О исхождении Святаго Духа

Слово первое Святителя Григория ПАЛАМЫ

 

Толчком для создания двух слов об исхождении Святого Духа послужили переговоры о соединении церквей, происходившие в 1334 между византийским императором Андроником Палеологом и представителями папы - Франциском, епископом Херсонским и Ричардом, епископом Боспорским. Главным богословом с византийской стороны явился Варлаам Калабрийский. Латинская аргументация состояла в изложении взглядов латинских богословов - блаженного Августина, Ансельма Кентерберийского, Фомы Аквинского, а также - положений Лионского Собора о исхождении Духа от Отца и Сына, как от единой причины - tamquam ab uno principio. Доводы православной стороны были достаточно слабы: Варлаам Калабрийский, апеллируя к творениям Дионисия Ареопагита - “О Божественных Именах” и “О Таинственном Богословии”, пытался доказать, что поскольку божественная природа неописуема и неизъяснима, ее ”никто не видел и не увидит”, то и говорить о способе исхождения Духа не представляется возможным и следовательно весь этот спор бессмысленен, любая сторона может держаться того мнения, которое ей удобно.  

В это время св. Григорий Палама пребывал на Афоне, в ските Св.Саввы (Великая Лавра), Очевидно, друзья из Фессалоник побудили его вмешаться в богословский спор. Явно, что в это время св. Григорий еще не читал писаний Варлаама, он даже не упоминает его по имени, и обращается не к нему, а к Латинянам. Среди его источников о взглядах латинян скорее всего были писания еретического патриарха Иоанна Векка, на которые впоследствие св.Григорий написал особые возражения. Судя по письму Григория Паламы к Акиндину, два слова о исхождении Святого Духа были написаны к 1335-1336 году. Как говорит биограф св. Григория патриарх Филофей, в 1355 они были опубликованы в Константинополе. В XVII веке вышло первое печатное издание, критическое издание этих двух слов было подготовлено к 1962 году о.Борисом Бобринским и занимает часть первого тома сочинений Григория Паламы[1]. Очень рано, в XIV веке был создан сокращенный славянский перевод[2].  

В своей полемике против Латинян св.Григорий во многом воспроизводит традиционную православную аргументацию, основанную на творениях отцов-Каппадокийцев - Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского. Вместе с тем он немало черпает у св.Фотия, св. Никиты Стифата и св. Григория Кипрского.  

Как пишет о. Иоанн Мейендорф[3], главная предпосылка св. Григория Паламы основывалась на традиционном доводе о первичности ипостасей по отношению к сущности. По мнению св. Григория, латинское учение о двойном исхождении необходимо влечет за собой нарушение свойств ипостасей. “Латиняне не могут ничего отвечать тем, кто обвиняет их во введение двух начал Духа, потому что Отец и Сын, в качестве ипостасей. суть два, а не одно”, а исхождение является ипостасным действием Отца. Корень зла св. Григорий Палама видел в эссенциализме (то есть примате сущности) в учении Латинян: они доказывали Filioquе на основе тезиса о природном единстве Отца и Сына. На это св. Григорий отвечал следующее. Да, действительно Отец и Сын одной природы, но и Дух равным образом обладает этой единственной природой, и если исхождение, акт не ипостаси, а природы, то Он должен был бы исходить Сам из Себя. Если божественная природа является источником рождения и исхождения, то тогда “Сын должен рождаться от Духа”. Но тогда в учении о Троице вообще наступает хаос. Единственный выход из него - учение о ипостасном характере и рождении и исхождении. Ипостась Отца является активным началом Божественного единства. “Бог един не только потому, что Его природа едина, но и потому, что к единственному лицу восходят те Лица, что из Него” (Св. Григорий Палама. Слово о исхождении Святого Духа). Здесь он опирается на св. Григория Богослова, который в своем 42 слове говорит: “Природа едина в Трех, и это - Бог, но их единство - Отец”[4]. В Боге “происхожденгие ипостатично”, и если латиняне принимают, что Отец и Сын составляют один и тот же источник Духа Духа, они должны также признать, что Сын “единоипостасен” Отцу (2 слово о исхождени Святого Духа.17).  

