повелел Господь Киту, и произрастил Господь растение, и устороил Бог так червю, и навел Бог знойный восточный ветер".

Из Книги пророка Ионы мы возьмем еще практические поучения. Первое - "Слуга Господень должен быть призван Господом", т.е. встань и иди, что мы говорим о всех пророках; второе - его поле деятельности должно быть указано ему Богом; третье - "И возвещенное слово должно было также быть задано Богом, и проповедуй, что Я повелел тебе" (Иона. 3:2). Бог Израиля справедлив, Он так же, как у Осии, Бог любви, ибо Его долготерпение и милосердие торжествуют над человеческим самолюбием, возмущением и негодованием. Это Бог - Тот, Который может помочь, Он помогает в самых затруднительных положениях, у Него нет как бы недостатка в средствах. И последний вывод из этой книги: от Бога невозможно убежать.

 


2007г



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: