Московская духовная семинария

Сектор заочного обучения

ГОМИЛЕТИКА

Учебное пособие для студентов 3 класса

Сергиев Посад 2006

СОДЕРЖАНИЕ I. ВВЕДЕНИЕ 2 ЗАДАЧА ГОМИЛЕТИКИ. МЕТОД. 4 ИСТОЧНИКИ. КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ГОМИЛЕТИКИ. 5 II. ПАСТЫРСТВО И ПРОПОВЕДНИЧЕСТВО. 7 ЗНАЧЕНИЕ ПРОПОВЕДНИЧЕСТВА ДЛЯ САМОГО ПРОПОВЕДНИКА. 10 ЛИЧНЫЕ КАЧЕСТВА ПАСТЫРЯ-ПРОПОВЕДНИКА. 10 III. НЕОБХОДИМЫЕ ВНУТРЕННИЕ УСЛОВИЯ (СРЕДСТВА) В ПОДГОТОВКЕ К ПРОПОВЕДНИЧЕСТВУ. 12 IV. ПОДГОТОВКА К ПРОПОВЕДНИЧЕСТВУ. 14 СОСТАВЛЕНИЕ ПЛАНА ПРОСТЕЙШЕЙ ПРОПОВЕДИ. 17 V. О ВИДАХ И ФОРМАХ ПРОПОВЕДИ. 19 БЕСЕДА 20 Составные части беседы. 21 Катехизическая беседа и ее особенности. 22 ПОУЧЕНИЕ. 23 СЛОВО. 25 Значение и выбор начального текста в слове. 25 VI. ВНЕШНЯЯ СТОРОНА (ИЗЛОЖЕНИЕ) ПРОПОВЕДИ. 27 СТИЛЬ ЦЕРКОВНОЙ ПРОПОВЕДИ. 29 VII. ВИДЫ ПРОПОВЕДИ 30 ПО НАПРАВЛЕНИЮ И ЦЕЛИ. 30 ПО СПОСОБУ СОСТАВЛЕНИЯ И ИЗЛОЖЕНИЯ. 30 VIII. ПРЕДМЕТ ПРОПОВЕДИ И ОСОБЕННОСТИ ЕГО РАСКРЫТИЯ 32 ДОГМАТИЧЕСКИЕ ИСТИНЫ КАК ПРЕДМЕТ ПРОПОВЕДИ. 32 НРАВСТВЕННЫЕ ИСТИНЫ КАК ПРЕДМЕТ ПРОПОВЕДИ. 34 БОГОСЛУЖЕНИЕ, ТАИНСТВА И ОБРЯДЫ КАК ПРЕДМЕТ ПРОПОВЕДИ. 36 IX. СОДЕРЖАНИЕ ПРОПОВЕДИ В КРУГУ БОГОСЛУЖЕНИЯ 39 X. ПОНЯТИЕ О ВНУТРЕННЕМ ХАРАКТЕРЕ ЦЕРКОВНОЙ ПРОПОВЕДИ. 40 XI. ПРОИЗНЕСЕНИЕ ПРОПОВЕДИ И ВОЗДЕЙСТВИЕ ЕЕ НА СЛУШАТЕЛЯ. 43 КАК ПРОИЗНОСИТЬ ПРОПОВЕДЬ? 43 Первый этап. 43 Второй этап. 44 Третий этап (импровизация). 45 Экспромт 45 С КАКИМ НАСТРОЕНИЕМ ВЫХОДИТ НА КАФЕДРУ ПРОПОВЕДНИК? 45 КАК ПРИСТУПИТЬ К ПРОИЗНЕСЕНИЮ ПРОПОВЕДИ И КАКИМИ СИЛАМИ ГОЛОСА ЕЕ ПРОВОДИТЬ? 45 КАК ПРОПОВЕДЬ ВОЗДЕЙСТВУЕТ НА СЛУШАТЕЛЯ. 49 РЕЗУЛЬТАТ ВОЗДЕЙСТВИЯ ПРОПОВЕДИ НА ВЕРУЮЩИХ. 51 Приложение …………………………………………………………………………53 1.МНЕНИЕ СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА АЛЕКСИЯ ПО ВОПРОСАМ СОВРЕМЕННОГО ПРОПОВЕДНИЧЕСТВА. 53 2. ПОРЯДОК САМОСТОЯТЕЛЬНОГО ЧТЕНИЯ ДУХОВНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. 55 3. БИБЛИОТЕКА ПРОПОВЕДНИКА. 56

I. ВВЕДЕНИЕ

Проповедь - проповедничество имеет в жизни Церкви огромное зна-чение. Проповедание Слова Божия есть исполнение заповеди Христа Спа-сителя "научить все народи", "проповедовать Евангелие всей твари" (Мф. 28:19; Мк. 16:15). Путём проповеди истина о спасении через Господа Иисуса Христа возвещается по всему миру и достигает каждого отдельного человека. По слову святого апостола Павла, невозможно уверовать в Того, о Ком не слыхали, а слышать невозможно без проповедующего (Рим. 10:14). Заповедь проповедовать, данная Господом Иисусом Христом апосто-лам, относится и к их преемникам - пастырям Церкви. И проповедь о Гос-поде Иисусе Христе никогда не прекратится. Проповедничество всегда бу-дет составлять важнейшую обязанность православного пастыря. Поэтому каждый, готовящийся стать пастырем, должен научиться проповедовать. Иногда говорят, что апостолы были простыеми людьми (рыбаками) и никогда не учились. Но те, кто так говорит, не понимают то-го, о чем сказал святитель Димитрий Ростовский: "Господь не книжных собра, но книжных посла". Он Сам отверз им ум разуметь Писание. А мы для того, чтобы уразуметь писание и удостоиться благодатной помощи Божией, должны приложить свой усердный труд для изучения всего нужного и полезного пастырском служении. Гомилетика (от греческого беседовать, общаться) наука о пропове-ди или о проповедничестве. Но что такое сама проповедь? - Проповедь есть возвещение исти-ны о Господе Иисусе Христе и призыв ко спасению через слово. В этом определении, выражено самое важное и главное в проповеди - её содержание, - призыв к спасению через Слово. И форма этого слова, формы проповеди были неодинаковы в истории Церкви. В настоящее вре-мя исторически сложившейся формой проповеди следует считать речь к народу (не к одному человеку, но ко многим). Так мы обычно и называем проповедь - проповедь это речь к народу, произносимая проповедником в храме. В этой форме - речи к народу - ораторской речи, и изучается пропо-ведь в гомилетике. Поэтому необходимо очень кратко определить, что же такое оратор-ская речь, каковы её отличия от речи обыкновенной? Если мы ее определим как речь перед многими, то это будет неточ-но, так как "перед многими" читается, например лекция, но лекция отли-чается от ораторской речи. Нужен еще один признак - ораторская речь не только имеет целью сообщить сведения, но еще убедить, возбудить слуша-телей, вызвать в них определенное действие - реакцию. Это можно видеть и на видах светской ораторской речи: Политической (в парламенте и на митингах) - оратор убеждает слушателей принять определенное решение, склоняет их "на свою сторо-ну. Судебной - два оратора (стороны в процессе) убеждают судей (присяжных заседателей) обвинить или оправдать подсудимого. Военной - командир говорит солдатам "несколько слов" пред боем, чтобы поднять их дух и т.д. Подобные признаки ораторской речи имеются и в проповеди - про-поведник также имеет целью убедить своих слушателей признать какую-либо истину, принять решение (например: покаяться, оставить грех), вы-звать в них определенное настроение (благоговения, внимания и др.). Но сходство ораторской речи с проповедью касается только формы, по содержанию же они довольно различны. О чем бы ни говорил проповедник, его слова всегда в конечном ито-ге касаются нашего спасения. "Проповедь, - говорит известный русский гомилет профессор Пев-ницкий, - как частная речь, не обнимает всего Евангелия о спасении и о средствах его приобретения, но всегда какого бы частного предмета она ни касалась, она имеет, или должна иметь, непосредственную связь с этим главным и средоточным пунктом христианского учения. Утеряв связь с ним, она перестает быть проповедью христианскою". Проповедь есть воз-вещение Евангельского учения о нашем спасении в живой речи перед на-родом. Гомилетика, как наука, имеющая своим предметом проповедь или проповедничество, имеет свою определенную задачу и метод.

Задача гомилетики. Метод

Задача гомилетики - воспитывать проповедника, помочь начинаю-щему проповеднику. "Образовать в нем, - по словам процессора протоие-рея Фаворова, - способность и вкус к проповеди". Метод (способ изучения) гомилетики составляет изучение теории и практики проповеди. Теоретический - заключается в изучении особых правил и условий способствующих составлению проповеди и ее воздействию. Практический - заключается в изучении образцов проповеди, со-ставлении проповедей, разбор их и т.д. Имеет большое значение изучение исторического развития пропо-ведничества в Церкви. Гомилетика относится к богословским наукам и занимает среди них особое место, больше всего, приближаясь к области так называемого "практического богословия", к богословию пастырскому. Но она имеет отношение и ко всем другим частям богословия. Через проповедь доводятся до сведения (сознания) большей части Церкви (мирян), не изучающих специально богословие, основные истины всех богословских знаний (основные истины веры из догматики, главные заповеди из области нравственного богословия и т. д.)

Источники. Краткая история гомилетики

Важнейшим источником, как и в других богословских науках, явля-ется Слово Божие и учение Церкви - они относятся к содержанию пропо-веди. Затем образцы проповеди и особые правила гомилетики, относящие-ся к форме проповеди и к тому, как следует пользоваться в проповеди Словом Божиим и учением Церкви.

История гомилетики

Господь Иисус Христос и Его ученики говорили просто, но уже у апостолов встречаются целые речи, обращенные к народу. В эту эпоху их вера и вера пастырей была настолько сильной, а благодатные дарования настолько обильны, что благовестники слова Божия не нуждались в какой - либо подготовки гомилетического характера. Благодатное вдохновение было лучшим помощником пастыря в деле благовествования истины Хри-стовой. Так продолжалось до Оригена (182-251) - видного христианского ученого-экзегета и проповедника. Он учил, что христианскому проповед-нику, кроме вдохновения, необходим труд и предварительная подготовка. В своей школе он преподавал в числе других предметов и риторику - нау-ку об ораторском искусстве. С этого времени в церковную проповедь на-чинают проникать элементы искусственности, которые впоследствии пре-образуют живую пастырскую беседу в формы церковного красноречия. Проповедь этого периода - это, прежде всего, продукт личного творчества проповедников, представляющая начало самобытного, собственно христи-анского ораторства. Впрочем, отцы церкви всегда выражали взгляд на проповедь как на такой вид деятельности, в которой главное значение име-ет благодать Божия. В IV веке, который был особенно богат выдающимися проповед-ническими талантами, еще не появляется какого-либо теоретического ру-ководства для проповедника. Причина этого в том, что в этот период не было необходимости в каком-либо гомилетическом руководстве: большин-ство христианских проповедников было талантливыми и блестяще образо-ванными людьми, не нуждавшимися в каком-либо теоретическом пособии. Только к V веку на Западе появились специальные руководства для пропо-ведников, что было связано с малым количеством выдающихся проповед-ников. К тому же и богословское образование находилось на довольно низкой ступени развития. Это такие пособия как: "Христианская наука", составленная Блаженным Августином (V в), сочинение святителя Григо-рия Великого, папы Римского (VI в.) "Правило пастырское". В Русской Церкви такие руководства появились значительно позд-нее. Важное значение имеет "Церковный устав", где даны указания когда и какие поучения следует читать в храме. В XVII веке в Киеве появился первый русский учебник гомилетики, составленный архимандритом Иоанникием Голятовским, ректором Киев-ской Академии "Наука, аль бо способ зложения казания" (на полуполь-ском, полуславянском языке). В 1776 году подобные указания давались и в "Духовном регламен-те", разных переводных руководствах и в имеющей важное значение "Книге о должностях пресвитеров приходских", составленной двумя зна-менитыми иерархами Георгием Конисским и Парфением Сопковским. В XIX веке было составлено и издано полное, очень интересное и важное руководство по гомилетике профессора Киевской Духовной Ака-демии Амфитеатрова "Чтения о духовной словесности". Затем были многие учебники и руководства професоров Фаворова, Чепика, Триодина, Юрьевского. Курсы по истории проповеди професоров Барсова и Паторжинского. Можно особо отметить книгу профессора Киевской Академии В.Ф.Певницкого "Церковное красноречие и его законы" (1906 г.). В середине XX века составлен курс по гомилетике профессора Мос-ковской Духовной Академии протоиерея А. Ветелева. Этот труд имеет бо-льшое значение и ценность, как составленный уже в более позднее время. Гомилетическая наука в нашем Отечестве не богата. Наши предки проповедовали свою веру свободным изложением своего чувства. Они не любили рассуждать о теории красноречия и не писали правила о том, как проповедовать. Наша наука вышла не из теории о церковной проповеди, а из практики устного слова. Первым образцовым руководством на Руси был "Церковный Устав".

II. ПАСТЫРСТВО И ПРОПОВЕДНИЧЕСТВО

Проповедничество есть особая и важная обязанность христианского пастыря. Все обязанности пастыря вообще разделяют на: 1) совершение богослужения и таинств; 2) духовничество (прием исповеди и руководство отдельными ве-рующими); 3) проповедничество. За исполнение этой обязанности пастырь дает ответ Богу. Такое важное значение проповеди следует из самого существа испо-веди и пастырского служения. В Священном Писании имеется много указаний на обязанность пас-тыря проповедовать Слово Божие (приводятся только немногие). Господь Иисус Христос дал прямое повеление проповедовать: "Шедше научите вся языки…" (Мф. 16:19). "Проповедите евангелие всей твари". "И проповедано будет Евангелие Царствия по всей вселенной" (Мф. 24:14). "И во всех народах прежде должно быть проповедано Евангелие" (Мк. 13:10). Апостолы смотрели на проповедь как на свою главнейшую обязан-ность: "Не хорошо нам, оставить Слово Божие, пещись о столах, - говори-ли они пред избранием диаконов, - мы постоянно пребудем в молитве и служении Слова" (Деян. 6:2,4). "Мы, - говорит апостол Иоанн Богослов в своей проповеди, -свидетельствует и возвещаем вам: сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам" (1 Ин. 2:1). "Христос послал меня, - писал святой апостол Павел к Коринфянам, - не крестить, но благовествовать" (1 Кор. 1:17). "Если я благовествую, то нечем мне хвалиться, потому что это необ-ходимая моя обязанность, и горе мне, если не благовествую" (1 Кор. 5:16). Апостолы не только несли в мир свою проповедь, но и готовили по приме-ру Спасителя своих преемников. Так святой апостол Павел пишет своему ученику Тимофею: "что слышал от меня, передай верным людям, которые были бы способны и других научить" (2 Тим. 2:2), "вникай в себя и в уче-ние" (2 Тим. 4:14), чтобы иметь образ здравых словес, т.е. не следует са-мому видоизменять сущности Евангельского благовестия, а благовество-вать его так, как преподал нам Христос, посланник Божий. "Мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для эл-линов безумие, для самих же призванных, Иудеев и эллинов, Христа, Бо-жию силу и Божию премудрость" (1 Кор. 1:23). "И слово мое и проповедь моя не в убедительных словах челове-ческой мудрости, но в явлении духа и силы…проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей" (1 Кор. 2:4,7). "Как веровать в Того, о Ком не слыхали? Как слышать без пропове-дующего? Вера от слышания, а слышание от слова Божия" (Рим. 10:14,17). "Ибо мы повреждаем слова Божия, как многие, но проповедуем ис-кренно, как от Бога, пред Богом, во Христе" (2 Кор. 2:17). Проповедь называется "служением слова" (Деян.6:4), "священнодей-ствием благовествования" (Рим.15:16), "необходимою обязанностию" (1Кор. 9:16), "посланничеством" (2 Кор. 5:20), "великим подвигом" (1Фес. 2:2). Поставив своим преемником епископа Тимофея, он дал ему указа-ние, которое относится ко всем пастырям: "Проповедуй Слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготер-пением и назиданием" (2 Тим. 4:2). Еще больше указаний на необходимость и обязанность проповедо-вать имеется у святых отцов. Из одних выписок можно было бы составить целые книги. Святитель Иоанн Златоуст, сравнивая пастыря с врачом и воином, а потом и с апостолами, говорит, что, вместо всякого лекарства и оружия, у нас осталось одно слово. У апостолов была сила творить чудеса и знаме-ния, а у нас одно слово. В пастырском слове - сила пастыря. Интересны слова блаженного Иеронима (V век): "Кто пастырь, тот должен быть и учителем и в церквах не должен брать на себя пастырства тот, кто не может учить пасомых. Всякий предстоятель должен быть пас-тырем и учителем - пастырем овец и учителем человеков". В Церковных правилах Церковь требует от пастыря проповеди и уг-рожает за неисполнение: Апостольское правило 58: "Епископ или пресвитер, нерадящий о причте и о людях и не учащий их благочестию, да будет отлучен; аще же останется в сем нерадении и лености, да будет извержен". Правило 19 Шестого Вселенского Собора: "Предстоятели Церквей должны по вся дни, наипаче же во дни воскресные, поучати весь клир и народ словесам благочестия". В Русской Церкви все указания пастырям со стороны патриархов, Синода и авторитетных архиереев требуют, чтобы пастырь был проповед-ником. Интересно замечание в одном издании Священного Синода (XVIII в.): "Божия служба не состоит токмо в приношении молитв и благодаре-ний и в совершении таинств, но паче и вящше в обучении Божиему зако-ну, в слове его святом содержимому". Но иногда говорят, что как же до настоящего времени имеются такие пастыри, которые очень мало и даже совсем не проповедуют. Об этом можно сказать словами книги "О должностях (обязан-ностях) пресвитеров приходских": "Не остается ныне более места сомнению о первейшей и главнейшей сей должности пресвитерской: но только удивлятися и сердцем болеть, что она у многих из нас почитается за последнюю, или ни за какую". Каждый пастырь должен хорошо изучить Священное Писание, тща-тельно продумать его в себе и внутренне глубоко пережить, а потом уже проповедовать с церковной кафедры народу. Народ Божий видит в лице своего пастыря учителя и наставника жизни, он следует или желает сле-довать за своим батюшкой, как овцы за своим пастырем. Потому Святи-тель Григорий Богослов говорит: "Править человеком этим хитрейшим и самым лживым из животных…есть искусство из искусств и наука из на-ук".

Значение проповедничества для самого проповедника

Проповедничество нужно не только пастве, но и самому проповед-нику, так как оно является верным толчком к его духовному росту. Проду-мывая заранее тему очередной проповеди, пастырь - проповедник умом и сердцем переживает основные мысли темы, освещает их светом евангель-ского учения. Труд этот возвышает дух пастыря, усиливает его молитвенность, живую связь с Богом, сближает с паствой. Предназначая проповедь пастве, пастырь заранее начинает думать о ней, заботясь о том, как лучше воздей-ствовать на нее к её спасению. Готовясь учить других, пастырь сначала учит, просвещает и умудряет самого себя, поступая согласно указанию апостола: уча других учить, самого себя (Рим. 2:21). Проповедь есть призыв к спасению. Она обязывает спасаться, преж-де всего, самого проповедника. Он может духовно дать слушателям только то, что сам имеет. На слушателей действуют не столько слова проповедни-ка, сколько благодатная сила, заключенного в проповеди Слова Божия и спасающейся души проповедника (пример архиепископа Луки (Войно - Ясенецкого)). Пусть проповедь пастыря не всегда будет иметь внешне прекрасную форму, но чтобы всегда она в себе заключала правильное по-нимание им христианской истины. "Пусть кто-нибудь, - учит святой Ио-анн Златоуст, - будет скуден в слове и состав его речи прост и неукрашен, но он не должен быть невеждою в познании, в правильном разумении дог-матов веры".

Личные качества пастыря-проповедника

Пастырь призван учить народ не только словом, но и примером сво-ей жизни. На верующих людей не менее слова действует скромная, благо-честивая жизнь самого проповедника. Наш народ подчас склонен закрывать глаза на немощи и слабости личной, вне храма, жизни священника, если только он чинно, благопри-стойно и молитвенно совершает богослужение и требы в храме. Но тот же народ внутренне отталкивается от пастыря, если он с высоты церковного амвона призывает избегать того, чем полна жизнь его самого. Здесь проповедник встречается с явным недоверием паствы. Это не-доверие, как глухая стена, встает между проповедником и паствой, парали-зует благотворное воздействие его проповеди. Православный пастырь должен быть руководителем внутренней, ду-ховной жизни своей паствы, и потому призван быть лучшим совершен-нейшим своей паствы: по силе воры, любви и благодати. Он должен посто-янно стремиться к познанию истины Христовой, чтобы быть твердо убеж-денным в ней. В глазах убежденного пастыря весь мир преобразуется, как бы зано-во творится: везде и во всем он видит Бога - Промыслителя, на всех и на все готов пролить свет и радость любви христианской. Из всех, отдельно взятых, качеств пастыря-проповедника нужно ука-зать на три: молитвенность, бескорыстие и трезвенность. Молитвенность не только возвышает его собственную душу, делая ее "собеседницей Богу", но и заключает в себе великую силу пастырского воздействия на паству. Через нее у пастыря устанавливается незримая, но реальная связь с народом. Наиболее полно эта связь выступает у пастыря в храме во время богослужения, когда он молится обо всех "предстоящих и молящихся". Сердце пастыря согревается любовью к пастве, когда он го-рячо молится о ней. Молитва - это путь к Богу, а отсюда - и к человеку. Вне постоянной молитвы нельзя себе представить честного, искреннего, Богу и пастве преданного пастыря. Корыстолюбие пастыря наносит большой урон его авторитету. Стя-жательность пленяет и уродует дух пастыря. Овладев своей жертвой, стя-жательность заставляет постоянно думать о своих стяжаниях. К сожале-нию, корыстолюбие иногда так овладевает пастырем, что он назначает оп-ределенную плату за требы, отказывается совершать их, если ему платят немного, требует больше. Наш народ высоко ценит нестяжательность пастыря и расположен, платить больше, но не тогда, когда деньги от него требуют, а тогда, когда благоговейно и молитвенно служат и никаких такс не назначают. Молит-венность, бескорысрыстие и трезвенность (или мера во всем) пастыря яв-ляются теми качествами его личности, которые располагают паству к до-верию, к пастырю и его проповедническому слову. Глубокая и твердая вера в Бога, живая действенная вера по слову Божию, отверзает ум проповедника к "уразумению Писания" (Лк. 24:45). На верующих сильнее всех слов действует глубина веры в Бога самого проповедника.

III. НЕОБХОДИМЫЕ ВНУТРЕННИЕ УСЛОВИЯ (СРЕДСТВА) В ПОДГОТОВКЕ К ПРОПОВЕДНИЧЕСТВУ

1. Одним из главнейших внутренних условий для успеха в пропо-ведничестве является, как было уже сказано, постоянная молитвен-ность пастыря. Эта молитвенность "возгревает" дух пастыря, поддержи-вает в нем живую веру в Бога, создает любовь к пастве. С молитвы надо начинать подготовку к проповеди, молитвой ее продолжать и завершать. 2. Вторым важнейшим условием является глубокая и постоянная связь пастыря со Словом Божиим. Из каждой строчки и каждого слова Священного Писания действует на нас благодать Божия, просвещающая ум, раскрывающая сердце, укрепляющая волю "творить благое". Следует не только постоянно читать Священное Писание, но и тщательно изучать его, чтобы находить в нем животворное содержание и благодатную силу для своей души и для своей проповеди. 3. Проповедь есть призыв к спасению. Пастырь не может спасать других, не спасая себя. Спасать же себя - значит активно и постоянно бо-роться с греховными склонностями своей природы, ее недостатками и бо-лезнями. Здесь пастырю великую помощь окажет Священное Писание. "Покажи, - говорит святой Иоанн Златоуст, - больную душу твою Павлу, призови Матфея, пошли за Иоанном, узнай от них, что делать с твоей бо-лезнью. Они точно скажут и ничего не утаят, ибо они живут и всегда гово-рят". Пастырь должен также постоянно читать творения св. отцов, жития святых. Святой Иоанн Кронштадский прочитывал житие святого дня. Прежде чем открыть свои уста перед народом пастырь должен прежде от-крыть их перед своей совестью и Богом. Святой Апостол Павел говорит: "Старайся представить себя Богу достойным делателем неукоризненным, верно преподающим слово истины" (2 Тим. 2:15). Здесь он найдет великие примеры того, как бороться с грехами, демонами и всеми соблазнами ми-ра, чтобы совершать свое спасение. 4. Только при заботе о своем собственном спасении пастырь ощутит в своем сердце заботу о спасении своей паствы. Эта забота духовно сбли-зит его с паствой, заставит почувствовать ее внутренние недуги, узнать ду-ховные запросы. Сердечная любовь к пастве подскажет пастырю содержа-ние проповеди и ее форму. 5. Пастырь-проповедник никогда не должен забывать, что он и его пасомые являются гражданами своей Родины, должны быть ей преданны-ми и участвовать в ее жизни. Если пастырь забудет об этом или захочет удалить себя от граждан-ской жизни, то он может потерять согласие со своей паствой. Он не понять всех ее запросов и интересов. 6. Постоянная забота о спасении паствы располагает пастыря посто-янно думать о ней, растить внутри себя те наставления и назидания, кото-рое он предаст ей в ближайшее воскресенье или праздники. Так создается у пастыря потребность готовить свои проповеди в течение целой недели, что означает органически вынашивать всеми силами своей души. Полю-бить проповедничество можно лишь тогда, когда оно является органиче-ским делом. Таким образом, для успеха в подготовке проповеди нужны следую-щие условия: 1. Молитвенность пастыря и живая вера в Бога. 2. Постоянное чтение и изучение Слова Божия. 3. Забота пастыря о своем спасении, борьба с грехами, т.е. личный подвиг. 4. Забота о спасении своей паствы, т.е. активная любовь к ней. 5. Искренняя преданность интересам своей Родины. 6. Работа над составлением проповеди в течение всей недели, так на-зываемое органическое вынашивание ее.

IV. ПОДГОТОВКА К ПРОПОВЕДНИЧЕСТВУ

Прежде чем приступить к составлению проповеди, необходимо пройти серьезную подготовку - получить ряд теоретических сведений и овладеть определенными практическими навыками. Необходимым условием для каждого проповедника является овла-дение правильной литературной устной и письменной речью: абсолютная грамотность и свободное устное изложение своих мыслей. В соответствии с программой, эти навыки должен иметь каждый, на-чинающий заниматься гомилетикой, овладев ими еще в средней общеобра-зовательной школе. При прохождении курса гомилетики, их следует только закрепить путем ряда упражнений, которые и являются подготовкой к проповедниче-ству. Началом этой подготовки будет устная и письменная передача со-держания отдельных евангельских зачал. Помимо своего формального значения (проверка степени владения устной и письменной речью), этим упражнением достигается усвоение евангельского текста и его терминоло-гии, создается навык использования его в устной речи, что необходимо для каждого проповедника. Для такого пересказа следует первоначально избирать отдельные притчи, описания событий и другие отрывки, в которых заключена извест-ная последовательность или развитие. Пересказ таких отрывков (а также исторических событий, истории праздников, житий святых) составляет иногда важнейшую часть пропове-ди. И в процессе упражнения необходимо добиться от учащегося свобод-ной - более пространной или более сжатой передачи текста, но без его ис-кажения. После освоения устной передачи, следует закрепить достигнутые ре-зультаты письменными изложениями в виде классных работ и заданий на дом. Вторым шагом подготовки к проповедничеству является раскрытие содержания отдельного евангельского текста и составление нравственного приложения. "Нравственным приложением" в гомилетике называется тот практи-ческий вывод, который вытекает из рассматриваемого текста, для читаю-щего или слушающего Слово Божие. Далее домашнее чтение Слова Божия только тогда полезно для чи-тающего, если он будет воспринимать прочитанное как относящееся к себе самому, если из каждого текста он будет извлекать для себя какие-то кон-кретные указания. Например, Господь сказал: "Блаженны милостивые, ибо они поми-лованы будут" (Мф. 5:7). Вывод: и я должен быть милостивым, особенно в таких-то случаях и т.д. Каждая проповедь обязательно заключает в себе какое-либо нравст-венное приложение, и полезно для учащегося найти это приложение из тех текстов, которых предлагались ему для пересказа. Раскрытию смысла отдельного зачала или текста Евангелия способ-ствует использование дополнительно соответствующих текстов из других мест Священного Писания. Например, к притче "О мытаре и фарисее" можно отнести: "Бог гор-дым противится, а смиренным дает благодать" (Исх. 4:6). К притче о двух должниках (Мф. 18: 23-35) - слова из молитвы Гос-подней: "И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником на-шим" (Мф. 6:12). Раскрытию содержания отдельного текста способствует постановка ряда вопросов и ответы на них. Например, евангельский текст: "Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас, иначе не будет вам на-грады от Отца вашего небесного" (Мф. 8:1). 1. О чем в этом стихе говорится? - о милостыне, втайне творимой. 2. Почему нужна тайна в деле милосердия? " Нужна потому, что без нее нельзя получить награды от Отца Не-бесного. 3. Почему нас здесь призывает Господь? " Призывает к тайному милосердию. Можно ли ограничиться постановкой таких вопросов и только таки-ми краткими ответами? Конечно, нет, ибо эти вопросы и ответы слишком упрощены и общи по своему характеру. Они ничего не дают сравнительно с тем, что дано в самом тексте (стихе). Между тем нам нужны вопросы, располагающие к углублению в смысле данного текста, заставляющие нас использовать и другие тексты Священного Писания, близкие по содержа-нию к нашему тематическому тексту (стиху) и, прежде всего 2-3-4 стихи этой 6-й главы. Исходя отсюда будем ставить новые вопросы к нашему тексту, и давать на них более развернутые ответы. 1. Что такое милостыня? Милостыня - это христианская добродетель. Она есть выражение нашего сострадания к близким, и проявляется в ока-зании им помощи духовно-моральной и материальной. Для христианина милостыня так же необходима, как и молитва. Без молитвы он душевно мертв и от Бога далек, без милостыни - далек от людей и душевно одинок. Любя Бота, мы не можем не любить людей и не милосердствовать им. Милосердие, следовательно, может быть только там, где есть любовь к Богу. 2. Почему мы не должны трубить о делах милосердия? Потому что оказывая милосердие открыто, впадаем в лицемерие. Делаем не для людей и Бога, а для собственного прославления. "Истинно говорю вам: лицемеры получают уже награду свою" (Мф. 6:2). Открытое милосердие ведет, таким образом, к преуспеванию не в добродетели, а в гордости, т.е. ведет не к спасению, а к гибели. 3. Как же мы должны творить милостыню? Должны творить ее в полной тайне, чтобы левая рука твоя не знала, что делает правая (Мф. 6:3). Только в этом случае она будет вытекать из побуждений чистого ми-лосердия и любви к ближним. И только за это Отец, видя тайное, воздаст тебе явно (Мф. 6:6). Тай-ные милостивцы в слове Божием называются "блаженными и помилован-ными" (Мф. 5:7). Святой Николай Чудотворец ночью, таяся, помогал бед-ным. Тремя нашими вопросами и ответами на них мы углубились в рас-крытие смысла 1-го стиха 6-й главы (на основе использования трех после-дующих (2,3,4)). Что нам следует еще сделать? Следует применить в на-шей жизни учение Спасителя о милостыне, т.е. следует спросить: 4. А как мы относимся к милосердию? Ответ на этот вопрос составит нравственное приложение, т.е. 2-ю нравоучительную часть проповеди. Мы мало любим Господа и людей, а потому если и творим милосты-ню, то по долгу необходимости, по самопринуждению. В отношении к людям у нас проявляется безучастие и равнодушие - в одних случаях и зложелательство, мстительность и вражда - в других случаях. Мы далеки не только по жизни, но даже и по мысли, от христиан-ского милосердия. 5. Как нам стяжать эту добродетель? Многими путями мы можем ид-ти к своему ближнему, к оказанию ему помощи, участию, любви. Среди этих путей главным является любовь к Богу, нашему Спаси-телю. По мере приближения к Богу человек все более сближается с челове-ком (в любви). 6. Так будем же любить Бога, чтобы через эту любовь полюбить друг друга! Помоги нам в этом, Господи! Аминь. Все эти шесть вопросов составляют план проповеди, а ответы на них ее основу. Три первые вопроса составляют ее главную часть, 4 и 5 вопросы - нравственное приложение, 6-е заключение с молитвенным обращением. В главной части (1-3 вопросы) должна раскрываться тема проповеди (милосердие) на основе учения Слова Божия и святых отцов. В нравственном приложении эта тема рассматривается в применении к нашей жизни, т.е. практически. В заключении - призыв к милосердию и молитва. Таким образом, устанавливаются две главные части в проповеди: изложение, или раскрытие темы, и нравственное приложение. Эти части нетрудно найти, например, в проповеди Самого Спасителя: "Притча о сея-теле" (Мф. 13:1-8, 18-28). Первая группа стихов (1-8) - изложение, вторая (18-28) - нравственное приложение и т.д. Но обычно проповеди имеют еще одну, по порядку первую часть: обращение или вступление. Иногда она бывает только обращением, иногда в ней ставится вопрос или тезис, раскрытие которого составляет вторую (главную) часть, а нравственное приложение - третью заключительную. Из этих трех частей строится простейшая проповедь. Эти части лег-ко найти, например, в речи апостола Павла в Афинах (Деян. 17:22-31). Стихи 22-23 составляют первую часть. Здесь, помимо обращения, заклю-чается постановка вопроса. Далее, стихи 24-28 - изложение учения о Боге и стихи 29-31 - нравственное приложение: приглашение покаяться. По такому плану составлены прекрасные поучения протоиерея Р.Путятина. Следует рассмотреть несколько поучений, в которых это построение проявляется особенно отчетливо. На них следует учиться составлению плана проповеди. Например, поучение протоиерея Р. Путятина "В день Рождества Христова" (Изд. 25, стр. 12-13). 1. Вступление. Поучение о предметах божественных не может на-скучить. Проповедник намеревается рассказать об обстоятельствах Рожде-ства Христова. 2. Нравственное приложение. Призыв к благодарности за благо-деяние - оставить грех и сделать доброе дело - есть благодарность Богу, самая приятная. Поучение 156 о терпении (там же, стр. 289-90). 1. Эпиграф (Иак. 5:10): "Образ примите братие, долготерпения" - в нем определяется тема и эта же тема закрепляется в кратких словах первой части. 2. Изложение состоит в пересказе известного рассказа из пролога на 5 февраля о монахе, решившем все терпеть "для Иисуса Христа". 3. Нравственное приложение. Из примера и мы можем научиться все терпеть. Имя Иисуса Христа сильно, при призывании Его утихнет и наша досада, наше горе. Учащийся должен определить отдельные части проповеди в кратких поучениях того же Р. Путятина и др., прочитываемых в классе.

Составление плана простейшей проповеди

Навык составления плана, а потом и конспекта, проповеди - один из самых важных в начале проповедничества. Проповедь, составляемая без плана, подобна зданию, построенному без проекта - в ней не будет логического развития мысли, соразмерности частей и ясности выражения. В качестве упражнения, следует, использовать те же евангельские зачала, которые сначала пересказывались и к которым затем, находились нравственные приложения. Например: притча "О мытаре и фарисее", "О милосердии самарянина", евангельский рассказ "О жене - грешнице" (Ин. 8) и т.д. Причем следует обратить внимание на предварительное составление плана, но нельзя ограничиваться таким формальным планом: 1) обращение; 2) изложение текста; 3) нравственное приложение - как это склонны делать учащиеся. Следует предложить озаглавить отдельные части проповеди по их содержанию. Например, план к простейшему поучению на притчу "О мы-таре и фарисее": 1) обращение к слушателям с указанием, что прочитанная притча имеет и для нас особое значение. 2) Изложение притчи "О мытаре и фарисее" - осуждение гордости и помилование смиренного мытаря. 3) Призыв к осознанию своих грехов и смиренной молитве. Более подробное изложение мыслей каждого раздела проповеди бу-дет ее конспектом. На основе изложенного следует перейти к составлению простейших поучений на Евангельские темы, где основной частью (2-й) будет изложе-ние евангельского текста. Помимо указанного приема углубления содержания, путем введения дополнительных, однозначащих по смыслу текстов, нужно усвоить еще два приема, часто употребляемых и облегчающих усвоение основной мыс-ли проповеди. Вступление: 1. О слышанном Евангелии; о святом дня и т.д... Основная часть: 1. Изъяснение притч; 2. Кто они: мытарь и фарисей. Нравственное приложение:

Прием противопоставления Этот прием заключается в том, что, как понятно из самого наимено-вания. В изложении одни понятия противопоставляются другим: пороку - добродетель (гордости - смирение), гордый фарисей - смиренному мыта-рю, неправильной молитве фарисея - смиренная молитва мытаря и т.д. Та-кое противопоставление будет оттенять основную мысль, основную исти-ну, которую предлагает проповедник.

Прием психологической и образной наглядности Этот прием служит той же цели и состоит в употреблении сравнений и образов, например, в притчах о подобии Царствия Небесного неводу, зерну, сокровищу и т.д. Пользование этим приемом допускает введение в проповедь различ-ных приемов (образов) из окружающей жизни, из жизни святых и т.д. Ус-воение всех изложенных указаний позволяет перейти к составлению крат-ких проповедей - в классе и дома.

V. О ВИДАХ И ФОРМАХ ПРОПОВЕДИ

Основным предметом проповеди является раскрытие учения Свя-щенного Писания о нашем спасении в истинах вероучительных и нраво-учительных. В первые века христианства проповедь была простой безискусствен-ной сердечной беседой, напоминающей беседу любящего отца со своими детьми. Многое в этих проповедях - беседах давалось воздействием даров Святого Духа, которыми были богаты первые века христианства. Эти беседы по своему содержанию и способу изложения были двух видов: 1) Беседа на текст Священного Писания в виде анализа его содержа-ния (главы, зачала и пр.); 2) Поучения на определенную тему и раскрытие ее на основе Слова Божия. Рядом с этими безыскусственными формами проповеди стала скла-дываться и третья более сложная форма со своими особенностями. Причиной ее возникновения явилось то обстоятельство, что, начиная с III - IV веков, среди христиан несколько ослабели вера и любовь, поэто-му уменьшались и действия благодати, что создало потребность для про-поведи черпать дополнительные силы в труде, усилиях ума и в светском ораторском искусстве. Под воздействием всего этого и выработалась новая ораторская форма проповеди - слово и установился взгляд на церковную проповедь как на один из видов ораторского искусства. Этот взгляд сохранился до самого последнего времени, найдя свое выражение и в самом наимено-вании гомилетики, как науки о церковном красноречии. Этому взгляду противостоит другой взгляд, по которому проповедь не искусство, а живая, идущая из горячего сердца, безыскусственная речь. Этот взгляд опирается, главным образом, на тот простой и общедоступный характер проповеди, который существовал в Церкви в первые века христи-анства. Из двух вышеуказанных первоначальных видов выработалось две ее формы.

1. Экзегетико-аналитическая беседа, последовательно изъясняю-щая Слово Божие: стих за стихом, главы, зачала и проч. 2. Синтетико-тематическое поучение, в котором подбирается и систематически излагается учение Слова Божия на какую-либо опреде-ленную тему. Анализ и синтез - это два основных метода, способа изложения мыслей. Анализ - разложение путем расчленения на составные части (на-пример: главы на стихи) и объяснение каждой в отдельности. Синтез - изложение путем собирания, объединения в одно целое отдельных мыслей на определенную тему (так пишутся сочинения и тематические пропове-ди). 3. Третий вид проповеди - слово сложился и развился из второго (из тематического поучения), превосходя его совершенством формы. Слову свойственна строгая и полная систематизация содержания, логическая по-следовательность изложения и богословско-отвлеченное раскрытие и ос-вещение предмета.

Беседа

Проповедь в виде беседы чаще всего употребляется при последова-тельном изъяснении текста какой-либо главы священного Писания, цер-ковного песнопения, чинопоследования богослужения, таинства или обря-да. Весьма часто отдельный стих той или иной главы текста Священного Писания имеет свой предмет, как и каждая мысль церковного песнопения или действия богослужения. При этом они (стих, мысль, действие) не столько нуждаются в дока-зательствах, сколько в простом изъяснении и раскрытии их содержания путем установления не отвлеченно-логических, а внутренне - органиче-ских связей между мыслями, относящимся к данному предмету. Отсюда вытекает определение беседы как такой проповеди, которой свойственна некоторая многопредметность содержания, раскрытие, а не доказательство мыслей в изложении, и внутренне-органическая, а не отвлеченно-логическая и механическая, связь мыслей в раскрытии пред-мета. Эта многопредметность внутри беседы дает формальное основание считать ее сложным, мозаичным видом проповеди, состоящим как бы из нескольких отдельных проповедей - миниатюр. В конце II - начале III века, вследствие образования канона книг Священного Писания, за церковным богослужением активизируется упот-ребление священных текстов. Это обстоятельство имело прямое отноше-ние к церковной проповеди, ибо в задачу пастыря входило объяснение библейского текста прочитанного за богослужением. Эта разновидность проповеди - гомилия изъяснительная - сохранила все характерные черты апостольской проповеди: простоту, ясность, доступность. К отличитель-ным признакам изъяснительной гомилии следует отнести ее построение, определяемое не ходом рассуждений проповедника, а последовательно-стью объяснения библейского текста. Дальнейшее развитие изъяснительная гомилия получила благодаря экзегетическим трудам Оригена. Им были установлены правила толкова-ния Священного Писания в гомилии, согласно которым пропо-ведник изъ-ясняет прочитанный текст стих за стихом, слово за словом, исследуя каж-дую фразу с различных точек зрения: текст мог изъясняться филологиче-ски, исторически, этнографически, археологически и т. д. После подробного разбора указывается смысл нравоучительный, а затем аллегорический или таинственный. Вклад Оригена в дело церковной проповеди велик. Он создал особый тип проповеди - экзегетическую го-милию, которая стала нормой церковного проповедничества сохранив в Церкви свое значение на все времена.

Составные части беседы

Изъяснение и нравственное приложение составляют неотъемлемую принадлежность всякой беседы, но, помимо них, в беседе чаще всего при-сутствют краткое вступление и заключение. Изъяснение в беседе состоит в последовательном анализе или рас-крытии одного за другим предметов, входящих в состав беседы. Нравственное приложение, вытекающее из анализа предмета, может непосредственно следовать за разъяснением каждого предмета в отдельно-сти (в этом случае эта часть проповеди будет как бы отдельной маленькой проповедкой), но может быть отнесено ко всем последуемым предметам вместе, тогда оно ставится в конце беседы. Нравственное приложение в беседе имеет два вида: " вразумление; " нравственное напутствие. Нравственное приложение в беседы должно соответствовать самой сущности раскрываемого предмета и степени духовно-морального состо-яния верующих. Кроме апостольских гомилий, запечатленных в Священном Писании, сохранилась беседа святителя Климента Римского (епископ с 92 по 101 гг.; память 25 ноября), известная как "Послание к Коринфянам".

Образец беседы

Беседа святителя Иоанна Златоуста на послание апостола Павла к Римлянам (15,127) (в очень большом сокращении). 1 стих: "Мы сильные должны". Слово "должны" показывает, что это дело обязанности, а не мило-сти. Что мы должны делать? "Немощи бессильных носить". Этими словами апостол призывает нас к милосердию... Так должно поступать не только в сем случае, но и с немощными другого рода. Гневлив ли кто, или причиняет тебе зло, или имеет другой какой недостаток, - ты перенеси, ибо призван другим, а не себе, угождать. 2 стих: "Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо к нази-данию". ...Не просто сказал апостол "угождай", но присовокупил: "во благо" и не просто влечь к добру, а к "созиданию". Апостол этого требует от всех, не говорит, что тот или другой, "но каждый из вас". 3 стих: "Ибо Христос не Себе угождал". Христос не захотел Себе угодить, а наблюдая нашу пользу, пренебрег то, что Ему принадлежало... Но как написано: "Злословия злословящих Тебя пали на меня" (Пс. 68:10) - те самые, которые в Ветхом Завете поносили Бога, восстали с неистовст-вом и против Сына Его. Писано же это, дабы мы подражали Сыну Божию, почему и апостол поощряет к терпению в искушениях. Ст. 4,5,6,7-й изъясняются у святителя Златоуста так же, как и 2-й и 3-й. Очень подробно изъясняется с большим нравственным приложением 7-й стих, вырастая в целую отдельную проповедь о любви к ближним.

Катехизическая беседа и ее особенности

Догматические истины удобнее всего излагать в форме беседы, как наиболее доступной слушателям, но беседы особого рода . Простое изложение догматических истин в беспрерывной связанной речи самого поучающего обыкновенно оставляет в слушателях недоста-точное представление об изложении предмете, является нужда в повторе-ниях, дополнительных разъяснениях, поправках и пр. Для этого проповед-ник сообщает беседе вопросно-ответную форму. Предусматривая все не-доумения и трудности, он сам же ставит вопросы и отвечает на них, по возможности, в доступных и простых выражениях. Через такую форму изложения проповедник может поддерживать интерес и внимание в слушателях и содействовать лучшему уяснению догматической истины. Нравственное приложение в катехизической беседе может чередо-ваться с вопросами или быть отнесенным на конец беседы. Образцом та-кой беседы может быть беседа "О мире духовном" митрополита Макария Московского. Эта беседа построена по следующему вопроснику-плану: 1. В каких мирах мы живем? 2. Что такое мир духовный? 3. Какое устройство мира духовного? 4. Где находится духовный мир? 5. Какое отношение мира духовного к вещественному и к нам? 6. Какое, наконец, должно быть отношение наше к миру духовному? Ответы на эти вопросы даны убедительные, живые, на Слове Божи-ем основанные. И проповедь своей раздельностью, четкостью, живостью и убедительностью производит сильное воздействие на верующих.

Поучение

Поучение является второй основной формой проповеди, существо-вавшей в Церкви с первых веков христианства (сохранило до сих пор чер-ты первохристианской проповеди). Из нее впоследствии, как было сказано выше, выработалась более сложная форма проповеди, называемая словом. В ХVIII и ХIХ века в русской проповеди слово явно преобладало над поучением в городской проповеди, рассчитанного на образованного слу-шателя. Поучение лучше, чем слово, сохранило черты первоначальной хри-стианской проповеди, его легче всего понять, сравнивая и сопоставляя со словом. Как и слово, поучение есть синтетико-тематическая проповедь с единством основной темы и мысли. Часто оно и более кратко по объему, с преобладанием в этом случае нравственного приложения над главной ча-стью. Отличается от слова простотой построения (плана), безыскусностью изложения (языка), живостью, сердечностью содержания духа и тона. Строго обдуманные, логически обоснованные и выдержанные части слова заменяются в поучении изложенном, подчиненным естественному и непринужденному движению чувства, настроенности и убежденности. Итак, поучение - это тематическая проповедь, раскрывающая единую тему и мысль в целях поучения и нравственного воздействия, говорящая языком внутренней убежденности и силы, а потому ли-шенная искусственных приемов и богословской отвлеченности. Поучение по своему содержанию и по строению отличаются от дру-гих форм проповеди простотой плана произнесения, отсутствием искусст-венности изложения живого духа проповедника и сдержанностью тона его речи. Поучение имеет тему вступления, основную часть и нравственное приложение, обычно заканчивается молитвенным воззванием. В нравст-венной части рекомендуется приводить достойные примеры из жизни свя-тых мужей, исповедников, преподобных и мучеников. (Образцом поучения может служить поучения св. Тихона Задонского "О покаянии и спасе-нии").

Образец: Поучение о. Родиона Путятина "О молитве"

"Много может молитва праведного споспешествовать" (Иак. 5:16). Итак, только усердная молитва праведника много может. Но мы - грешники и молимся к тому же без усердия, а потому что же стоят наши молитвы. И мы, молясь, не утратим ли напрасно время? Нет, мы не напрасно время тратим, когда молимся, и творим наши молитвы для нас. Если мы имеем усердия к молитве, то это усердие может возбудиться в нас, когда мы будем молиться постоянно. Усердная и пламенная молитва не вдруг приобретается. Много нуж-но принуждения и усилий во время молитвы, чтобы родился в душе мо-литвенный жар. "Молясь с принуждением..., - говорит святой Макарий, - мы прола-гаем путь к тому, чтобы молиться в покое и с радостью. Молитва с прину-ждением состоит в нашей воле, а молитва в покое есть дар благодати". Итак, ни в коем случае не надобно оставлять молитвы, надобно, сколько возможно, принуждать себя к молитве. И потому, когда звон ко-локолов созывает христиан на молитву, иди и ты, хотя бы тебе не хотелось идти молиться. Когда приходит время сна или наступает утро, непременно читай свои молитвы, как бы не казалось тебе это тяжелым. Грехи, конечно, служат препятствием успеху наших молитв; наши грехи, как облака, закрывают лучи Божественной благодати; вопль стра-стей, как шум моря, не попускает нашим прошениям доходить до слуха Божия. Но неужели посему грешник и не должен молиться? Нет, он-то и должен молиться, ему-то и необходима молитва. Ибо и ум наш просвещается светом истины, когда мы молимся Богу, Который есть вечная Истина, и сердце наше воспламеняется огнем любви, когда мы молимся Богу, Который есть беспредельная Любовь, и воля наша направ-ляется к добру, когда мы молимся Богу, Который есть верховное Добро. Оттого и бывает, братие, что иной начинает молитву грешником, а оканчивает праведником, приступает к молитве оскверненным и нечис-тым, а отходит убеленным благодатию паче снега. Таким образом, грешник своей молитвой исходатайствовать может себе у Бога прощение грехов, а по прощении грехов будет исполнено и прошение его. Пройдут и греховные облака, утихнут вопли преступных страстей, и Бог, как солнце после мрачной бури, явится к нему со Своею милостью, а молитва его, как фимиам благовонный, будет приятна для Бо-га. Итак, братие, не смущайтесь ничем, когда приступаете к молитве, молитесь, когда и чувствуете за собой много грехов, молитесь неослабно, и ваша молитва много будет значить перед Богом. Аминь".

Слово

При раскрытии понятия о поучении уже много было сказано и о сло-ве. Поэтому достаточно свести все ранее сообщенные сведения о нем к краткому определению его сущности и перейти к дополнительным сведе-ниям, определяющим слово с других еще не раскрытых сторон. Слово - тематическая проповедь, в которой один какой-либо предмет (тема) раскрывается с достаточной обоснованностью, пре-имущественно в форме логического рассуждения. Единству предмета и стройности изложения соответствует и язык слова: то богословско-отвлеченный, то художественный.

Состав слова

Основными частями слова является: 1) изъяснение; 2) нравственное приложение. На основании Священного Писания, святоотеческого учения и тео-ретических соображений раскрывается главная мысль в изъяснении, в строго логическом соответствии выводится нравственное приложение. Основная мысль слова ясно намечается в его начальном тематиче-ском тексте; где этого нет, необходимо указывать ее в предложении. Заключение как обобщающий вывод или завершающее молитвенное обращение к Богу не всегда имеет место в слове. Таким образом, кроме двух основных частей, в слове иногда бывает введение и заключение. Примером слова может быть слово митрополита Филарета "На ос-вящение храма в честь Гефсиманского моления Господа нашего Иисуса Христа".

Значение и выбор начального текста в слове

Древнехристианские проповедники имели обыкновение в начале слова ставить текст из Священного Писания или церковного песнопения в качестве указателя главного предмета поучения и ручательство за христи-анское направление проповеди. Следует и в наше время пользоваться начальным текстом как указа-телем предмета и границ проповеди. Текст следует выбирать содержательный, чтобы он достаточно вы-ражал вероучительную или нравоучительную истину, предполагаемую к раскрытию в слове. Какой вид тематической проповеди следует предпочесть: поучение или слово? Выбор в каждом отдельном случае предопределяется теми качест-вами, которыми располагает проповедник: степенью умственной и духов-но-моральной зрелости и опытности, проповеднических навыков и ода-ренности, связью с паствой и проч. Поэтому у одного проповедника волей или неволей из приготовляемой им проповеди выходит слово, у другого - поучение. Тема у того и другого одна и та же, а результаты неодинаковые.

VI. ВНЕШНЯЯ СТОРОНА (ИЗЛОЖЕНИЕ) ПРОПОВЕДИ

Помимо содержания и формы (структуры) проповеди большое зна-чение имеет ее изложение. Основным качеством, которое требуется от изложения проповеди, является ясность и доступность ее восприятию слушателей. Поэтому про-поведник должен обратить внимание на особенности в построении самой речи и на язык проповеди. Прежде всего, речь проповедника должна быть литературно-правильной. Проповедник не должен употреблять неправильных согласо-ваний или ударений, отдельных местных особенностей языка (провинциа-лизмом). Сама речь должна по построению фраз приближаться к разговорной, а не к книжной, так как это более доступно слушателям. Предложения должны быть более краткими. Не следует употреблять длинных периодов, так как это затрудняет восприятие главной мысли. К особенностям языка проповеди следует отнести библеизм. Суть библеизма состоит в использовании проповедником слов, выражений, об-разов из священного Писания, в стремлении приблизить свой язык к Свя-щенному языку Библии. Барсов пишет, что для того "чтобы говорить язы-ком религии, нужно говорить языком Библии". Образцом проповедей яв-ляются проповеди святителей Афанасия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста и Филарета (Дроздова). Кроме библеизмов церковные проповеди должны быть свойственны специальные термины, соответствующие сущности тех предметов, о кото-рых говорит проповедник, например: благоговейность, грехопадение, ис-купление, возрождение, таинство. Уместно так же употребление слов из области религиозной эстетики: жезл, уста, благолепие и т.д. Следующей характерной особенностью языка церковной проповеди является благоговейность. По древней церковной традиции проповедь на-чинается призыванием имени Божия, произношением слов: "Во имя Отца и Сына и Святаго Духа". Святость места требует от проповедника строгого отбора слов и выражений. Образцом благоговейного изложения может служить святоотеческая проповедь. Особенная благоговейность должна соблюдаться при использовании имен святых личностей: Господь Иисус Христос (или Христос Спаситель), Пресвятая Дева Мария (или Пресвятая Богородица), Святой апостол Павел, Святитель Иоанн Златоуст и т.д. Бла-гоговейность изложения должна проявляться также в том, чтобы не упот-реблять таких слов и выражений, которые могут вызвать у слушателей припоминание нечистых образов или действий, а также оскорбить их бла-гочестивые чувства. По словам профессора Певницкого, церковно-библейский дух, желательный и требуемый в проповеди видим в слове то-го, кто весь проникнут благочестием, питает благоговение к слову Божию и учению церкви и кто воплотил в себя дух Евангелия. О чем бы не гово-рил такой проповедник, сила религиозного чувства в нем живущая и его одушевляющая, непременно проявит себя в его слове и даст ему такой от-печаток, который ясно будет свидетельствовать, что говорящий руково-дится "не духом мира сего, но духом иже от Бога" (1 Кор. 11:12). Следы такого духа будут проявляться не, в общем, только складе ре-чи, но и в частностях ее. Человек такого духа не может допустить никако-го выражения неблагоговейного. Он не скажет "Христос или Иисус", а скажет "Господь Иисус Христос", не скажет "Мария", а скажет "Пресвя-тая Дева Мария" или "Пресвятая Богородица", не скажет "Павел, Василий, Григорий", но скажет "святой апостол Павел", "святой Василий Великий" и т.д. Между отдельными предложениями должно сохранять внутренне логическую связь - они не должны быть "бессвязными", как говорится о речи, где не наблюдается логическая последовательность. Для облегчения изложения в проповеди можно ставить отдельные вопросы и сейчас же от-вечать на них. Такое расчленение изложения способствует его уяснению. Возможно, в соответствующих местах делать вставки в виде кратких обращений к слушателям и молитвенных обращений к Богу. В самом языке, в выборе отдельных слов и выражений, должно стремится к ясности (не следует употреблять иностранных или малоизве-стных слов), простоте и выразительности. Некоторые проповедники, чаще всего начинающие, стремятся на-полнять проповедь церковно-славянскими словами, оборотами и выраже-ниями. Нужно заметить, что в большинстве случаев это является простым подражанием или копированием готовых проповедей, составленных 50-60 и даже 100 лет назад. Но при этом упускается из вида, что раньше церков-нославянский язык более известен, чем в настоящее время. Раньше он пре-подавался во всех начальных школах. В настоящее время большин-ству слушателей он непонятен. И проповедник должен применять язык своей проповеди не к своему вкусу, а к уровню понимания слушателей. Поэтому цитировать тексты Священного Писания следует предпоч-тительно на русском языке. На церковно-славянском языке следует приво-дить только те цитаты (напр. из молитв и богослужебных песнопений), смысл которых вполне ясен слушателям. Стиль церковной проповеди

В проповеди вполне допустимы отдельные художественные приемы изложения - они придают красоту слову и такие могут способствовать ус-воению содержания. Сравнения и образы: "Как огонь согревает замерзающих, как свет просвещает заблудившихся темной ночью, как вода; утоляет жаждущих, - так и Слово Божие согревает, просвещает и утоляет жажду души человека, ищущей успокоение в Боге" и т.д. Повторы, когда однократкое выражение (часто текст Священного Писания) повторяется несколько раз в начале или в конце каждого абзаца. Но эти и подобные приемы имеют только подчиненное значение. Если их будет очень много и они будут употребляться не для того, чтобы оттенять главную мысль, сделать проповедь более выразительной, но только для украшения речи, то речь превратится в простое "плетение сло-вес" и это повредит достоинству проповеди. Все средства, как внутренние, так и внешние, должны быть направ-лены к одной цели - быть полезными слушателям, довести чистые истины христианской веры и жизни до восприятия слушателей. Проповедник не должен забывать, что всякая православная пропо-ведь, в том числе и современная, есть продолжение благовествования Гос-пода Иисуса Христа и апостолов о спасении человека. Сознание это может научить проповедника многому.

VII. ВИДЫ ПРОПОВЕДИ

По направлению и цели

В начале настоящего курса уже рассматривалось различие отдель-ных проповедей по их форме (беседа, поучение, слово). Но можно указать еще и другие основания для их различения - по направлению или цели. 1. Если проповедник ставит своей задачей научить слушателей ис-тинам христианской веры, то такая проповедь будет учительно-просветительной. Ее основным содержанием будут догматические исти-ны (например, изъяснение Символа Веры и т.д.). 2. Если проповедник имеет целью повлиять на нравственное состоя-ние слушателей, расположить их к нравственной христианской жизни, то ее принято называть нравственно-назидательной. 3. Если в проповеди указываются способы борьбы с греховными страстями, даются указания о внутренней духовной жизни, - такую пропо-ведь можно назвать аскетической.

По способу составления и изложения

Неодинаково работают над составлением проповеди отдельные про-поведники, и даже один и тот же проповедник неодинаково составляет свои проповеди. Спрашивается, писать проповедь или не писать? Опытные ораторы говорят, что не исписав несколько сажен или аршин бумаги, вы не скажете сильной речи. Если только не гений вы, примите за аксиому - готовиться к проповеди с пером в руках. 1. Иногда проповеди составляются по такому же способу, как какие-либо научные статьи или рассуждения. Проповедник обдумывает, изучает Слово Божие и другие материалы у себя дома и по ним составляет свою проповедь. Таким образом, часто со-ставляются проповеди вероучительные, по форме приближающиеся к виду слова. Частыми недостатками таких проповедей является их отвлеченность - схоластичность, при таком составлении имеется опасность отдалиться от живых конкретных слушателей. И тогда они могут превратиться в какое-либо богословское рассуждение, а не в живую проповедь. 2. Другая проповедь получается, если тема проповеди не берется отвлеченно, а переживается самим проповедником. Проповедник исходит из убеждения, что нельзя проповедовать того, что он сам не пережил и не прочувствовал предварительно. Поэтому, продумывая заранее тему ближайшей проповеди, пастырь стремится сам пережить основные истины (мысли) темы. Труд этот может продолжаться несколько дней, и чем глубже проповедник переживает тему своей проповеди, тем больше живое влияние будет иметь она на слушате-лей. Составление проповеди происходит постепенно, иногда не сразу вы-является проповеднику вся последовательность мыслей. Постепенно он записывает отдельные мысли, цитаты, находит примеры. Вместе с состав-лением проповеди проповедник сам и молится, и представляет себе свою паству - тех конкретных слушателей, которых он должен научить избран-ной им истине. Составленную так проповедь можно назвать органической по спосо-бу составления, живой, связанной с внутренним переживанием составите-ля, яркой и действенной - по языку и изложению. 3. Проповедь может быть вся написана, может быть составлен толь-ко план или конспект ее. В этом случае она будет приближаться к тому "Живому Слову", о котором учил архиепископ Амвросий (Ключарев). Такую проповедь иногда называют импровизацией. Импровиза-цию следует отличать от заученной наизусть заранее составленной про-поведи. Основная работа по обращению продуманного материала в слово со-вершается в храме во время самого произнесения. В это время проповед-ник как бы вступает в особое живое общение со своими слушателями. Это чувство общения сообщает проповеди особую искренность и живость, как бы подсказывает проповеднику отдельные слова и выражения. 4. Экспромт - это проповедь, произнесенная без приготовления, вы-званная или необходимостью, или возникшей потребностью поделиться внезапно явившимися мыслями и переживаниями. Следует заметить, что в большинстве случаев в экспромтах пропо-ведник использует имеющийся у него общий запас знаний, мыслей и даже выражений. Образец: святитель Иоанн Златоуст "Беседа о милостыни".

VIII. ПРЕДМЕТ ПРОПОВЕДИ И ОСОБЕННОСТИ ЕГО РАСКРЫТИЯ

Христианская проповедь есть продолжение апостольского благове-ствования о спасении человека, совершенного Господом Иисусом Хри-стом. Всякая проповедь есть призыв к спасению. Все дело нашего спасе-ния совершено Господом Иисусом Христом, и нет другого основания спа-сения, кроме того, "которое есть Иисус Христос" (1 Кор. 3:2). Поэтому главным предметом христианской проповеди является Сам Христос, Его дело и Его учение, а главной темой - учение о нашем спасении во Христе. Но в отдельной проповеди нельзя раскрыть все учение о Спасителе, Его дело и учение. Поэтому и учение о нашем спасении разделяется в про-поведях на ряд отдельных, но внутренне связанных между собою предме-тов и тем. Так естественно возникает деление проповедей по содержанию на догматические, нравоучительные, исторические и т.д.

Догматические истины как предмет проповеди

Догмат (греч. ?????) - учение, установленное мнение, основное по-ложение вероучения, являющееся непреложной истиной и обязательное для принятия и изучения всеми верующими. Об этом говорит святитель Иоанн Златоуст: "Пусть кто-либо будет скуден в слове и состав его речи прост и не искусен, но он не должен быть невеждою в познании и верном разумении догматов". Значение христианского учения и вера в истинность догматов явля-ются основой мировоззрения, религиозной жизни и практической деятель-ности каждого члена Церкви. Догматические истины (о Боге, о Храме, об искуплении, о Церкви, о будущей жизни и пр.) изложены как в Священном Писании, так и в курсах, и системах богословия. Храм - школа благочестия, а не школа богословствования. Поэтому догматические истины, например, о Боге, нужно предлагать в храме исхо-дя непосредственно из учения Священного Писания, в котором это учение представлено как благая весть о живом Боге и Его участии в судьбах чело-века. "Я - Бог Авраама и Исаака, отца твоего" (Быт. 28:13) - сказал Бог Иакову, явившись ему в ночном видении. "Оказывая благодеяния твоим предкам и отцу твоему, Я окажу их и тебе", - как бы так говорит Господь любимому рабу Своему. С теми же словами обратился Бог к Моисею, явившись ему в купине (Исх. 3:6). "Блажен ты, Израиль, - говорит Моисей, - кто подобен тебе, народ, хранимый Господом, Который есть щит, охраняющий тебя и меч славы твоей" (Втор. 33:29). Еще более полное, живое, благостное и во многом новое учение о Боге дано в Новом Завете. "Бог есть любовь" (1 Ин. 4:8) - учит нас апостол Иоанн Богослов. Эта любовь, как и все в Божестве, безгранична, и прости-рается до предания на смерть Сына Божия ради спасения людей и их веч-ной жизни (Ин. 3,16). В трогательных, наглядных и утешительных словах излагается в Но-вом Завете учение о боговоплощении и спасении людей посредством кре-стный страданий, смерти, воскресения Господа Иисуса Христа. Тайна на-шего спасения раскрывается здесь в действии, в наглядных картинах и об-разах, воздействующих на все существо человека: ум, сердце и волю. Так же живо и действенно должно излагаться и догматическое учение в пропо-веди. В наше время наиболее актуальным является знание следующих догматических истин: о Боге и боговоплощении, о грехе и покаянии, о Церкви и ее таинствах, о будущей жизни и пр. Излагать их нужно то при-урочивая к евангельским и апостольским чтениям, то к конкретным цер-ковным праздникам или периодам (великие праздники, дни Великого по-ста, и особенно Страстной седмицы, и дням св. Пасхи и др.). Догматические истины содержат в себе немало таинственного, при-нимаемого нами на веру. Раскрывая догматическую истину, не следует пытаться изъяснить ее таинственную сторону: догматы - это нормы и ос-новы веры, это пределы для христианской мысли, это, наконец, ис-точник и основа для всей христианской нравственности. Важнейшее значение догматических истин в жизни христианской требует и особого подхода к раскрытию их. Это раскрытие должно проис-ходить на основе Слова Божия, с указанием значения для живой веры и нравственной жизни христианина. Образцом правильного и действенного раскрытия догматических ис-тин может служить слово митрополита Филарета в Великую Пятницу "Та-ко возлюби Бог Мир". Здесь в художественной форме раскрыты истины о Боге, в самом возвышенном, доступном человеческому пониманию изло-жении ("Бог есть любовь и все Его свойства - облачения любви, и все Его действия - проявление любви"), и о спасении мира крестной смертью Его Единородного Сына.

Нравственные истины как предмет проповеди

Догматические истины непосредственно связаны с нравственными нормами, правилами христианской жизни. "Нравственность есть отношение человека к человеку и обществу". Нравственность есть деятельность или поведение человека, определяемая его отношением к силе высшего Добра и высшего Блага. Догматы, опре-деляя веру и религиозные убеждения христианина, переходят в нормы по-ведения, когда христианин живет по своей вере и по своим убеждениям. Одно (вера), таким образом, переходит в другое, и это другое (поведение) усиливает и укрепляет первое (веру). Для живой души христианина должны быть близки и понятны не только нормы поведения и основы веры, но и эта связь и важнейшая обу-словленность их в каждом отдельном случае. Так, например, болезни, ли-шения, невзгоды предносятся нравственному сознанию человека как очи-щение или испытания ради того, чтобы приблизиться к Богу и Царству Небесному. Путеводителем здесь является вера во Христа, понесшего за нас крестную смерть и давшего в Своем Лице образ страдания. Добродетель свое основание имеет в вере в Бога и, усиливаясь через эту веру, приобретает реальную жизненную силу. У христианина нет и быть не может ни одного поступка, не окрашенного аксиологически, и не соотносящегося с нормами христианского поведения. Вот почему и цер-ковная проповедь, ставящая своей общей задачей спасение верующих, все-гда содержала и будет содержать в себе как нравственные, так и вероучи-тельные элементы. Не может быть проповеди, в которой не было бы нрав-ственного назидания (всякий догмат, уча, назидает), вывода или приложе-ния. В нравоучительной проповеди сегодняшнего дня особенно необхо-димо вскрывать самое существо и дух христианского образа жизни, уста-навливать христианскую точку зрения на все поступки и события из жизни паствы, которые затронуты в данной проповеди. Наивысшего расцвета нравоучительная проповедь достигла в IV ве-ке. К выдающимся представителям этого гомилетического направления следует отнести святителя Василия Великого. Его главная нравоучитель-ная идея: человек является в мир ни добрым, ни злым от природы, но ста-новится тем или другим по своей собственной воле. Вторая его мысль: нравственность христианина состоит в благочестивой направленности его души и настроенности сердца, в стремлении к внутреннему духовному са-моусовершенствованию. Амплитуда христианского нравственного императива зависит от то-го, на кого он направлен: на "младенцев" или на "взрослых" по вере. По-скольку в наших храмах преобладают "младенцы", следовательно, и учить их надо минимальному, элементарному: не столько говорить о борьбе с помыслами, сколько о борьбе с грубыми телесными страстями (чревоуго-дие, похоть и т.д.). Единство составных частей церковного учения неизбежно определя-ет единство и в формировании психики, и мировоззрения верующих, со-общяет им тот единый христианский дух, в котором вера созидает любовь, надежду и преданность воле Божией. По какому методу излагать христианское учение о добродетели? Ос-новным является метод психологической и, если можно так выразиться, образной наглядности. Нравственные истины хорошо воспринимаются, когда о них не столько говорят, сколько их показывают, живописуют, создавая у слуша-телей духовные ощущения, внутренние переживания (психологическая на-глядность). Эти переживания надо закрепить, связывая их с каким-либо образом из истории Церкви, из житий святых, из среды благочестивых и чтимых людей, с примером того, как воплощаются в жизнь нравственные доброде-тели (образная наглядность). Эти образы, приковывая к себе внимание слушателя, облегчают ус-воение изображаемой ними нравственной идеи или одухотворяющей их мысли. Мало указать в проповеди на нравственные недостатки слушателей, недостаточно нарисовать для них образ добродетельного человека, надо ободрить и вдохновить их дополнительным указанием конкретных средств и путей к стяжанию добродетели. При раскрытии, например, мысли о не-обходимости молитвы, нужно указать и на то, как должно молиться. Все это требует от проповедника большой опытности в духовной жизни и хо-рошего знания своей паствы.

Образец нравоучительной проповеди

Беседа святителя Василия Великого "О зависти" (в сокращении)

1. Вступление. Бог благ и подает благо достойным; диавол лукав и способствует в грехах всякого рода. И как за Благим следует беззавист-ность, так и за диаволом всюду ходит зависть... 2. Изложение. Другой страсти более пагубной, чем зависть, и не за-рождается в душах человеческих... Как ржавчина изъедает железо, так и зависть - душу... Она пожирает душу, которая ею мучится... Зависть есть скорбь о благополучии ближнего... Мужественен ли кто, или хорошо сло-жен телом - это поражает завистливого. Красив другой лицом - это новый удар завистнику... Зависть есть самый непреодолимый род вражды.... Завистливого еще более раздражает сделанное ему добро. Чем больше видит он благодеяний, тем сильнее негодует или оскорбляется силою благодетеля. Что сделало рабом благородного Иосифа? Не зависть ли братьев? Что предало на суд Судию мира? Не зависть ли иудеев на Спасителя. Зави-стливых можно узнать по сухим, тусклым глазам, впалым щекам, повис-шим бровям. Душа их возмущена страстью и неверного суждения о пред-метах... Как коршун, пролетая мимо луга..., стремится к чему-либо зловон-ному..., так и завистливые не смотрят на светлость жизни и наличие заслуг, нападают на одно гнилое. 3. Нравственное приложение. Что же? Как можем мы избежать этой болезни? Во-первых, можем, если из человеческого не будет ничего почитать великим и чрезвычайным: ни богатство, ни сан, ни самую муд-рость. Ибо все это оружие добродетели для тех, кто пользуется ими хорош. Однако в самом себе оно не заключает блаженства, потому жалок тот, кто пользуется этим худо <…>. Но если непременно желаешь славы <…>, то честолюбие твое направь к приобретению добродетели <…>. Таким обра-зом спасешь себя и при больших благах приобретешь большую знамени-тость, потому что добродетель от нас зависит и может быть приобретаема трудолюбием. Не видишь ли, какое зло лицемерие? И оно - плод зависти, побуждающей скрывать в глубине ненависть при показной наружной люб-ви <…>.

4. Заключение. Поэтому, если из зависти проистекает для нас смерть <…>, то послушаем апостола: "Не бываем тщеславни, друг друга раздражающе, друг другу завидяще…" (Гал. 5:26), "…но будем паче бла-ги, милосердны, прощающие друг другу, якоже и Бог простил есть нас во Христе Иисусе, Господе нашем" (Еф. 4:12). Аминь".

Богослужение, таинства и обряды как предмет проповеди

Православное богослужение, кроме молитвы и таинств, ставит своей задачей духовно-нравственное воспитание молящихся. Чтобы достичь этой цели, оно должно быть для них вполне понятным. Но в действительности этого нет. Верующие не всегда разбираются в том, что они видят и слышат за богослужением. Порядок, содержание и смысл церковных служб боль-шинству непонятен, как непонятен и церковно-славянский язык, на кото-ром совершается богослужение. Отсюда рассеянность, скука, отсутствие благоговения и молитвенного настроения, столь обычных у наших верую-щих за богослужением. Если верующие сами пытаются проникнуть в смысл богослужения, то они или находят таинственное и сверхъестественное там, где этого нет, или не хотят видеть мистику там, где она действительно есть. Все это обу-славливает необходимость объяснить богослужение. 1. Центральным, средоточным пунктом всего церковного богослу-жения является литургия. Около нее группируется весь круг суточного бо-гослужения. Поэтому она и должна быть главным предметом разъяснения. Опыт показывает, что это изъяснение создает целый переворот в ду-ше верующих, открывая им глаза на то, что они раньше видя не видели и слыша - не разумели. 2. Как изъяснить богослужение в проповеди? Указывая последовательно состав, порядок и смысл богослужения, нужно избегать произвольных толкований, руководствуясь святоотеческим и церковным толкованием. Отдельные моменты богослужения следует рассматривать в связи с общим смыслом и ходом всего богослужения. Это сообщит всему разъяснению высокую идейную назидательность и цель-ность. В то же время не следует подробно раскрывать догматический, исто-рический или таинственный смысл богослужения. Эти подробности нужны постольку, поскольку содействуют пониманию богослужения и усилению благоговейного и молитвенного участия в нем. В какой форме и когда изъяснить богослужение? Целесообразнее всего изъяснить его в форме беседы после вечернего богослужения, на-пример, после всенощного бдения, когда пастырь и пасомые связаны не службой и временем, а любовью и ревностью к раскрытию и усвоению бо-гослужения. Не в меньшей степени нуждаются в пояснении таинства и обряды.

1. Таинство крещения

Тяжело видеть, во что превращается без пастырского научения мас-совое крещение младенцев в наших храмах при духовных отцах и матерях, мало что понимающих в делах веры вообще и ровно ничего - в своей роли духовных восприемников. Немногие пастыри предваряют крещение крат-ким поучением о смысле таинства и роли в нем восприемников. А, между тем, делать это необходимо. Пастырь обязан всегда и везде вести верую-щих к спасению, а тем более там, где им заведомо непонятен смысл и зна-чение таинства или обряда. Сначала вразумить и научить, а потом и совершить - вот правило, которому всегда и во всем должен следовать пастырь. Опыт показывает, что восприемники после беседы с ними пастыря проникаются и ответственностью своего участия в таинстве.

2. Таинство покаяния и евхаристии

К сожалению, в наших храмах общая исповедь начинает преобладать над частной, с ней необходимо бороться. Но так как на частной исповеди не хватает времени для беседы с отдельными кающимися, то это создает необходимость в кратком, но сильном вступительном слове, имеющем за-дачей создать глубокое чувство у исповедующихся. В этом вступлении словами глубокой скорби и сострадательной любви пастырь говорит о человеческой греховности, раскрывает смысл исповеди и напоминает, что ей должны предшествовать взаимное проще-ние обид, указывает основные виды грехов и завершает указанием на не-обходимость принятия твердого решения сегодня же оставить грехи. Чтобы сильнее воздействовать на чувство скорби о грехах исповед-ников, пастырь указывает на связь исповеди с причащением. В причаще-нии подается благодатная помощь верующему, исцеляющая сокрушенных сердцем и врачующая их скорби. В причащении верующий соединяется с Господом. Это соединение будет тем полнее, чем глубже и искреннее бу-дет покаяние и очищение сердца от грехов, т.к. Господь соединяется толь-ко с чистым сердцем. Уместно в проповеди приводить примеры из жизни святых. Напри-мер, во время совершения евхаристии святым Феодором Сикеотом благо-дать Святого Духа в виде светлой порфиры покрывала Святые Дары. Од-нажды, когда преподобный приподнимал дискос с Божественным Агнцем и провозглашал "Святая Святым", Божественный Агнец поднялся на воз-дух, а затем снова опустился на дискос. Вступительное к исповеди слово пастыря носит характер обращения к самой совести верующих, чтобы вызвать в ней покаянное чувство. Ни в каком другом проповедническом выступлении пастырь не чувствует такой действенности слова, как в этом выступлении.

3. Таинство брака

В наше время назначение брака по-новому осмысливается верую-щими. Пастырь и здесь не должен забывать о своей двойной роли совер-шителя таинства и учителя, назидающего брачующихся. Пожелание о на-ставлении брачущихся пастырским словом содержится также и в Требни-ке.

4. Помимо таинств в объяснении нуждаются также и церковные об-ряды. Отпевание умерших, панихиды, особенно в случаях невыразимого горя присутствующих тоже располагает и обязывает пастыря принять уча-стие в этой скорби словом утешения и вразумления. Общие молебны, например, о помощи в скорбях, должны сопровож-даться указанием проповедника на их связь с нашей греховностью и не-достойной жизнью, а также призывом к исправлению и обращению за по-мощью Божией.

IX. СОДЕРЖАНИЕ ПРОПОВЕДИ В КРУГУ БОГОСЛУЖЕНИЯ Сама Церковь, устанавливая определенные праздники и посты, по-могает проповеднику в выборе подходящей темы для проповеди. 1. На праздники Господни, Богородичные, бесплотных сил и на дни святых целесообразно объяснить историю праздника и те догматы или правила христианской жизни, которые в них заключаются. В качестве примера можно привести "Семь проповедей на праздник Успения Божьей Матери" святителя Филарета (Дроздова). 2. В дни поста следует говорить о необходимости и важности покая-ния и причащения Святых Христовых Тайн, о духовном падении и возро-ждении, о духовной брани и т.д. Никакая теоретическая истина так сильно не может подействовать на волю слушателей, как видимый конкретный пример. Вот почему ознаком-ление верующих с жизнью ветхозаветных праведников, Богоматери, апо-столов, святых может служить хорошим воспитательным средством, рас-полагающим слушателей к истинно христианской жизни. События из жизни святых могут быть истолкованы в проповеди двумя способами. 1. Проповедник может обратить главное внимание на изложение жизни и подвигов святого, передать их с подробностью, а затем сделать соответствующие нравственные выводы. 2. Жизнь святого или память какого-либо события может послужить для проповедника основанием для раскрытия какой-либо одной истины. В этом случае изложение жития будет носить характер иллюстрации или примера. Первый вид поучения более применяем в поучениях к простым, ма-лообразованным слушателям, последний - к слушателям более или менее осведомленным. Священное Писание составляет основу всякой проповеди, сама тема проповеди чаще всего формулируется текстом из евангельского или апостольского чтения. Обычно мысль проповедника или исходит из проводимых в пропо-веди текстов, или, наоборот, сама ведет к ним. В том и другом случае это связано с правильным пониманием и объяснением текстов. Объяснение должно состоять в раскрытии, главным образом, бук-вального или исторического смысла священного текста. Пользоваться ино-сказанием и аллегориями можно только при внутренней близости и сход-стве предметов, например: между слепотой телесной и слепотой духовной. Изъяснение священного текста не должно сопровождаться углубле-нием в тонкости грамматического, археологического или исторического анализа. Проповедь - не научное изыскание, а слово назидания и вразум-ления на основе духа и прямого смысла слов Священного Писания.

X. ПОНЯТИЕ О ВНУТРЕННЕМ ХАРАКТЕРЕ ЦЕРКОВНОЙ ПРОПОВЕДИ

С содержанием проповеди тесно связаны ее внутренний характер, или дух проповеди. Но все же дух проповеди в некоторой степени можно отличить от содержания. Мы знаем, что одно и то же слово, одно и то же содержание может быть предложено или сказано неодинаково - в разном духе, с разным отношением к слушателю (в гневе, с любовью, с презрени-ем и т.п.). Православная проповедь есть продолжение благовествования апо-стольского, сообщение слушателям истин Откровения, истин Слова Бо-жия. Поэтому и дух проповеди должен быть одинаковым с духом Слова Божия. Но само Священное Писание есть, прежде всего, книга церковная, и никогда нельзя противополагать Священное Писание Церкви. Священное Писание и Церковь в ее установлениях проникнуты одним духом. Священное Писание - Слово Божие отличается от всех других книг, от всех слов человеческих. Оно проникнуто особою божественной силой, оно божественно. Но этот единый дух, или характер слова Божия, имеет многоразлич-ные проявления. Обычно различают духовность, истинность, святость, спасительность, благодатность и другие свойства Слова Божия. Такими же свойствами должна обладать и церковная проповедь: она должна оказывать подобное действие. "Дух животворит, плоть не пользует нимало Слова, которые Я гово-рю вам, суть дух и жизнь" (Ин. 6:63). В Священном Писании дух часто противополагается плоти, духов-ное понимание - плотскому, духовность - душевности. Учение Слова Божия о духе и духовности находится в полном соот-ветствии с понятием о Боге как духе и с духовной природой самого чело-века. Плоть с ее страстями и похотями часто бывает источником греха - весь человек делается плотским. "Духовный же человек, живущий по духу, побеждает грех". Проповедь должна быть духовной, соответствующей духовной сущ-ности человека. Слово Божие как исходящее от Бога есть истинно. Господь Иисус Христос часто предварял свои речения словами: "Истинно, истинно гово-рю вам"... Он Сам был "полон благодати и истины" (Ин. 1:14). И апосто-лы свидетельствовали о Господе Иисусе Христе и истине - об истине на-шего спасения в Нем. И церковная проповедь, свидетельствующая об истине нашего спа-сения, должна быть истинной. А истина не только просвещает, она освобождает (Ин. 8,32), освобо-ждает от власти ложных взглядов, предрассудков и даже от греха. Проповедник должен свидетельствовать об истине во всем содержа-нии своего слова и в своей жизни. Слово Божие свято, потому что исходит от Святого Бога, оно чисто. ("Словеса Господни - словеса чиста"), оно не только призывает к свято-сти, но сообщает чистоту и святость тому, кто их принимает. Святость и чистота всех выражений, примеров и намерений должны проникать и церковную проповедь. Слово Божие спасительно, ибо все, что исходит от Бога, имеет целью спасение человека. Та же спасительность должна проникать и проповедь, которая не имеет другой цели, кроме пользы - спасение слушающих. "Слово Божие живо и действенно" (Евр. 4:12), ему присуща особая благодатная сила, особая энергия, действующая на его слушателя. Эта благодатность и сила в гомилетике получила название "пома-занности". "Помазание" - термин Священного Писания (1 Ин. 2:20,27), обозна-чающий присутствие в человеке благодати Божией. Проповедник должен стремиться привлечь благодать Божию на свою проповедь, чтобы она была сильна и оказывала действие на слушателей, подобное действию Слова Божия. Привлечь благодать Божию - означает молиться, читать и изучать Священное Писание, говорить языком его.

Дух православной церковности в проповеди

Все истины, раскрываемые в проповеди, должны иметь дух церков-ности. Церковность - это отличие православной проповеди от инославной или сектантской. И сектанты могут выдавать свою проповедь за имеющую дух, силу, помазанность и т.д., но только церковность есть критерий ее истинности, потому что Церковь неразрывно соединена с Самим Основателем ее Гос-подом нашим Иисусом Христом. Наглядное и ясное выражение этой не-разрывности проявляется в непрерывности и единстве православной церк-ви от Господа Иисуса Христа до настоящего времени. Все инославные и сектантские общества отделились от Вселенской Церкви (одни раньше, другие позже, иные в самое последнее время) и не имеют этой непрерывности. Поэтому только церковное предание, церков-ная традиция является признаком правильности понимания Слова Божия. В непрерывности самой церковной жизни (апостольское преемство, един-ство таинств, единство опыта духовной жизни) заключается такое сокро-вище благодати и истины, которого нет ни в одном другом обществе, какое бы имя оно себе не присваивало. Основным отличием православной проповеди является следование апостольским традициям древней Вселенской церкви. Православный про-поведник наряду со Священным Писанием должен использовать в качест-ве основного источника те истины, которые содержатся в творениях свя-тых отцов и учителей Церкви, в церковном богослужении, в постановле-ниях Поместных и Вселенских Соборов - все то, что входит в состав Свя-щенного Предания. Это и дух древнего аскетизма и молитвенности, дух глубокого благоговения к святыне и смирения, дух высокой нравственной чистоты и целомудрия. Поэтому все истины: догматические, нравствен-ные, богослужебные и т.д. - должны раскрываться в исповеди только в духе предания Православной Церкви.

XI. ПРОИЗНЕСЕНИЕ ПРОПОВЕДИ И ВОЗДЕЙСТВИЕ ЕЕ НА СЛУШАТЕЛЯ

Недостаточно составить проповедь, надо еще произнести её. Произ-несение - заключительный и очень ответственный акт в работе пастыря над проповедью.

Как произносить проповедь?

Первый этап

Читать ли по тетради или наизусть произносить заранее приготов-ленную проповедь? Решение этого вопроса во многом зависит от личных качеств проповедника: памяти, навыка к публичным выступлениям и проч. Для начинающего проповедника в первых выступлениях лучше ис-пользовать по тетради. Это поможет преодолеть психологические затруд-нения, неизбежные в начале проповеднической деятельности: боязнь рас-теряться, ошибиться, забыть главные мысли, их последовательность. Бы-вает, что при выходе на амвон мысли сразу исчезают из сознания или, на-оборот, как бы беспорядочной толпой устремляются, ошеломляют, дезор-ганизуют дух проповедника, создавая растерянность и боязнь. Проповедника, вышедшего на амвон, пугает раскрывшееся перед ним пространство храма и эти сотни, а иногда и тысячи, устремленных на него глаз. Придет время, когда эти глаза и лица будут вдохновлять пастыря и помогать ему находить и дополнительные мысли, и нужные слова. Но при первых робких шагах храм с молящимися может сказать подавляю-щее, тормозящее воздействие. Полезно применить к состоянию оробевшего проповедника слова псалмопевца: "Страх и трепет прииде на мя"..., "ноги сострясошася" и "прильпе язык мой в гортани моей", иными словами обычно сами же про-поведники характеризуют свои первые переживания на церковной кафед-ре. Этого неприятного и вредного для проповеднического дела состоя-ния можно избежать, если начать произносить первые проповеди, опира-ясь на тетрадь, т.е. читая по ней всю проповедь. Но тетрадь, бесспорно, может рассматриваться лишь как временный спутник и помощник проповедника. Как бы выразительно не читал по ней проповедник хорошо составленную проповедь, последняя много теряет в своем воздействии на паству, а пастырь - в авторитете проповедника. Уткнувшийся в тетрадь проповедник, зависящий от нее в каждой мысли и слове, производит впечатление неполноценного и не владеющего своим делом проповедника. Слушатель хочет слушать Слово Божие от проповедника, хорошо знающего Священное Писание, убежденного в ис-тинах провозглашенной им веры, легко, свободно, живо и сердечно изла-гающего их в своей проповеди. Слушатель хочет видеть не слабости пастыря, а его силу и власть над словами и его собственной душой. Проповедь - это движение души пропо-ведника, пропитанной Словом Божиим и его благодатными веяниями, к душе слушателя. Эту-то душу и хочет слушать слушатель, но не только из содержания проповеди, но одновременно и от самого проповедника. Он хочет видеть проповедника, его лицо, его глаза, всю его фигуру, обращен-ную к нему, чтобы, со своей стороны, устремиться своим взором, всем своим внутренним существом навстречу к нему, к его благовестию. Всему этому мешает скованность проповедника тетрадью, невоз-можность оторвать от нее взора. Зависимость проповедника от тетради ри-суется в воображении народа гораздо большей, чем есть на самом деле. Представляется, что читающий по тетради читает ее не только для народа, но и для себя, учит и убеждает не сам от себя, не от прочувствованного и пережитого им самим, а от написанного, т.е. откуда-то взятого, чужого, описанного лишь по долгу прочитанного в храме. Такова внутренняя невольная, но вместе с тем и неискоренимая пре-дубежденность слушателя против проповедника-чтеца. Поэтому не следу-ет долго задерживаться на пользовании тетрадью. Устное произнесение проповеди надо начинать с того, что хорошо усвоенную заученную проповедь произносить, держа на аналое ее текст, но обращаясь к нему только в случае остановки (провала памяти). Этот прием предохранит проповедника от могущей возникнуть опасности что-либо забыть, потерять нить рассуждений. Если это случит-ся, то текст, лежащий перед глазами проповеди, крупно и четко написан-ный, поможет проповеднику выйти из затруднения.

Второй этап

Вторым этапом в устном произнесении проповеди является такая подготовка к ее произнесению, когда из написанной проповеди хорошо ус-ваивается план ее и основные мысли, связывающие вопросы этого плана, т.е. усваивается конспект проповеди. Этот конспект и держит проповедник перед глазами на аналое, заглядывая в него лишь в случае крайней необхо-димости. Особенность этого второго этапа заключается в том, что проповед-ник, произнося устно всю проповедь, может вольно или невольно допус-тить отступления от ранее составленной проповеди в отдельных, дополни-тельных мыслях, сохраняя верность основных, ведущим пунктам (вопро-сам) плана. Эти дополнительные мысли могут или спускаться, или видо-изменяться в своей фразировке, или заменяться другими аналогичными мыслями. Весь этот процесс является выражением некоторой творческой сво-боды проповедника уже в момент самого произнесения. На этом этапе сле-дует как можно дольше задерживаться всякому проповеднику. Он ценен тем, что соединяет творческую свободу и инициативу про-поведника дома и в храме с явным, однако, предпочтением и преобладани-ем творчества домашнего. Хорошая домашняя подготовка является необходимым условием для творческой инициативы в храме: чем больше продумано и прочувствовано дома, тем скорее и вернее все это отзовется и в храме при произнесении.

Третий этап (импровизация)

Третий этап в произнесении проповеди наступает тогда, когда про-поведник выступает с импровизированной проповедью. Импровизация - проповедь продуманная, прочувствованная и под-готовленная лишь в общих чертах, главных мыслях. Обычно записывается - и то не всегда - лишь план, реже краткий конспект, то есть основной костяк ее. Существенное отличие импровиза-ции от обычной проповеди заключается в том, что она, готовясь дома лишь в исходных, опорных пунктах, не связывает творческой мысли проповед-ника или произнесении ее в храме, предоставляя ей возможность выражать себя в форме живого, непосредственного, из сердца выходящего поучения, переход к импровизации связан с переходом на так называемый разговор-ный тип мышления, нередко бывает, что при произнесении импровизиро-ванного поучения меняются и вопросы плана, и аргументация в развитии мысли, и самые мысли заменяются одни другими. В этом случае задуман-ная, как импровизация, проповедь переходит в экспромт.

Экспромт

Экспромт - это мгновенно возникающая проповедь, вызванная к жизни или необходимостью, или желанием поделиться со слушателями первыми, пришедшими в голову, мыслями и настроениями. Нередко бывает, что опытный, привыкший владеть собою и сразу же мобилизировать все свои внутренние ресурсы проповедник встает перед внутренней потребностью выступить со словом без какой-либо предвари-тельной подготовки. Так, слушая литургийное евангельское чтение, проповедник вдруг ощущает в себе благодатное состояние и наплыв мыслей, порождаемых читаемым евангелием, и он сразу же, по прочтении Евангелия, выступает перед молящимися с проповедью-экспромтом. Отчаяние родственников при отпевании умершего может дать внут-ренний толчок пастырю открыть уста у гроба со словами утешения. Это будет менее ответственный, чем за литургией, экспромт, но все же это будет экспромт в его подлинном и чистом виде. С каким настроением выходит на кафедру проповедник?

В день проповеди проповедник с начала богослужения по-особому сосредоточен и напряжен, что проявляется в его молитвенном ссотоянии. Содержание проповеди и ее словесная оболочка - форма, приготов-ленные заранее, не должны беспокоить и мешать молиться. Наоборот, они усиливают и обостряют внимание, располагая молитвой создавать то вы-сокое настроение у себя и у молящихся, которое столь нужно и само по се-бе, и для великого дела благовестия. По мере приближения произнесения проповеди проповедник усиливает молитву о том, чтобы Господь помог ему открыть свои уста для произнесения проповеди во славу Божию и спа-сение верующих. В волнении молодого проповедника перед произнесением и во время произнесения поучения большое место занимает опасение, как бы ему не провалиться, не обесславиться, не понести урона своему личному автори-тету. Хорошо произнесенная проповедь может захлестнуть проповедника тщеславием; ему приятно слышать слова высокой оценки его проповеди, и часто он бывает больше упоен радостью за свой личный успех, чем радо-стью о славе Божией, за содействие спасению своей паствы. Элемент личной славы, если позволить ему развиться, скажется от-рицательно и на успехе всего дела проповедничества: сила воздействия на паству тем больше будет падать, чем больше у проповедника будет жела-ние личного успеха. Одним из средств в борьбе с этим опаснейшим неду-гом молодого проповедника является работа над подготовкой к проповеди в течение целой недели. Со дня на день размышляя над проповедью, читая Слово Божие, тво-рения отцов Церкви, жития святых, чтимых Церковью на этой неделе, мо-лясь о помощи Божией, проповедник невольно проникается сознанием своих немощей и недостоинства. Составляя проповедь, все глубже и глубже проникая в относящийся к ней обширный материал, приспосабливая его к себе и к своей пастве, проповедник постепенно обогащает и развивает в себе те внутренние "со-кровенные силы", те "грунтовые воды", которые, составляя так называе-мое внутреннее слово, питают и слово внешнее. Тем самым проповедник исподволь вылечивается и от недуга тщеславия, честолюбия и гордости. "Не мне, не мне, а имени Твоему" - вот, что должно звучать в душе про-поведника и при подготовке, и при произнесении, и после произнесения проповеди. В проповедничестве не должно быть "ни заблуждения, ни нечистых побуждений, ни лукавства, ни ласкательства, ни видов корысти; не должно "искать славы человеческой, "угодия не человекам, но Богу испытываю-щему сердца наши". "Не слово человеческое, а слово Божие" (Фес. 2: 3-13) сообщает проповедник к спасению себя и своей паствы. Как приступить к произнесению проповеди и какими силами голоса ее проводить?

Опытные проповедники говорят, что следует особенно хорошо под-готовить первые слова проповеди и произнести их отчетливо, медленно, спокойно и торжественно. Для начинающего проповедника важна манера и самого выхода на амвон выход должен быть замедленный, спокойный, достойный того великого дела, ради которого проповедник появляется на святом месте. Также спокойно и равномерно проповедник осеняет себя крестным знаменем перед местной иконой и, повернувшись к пастве и по-временив несколько, вновь осеняет себя крестным знаменем со словами медленно и раздельно произносимыми "Во имя Отца и Сына, и Святого Духа". В эти первые секунды появления неопытного проповед-ника на ам-воне, в моменты первых его жестов и слов происходит решаю-щий сдвиг в его психологии овладев собой в первых жестах и словах, он овладевает своей волей и дальше уже без особых затруднений и замешательство ведет проповедь до конца. Проповедь предназначается для всех слушателей, поэтому пропо-ведник должен использовать все свои голосовые ресурсы, чтобы донести проповедь до всех и каждого в отдельности. Под этими ресурсами имеются в виду: и сила голоса, и богатство интонации, и разнообразие ритма, и сер-дечность, и задушевность тона. В деле произнесения проповеди должна быть предельная естествен-ность и искренность. Фальшь, наигранность, искусственная приподнятость голоса и тона здесь нетерпимы. Поэтому, когда мы говорим о голосовых средствах, то имеем в виду не искусство ораторского произношения, все-гда содержащего в себе элемент искусственности, а естественность и пол-ноту одушевления во внутреннем и во внешнем слове проповедника. Эта естественность и полнота одушевления, приподнятость духа, накопленная подготовкой проповеди, сами в себе находят и силы и выразительность го-лоса и тона. В проповеди есть особые места, где выразительность голоса и заду-шевность тона поднимают проповедь на предельную высоту - это патети-ческие места скорбного или назидающего пафоса. В моменты произнесения этих мест проповедник всем своим голо-сом и существом стремится проникнуть в душу слушателя, чтобы передать ее, по слову апостола, "не только благовестие Божие, но и свою душу" (1 Фес. 2:3), чтобы в самой душе слушателя тронуть и возбудить к жизни та-кие силы, которые иначе никак ничем не пробудить. В этом проникнове-нии, в этой близости к душе человеческой и заключается весь смысл пафо-са проповеди, если он не получается у проповедника естественно, сам со-бой, как выражение близости его души к душе слушателя, то искусствен-ность в его создании будет нетерпимой формальностью и недопустимым приемом. Как проповедь воздействует на слушателя

Проповедь тем успешнее достигает своей цели, чем больше затраги-вает духовно-моральное состояние человека, чем более опирается на рели-гиозный опыт самого слушателя. Однако душа каждого слушателя по-разному духовно оживает и по-разному воспринимает проповедь и ее от-дельные места. Люди с настроением мечтательно-поэтическим больше всего отзо-вутся на места возвышенно-описательные и трогательные. Слушатели, ом-раченные сознанием своей греховности и житейской скорби, больше отзо-вутся на места нравоучительные. Души созерцательные и рассудочные привлекутся местами вероучительными, просветительными, хорошо обос-нованными ссылками на Священное Писание. Людям практическим, дело-вым, утилитарным больше всего придутся по сердцу примеры из жизни святых подвижников, примеры и сопоставления из окружающей жизни. В чем выражается воздействие проповеди на слушателя? В чем суть психологического преломления ее в душе слушателя? Оно выражается в том, что проповедь, коснувшись души слушателя, начинает совершать там свое благовестие. Оно дает двойной эффект: ближайший - в виде припод-нятого состояния (настроения) и более отделенный и существенный - в виде произрастания в душе семени от прослушанного Слова Божия и вы-явления плодов его в последующее время. Точнее говоря, ближайший эф-фект благовестия выражается в том, что в душе возникает процесс беседы с самим же самой: голосом совести душа упрекает себя в греховных делах и вожделениях, вскрытых в проповеди, и голосом веры и надежды на ми-лосердие Божие бодрит себя. Она тем более упрекает себя, чем сильнее проповедник вскрыл ее греховность, тем сильнее уповает на милосердие Божие, чем полнее проповедник вскрыл неизреченную любовь и близость Господа к падшему грешнику. Душа слушателя, следовательно, резонирует, и сама благовествует в том же направлении и духе, в каком благовестие проповедника. Чем благочестивее и ближе к пастве проповедник, тем сильнее его слова и благотворнее влияние его на паству. Тайна влияния проповеди в том, что он предлагает слушателю самое дорогое, интимно-близкое, на-сущно необходимое: она предлагает ему его же самого, его спасение. Все внешнее в жизни человека приходит и уходит, но остается с ним всегда его внутренний мир, его совесть, его дух с тревожными вопросами о смысле жизни, о Боге, о вечности, о спасении. Эти вопросы в жизни ве-рующего человека то поднимаются на поверхность сознания, то опускают-ся вниз, в сферу сокровенных помыслов и воздыханий, то толкуются около "порога сознания", ожидая случая к выходу наружу, в область мысли и сердечных переживаний. Проповедническое слово открывает им дверь в сферу сознания и мысли, чувства и воли. Вот почему слушатель, слушая проповеди, в сущ-ности, слушает самого себя, вдруг заговорившего устами проповедника о том, что "залежалось на сердце, о чем тоскует душа, чего требует совесть и дух человека. "Да-да, верно-верно, и я всегда, так думал" - отвечает внутренний голос слушателя на одни мысли проповедника. "Вот откуда зло-то идет"..., "всякий грех начинается с этого" - отвечает она на другие мысли пропо-ведника. "Грешен, грешен, сам вижу, что грешен!" - бросает он реплику на третьи мысли. "Помилуй и пощади, Господи, по Своей неизреченной милости и че-ловеколюбия!" - отвечает он молитвенным вздохом на заключительные слова проповеди. Дело спасения человека - это дело его духа, по преимуществу. Тре-пещет перед Богом, содрогается от греха, замирает от упреков совести, нисходит в ад нравственных страданий, восходит на высоты духовного умиления и любви к Богу и ближним именно дух человека. Этот дух обладает необычайной чуткостью, отзывчивостью и духов-ной жизни своего ближнего. Здесь он понимает с полуслова, с одного на-мека, взгляда. Духовное духовным воспринимается. Люди одного духа чувствуют друг друга и незримо влияют один на другого. Это обстоятель-ство имеет особое значение в воздействии на душу слушателя. Основная тайна проповеди в тайне общения одного духа человече-ского с другим, если проповедник благочестивый, смиренно-молитвенный человек, и проповедь эта задушевна, проста и благодатна, то она будет воздействовать на слушателей не только содержанием его слов, но и двое-нием его духа в теплоте и сердечности слов выраженного. Этим именно движением своего духа и проповедник пробуждает слух слушателя, заставляя его беседовать с самим собой, как об этом было сказано выше. "Сеющий от духа пожнет жизнь вечную" (Гал. 6:8), т.е. вызовет для стяжания вечной жизни тех, кто слушает проповедь и сам пожнет эту веч-ную жизнь. Здесь мы вплотную подошли к тому, что, по слову апостолу, называ-ется "явлением духа и силы" (1 Кор. 1:5). Дар слова проповеднического, проникнутого силой благодати и по-коряющего души человеческие, называется духовным помазанием на ос-новании слов Евангелиста: "и вы помазание имеете, от Святого и знаете все" (Ин. 2:20).

Результат воздействия произведи на верующих

Результат воздействия проповеди на слушателя, как и самое воздей-ствие, есть дело Божие (1 Кор. 3:7). Здесь одна из тайн домостроительства Божия, спасения грешной ду-ши человеческой через Слово благовестия. Слово Божие, передаваемое благочестивой, доброй душой проповедника, само как бы оживает и дейст-вует на слушателя, как живое слово Бога (1 Фесс. 2:13), рождая его для но-вой жизни. О действии его так говорит апостол: "Ибо Слово Божие живо и дей-ственно, и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделе-ния души и тела, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сер-дечные" (Евр. 4:12). Действие этого "живого слова" у апостола выражается в том, что оно ставит душу лицом к лицу с самой же собой, снимает с нее покровы всякого самообмана и лицемерия, указывая, что все ее чувства и мысли греховны и гибельны. Так же и проповедь пастырская на основе Слова Божия вскрывает внутреннее состояние своего слушателя, чтобы привести его к очищению и изменению. Покаявшегося и приблизившегося к Богу Слово Божие, как и пропо-ведь, духовно благодатно питает, умудряя и вразумляя ко спасению. "Сло-во Христово да вселяется в вас обильно, со всякою премудростью; научай-те и вразумляйте друг друга псалмами, славословием и духовными песня-ми, во благодати воспевая в сердцах ваших Господу" (Кол. 3:16). Чем больше преуспевания и покаяния, смирения и других доброде-телей оказывает христианская душа, тем сильнее и всестороннее воздейст-вие проповеди на эту душу. Проповедь, на Слове Божием основанная и духом благодати Божией растворенная, насыщает душу точно так же, как обыкновенный хлеб на-сыщает тело (Мф. 4:4; Лк. 4:4). Не напрасно Святитель Иоанн Златоуст свои поучения весьма часто называет трапезою. Такая проповедь доставляет благодать слушающим (Мф. 4:29), при-носит им пользу, "растворяя их веру" (Евр. 4:2), запечатлеваясь на "скри-жалях сердца" (2 Кор. 3:3), а отсюда переходит и в самую жизнь слушате-ля (Лк. 6:45). Духовное слово проповедника никогда не бывает "тщетным". "Как дождь и снег нисходят с неба и туда не возвращаются, но напаяют землю и делают ее способную рождать и произращать, чтобы она давала семя тому, кто сеет, и хлеб тому, кто ест, так и слово Мое, которое исходит из уст Моих, оно не возвращается, но исполняет то, что Мне угодно, и совершает то, для чего Я послал его" (Исайя 50:10-11).

ПРИЛОЖЕНИЕ

1. Мнение Святейшего Патриарха Алексия по вопросам современного проповедничества

Как создается проповедь?

Ответ: молитвою и углублением в Слово Божие, которое должно быть ежедневною пищею каждого пастыря. Таким путем оно, Слово Бо-жие, сделается источником, из которого пастырь будет почерпать обиль-ные темы для проповеди и самое объяснение истин христианских, раскры-ваемых в нем. 2. Какова характерная особенность проповеди? Этот вопрос правильно поставить так: "Какою характерною особен-ностью должна отличаться современная проповедь?" Ответ: Характерная особенность современной проповеди должна выражаться в ясном и определенном выяснении той истины, что право-славная вера - единственно истинная вера, причем какая-либо уступка в сторону инославия не должна иметь места в православной проповеди. Я вспоминаю проповеднические выступления в свое время шумев-ших проповедников, и в частности протоиерея Петрова в Ленинграде, вы-сказывавших мысли и воззрения явно неправославные и старавшихся как бы примирить инославные с православием, ставя притом последнее едва ли не ниже первого. Такое направление проповеди можно назвать изменой апостольскому вероисповеданию. 3. Чьи проповеди могут считаться теперь образцами для проповед-ников? Ответ: Образцами для проповедников во все времена, а значит, и те-перь, могут служить проповеди наших известных проповедников - епи-скопов и иереев, изданные в свое время и до сего времени имеющиеся в особых сборниках. Их много, и, можно сказать, что они являются хоро-шими пособиями для современных проповедников. Надо заметить, что ка-ждый из нас, священнослужителей, по-своему складу мышления и направ-ления имеет тяготение к определенному типу проповеди. Одним по духу проповедь глубокого богословского характера, и потому им нравятся про-поведи таких богословов, как митрополит Филарет Московский, непре-взойденный по глубине раскрытия богословских истин проповедник. Дру-гих более увлекает аскетическое направление проповеди, и они приемлют к сердцу дух проповедей епископа Феофана Затворника и епископа Игна-тия (Брянчанинова). Наконец, есть среди нас лица, которым по духу поэзия проповедей архиепископа Херсонского Иннокентия и отчасти - подробное красноречивое раскрытие истин христианских архиепископов Одесских Никанора и Димитрия и т.д. Однако для всякого православного пастыря - проповедника прежде всего необходимо не поверхностное ознакомление с отрывками из свто-отеческих текстов, как это имело место в наших духовных школах прежне-го времени и, к сожалению, иногда сохраняется в настоящее время, а уг-лубленное, систематическое изучение полных трудов святых отцов Церк-ви. Это труд не легкий, так как материал этот очень обширен, и приходит-ся в нем находить так называемые перлы творений духовных не сразу, а при внимательном и не поверхностном чтении. Когда священнослужитель впитает в себя истинный дух христи-анской проповеди путем изучения творения богодухновенных отцов и учителем Церкви, а за ними и наших отечественных архипастырей и пас-тырей, тогда у него у самого выработается "глагол, благовествующий си-лою многою", и он не поддастся искушению, увлекающему многих пасты-рей, черпать для своих проповедей мысли и даже выдержки у мирских ху-дожников слова и брать примеры из светских литературных произведений. 4. Можно ли в проповедях ссылаться на светских классиков, писате-лей, и цитировать их в Церкви? Ответ: Никак нельзя. Это будет свидетельствовать лишь о том, что проповедник не знаком с творениями святых отцов, в которых можно по-черпнуть гораздо больше, чем в писаниях светских писателей, на любую духовную тему. 5. Когда лучше проповедовать? Ответ: Проповедовать лучше всего должно к концу литургии, когда и по церковному обычаю полагается чтение 33-го псалма во время раздачи антидора. Менее всего полезно произносить поучение непосредственно после прочтения Евангелия. Само евангелие глубоко вкладывается в душу слу-шающего и непосредственно учит. Объяснение его после того, как оно от-печатлеется в сердцах молящихся - правильнее всего отложить на конец литургии. За всенощным бдением можно говорить поучение перед поли-елеем, когда и по церковному обычаю полагается "чтение праздника". 6. Какая по времени должна быть проповедь в храме? Ответ: Не больше четверти часа. Так нас учили в академии, хотя са-ми же учителя наши держали нас по ? часа и больше за своими пропове-дями... Есть "беседа", обычно во внебогослужебное время, например, после вечерни - она может быть продолжительной; есть "речь" - непременно должна быть очень краткой. 7. Перед произнесением проповеди, как следует обращаться к ве-рующим: "дорогие", "братие" или "други мои"? Ответ: Лучше всего - "братие" - так было раньше в обычае. 8. Как быть, если настоятель храма сам не проповедует и не разре-шает молодому священнику произносить поучения? Ответ: Здесь уже должно прибегнуть к административному вмеша-тельству, хотя оно и не должно иметь место в пастырской жизни. 9. Могут ли священники уклониться от проповедания Слова Божия? Ответ: Не могут: "Шедше, научите вся языки, учаще их..." "Ходяще, проповедуйте...". И другие места Священного Писания (послания апостольского). 10. Какова основная задача гомилетики в наши дни? Ответ: Пастырская задача гомилетики как науки должна заключаться в том, чтобы внедрить и воспитать в сердце пастыря заботу о своих чадах духовных, чтобы Господь дал им Духа премудрости и откровения к по-знанию Его (см. Ефес. 1:17). Эта забота никогда не должна оставлять пас-тыря.

2. Порядок самостоятельного чтения духовной литературы

1. Священное Писание 1. Евангелие 2. Деяния и Послания апостолов. 3. Псалтырь.

2. Житийная литература 1. Жития святых (14 книг). 2. Патерики: Древний; Палестинский; Афонский; Киево-Печерский; Троицкий; Волынский. Отечник (епископа Игнатия Брянчани-нова). "Достопамятные сказания о подвижничестве святых и бла-женных отцев". Лавсаик (Еп. Палладия). "Луг духовный" Иоанна Мосха. Маргарит. Цветник. Пролог. 3. Жизнеописания отечественных подвижников благочестия (14 книг) (жизнеописания оптинских подвижников).

3. Творения святых отцов и подвижников благочестия 1. Поучения преподобного аввы Дорофея. 2. Оглашения преподобного Феодора Студита. 3. Сочинения епископа Феофана (Затворника). 4. Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова) в 5-ти тт. 5. Творения святого Ефрема Сирина (О покаянии). 6. Лествица святого Иоанна Лествичника. 7. Творения святитея Иоанна Златоустого. 8. Творения святителя Димитрия Ростовского. 9. Творения святителя Тихона Задонского. 10. Руководство к духовной жизни преподобных Варсонофия Вели-кого и Иоанна Пророка (начиная с 216 ответа, т.к. предшествую-щие ответы - для затворников). 11. Письма Георгия Затворника Задонского. 12. "Невидимая брань" Никодима Святогорца.

3. Библиотека проповедника

Отдел 1. Источники

1. Библия. 2. Евангелие (на русском и славянском языке). 3. Симфония на книги Ветхого и Нового Заветов. 4. Блаженный Феофилакт. Толкования на Новый Завет. 5. Толкование Евангелия епископа Михаила. 6. Толковый Апостол епископа Михаила. 7. Толкование Евангелия В.И. Гладкова. 8. Толковый Апостол епископа Никанора. 9. Барсов, Сборник статей по истолковательному чтению Четверо-евангелия. 10. Прот. И. Матвеевский. Евангельская история о Боге-Слове Сыне Божием и Господе нашем Иисусе Христе. 11. С.Снессорова. Земная жизнь Пресвятой Богородицы. 12. Жития святых арх. Филарета (Гумилевского) в 12-ти книгах (краткая редакция). 13. Жития святых святителя Димитрия Ростовского в 14-ти книгах. 14. И. Бухарев. Жития святых и сказания о всех праздниках. 15. Жизнеописание отечественных подвижников благочестия в 14-ти книгах. 16. Старческие советы некоторых отечественных подвижников XVIII и XIX веков. 17. В.Ф. Фаррар. Жизнь и труды святых отцов и учителей Церкви. 18. Годичный круг богослужебных книг. 19. Праздники. Синодальное изд. 20. Христианские праздники под редакцией Скабаллановича. 21. И.Г. Дебольский. Сочинения. 5 т. 22. С. Булгаков. Настольная книга для священно-церковнослужи- телей. 23. Пролог. 24. Древний Патерик. 25. Алфавитный патерик. 26. Синайский Патерик. 27. Афонский Патерик. 28. Киево-Печерский Патерик. 29. Троицкий Патерик. 30. Волынский патерик. 31. Лавсаик епископа Палладия. Достопамятные сказания о подвижничестве святых и блаженных от-цов. 32. Маргарит. 33. Материкон (наставления аввы Исаии). 34. Цветник духовный. В 2-х частях. 35. Луг Духовный. Иоанна Мосха. 36. Жизнь пустынных отцов. Пресвитера Руфина. 37. Училище добродетельной жизни. 38. Отечник епископа Игнатия (Брянчанинова). 39. Сочинения епископа Феофана Затворника. 40. Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). В 5-ти тт. 41. Письма епископа Игнатия (Брянчанинова). 42. "Невидимая брань" Никодима Святогорца. 43. Собрание писем оптинского старца схимонаха Макария. 44. Поучения преподобного Аввы Дорофея. 45. Лествица преп. Иоанна. 46. Преп. Авва Исайя. Духовно-нравственные слова. 47. Творения св. Тихона Задонского. 48. Творения св. Иоанна Златоуста. 49. Творения св. Василия Великого. 50. Творения св. Григория Богослова 51. Творения св. Ефрема Сирина. 52. Творения св. Исаака Сирина. Слова подвижнические. 53. Преподобного Варсонофия Великого и Иоанна. Руководство к духовной жизни. 55. Добротолюбие. В 5-ти тт.

Отдел 2. Проповеднические сборники

56. Дерябин. Собрание поучений св. Иоанна Златоуста. 57. С.В. Булгаков. Образцы святоотеческой и русской проповеди. Харьков. 58. Свящ. Виктор Гурьев. Пролог в поучениях, Четьи минеи в по-учениях. 59. Свящ. А. Смирнов. Сборник кратких поучений на все воскресные и праздничные дни. В 3-х частях (520 поучений). 60. В.И. Глотов. Практическая гомилетика или сборник тем и кон-спектов или проповедей на весь церковный год. 61. Булгаков. Русская гомилетическая хрестоматия. 62. Прот. П. Лахотский. Проповедническая хрестоматия. 63. Прот. М. Паторжинский. Русская гомилетическая хрестоматия. 64. Толмачев И. В. Православное собеседовательское богословие. 65. П. Смирнов. Церковная проповедь на двунадесятые праздники (Слова, беседы и поучения святых отцов и учителей Церкви). 66. Прот. Григорий Дьяченко. Проповедническая симфония. 67. Прот. Григорий Дьяченко. Полный годичный курс кратких по-учений на каждый день года. 3 тома. 68. Прот. Григорий Дьяченко. Объяснение воскресных и празднич-ных Евангелий всего года, 2 части. 69. Прот. Григорий Дьяченко. Катехизические поучения о христиан-ской вере, надежде и любви. 70. Прот. Григорий Дьяченко. Общедоступные беседы о богослу-жении. 71. Прот. Григорий Дьяченко. Христианские утешения несчастным и скорбящим. 72. Прот. Григорий Дьяченко. Уроки и примеры христианской веры. 73. Прот. Григорий Дьяченко. Уроки и примеры христианской наде-жды. 74. Прот. Григорий Дьяченко. Уроки и примеры христианской люб-ви. 75. Журналы Московской Патриархии и другие журналы (проповеди и статьи).

Отдел 3. Сборники известных проповедников

76. Проповеди святителя Илии Минятия. 77. Прот. Родион Путятин. Собрание поучений. 22 издания. 78. Архиеп. Иннокентий Херсонский. В 12-ти тт. 79. Архиеп. Сергий Херсонский. Слова и речи. 80. Архиеп. Филарет (Гумилевский). Слова, беседы и речи. 81. Митрополит Филарет Московский. Слова и речи. 82. Архиеп. Никонор Херсонский. В 5-ти тт. 83. Архиеп. Димитрий Херсонский. В 5-ти тт. 84. Свящ. Г. Надежденский. Беседы на апостольские и евангельские чтения. 85. Прот. В.М. Гиляровский. Содержание проповедей. В 2-х тт. 86. Свящ. А.Н. Заозерский. "К свету" (сборник проповедей и поуче-ний). 87. Диакон Иоанн Смолин. Миссионерский щит веры. 88. В.А. Маврицкий. Сеятель (сборник проповедей, приспособлен-ных к жизни простого народа). 89. Святейший патриарх Алексий. Слова и речи. В 4-х тт. 90. Митрополит Николай. Слова и речи. В 4-х тт.

Отдел 4. Пособия по теории гомилетики

91. Прот. Н. Амфитеатров. Чтение о церковной словесности. 92. М. Чепик. Опыт полного курса гомилетики. 93. Прот. Н.Фаворов. Руководство к церковному собеседованию. 94. Свящ. А. Юрьевскии. Гомилетика. 95. В. Певницкий. Церковное красноречие и его основные законы. 96. Н.Триодин. Принципы красноречия и проповедничества. 97. Г. Булгаков. Теория православной христианской проповеди. 98. Архим. Иоанникий Голятовский. Наука альбо способ зложения казаиния. 99. М. М. Сперанский. Правила высшего красноречия. 100. Архим. Афанасий. Записки по собеседовательному богосло-вию или гомилетике. 101. Прот. М. Паторжинский. Краткая гомилетика. 102. Еп. Феофан Прокопович. Вещи и дела, о которых духовный учитель народу христианскому проповедовать должен. 103. Архиеп. Амвросий Харьковский. Живое Слово (опыт импро-визации). 104. Проф. М.М. Тареев. По вопросам гомилетики.

Отдел 5. Курсы по истории русской проповеди

104. Н. Катаев. Очерки истории русской проповеди. 105. Свящ. М. Паторжинский. Историческая хрестоматия. 106. П. Заведев. История русского проповедничества. 107. Прот. М.Паторжинский. История русского церковного пропо-ведничества. 108. А.И. Разумихин. История русской проповеди.



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: