О святителе Игнатии Богоносце и его посланиях.

Казанский Государственный Университет

 

 

 

 

Автор и его послания В царствование Траяна (98-117) Антиохийский епископ Игнатий был за веру во Христа приговорен к смертной казни. Его послали под стражей из Сирии в Рим, где он был отдан на растерзание диким зверям, во время народных зрелищ. Находясь в пути, он написал семь посланий - единственное дошедшее до нас свидетельство его апостольской деятельности. Пять из них были направлены христианским общинам Ефеса, Магнезии, Траллии, Филадельфии и Смирны, пославших своих представителей приветствовать исповедника, проезжавшего по их территории, и получить его благословение. Одно из посланий обращено к Поликарпу, епископу Смирнскому, а седьмое - к христианской общине Рима. О жизни и деятельности Игнатия нам известно немногое. Полагают, что он был сирийцем - на том основании, что греческий язык его посланий несовершенен. Исходя из содержания посланий, можно считать его первым послеапостольским автором, не укорененным в ветхозаветной традиции. Евсевий Кесарийский сообщает (Ц.И. 111.22), что Игнатий был вторым епископом Антиохии после апостола Петра и преемником Еводия; Феодорит же утверждает, что он был преемником самого апостола Петра. Некоторые авторы высказывают предположение, что Еводий и Игнатий были одновременно епископами в Антиохии: Еводий был поставлен для иудеев, а Игнатий - для христиан из язычников. Св. Иоанн Златоуст называет Игнатия "образцом добродетелей, явившим в лице своем все достоинства епископа". Мученические Акты (протоколы допроса и приговор) св. Игнатия - позднего происхождения (IV и V век). Они были изданы Руинартом в 1689 г. (Martirium Colbertinum) и Дрeсселем в 1857 г. (Martirium Vaticanum). К них сообщается дата смерти Игнатия - 20 декабря (год не указан). Этот день и посвящен его памяти в Восточной Церкви, тогда как Западная Церковь с 1969 г. совершает память его мученической кончины 17 октября, по указаниям восточного мартиролога (IV век) в его сирийской версии. Богословское учение св. Игнатия Учение о божественной икономии (домостроительстве спасения) занимает центральное место в богословской концепции св. Игнатия: Бог восхотел избавить человечество от власти "князя мира сего". Он подготовил спасение человечества в Израиле через ветхозаветных пророков; их чаяния нашли исполнение во Христе, едином Учителе нашем; сами пророки, будучи учениками Его по духу, ожидали Его как Учителя своего (Магн. 9.1-2). Христологическое учение Игнатия отличается четкостью формулировок. Он не сомневается в том, что Христос одновременно Бог и человек, рожденный "от Марии и Бога", страдавший, но не подвластный больше страданию (Еф. 7.2); вневременный и невидимый, ради нас ставший видимым и все претерпевший ( Пол. 3.2). Игнатий опровергает ересь докетов, отрицавших человеческую природу Христа и утверждавших, что Его страдания и воскресение только кажущиеся (Смирн. 7). Руководствуясь учением апостола Павла, Игнатий синтезирует его с богословскими воззрениями апостола Иоанна. Св. Игнатий называет Церковь местом жертвоприношения. Понятие Евхаристии как жертвы, приносимой Церковью, уже встречается в Дидахе, вероятно, знакомой Игнатию. Евхаристию он называет врачеством бессмертия, не только предохраняющим от смерти, но и дарующим вечную жизнь в Иисусе Христе (Еф. 20.2). Она есть Тело пострадавшего за наши грехи Спасителя Иисуса Христа, Которого Отец в своей любви воскресил из мертвых (Смирн. 7.1). Игнатий первый употребил выражение "кафолическая" (католическая) Церковь для обозначения совокупности верующих: "Где является епископ, там да будет народ, а где Иисус Христос, там кафолическая Церковь (Смирн. 8.2) ("вселенская" переводится на славянские языки с греческого как "кафолическая", а на западные - "католическая", подобно тому как с греческого переводится на славянские языки - Фома, а на западные - Тhоmas, отсюда - томизм). Игнатий с исключительной настойчивостью утверждает положение о монархическом епископате: "Я убеждаю вас, старайтесь делать все в единомыслии Божием, так как епископ председательствует на месте Бога, пресвитеры занимают место собора апостолов, и диаконам, сладчайшим мне, вверено служение Иисуса Христа" (Магн. 6.1). Сравнение обращений, содержащихся в различных посланиях, приводит к заключению, что Игнатий с особым почитанием относится к Римской Церкви. Выражение привлекло внимание ученых. А.Гарнак видел в этом выражении просто благодарное признание великой щедрости римских христиан. Однако это выражение встречается в обращении два раза, и во втором случае содержится несомненное указание на церковный авторитет. Игнатий употребляет его еще один раз - в послании к магнезийцам - и там оно безусловно относится к церковной власти. Что же касается слова (***), по мнению современных исследователей, оно означает здесь "полноту сверхприродной любви, которую Иисус Христос зажег в нас Своей любовью" (J.Thiele) или "центральную реальность любви, созидающей Церковь" (Urs Von Balthasar). Знаменателен также факт, что хотя Игнатий увещает во всех посланиях хранить единство и согласие, он не упоминает об этом в послании к римлянам, не считая возможным "давать приказания" членам римской общины, ибо ее авторитет зиждется на авторитете первовeрховных апостолов (Рим. 4.3). Духовная жизнь христианина понимается Игнатием, как подражание Христу: "Будьте подражателями Иисусу Христу, как и Он - Отцу Своему" (Фил. 7.2). Плотское не может жить духовной жизнью, а духовное не может жить плотской жизнью... Но даже то, что Вы делаете во плоти, - духовно, ибо Вы делаете все в единении со Христом (Еф. 8.2). Это подражание заключается не только в соблюдении заповедей и претворении в жизнь учения Христова; более всего оно проявляется в уподоблении смерти и воскресению Христа: "Позвольте мне быть подражателем моего страждующего Бога" (Рим. 6.3). "Я пшеница Божия: пусть измелют меня зубы зверей, чтоб я сделался чистым хлебом Христовым" ( там же, 4.4). Отсюда его пламенное желание умереть мучеником (Еф. 3.1; Рим. 5. 3-6; Смирн. 4.2). Идея имманентности Бога человеческой душе - излюбленная тема Игнатия: "Будем все делать так, как бы Он Сам был в нас, чтобы мы были Его храмами, а Он был в нас Богом нашим" (Еф. 15.3). Игнатий настолько проникнут сознанием присутствия Бога в нас, что он создает неологизмы, чтобы эта истина стала очевидной. Он называет христиан Богоносцами, Христоносцами, и его послания начинaются словами: "Игнатий, также названный Богоносец". Не только Христос живет в нас. Мы тоже пребываем во Христе - поэтому все христиане, пребывая в Боге, связаны между собой. Магнезийцам он пишет, что молится о Церквах, "чтобы в них было единение по плоти и духу в Иисусе Христе, вечной жизни нашей - единение веры и любви, драгоценнее которой нет ничего - особенно же со Иисусом и Отцом" (Магн. 1.2). С другой стороны, Игнатий неоднократно подчеркивает, что христиане пребывают в единении со Христом, только если находятся в единении со своим епископом - в вере и повиновении и, более всего, участвуя в литургическом поклонении, воздаваемом Богу. Он не признает независимой от общины духовной жизни христианина. Для него подлинно только то единение со Христом, которое осуществляется прежде всего в литургическом поклонении. В нем участвуют не отдельные лица, независимо друг от друга, а участвует община верующих, составляющих в любви и единомыслии литургическое тело.