Св. Григорий Палама не закрывает глаза на ряд цитат из святоотеческих произведений, говорящих о происхождении Святаго Духа от Сына, в частности - слова св. Кирилла Александрийского о “сущностном происхождении Духа от Обоих - (т.е. Отца и Сына), но полагает, что речь идет о другом - а именно о энергийном исхождении Благодати из общей сущности Отца, Сына и Духа.  

Благосклонному вниманию читателей предлагается первые семь глав первого слова св. Григория Паламы. Полный текст слов будет опубликован издательством Валаамского монастыря.  

В.Василик.  

Снова ужасный и злоначальный змий, воздвизая на нас свою главу, тайно шипит противное истине. Или скорее, поскольку его глава сокрушена крестом Христовым (Быт.3), он каждый раз, делая своей главой головы убежденных погибельными наставлениями и таким образом по образу гидры взращивая вместо одной главы многие, чрез них не перестает изрекать неправду на Горнее. Так он, таща вслед за собой привязанных к нему и Ариан, и Аполлинаристов, и Евномиан, и многих других, чрез их языки извергал на Святую Церковь свойственный ему яд, пользуясь вместо своих зубов их словами, и вонзая их в начало благочестия, как бы в корень молодого растения, прекрасно расцветшего и обремененного самыми великолепными плодами, но однако не смог ему повредить. Ибо сокрушились их челюсти укушенными ими (Пс.2), теми кто воистинну сделал своей главой Христа.

Итак, этот мысленный и посему еще более проклятый змий, начальное, срединное и последнее зло, подлый, и питающийся пресмыкающейся и земной подлостью, неутомимый наблюдатель претыкания, то есть - соблазна, самый искусный софист на всякое богомерзкое мнение, никак не забывая своего злохудожества (гнусного искусства), через своих послушников Латинян вносит новые суждения о Боге, которые, как кажется, имеют небольшое отличие (от прежних), но вносят причины для великих зол, и многое, и ужасное, а также чуждое и неуместное для благочестия, и всем ясно показывают, что и самое малое не является малым в вещах, касающихся Бога. Ведь если в каждом из наших дел, когда в начале дается нечто глупое, и происходит много глупостей, то как же не возникнуть многим нечестивым безумствам, когда применительно к общему для всех Началу и всем сообразно Ему недоказуемым началам придается нечто безумное?

И впал бы явно в эти безумства род Латинян, если бы не лишился их большей части благодаря нам, противоречащим догматическому нововведению злославия. Ибо как только они "уступают", говоря, что якобы они по смыслу утверждают то же, что и мы, разноглася с нами в словах, то они лгут из-за собственной беспомощности. Ведь мы говорим, что ипостась Святаго Духа - не из ипостаси Сына, те же - что она от ипостаси Сына, и поэтому невозможно два мнения собрать в одно. Ибо един Единородный и едино существование Духа. Итак отрицание всегда противоречит утверждению, и всегда одно является ложным, а другое - истинным. И невозможно, чтобы мы истинно высказывались отрицательно и утвердительно об одном и том же.

Но, как полагаю, никто из благомыслящих людей и не единомысленных им не будет возражать, что они не только говорят, но и помышляют противоположное нам. Ибо они вводят догматы, противоречащие не только нам, но и самому слову истины, которое сохранено у нас не убавленным и не прибавленным и вообще неизменным, что вы все точно знаете и без указания, (я имею в виду полноту благочестивых). Однако, даст Бог, и через это слово сие будет показано, чтобы и всякие уста говорящие противное заградились[5], и клонящееся на обе стороны было утверждено к единому исповеданию.

Но, о Боже всего, Единый Податель и Страж истинного богословия и сообразных ему догматов и слов, Единая Единоначальнейшая Троица, не только потому, что Ты начальствуешь над всем, но и потому, что Ты в Себе Самой имеешь единое сверхначальное Начало, чрез которое безвременно и безпричинно происходят и собираются воедино Сын и Дух, Дух Святой, господстственный, исходно имеющий существование от Отца, и через Сына подаваемый и посылаемый, и являемый право в Тебя верующим. Сыне Единородный, от Бога Отца рожденно имеющий существование, и чрез Святаго Духа образуемый и обитающий, и невидимо видимый в сердцах верующих. Отче едине нерожденный и неисходный, и говоря вкратце, беспричинный, единый Отец неразлучных от Тебя и равночестных Тебе Светов[6], едина Держава, едина Сила, Творительница тварных и пребывающих под рукой Твоей светов, Подательница всякого знания, превосходящая многовидные идеи познающих и познаваемых, как простые и бесстрастные помышления у умопостигающих, так многочастные и страстные ощущения у чувственных существ, и те и другие у нас, смешанных (из чувственного и умопостигающего). О Троица, дарующая твоим словесным творениям по неизреченной благости знание о Себе, насколько возможно его вместить, даруй и нам в достаточной степени богословствовать угодно Тебе и согласно с угодившими Тебе словом и делом от века, для того, чтобы мы обличили не богоугодно о тебе богословствующих, и утвердили в истине воистинну тебя ищущих, да познают все Тебя, единое источное Божество, единого Отца и Изводителя, и Твоего Сына единого и Сына одного, но не Изводителя, и Твоего единого Духа Святаго, и Единое Изведение, но не творение. И да прославим Единого Бога во едином и простом, богатом, если можно так сказать, и безграничном Божестве, и да прославимся в ответ от Тебя в богатом обожении и трисиятельном светолитии, ныне и в непостижимые веки. Аминь

Эта молитва - общая для всех, почитающих Единое Начало. Вы же что скажете, говорящие о двух началах применительно к Божеству? Что же, если вы говорите это и не явно, то сие следует из того, что вы высказываете. Это - глубины сатанинские, таинства лукавого, то, что он шипит тем, кто приклоняет к нему ухо, не уменьшая и не отклоняя высоты звука, но скрывая вредительство ума. Так, как я думаю, он шипел и Еве.

Но мы, наученные Богомудростью Отцов не "пребывать в неведении о его замыслах"[7], как являющихся невидимым началом для многих [зол], никогда вас не примем в общение, пока вы говорите, что Дух [исходит] от Сына.

Ибо говоря так разве вы не прилагаете постоянно [cвоего] к являющему откровение богословию о Святом и поклоняемом Духе, богословию Само-истины - Христа, Который, "Бог сый предвечный", ради нас стал и Богословом, Который, очевидно будучи Истиной, явился для нас проповедником истины, Который для того пришел в мир, чтобы "свидетельствовать об истине" (Иоан. 18, 37), истинный голос Которого слышит всякий, кто от истины (Иоан. 18, 37), и воистину взыскует ее?

Итак, разве вы не противоречите Первому из всех богословствовавшим об этом (ибо Он говорит "Дух Истины, Который Который от Отца исходит”[8]), затем - самовидцам[9] и самослушателям, которые стали Его учениками и апостолами, более же всего - и самому Святому Духу, Который и пришел согласно дарованному Спасителем обетованию, Который и научил их всему, но не научил их тому, что Он исходит не только от Отца Светов, но и от Сына? Если же Он их научил так, то и они подобным образом научили нас.

И когда через Него они научились и просветились, то были посланы для того, чтобы они научили так, как были научены, и чтобы просветили так, как были просвещены, чтобы они проповедывали в дерзновении то, то что было сказано им на ухо, то есть - не во всеуслышание, то, что, было сказано им во тьме, как бы я сказал, чрез откровение в пресветлом мраке[10], пусть и в притчах, и который подобен "темному слову" у Соломона, и даруется получившему премудрость. Если хочешь, тьма раскрывается каждому индивидуально и сокровенно, а не для знания многих.

Но вернемся к тому, о чем мы сейчас ведем речь. Как вы смеете говорить то, что не было сказано дерзновенно проповедавшими истины, что не возвестил Дух, возвестивший всякую истину, то, что не засвидетельствал и о чем не поведал Тот, Кто известил своих друзей обо всем, что слышал от Отца, Кто пришел для того, чтобы свидетельствовать об истине? Как вы смеете вводить чуждую прибавку в определение веры, которое совместно написали избранные отцы, духодвижимо собранные для этого, написали символ символ неложного мнения об Отце и Сыне и Святом Духе и передали его, как пробный камень истинного богопознания и неизменное исповедание всем избранным править слово истины?

1. Не имеет ничего извинительного тот предлог. который вы придумываете, эта прибавка введена де ради говорящих, что Сын не равен Отцу, поскольку Он не имеет исхождения, вы же ввели ее, торопясь показать (Его] равным [Отцу]. Если некоторые так говорят, то надобно, чтобы Сын должен был и рождать, чтобы отсутствием этой особенности не отнималось равенство, необходимо приложить и ее для убеждения неразумных. И проще говоря, нельзя говорить, что по причине Отец больше Сына, чтобы по отношению к Нему мы не отвергали равенство Сына.

Вот что вы думаете и хитро вводите в противоречии с евангельскими догматами и учениями. Ведь и говорящий, что Сын - причина Божества, отрицает Сына, ясно сказавшего в Евангелии: "Отец мой больше меня"[11], не только как человека, но и как Бога - причинностью Божества. Поэтому Он не сказал "Бог", но сказал "Отец", не как Бог больше Сына - прочь от нечестия! - но как Причина Божества, как и изъяснили нам богоносные отцы. Итак, как кажется , вы противоречите сим богоносцам и самому Христу Богу богоносцев, говорящих что Сын не равен Отцу по причине.

Но мы и знаем равенство Сына с Отцом по природе и исповедуем превосходство Отца по причинности, которая объемлет и рождение и исхождение. И самим же совместно написавшим в начале о срощенности, то есть о единой чести Отца и Сына, за признание которой они боролись, символ веры показался достаточным без вашей прибавки.

Итак, не извинительно и не благочестиво вы вводите таковую прибавку в определение веры, которое написали и передали нам совместно собранные избранные отцы, движимые Духом. К нему совершенно не дозволяется приложить что либо, или отнять от него, после собора, последовавшего во времени собору сих святых [мужей], по определению которого осмелившийся на это подпадает под проклятия и извергается из Церкви, и конечно - дерзнувший приложить прибавку, не изреченную, как говорится, Словом, и не открытую Духом, и не обретаемую в записанных словах Святых Апостолов.

С ними же в согласии изложили и составившие сие божественное определение веры, и с ними согласились те, кто были после них, даже если они не составляли, как те, вероучительных определений. Ведь вы не можете сказать, что первые не так составили символ, или что последние - не согласились с составившими его, поскольку вы обличаетесь написавшими по порядку деяния всех святых соборов, и этого самого собора до сего дня, более же - постоянным согласием четырех патриарших престоло и самих многих и различных и народов, и языков, несущих исповедание, не различающееся от начала и неизменное.

Итак, общий проповеднический глас богоносных богословов, евангелистов, апостолов и предшествовавших им от века пророков таким образом исповедует о Духе и таким образом исповедует о Богочеловеке Слове. Подобно же - и все соборы, собранные по разным причинам и в разные времена в защиту благочестия, и говоря вообще - почти всякий богоносный язык. И на каком из этих соборов не богословствовали о Духе, что Он - "и от Сына". Я бы достаточно показал вам по в каждом отдельном случае, что что и все богословы неизменно сохраняли это, в каждом из составленных ими слов.

Но спорящий латинянин не выдержит, если мы будем долго длить слово, но ответит говоря: "как же и откуда вы считаете, обнаружив эту прибавку, что Святой Дух исходит только от одного Отца, и поэтому думаете, что мы - инославные, если этого не сказал ни Христос, ни Его ученики?"

На это мы немедленно ответим, говоря так. Полнота благочестивых, ставших едиными устами применительно к благому, построила башню благочестия, всегда возвышающуюся над умопостигаемым потопом нечестия.

Ведь и к ним, стремившимся строить, пришла Посвятительнотворительница благ - Троица, не сливая, но связуя и мнения и языки в благочестивейшее и православное единодушие. Стоя же на этой безопасной твердыне, прежде всего мужественно и метко поразим покушающихся на правые догматы, впрочем с пользой для них, если они пожелают её. Затем через многократно и постоянно являемые доказательства истины, возможно принесем им и сие, возводя их к любви [истины], как скажу согласно Писанию: "не ощутят ли ее и не найдут ли, хотя она и недалеко от каждого из нас" (Деян. 17, 27). Ныне же их не мы но как бы словесная твердыня благочестия и поразит, и сокрушит, и обратит в бегство, если же угодно, то и исцелит.

Таково сие божественное определение божественных вещей. Оно не только окружает пребывающих в нем и сохраняет в безопасности, но и воюет и непобедимо противоборствует противостоящим ей, послушай же как.

2. "Верую во Единаго Бога Отца Вседержителя," и "во Единаго Господа Иисуса Христа Сына Божия, Единароднаго, иже от Отца рожденнаго прежде всех век". Но разве не подразумевается и не имеется в виду "от одного", и разве не от одного Отца Он был рожден, пусть даже и не прилагается "от Одного"? И конечно подразумевается, и ничуть не меньше, чем при таком прибавлении, если ты хочешь всецело быть благочестивым ты, пожалуй, скажешь так. Отсюда научись и о Духе. И когда ты слышишь в том же самом символе "Духа Святаго, от Отца исходящаго", то по необходимости считай, что "от Единаго", и когда слышишь о нашей прибавке, считай, что она сделана не иначе, как ради истины, ради уничтожения того, что прилагается в ваших рассуждениях. Если же ты не согласен, то тогда ты не позволишь, чтобы в случае рождения Сына от Отца подразумевалось "от Единаго", и таким образом ты умножишь свое нечестие.

3. Прими к сведению и то, что слушающие в символе веры, что Сын от Отца рожден прежде всех век и от Отца, подразумевают и имеют в виду, что "от Единаго", как если бы и ты с нами совместно исповедал, однако никто никогда не приложил "от Единаго", так что если бы и было признанным твое мнение, что и от Сына исходит Дух, и если бы с этим согласились мы и вся Церковь, то вам не следовало бы таким образом прилагать его в символе веры.

4. Было бы самым справедливым вообще не удостаивать вас слова, пока вы не прекратите делать прибавление ко священному символу. По нашему мнению, в начале надо убрать вашу прибавку, а затем - обсуждать, от Сына ли, или не от Сына Дух Святой, и утверждать, соответствует ли это явленное [суждение] богоносцам. Но не следовало так делать прибавки к символу веры, подобно тому как те, что были прежде нас прекрасно и благочестиво совершили относительно двух природ, и воль, и действий единого Христа, единения по ипостаси и имени Матери-Девы, потому что вместе с благочестием они заботились и об общем мире, хотя ради этого они часто собирались на соборы, с которыми имели церковное общение или согласие и те, кто как первосвященники, были предстоятелями во времена древнего Рима. Итак, никому не следует принимать во внимание высокое седалище нынешнего папы. Ведь нельзя, чтобы ради него, или таких, как он, мы возненавидели их [отцов], столь многих числом, запечатлевших блаженным концом освященную и многократно засвидетельствованную Богом.

5. Но не только символ православной веры, - следует говорить для тех, кто будет с признательностью слушать, не только символ веры, но и почти всякий богословский язык, который проповедует, что Сын рождается от Отца и от Того же Отца исходит Дух Святой, не прибавляет "от одного". И хотя это не прибавляется, но по необходимости подразумевается, и ты узнаешь это, раскрыв и исследовав эти богословские книги. Однако, ради тебя мы и мы принесем немногое, пусть написанное кратко. Итак, Афанасий Великий говорит: "Что есть Бог? Начало всего, согласно Апостолу, Который говорит: "Един Бог, чрез Которого все[12]. И Слово от Него - по рождению, а Дух от Него - по происхождению"[13]. Ты видишь, что в обоих случаях говори, что - "От Него, но никакими словами не прибавляется "от одного", И ты подобным образом или употребишь свою прибавку применительно к двум, или по необходимости будешь подразумевать "от одного".

Что же, разве не согласуется и не единмудрствует с ним тезоименитый царственному священству[14], сразу следующий за ним по времени, но не по величию у Бога? Но послушай и научись: главным образом - Сын от Бога, поскольку Сын от Отца исшел и Дух от Отца исходит: “ Но Сын от Отца исходит образом рождения, а Дух - неизреченно от Бога”[15]. Вот как многообразно установлено относительно обоих (то есть Отца и Сына). что они исходят. Итак, можешь ли еще ты вообще утверждать. что Дух Святой - не от Отца, ибо де не приложен эпитет “от одного”.

Хочешь ли послушать и великого Богослова Григория, который все собирает вкратце, и твою прибавку как будто резцом отрезает, и применяет “от одного” к обоим (т.е. -к Отцу и Духу). И что более удивительно, это не то, что он прилагает “от одного”. но что он не прибавляет это. Он говорит: “Для нас - один Бог. ибо - едино Божество, и Те, что из Него, имеют возношение [16] к Единому, хотя и веруем в трех”[17]. Ты слышал? Он сказал, что от Него - Оба. И мы еще не будем думать “от Единого”, но посчитаем “не от Единого”. и помыслим и прибавим, что Оба происходят от Отца и кого-то другого, потому что де здесь не прилагается определение “от Единого”, и поэтому отпадем от Единого Бога? Да не будет так, чтобы ты так пострадал, а тем более - что остался неисцеленным, пострадав, ибо тебе уже стало известным правильное мнение.

6. И ведь мы говорим, что Сын - от Отца, то есть рожден из Божественной сущности, то есть согласно отеческой ипостаси. Ведь божественная сущность Трех - едина. Так что, свойство рождать принадлежит Отеческой ипостаси и невозможно, чтобы Сын был от Духа. Поскольку же и Дух Святой - от Отца, от божественной сущности исогласно отеческой ипостаси является исходящим. Ведь всегда и во всем сущность Трех - едина. Итак, свойство изводить принадлежит Отеческой ипостаси, и невозможно, чтобы Дух был от Сына, ведь невозможно, чтобы Сын имел свойства Отчей ипостаси.

Ведь согласно священнейшему Дамаскину “мы признаем различие божественных ипостасей только в трех особенностях, - в беспричинностной и отеческой, в причинной и сыновней, и в причинной и исходной”[18]. Видишь как ипостась Сына является не только не причиной, но только причинностной? Ведь, как он говорит, Сын имеет эту особенность, подобную особенности Духа. Видишь вместе с тем и то, что Отчая особенность, как Отеческая, охватывает и рождение, и изведение? Итак, если Дух исходит от Сына, то и Сын является причиной, подобно как и Отец.

7. Итак невозможно, чтобы Сын имел что-либо из особенности Отеческой ипостаси. Если же Он имеет, то тогда или двое будут причиной, так как в двух ипостасях будет особенность исхождения (таким образом две ипостаси будут и причинными, ибо причинное созерцается в двух ипостасях) или Отец и Сын сбегаются в одну ипостась. Ведь Дух Святой исходит от одного Отца, и прямо и непосредственно - от Отца, как и Сын рождается от Отца.

Поэтому и Григорий, божественный предстоятель Ниссы говорит: “Все человеческие лица не имеют непосредственного бытия от одного и того же лица, так как вместе с причинными лицами есть многие и различные лица-причины. Но не так с лицами Святой Троицы. Ведь только одно лицо Отца, из Которого рождается Сын и исходит Святой Дух. Поэтому мы дерзновенно говорим, что существует Один Бог, причинностный вместе с причинными от Него”[19].

Итак стяжал ли ты разум. пораженный словом истины и учишься ли ты истине, и веруешь ли ты Богу и отцам по Богу, что слышащий о том, что Дух исходит от Отца, одновременно слышит, что Он исходит от “одного” Отца и не получает свое существование от разных лиц, но только от Одного, Отца согласно ближайшему к истине богословию? Разве ты не считаешь, что Бог есть единое лицо, причинностное лицо относительно происшедших от него, а именно - не только Сына, но и Духа Святого, но ведь ты не говоришь, что два лица являются причинностными по отношению к Одному, поскольку они принадлежат к одной и той же природе, и так многие становятся причиной, как происходит у нас, и таким образом уже Бог не один, как и мы все - не один человек, хотя и принадлежим к одной и той же сущности?

Итак, убеждаешься ли ты богословствующими одно и то же по Богу и согласно Богу, или еще желаешь послушать громы, как и те, кто после многих божественных чудес[20] Иисуса стремились видеть от него знамения? Послушай же и гром, Иоанна, самого богословственного из учеников Господа, который говорит: “Мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца”[21]. Что же, разве мы не скажем, что Единородный от Одного Отца, поскольку не прибавляется “от одного”? Но и Сам Господь говорит к Иудеям: “если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшел и пришел.”[22] И снова: “Это не то, чтобы кто видел Отца, кроме Того, Кто есть от Бога; Он видел Отца”[23]. Как же Он не прибавил “от единого”, говоря “от Отца Единого исшел” или “сущий от единого Отца”, не потому ли, что по необходимости это имеется в виду?

После того, как о Сыне столько раз сказано, что Он от Отца, и никогда не прилагается слово “одного”, то ты сам везде произносишь его и не сердишся на тех. кто постоянно добавляет это слово. Но скорее ты будешь страшно гневаться на тех, кто не подразумевает его и будешь называть их злочестивцами и нечестивцами. Но слушая о Святом Духе, исходящем от Отца, что же ты претерпеваешь, если ты не подразумеваешь то, что добавляется по необходимости, но обращаешься к противоположному мнению, и в том, что справедливо осудил применительно к скверно думающим о Сыне, ты сам неправедно пострадал относительно Духа, без всякого предлога, вызывающего нечестие.

[1] GRHGORIOU TOU PALAMA APANTA TA ERGA. T.1 QHSSALONIKAI. 1962

[2] Григорий Палама. Слова / М.Бъчваров, Н.Цв.Кочев. София. 1987

[3]Протопресвитер Иоанн Мейендорф. Жизнь и учение св.Григория Паламы. Введение в изучение. Санкт-Петербург. Византинороссика.1997. с.312

[4] P.G. t. 36, 476 B

[5] Рим. 3, 19

[6] Дионисий Ареопагит. О Божественных именах. 2, 6

[7] 2 Кор.2,11

[8] Ин.15, 26

[9] 1 Ин. 2, 27

[10] Дионисий Ареопагит. О таинственном богословии 1,1

[11] Ин.14, 28

[12] 1 Кор. 8, 6

[13] Псевдо-Афанасий. Свидетельства из Писаний.48

[14] То есть - Василий Великий

[15] Василий Великий. 24 слово. Против Савелиан и Ария. 7.

[16] ajnafora;n -возвдеение, возношение Это слово имеет евхаристический смысл.

[17] Слово о богословии пятое, о Святом Духе (31, 14). Греческий текст - Patrologiae cursus complectus. Series Graeca. t. 36, 14. Русский перевод - Святитель Григорий Богослов, архиепископ Константинопольский. Собрания творений в 2 томах. Репринтное издание. Том 1. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1994, с.450.

[18] Точное изложение Православной Веры 3, 5

[19] К язычникам, от общих размышлений. P.G.45, 180.

[20] qeoshmivaV - “богознамения”.Слово, впервые употребленное в христианской литературе Оригеном (Против Цельса, 2, 35), встречается у Евсевия, Иоанна Дамаскина (Точное изложение Православной Веры).

[21] Ин. 1, 14.

[22] Ин.8, 42.

[23] Ин.6, 46.

Перевод и комментарии В. Василик, преподаватель Санкт-Петербургской Духовной Академии и Семинарии

Ссылки по теме:  

Раздел "Богословие, творения Св.Отцов" православного каталога "Русское воскресение"

 

Приглашаем обсудить этот материал на православном форуме "Русская беседа"



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: