Ветхий Завет

 

  Цикл лекций по Ветхому Завету протоиерея Николая Соколова

Л Е К Ц И Я  28

 

Сегодня мы начинаем новый богословский отдел Ветхого Завета, который называется: "Учительные книги Ветхого Завета". Это книга Иова, Притчи, Екклезиаст, Псалтирь и Песнь Песней. Центральная книга этого раздела будет Псалтирь - настольная книга христианина с детских лет. По ней учились азбуке, ее читают и в радости, и в горе, и в случае смерти. Псалтирь мы слышим на каждом богослужении: и на Часах, и на Литургии, а Всенощное бдение на 70 % основано на Псалтири.

Если взять наше современное литургическое богослужение и поочередно вычеркивать все, что связано с Псалтирью слово за словом, то у нас почти ничего не останется. Т.е. почти все, что связано с богослужением, с литургикой, со словом, все связано с Псалтирью. О Псалтири мы будем говорить в общих чертах, о истории создания, о ее авторах, о некоторых псалмах.

 

Книга Иова.

Мне сегодня хотелось бы дать новый аспект этой книги, который я еще никогда не давал, чтобы показать эту книгу так, как ее воспринимали некоторые богословы иудеи.

Кто такой Иов и откуда он произошел? Мы знаем одно: это личность, которая жила до Христа. Он не был знаком ни с Новым Заветом и не был знаком с откровением Ветхого Завета, т.е. не знал ветхозаветных книг. Но у него была духовная интуиция и вера отцов, которая передавалась ему из поколения в поколение от Адама. Как этот человек Иов воспринимал себя, как человек Ветхого Завета, как человек, встретившийся с Богом в своих исканиях, в своих дерзаниях, в своей жизни, которая есть и радость, и горе, и отчаяние, как будто бы небытие, а за тем воскресение до полного духовного мира? Человек как будто бы еще не прикоснулся к закону Моисееву, он еще не знал его, но он знал Бога и дерзко вступал в диалог с Богом, желая получать то, что хотел: "Господи, дай мне, открой!"

Автор книги неизвестен, некоторые называют автором Ездру. Книга была написана поздно, она была оформлена как книга за 500-600 лет до Р.Х., хотя сам главный герой этой книги Иов и те события, которые там описываются, происходили в эпоху патриархов, возможно до Авраама; несколько тысячелетий до Р.Х.

Мы знаем по тексту Ветхого Завета, что были примеры истинного богопочитания не только в семье Авраама: это был царь Мелхиседек и ряд других персонажей. И сегодня перед нами предстоит новый человек, который являет свое человеческое "Я", как человек, говорящий с Богом.

Мы с вами обладаем двумя способами изучения Библии: это способ ветхозаветный и новозаветный. Мы проецируем все, что происходит в Библии, через призму Евангельского подчинения. Господь нас уже просветил, и мы другого себе не мыслим. Нужно исключить первый способ и найти в себе мужество шагнуть в темноту, в которой пребывал народ Божий, в которой только-только зарождался свет.

Чтобы увидеть, как свет рождается, нужно привыкнуть к темноте, иначе мы всегда будем сравнивать предрассветный свет Ветхого Завета с полнотой Евангелия. Ветхий Завет - это уже некий свет, который слабо, но уже светит людям, пусть маленькому народу. Но он светит и не гаснет.

Представим время, когда этого света еще не было, был полный мрак и темнота. Поэтому если мы хотим понять, что нам в наибольшей степени представляет книга Иова, мы должны представить себя на месте народа, который впервые услышал слово Божие. Вот почему книга Иова имеет для нас фундаментальное значение. Именно в этой книге Израиль сам себе задает вопрос: каково положение язычника перед Богом?

Для нас с вами язычник это тот, кто еще не знаком с откровением и к кому еще Бог не обращался. Такое время было. Книга рассказывает о человеке, который жил в далекой земле Уц и спорил с Богом. Землей Уц некоторые считают Аравию, другие считают, что это Эфиопия. Это одна из восточных земель, находившихся на юге. Этот человек не нуждался в откровени для того, чтобы общаться с Богом. Он возмущается, он недоволен способом управления вселенной. Но когда он чувствует, что Богу не нравятся его мысли и поступки, это действует на него угнетающе.

Иов все время спорит с Богом, но Бог Иова Иегова ведет себя таинственно. Имя Его еще не было известно, как мы привыкли Его называть. Иов Его вызывает, а Он молчит, этот Бог не открывает Себя.

Израилю нужно было достичь зрелости, чтобы задать вопрос: как язычник мыслит себя перед Богом? Какова связь Бога с человеком, не знающим откровения? Это стало возможным только по прошествии длительного времени.

Палеонтология - это наука об историческом развитии органического мира, человека. Палеонтологией можно заниматьсятогда, когда мы уже с вами рождены и знаем о том, что происходит. Поэтому человечество должно было достигнуть ясного самосознания, прежде чем задаться вопросом о своем начале. Таким образом, книга Иова это палеонтология откровения, возвращения назад к тем временам, которые были до обращения Бога к Аврааму. Это могло произойти только тогда, когда человек, обладающий откровением стал спрашивать себя о том, чем было то сокровище, которым он владеет?

Я думаю, что эти вопросы возникли во времена плена, во времена Навуходоносора, который покорил Израиль и Иудею. Изгнание из Иудеи стало трагедией израильтян, они чистосердечно пытались вернуться к Богу. Это было впервые зафиксировано при царе Иосии в 620 году до Р.Х., когда было найдено Второзаконие, когда вновь стали читать Закон. Иудеи поняли, что они отошли от истиного богопочитания, отошли от чистоты своей жизни и взывая в покаянии к Богу, пытались исправить свою жизнь. Они стремились изгладить свой грех, но не смотря на это, Навуходоносор осаждает город, берет его и выселяет из страны национальную элиту.

Почему Бог ожесточается против тех, кто хотел вновь пойти Его путями? Израиль хочет покаяться, а его вдруг крепче прижимают. Каков был скрытый смысл страдания, которое обрушилось на этих людей, многие из которых приложили много стремлений для своего исправления? Прежде всего встает вопрос: а справедливо ли это? И вот вопросы, которые задает себе автор книги Иова: достаточно ли пытаться исправиться для того, чтобы получить праведность перед Богом? Может ли быть человек праведным перед лицом Бога? Именно такие вопросы встали перед людьми, многие из которых посвятили себя религиозной реформе, но потом по воле Навуходоносора были отправлены на поселение в земли Вавилона.

Эти же вопросы вставали перед теми, кто оставался на руинах Иерусалима. Так устами язычника авор пытается возмутиться и пытается рассказать о своих душевных терзаниях перед лицом жестокого обращения Бога со Своим народом. Рядом с Иовом он ставит несколько друзей, которые пытаются объяснить Иову, почему именно так Бог с ним поступает или узнать его мнение. "Если ты стал жертвой, то в тебе какие-то тайные грехи, в которых ты до конца не покаялся. Во всяком случае, не надо вопрошать Бога о причинах Его действий, но нужно верить в Его справедливость".

Иова это не утешает и не успокаивает. Его не утешает традиционная премудрость иудеев, которые утверждали, что обращение Израиля было недостаточным и что у Бога, возможно, были свои причины, по которым Он обрек Израиль на выселение. Такое объяснение не устраивает автора книги Иова, поэтому вопль Иова достигает небывалой высоты. Он звучит так сильно и убедительно, что заглушает богословские расуждения его друзей и Богу было угодно, чтобы этот крик души, протестующий против провидения, дошел до нас. Как можно обратиться против Бога в молитве?

Послушаем, что говорит Иов. Прежде всего и заметим, что для Иова нет проблемы в существовании Бога. Бог для него был, есть и будет. Для него есть другая проблема - существование человека. Возможно, мы часто с вами не сомневаемся в том, что человек существует, но в том, что Бог существует, многие до сих пор сомневаются. Это не должно удивлять: должны прийти соблазны и сомнения. Если к вам придет сомнение, то помните, что Господь трогает струны вашего сердца.

"Человек, рожденный женою, краткодневен и пресыщен печалями: как цветок,  он выходит и опадает;  убегает,  как тень,  и  не останавливается.  И на него-то Ты отверзаешь очи Твои,  и меня ведешь на суд с Тобою?  Кто родится чистым  от  нечистого?  Ни один.  Если  дни  ему определены,  и число месяцев его у Тебя, если Ты положил  ему  предел,  которого  он  не  перейдет,  то уклонись от него:  пусть он отдохнет,  доколе не окончит,  как наемник, дня своего." (Иов.14, 1-6)

Итак, первая драма. Человек расцветает, но жизнь его прерывается. Все мы стремимся принести какие-то плоды своей жизни, чего-то достичь, что-то обрести в своей жизни. И в тот момент, когда мы что-то обретаем, будто бы достигаем, происходит страшное на взгляд человека - мы уходим из этой жизни из-за болезни, из-за скорби, из-за трагедий. На творческом взлете, когда человеку еще предстоит многое сделать, смерть прерывает его жизнь. И вот это существо слабое, разочарованное, которое только хотело что-то сделать, но не успело, Бог приводит на суд.

Но зачем Бог предъявляет ему счет? О, если бы человек мог хотя бы ненадолго обрести покой или по крайней мере на закате своей жизни избавиться от угрызений совести, которые съедают его душу! Как бы он хотел утешиться, незаметно уснуть! Но Бог этого ему не дает.

"Ибо тогда Ты исчислял бы шаги мои и не подстерегал бы греха моего; в свитке было бы запечатлено беззаконие мое, и Ты закрыл бы вину мою. Но гора падая разрушается, и скала сходит с места своего; вода стирает камни; разлив ее смывает земную пыль: так и надежду человека Ты уничтожаешь. Теснишь его до конца, и он уходит; изменяешь ему лице и отсылаешь его." (Иов. 14, 16-21)

Человек даже может умереть, утешив себя иллюзией прожитой полезно жизни. Бог хочет, чтобы человек умер безнадежно, с чувством, что он не все еще сделал в своей жизни, с чувством неудовлетворенности того, что прошло. Но если бы Бог избавил его от тоски, от незавершеной жизни и даровал душе его мир?

"Не малы ли дни мои? Оставь, отступи от меня, чтобы я немного ободрился, прежде нежели отойду, - и уже не возвращусь, - в страну тьмы и сени смертной, в страну мрака, каков есть мрак тени смертной, где нет устройства, где темно, как самая тьма". (Иов.10, 20-22)

А Бог Себя не беспокоит. Стоит ли прислушиваться к душевным терзаниям существа, которое через минуту исчезнет и таких будут миллиарды? Может ли быть опасен человек, который через минуту будет стерт с лица земли? Текст, который вы можете прочесть в 7 главе повторяет первую мысль из трех. Все они подобраны из первой части книги, которые перекликаются друг с другом. И это действительно лейтмотив книги Иова:

"Не вечно жить мне. Отступи от меня, ибо дни мои суета. Что такое человек, что Ты столь ценишь его и обращаешь на него внимание Твое, посещаешь его каждое утро, каждое мгновение испытываешь его? Доколе же Ты не оставишь, доколе не отойдешь от меня, доколе не дашь мне проглотить слюну мою? Если я согрешил, то что я сделаю Тебе, страж человеков! Зачем Ты поставил меня противником Себе, так что я стал самому себе в тягость? И зачем бы не простить мне греха и не снять с меня беззакония моего? ибо, вот, я лягу в прахе; завтра поищешь меня, и меня нет." (Иов.7,16-21)

Мы видим,что в этих словах драма Иова заключается в молчаливом присутствии Бога и в осуждении Им человека. Он говорит: "Отведи от меня взор, дай сглотнуть мне слюну", т.е. передышку, возможность отдохнуть. Под пристальным взглядом Бога Иов находится в таком возбуждении и напряжении, что проглотить свою слюну он не может. Он испытывает те же страдания, которые испытывает человек, находящийся постоянно на виду у всех. Так же и у Иова: "Господи, дай мне остаться на минуту с самим собой, чтобы никто не знал, что я мыслю, что я делаю." Он не может почувствовать себя спокойно.

Но христианин должен в любую минуту быть собранным, готовым, во всеоружии. Мы должны быть всегда, и днем, и ночью перед Богом. Иов еще не дошел до этого, для него Евангельский свет даже еще не забрезжил. Эти слова говорятся еще до света ветхозаветного. Человек всегда чувствует посторонний взгляд, который требует от него отчета. Это его пугает и истощает его силы.

Рассмотрим кошмар Елифаза, кошмар, котрый пережил друг Иова, который в точности соответствует опыту самого Иова. Елифаз Феманитянин утешая Иова, рассказывает ему о кошмаре который посетил его в одну из ночей. Он говорит Иову:

"И вот, ко мне тайно принеслось слово, и ухо мое нечто приняло от него. Среди размышлений о ночных видениях, когда сон находит на людей, объял меня ужас и трепет и потряс все кости мои. И дух прошел надо мною; дыбом встали волосы на мне. Он стал, - но я не распознал вида его, - только облик был перед глазами моими; тихое веяние, - и я слышу голос: человек праведнее ли Бога? и муж чище ли Творца своего? Вот, Он и слугам Своим не доверяет и в Ангелах Своих усматривает недостатки: тем более - в обитающих в храминах из брения, которых основание прах, которые истребляются скорее моли. Между утром и вечером они распадаются; не увидишь, как они вовсе исчезнут. Не погибают ли с ними и достоинства их? Они умирают, не достигнув мудрости." (Иов 4, 15-20)

Если представить себе современные фильмы ужасов, то это мелочи по сравнению с тем, что испытывает человек там. Жизнь человека коротка, он возникает из пепла, из грязи, подобно червю, который прячется в земле и может быть в одно мгновение раздавлен. И никто больше не защитит его. Смерть человека не оставляет большого следа, во всяком случае, этот след не вечен. Праведен ли человек перед Богом? Что можно сказать о человеке, когда тысячи Ангелов предстоят взгляду Бога и даже в этих просветленных духах Богу случается обнаружить изъян?

Что же говорить о нас? Может ли быть человек неповинен перед Богом? А если может считать себя невиновным, то что это значит? Именно этот вопрос задает Иову Елифаз, переживая свое ночное видение. В глубине сердца Иов выражает двойное недовольство Богом. Первое. Как Всемогущий создатель может допустить смерть человека? Почему Бог позволяет, чтобы к моменту осознания им своих желаний, которые рождаются в его сердце, он терял способность к их осуществлению? Как Он может на это все смотреть, Он - Всемогущий Творец, который способен сохранять свое создание и помогать его успеху и процветанию в век века? Как могло случиться так, что человек оказался единственным в творении, который не способен достичь своих желаний, своих возможностей, своих устремлений.

Иов возмущается и он не может примириться с тем, что время нашей жизни течет быстро, как вода, которая вытекает из разбитых сосудов. Второе. Почему Бог, ничего не делающий для спасения человека, вызывает в нем угрызения совести, которые настолько в нем угнетают и разрывают его душу, что последние дни его жизни проходят не в мире и забвении, а в тоске, сокрушении и часто в отчаянии? Почему Бог позволяет бесплотным желаниям жить в сердце человека, обреченного на смерть? Почему Бог не ограждает человека от его собственного сознания, которое способно его только осудить, уничтожить, истязать, убить в себе последнюю надежду? И Иов хочет, чтобы Бог забыл человека. Бог не хочет спасти человека, так пусть же Он не терзает его душу и не ускоряет неизбежную смерть!

Сейчас мы говорим о "богохульстве Иова". Иов знает, что Бог никогда не оставит нас и соглашается со своим другом Вилдадом, который советует не судиться с Богом (9 глава). Но Бог принимает такое богохульство, потому что редко, когда богохульство так мотивируется.

"Правда! знаю, что это так; но как оправдается человек перед Богом? Если захочет вступить в прения с Ним, то не ответит Ему ни на одно из тысячи. Премудр сердцем и могущ силою; кто восставал против Него и оставался в покое? Он передвигает горы, и не узнают их: Он превращает их в гневе Своем; сдвигает землю с места ее, и столбы ее дрожат; скажет солнцу, - и не взойдет, и на звезды налагает печать. Он один распространяет небеса и ходит по высотам моря; сотворил Ас, Кесиль и Хима и тайники юга; делает великое, неисследимое и чудное без числа!

Вот, Он пройдет передо мною, и не увижу Его; пронесется, и не замечу Его. Возьмет, и кто возбранит Ему? кто скажет Ему: что Ты делаешь? Если действовать силою, то Он могущественен; если судом, кто сведет меня с Ним? Если я буду оправдываться, то мои же уста обвинят меня; если я невинен, то Он признает меня виновным. Невинен я; не хочу знать души моей, презираю жизнь мою. Все одно; поэтому я сказал, что Он губит и непорочного и виновного. Если этого поражает Он бичом вдруг, то пытке невинных посмевается. Земля отдана в руки нечестивых, лица судей ее Он закрывает. Если не Он, то кто же?

Дни мои быстрее гонца, - бегут, не видят добра, несутся, как легкие ладьи, как орел стремится на добычу. Если сказать мне: забуду я жалобы мои, отложу мрачный вид свой и ободрюсь; то трепещу всех страданий моих, зная, что Ты не объявишь меня невиным. Если же я виновен, то для чего томлюсь? Хотя бы я омылся снежною водою и совершенно очистил руки мои, то и тогда Ты погрузишь меня в грязь, и возгнушаются мною одежды мои." (Иов.9, 2-31).

Автор этого текста выражает все, что отягощает его сердце. Но, однако, он на этом не останавливается, он идет дальше и оставляет за собой тот мрак, в котором он пребывал. Вот текст, который исполнен той же горечи, но в конце едва уловимо проступает совершенно парадоксальная надежда. Иов знает, что он умрет, не получив ответа, но полагает, что призыв его справедлив, его вопль, его возмущение перед Богом переживут его. Он верит, что жалоба невиновных будет жить, хотя они сами умирают в мучениях и Иов относится к их числу.

Он уверен, что вопли эха, которые исходят от невинно умученных, не может со временем исчезнуть. Даже если этого не услышат люди, если все будет забыто и душевные раны совести затянутся, все равно, эти вопли будут жить, потому что есть суд и есть Судья. И в этом надежда Иова, хотя он не знает где, каким образом эта надежда будет реализована.

И вот в последующих строках главная тема,  это "Мой вопль

- моя защита". "Я был спокоен, но Он потряс меня; взял меня за шею и избил меня и поставил меня целью для Себя. Окружили меня стрельцы Его; Он расекает внутренности мои и не щадит, пролил на землю желчь мою, пробивает во мне пролом за проломом, бежит на меня, как ратоборец... При всем том, что нет хищения в руках моих, и молитва моя чиста. Земля! не закрой моей крови, и да не будет места воплю моему. И ныне вот на небесах Свидетель мой, и Заступник мой в вышних! К Богу слезит око мое. О если бы человек мог иметь состязание с Богом, как сын человеческий с ближним своим! Ибо летам моим приходит конец, и я отхожу в путь невозвратный" (Иов.16, 12-14 и 17-22).

Действительно, каждый день, прожитый нами, уже не будет повторен. Иов прекрасно знает, что для него все кончено, после него останется лишь крик бунтующего сердца. Пусть так, но этот крик невозможно заглушить. Иов не отрекается от своего бунта, ни сомнений, ни принятий путей провидения. Он говорит:

"О, если бы начертаны были слова мои! Если бы начертаны они были в книге резцом железным с оловом, - на вечное время на камне вырезаны были! А я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию, и я во плоти моей узрю Бога. Я узрю Его сам; мои глаза, не глаза другого, увидят Его. Истаевает сердце мое в груди моей!" (Иов. 19, 23-27).

Иов вопиет к Богу и он знает, что именно это защитит его. И именно тогда Всемогущий изменит Свое отношение к нему и к тому, кто был несправедливо предан смерти. Пусть он будет умирать в безнадежности, но освобождаясь от плоти, он уверен, что увидит Его. Не кто-нибудь другой, а именно он, своими очами увидит Его в тот момент и Бог будет на его стороне. В этот момент он перестанет быть для Бога чужим. Именно за это Иов страдает всю свою жизнь и в этом надежда Иова.

Конечно, во времена Иова не было еще доктрины о воскресении человека, о всеобщей жизни. Однако, перед лицом бытия Божия и бытия человеческого, по крайней мере, перед лицом судьбы, которую он пережил, все становится на свои места. После его смерти образ Бога откроется тому, кто находится сегодня на пути, не допускающим возврата. Посмотрим в качестве последнего текста главу, в которой Иов мечтает о дне, когда будет уничтожен ложный образ Бога, образ Бога-судьи, Бога требовательного, злопамятного, жестокого, способного одним взглядом уничтожить человека. Разрушается старый образ-стереотип, возникает новый. И одному Богу известны эти времена и пути, ведущие к нему.

"Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное. А человек умирает и распадается; отошел, и где он? Уходят воды из озера, и река иссякает и высыхает: так человек ляжет и не станет; до скончания века он не пробудится и не воспрянет от сна своего. О, если бы Ты в преисподней сокрыл меня и укрывал меня, пока пройдет гнев Твой, положил мне срок и потом вспомнил обо мне! Когда умрет человек, то будет ли он опять жить? Во все дни определенного мне времени я ожидал бы, пока придет мне смена. Воззвал бы Ты, и я дал бы Тебе ответ, и Ты явил бы благоволение творению рук Твоих; ибо тогда Ты исчислял бы шаги мои и не подстерегал бы греха моего; в свитке было бы запечатано беззаконие мое, и Ты закрыл бы вину мою"

(Иов.14,7-17).

Иов недоумевает, почему Бог гнушается плодом своих рук, человеком, которого Он создал? Почему Он так поступает, почему человек представляет Бога как бы всемогущим палачем, который мучает его и уничтожает? По-видимому, что-то этому предшествовало, что Иов не знает. Что же произошло? В результате какого события человек перестал смотреть на Бога с доверием, перестал видеть в Нем Отца? Об этом мы спросим себя в саду Эдема.

После этой вступительной главы мы можем открывать первую книгу Бытие и читать. "В начале Бог сотворил небо и землю", которая была уже открыта гораздо позже этой книги и этого момента.

Теперь кратко о книге Иова, о содержании в чисто теоретическом плане. Книга Иова носит свое название от имени главного действующего лица. Имя переводится от еврейского корня "иаип", что означает "ненавидеть, нападать, враждовать". Историчность этого героя неоднократно оспаривалась. Но основываясь на Священном Писании и Предании мы вряд ли ошибемся, если скажем, что Иов был личностью исторической. Он, действительно, жил, страдал и скорее всего, что тот гениальный писатель, который воплотил книгу в жизнь, перед собой имел реально жившего человека и который в некоторых аспектах был похож на Иова. Все диалоги - плод Духа Святого.

Книга Иова занимает в Ветхом Завете совершенно особое место, как по содержанию, так и по форме. По своей красоте, по поэтической силе она может быть поставлена в один ряд с лучшими произведениями мировой литературы. И по содержанию она всегда останется нам современной.

Иов жил во времена патриаршества, об этом говорит ряд библейских доказательств. Прежде всего - это древнейшие имена: земля

Уц, Сова, Халдея; имена - Елифаз, Вилдад, Софар. Богатство Иова - это прежде всего скот, стада. Именно во времена патриаршие это было богатством, ни дворцы, ни золото, ни благовония. После того, как закончились страдания, Иов жил еще много-много лет и достиг долголетия патриаршего (Иов.42,16). Это также говорит, что события происходили во времена патриархов. Отсутствуют какие-либо ссылки на народ израильский, просто жил человек в земле Уц. Это образ обобщающий и можно смело сказать, что это было до призвания Израиля.

Четвертое, это упоминание о монете, известной в историии Иакова и называемой "кесита" (Быт.33, 19). Упоминается способ письма на камне железным резцом - древнейшем способе. Очевидно, Иов был или патриархом, или, во всяком случае, видным лицом, о котором знали и многие слыхали. Составитель книги нигде не упоминается. Традиция еврейского Талмуда говорит о том, что книга написана Моисеем. Не будем гадать об авторстве. Мог и Моисей, обратившись к Богу и зная о жизни своих предков, изложить ее кому-то из сынов Аарона или Левия, и те могли записать ее. Это не противоречит никаким традициям.

Многие богословы, такие как Лютер, относят эту книгу к временам Соломона, потому что раньше вряд ли могли это написать. Но, судя по тексту, книга не носит архаический характер. По моему мнению, текст относится к эпохе до пленения или пленения. Это 7-6 век до Р.Х., автор мог пользоваться материалами, которые, возможно, оставил Моисей и другие. Ездра собирал много книг и это могло быть книгой, которая дошла до автора и он изложил эти события именно так.

Определенные авторы относят ее к 8 столетию до Р.Х., ко времени Езекии и одним из авторов считают либо Осию, либо Исайю, либо Михея. Судя же по тексту и по проблематике, которую книга поднимает, это эпоха первого пленения Вавилонского.

Главная тема - страдание. Не просто страдание, а страдание очистительное, как оно влияет на человека? Книга разделяется на четыре части. Первая - это историческое введение, глава 1-3, в которой говорится об Иове, его жизни перед постигшими его испытаниями. Приводится удивительная беседа по своему сакраментальному значению, но переданая нам диалогом, которая ведется между Богом, Ангелом и сатаною. Кто мог быть свидетелем? - Никто. Это плод и дар Святого Духа, который Господь дал автору, который описал этот момент.

Нужно прийти соблазну. И Господь допускает и дает возможности прийти темной силе действовать над нами и в физическом, и нравственом аспекте, в окружающем мире и т.д. Про Иова сказано: "Только душу его береги". Если человек не потянулся к злу, душа его не будет тронута. Все может отнять Бог, даже тело может быть отсечено, но это не умалило их перед Богом, а вознесло еще на большую вершину. "Не бойтесь, убивающих тело".

Иов выдерживает первое испытание, после этого идет вторая сцена не небесах. Второе испытание, потом идут жалобы Иова. Второй раздел книги, который заключает в себе главы с 4 по 37

- это речи друзей Иова: Елифаза, Иова, Вилдада, Сафара в разных сочетаниях и в разных соотношениях. Заключает эти речи Елиуй, он дает комментарии ко всем этим речам.

Затем идут главы с 38 по 42 - это диалог между Богом и Иовом. Откровение Божие - это глава 37, 40 и ответ Иова - это смирение перед тем, что он увидел. Каждая строка книги дышит любовью к тому, что окружает, желание постигнуть этот мир, видя всю премудрость Творца, вложенную во все это. В этой книге вы увидите то сокровенное, неизреченное, что может откроется в вашей жизни, что было открыто для Иова.

Четвертый раздел - это 42 глава, с 7 по 17 стих. Это молитва Иова за друзей. Молитва заключает книгу, как бы ее одухотворяет. Иов молился за сыновей, дочерей, т.к. может они прегрешили перед Богом и не покаялись. Он хотел принести жертву за грех, который они может быть сделали. Эта молитва окружает эту книгу как бы духовным ореолом. Возвращаются друзья и удвоенное благополучие. Господь дает Иову на старости лет много детей, вновь увидел он богатство, которого был лишен и самое главное, дух его изменился. Он стал уже другим Иовом, не тем, которым был в начале.

Христология. Прежде всего - это Посредник между Богом и человеком, который упоминается в 9 главе, это мессианское место. Второе место: "Я знаю, Искупитель мой жив" (Иов.19,25) Это ясно говорит, что Иов верит в будущую жизнь, всеобщее воскрешение, которое еще неосознано до конца, но в сердце его присутствует и Иов чувствует сердцем, Кто этот момент приблизит. Третье место: выкуп, глава 23,24. Господь дает в выкуп за грех всех людей Своего Сына.

Друзья Иова - это символ нападков и оспаривания, которых каждый имеет в своей жизни. Особые признаки: нет ни одного намека на закон Моисея и на Израиль. Даже имя Бога Израиля Яхве упоминается только один раз (12,9), но это поздняя вставка. Говоря о Боге, Иов и его друзья упоминают только одно имя - Элогим. Книга очень поэтична. Здесь впервые в Библии встречается диалог между Богом и сатаной.

Краткая характеристика друзей Иова, которые приходят к нему. Это прежде всего Елифаз - праведный человек строгой морали, приверженец мертвой ортодоксальности. Он считает страдания следствием греха. Вилдад - это философ. Вся его мудрость основывается на предании, религиозные его воззрения состоят из благочестивых фраз. Его аргумент следующий: Бог справедлив. Если Он не отвечает Иову, то у Него есть свои причины не отвечать. Он не может отвечать на молитву неправедного, расплата за всякое зло неотвратима. Сафар - надменный человек. Самый неразумный из всех трех друзей, которые считали, что они поняли пути Божии. Он утверждает, что Иов наказан меньше, чем заслужил. Елиуй - человек самоуверенный, который, несмотря на отчасти правильное понимание, самоуверенностью и самомнением стремится объяснить страдания Иова. Он упрекает Иова за непочтительные речи по отношению к Богу. Его же тезис гласит: страдания открывают человеку свои собственные грехи, чтобы человек исцелился от грехов. Страдания служат для наказания, налагаемого Богом для очищения, просветления и благополучия человека.

 


2007г



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: