О плоти Господа Иисуса Христа.

1 Ин. 3,8 “Он явился для того, чтобы взять грехи наши, и что в Нем нет греха.”

Рим 8,3  “ Как закон, ослабленный плотию, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти.” См. толкование Тертуллиана, Кирилла Александрийского, Блаженного Феофилакта, а также Мих. Помазанского и др.

Рим. 8,29 “Он был первородным между многими братиями” т.е. “Новым Адамом

 

Св. Иустин Философ. Диалог с Трифоном Иудеем. п.88.

“Христос благоволил родиться и вкусить смерть не потому, чтобы Сам в том имел нужду, но ради человеческого рода, который через Адама (апо ту Адам) подвергся смерти и искушению змия”.

Св. Ириней Лионский Против ересей. Кн. 5, гл.1, п. 2. СПб. 1900.

 с.475. “(Апостол Павел) говорит: “ Вы примирены в теле плоти Его” (Кол 1, 21.22) , т.е., что праведная плоть примирила плоть связанную грехом, и привела в дружбу с Богом".

С. 476. “ Если кто скажет, что плоть Господа потому была различна от нашей плоти, что она не имела греха и не обрелось обмана в Его душе, а мы грешники, то скажет справедливо”.

с. 174 Христос пришел освятить все возрасты

с. 285. Он исполнил все условия человеческой природы.

Тертуллиан. Слово о плоти Христа. Ст. 16. “(Еретик Александр говорит) будто мы считаем греховной саму плоть Христа. Мы же настаиваем, что во Христе упразднена не плоть греха, а грех плоти, не материя была упразднена, а (свойство ее) природы.

(Апостол) (Рим. 8,3) под подобием плоти греховной предлагает разуметь не то, что сама плоть Христа греховна, но что она была тождественна плоти греховной по происхождению своему, а не по греху Адама ... во Христе безгрешным было то, что в человеке не безгрешно”.

Св. Иларий Пиктавийский. О Святой Троице в 12-ти книгах. Из 10-й книги. Попов И. В. Св. Иларий, епископ Пиктавийский. БТ №4. 1968. с. 164-165.

Божественные животворящие силы, переполнявшие тело Христа, препобеждали все слабости человеческой природы. Слабость сотворенной природы была свойственна и телу Христа, но она превозмогалась силою высшей природы и могла обнаруживаться лишь в том случае, если Божественные силы, как бы отдаляясь, предоставляли Его собственной природе. Поэтому все акты уничижения Христа, как, например, голод и смерть, были Его добровольными состояниями не в том смысле, что, восприняв добровольно природу человека, он добровольно взял на Себя и последствия воплощения, т. е. слабости тварного существа, а в том, что в обычном состоянии он был недоступен этим слабостям и испытывал их тогда, когда в целях обновления человека попускал их обнаружение. Так как Христос не только человек, но и Бог, то Он не нуждался в пище, потому что “был  питаем Духом” (ib., III, 3), т. е. жизнь Его тела сохранялась непосредственно проникающими Его Божественными силами. И во время поста Он не испытывал голода. Если Моисей и Илия в течении сорока дней постились и не чувствовали голода, то разве можно допустить, чтобы испытывал голод Христос? Поэтому и Евангелие говорит, что Он взалкал не во время сорокадневного поста, а после сорока дней. “Поэтому, когда Господь взалкал, это было не действием отсутствия пищи, но сила Его; не подвигнутая сорокадневным постом, предоставила человека Своего его собственной природе для того, чтобы диавол был побежден не Богом, а плотью” (ib., III, 2. “Igitur cum esuriit Dominus non inediae subrepsit operatio: sed virtus illa, quadraginta dierum non mota jejunio naturae suae hominem derelinquit. Non enim erat a Deo diabolus, sed a carne vincendus”.) Точно так же и смерть Христа была возможно только как добровольный акт отдаления от тела Божества Слова и предоставления тела его природе. “Он предал дух добровольно, когда восхотел” (ib., XXXIII, 5). Вследствие добровольной смерти Христос не испытывал и боязни ввиду приближающихся страданий. Если Господь сказал : “Прискорбна душа Моя до смерти” (Мф. 26, 38), то надо обратить внимание на то, что Он не сказал, что скорбит по причине смерти, а до смерти, обозначая не причину скорби, а ее продолжительность. Причиною Его скорби была не предстоящая смерть, а опасение за учеников, слабость которых Он предвидел (ib., XXXI, 2 — 5). Подобный же смысл имеют и слова: “Отче Мой, если возможно, да прейдет от Меня чаша сия”. Не сказал “прейдет Меня”, но “прейдет от Меня”. Первое выражение было бы молитвою за Себя, боящегося смерти, а второе обозначает переход от одного к другому. “Так как невозможно было Христу не страдать, то Он молился за тех, которые имели страдать после Него, словами: да прейдет от Меня чаша сия, т.е. как она испивается мною, так пусть будет испита и ими — без утраты надежды, без ощущения страданий, без страха смерти” (ib., XXI, 7).

 

Св. Афанасий Великий. Против язычников, т.3, с.346.

Против Апполинария. кн. 2. Творения ч. 5. ТСЛ. 1903, с. 346.

“Но говорите: “разрушил, не согрешив; а это не есть разрушение греха. Ибо не в Нем первоначально диавол произвел грех, почему бы разрушился грех, когда Он пришел в мир и не согрешил.” – Диавол произвел грех, всеяв его в разумное и духовное естество человека. Потому, невозможно было, чтобы разумное и духовное естество, согрешившее добровольно и подвергшееся смерти, само себя возвратило на свободу. Посему-то пришел самолично Сын Божий – восстановить естество человеческое в естестве Своем из нового начала и чудным рождением, а не разделил первоначального состава, но отринул всеянное отложение, как свидетельствует пророк, говоря: “прежде неже разумети Отрочати благое или злое, отринет лукавое, еже избрати благое” (Ис. 7,16)”.

Там же  т.3, с.350: “Посему пришло Слово, Бог и Создатель первого человека, чтобы сделаться человеком для оживотворения человека и низложения злобного врага; и родилось от жены, восставив себе от первого создания человеческий зрак в явлении плоти без плотских пожеланий и человеческих помыслов, в обновленном образе; потому что в Нем воля единого Божества и целое естество Слова в явлении человеческого зрака и видимой плоти первого Адама, не в разделении лиц, но в бытии Божества и человечества.

Посему диавол приступил к Иисусу как к человеку, но, не обретая в Нем признаков древнего своего всеяния ... уступил над собою победу... Потому и Господь сказал: “Грядет сего мира князь, и во Мне не обретает ничесоже” (Ин. 14, 30); то есть не обрел в Нем ничего такого, что сам (диавол) произвел в первом Адаме.

...Второй Адам имел душу и тело  и целого первого Адама”.

Против Апполинария. Кн.1. Творения. Ч. 3. ТСЛ. 1903, с. 322: “Господь во плоти пожил на земле и недоступною греху показал ту плоть, какую и Адам при первом создании имел безгрешную, но через преступление сделал доступною греху и ниспал в истление и смерть”.

 

Св. Григорий Богослов. Похвала девству.

“Но когда Христос пришел через чистую, девственную, не познавшую супружества, богобоязненную, нескверную Матерь без брака и без отца, и поелику Ему надлежало родиться, очистил женское естество, отринул горькую Еву и отверг плотские законы”.

Т. 2, с. 36: “Таково мое слово о новом рождении Христовом. Здесь нет ничего позорного, потому что позорен один грех. А во Христе не имеет места ничего позорное; потому что Его (человеческое естество) создало Слово, а не от человеческого семени стал Он человеком. Но из плоти Пречистой неневестной Матери, которую предварительно очистил Дух, исшел самосозданный человек; принял же очищение ради меня”.

Ч. 4, с. 161: “Слово Отца приходит к Своему образу, носит плоть ради плоти, соединяется с разумною душею, ради моей души, очищая подобное подобным (от чего Он очищает, если речь идет о моменте воплощения, как не от первородного греха — прим. мое), делается человеком по всему, кроме греха (то же самое): хотя чревоносит Дева, в Которой душа и тело предочищены Духом (ибо надлежало и рождение почтить и девство предпочесть), однако же происшедший есть Бог”.

 Ч. 3, с. 249: “Поклоняйся Рождеству, через которое освободился ты от уз рождения”.

Ч. 5, с. 45: “Сам Бог, в честь мою, соделался совершенным человеком, чтобы посредством воспринятого, воссоздав дарованное, уничтожить осуждение всецелого греха, и через Умершего умертвить умертвившаго”.

Ч. 5, с. 47: “Что значит рождение Бога от Девы? Как сошлись воедино естества между собою далекие? — Это тайна; но как представляется мне, малым умом измеряющему превысшее ума, очистительный Дух снисшел на Деву, а Слово Само Себе создало в Себе человека, всецелый замен целого умершего человека. Поскольку же Бог несоединим с плотью, а душа и ум суть нечто посредствующее, потому что сожительствуют плоти и потому что образ Божий; то Божие естество, соединясь со сродным себе, чрез сие сродное вступило в общение и с дебелостью плоти. Таким образом и Обожившее и Обоженное — единый Бог. Посему, что же претерпело и то и другое? Как я рассуждаю, Одно вступило во общение с дебелым, а другое, как дебелое, приобщилось моих немощей, кроме немощи греха”.

Ч. 5, с. 54: “Христос, видя как душепагубный грех поедает в смертном теле все, что Он вложил в него из небесной доли, и как хитрый змей господствует над людьми — к восстановлению своего достояния, не другим помощникам предоставил врачевать болезнь, потому что слабое врачевство недостаточно в великих страданиях, но истощил ту славу, которую имел Сам Он — небесный и неизменный Образ Небесного. Вместе по человеческим и нечеловеческим законам воплотившись в пречистой утробе неискусомужной Жены (о чудо невероятное для наиболее немощных!), пришел Он к нам, будучи вместе Бог и смертный, сочетав во едино два естества, и в обоих естествах пребывая единым Богом, потому что человек, соединившийся с Божеством, и из Божества человек есть Царь и Христос. Произошло новое соединение, потому что вознерадел я о первом. В первом же я был сподоблен Божия дыхания, а в последнем Христос воспринял на Себя мою душу и все мои члены, воспринял того Адама, первоначально свободного, который не облекся еще грехом, пока не узнал змея, и не вкушал плода и смерти, питал же душу простыми, небесными помыслами, был светлым таинником Бога и божественного. Для сего то воссоздания пришел в естество человеческое Бог, чтоб переборов и победив убийцу смертию, за вкушение прияв желчь, за невоздержность рук — гвозди, за древо — Крест, за землю — возношение на Крест, обратно возвести Адама к жизни и славе. И, распростерши святое тело соответственно концам мира, от всех концов собрал Он человеческий род, совокупил во едино человека, и заключил в лоне великого Божества, Агнчею кровью очистив от нечистоты, и отъяв скверну, которая смертным преграждала путь от земли к небу”.

 

Св. Василий Великий. Молитва вечерни 50-цы: “Ни един есть чист пред Тобою от скверны, ниже аще един день живота его есть, разве Ты точию един на земле явивыйся безгрешный Господь наш Иисус Христос”.

Свт. Григорий Нисский. Ч. 1, с. 339: “Не брак соорудил Христу божественную плоть, но Сам Он делается каменосечцем собственной Своей плоти, исписуемой Божественным перстом...”.

Ч. 8, с. 466: “Как Божество не подверглось тлению, будучи в тленном теле, так и соделалось иным и не изменилось, врачуя изменяемость души моей. Так во врачебном искусстве, занимавшийся лечением, хотя прикасается к больному, но сам не делается больным, но исцеляет больного. Да не подумает однако кто-нибудь, превратно понимая изречение Евангелия, что природа наша во Христе, в следствии совершения, последовательно мало-помалу претворялась в более Божественную; потому что “преуспевать возрастом премудростью и благодатию” (Лк. 2, 52) — это выражение употребляется в повествовании Писания для доказательства того, что Господь истинно воспринял нашу природу, дабы не имело места мнение  утверждающих, будто вместо истинного богоявления, явился некоторый призрак, имеющий вид телесного возраста. Посему-то Писание не стыдится повествовать о Нем то, что свойственно нашей природе (упоминая) о ядении, о питии, сне, утомлении, питании и преуспеянии в телесном возрасте”.

Пр. Макарий Египетский. Беседа 11, п. 9-10.

Новое и безгрешное тело не являлось в мире до Господня пришествия, потому что, по преступлении заповеди первым Адамом, над всеми его чадами царствовала смерть. Оно (тело Господа) безгрешно”.

 

“Человек, как скоро преступил заповедь Божию и лишился райского жития, непосредственно за сим стал связан как бы двоякими узами; а именно: узами житейских дел, плотских удовольствий, богатства, славы, дружбы, привязанности к жене, к детям, к родным, к отечеству, к имению, одним словом, ко всему видимому, от чего Божие слово повелевает нам отрешаться, по собственному своему произволению, и еще узами невиди­мыми; потому что какими-то узами тьмы связывают душу духи злобы, почему невозможно ей ни воз­любить Бога, ни уверовать в Него, ни воспользо­ваться молитвою, как бы ей желалось. Ибо, со вре­мени преступления первого человека, во всех нас вошло противление всему и в видимом и в невидимом...” (преп. Макарий Великий. Духовные беседы. С.463).

 

(Первородный грех): см. 1-й том Добротолюбия (мягк. синяя обложка): Преп. Макарий Великий. С.159,160-163,167-168; 167 (в Ветхом Завете – о свободе после падения противиться диаволу, но не свободе вовсе не грешить!).

 

3 кн. Ездры 3, 5. "Ты дал Адаму тело смертное, которое было также создание рук Твоих. и вдохнул в него дух жизни, и он сделался живым пред Тобою".

109 (123) правило Карфагенского собора 418г.

"Признано всеми епископами карфагенской церкви, представшими на святой собор, которых имена и подписи внесены в деяния, яко Адам не смертным от Бога сотворен. Аще же кто речет, яко Адам, первозданный человек, сотворен смертным, так что хотя бы согрешил, хотя бы не согрешил, умер бы телом, то есть вышел бы из тела, не в наказание за грех, но по необходимости естества: да будет анафема"

Преп. Симеон Новый Богослов Т.1. Слово 2. С.28.

"Бог в начале, когда создал человека, создал его святым, бесстрастным и безгрешным, по образу и подобию Своему: и человек точно был тогда подобен Богу, создавшему его. Ибо святой, безгрешный и бесстрастный Бог и творения творит святые, бесстрастные и безгрешные. Но поскольку непременяемость и неизменяемость есть свойство одного безначального  и несозданного Божества, то созданный человек естественно был пременяем и изменяем, хотя имел способ и возможность, при помощи Божией, не подвергнуться пременению и изменению.

Бог теми словами, какие сказал ему, давая заповедь, что если вкусит, умрет -  давал ему разуметь, что он пременяем и изменяем"

Слово I, с. 21: "За это предан он (Адам) великим карам - тлению и смерти, для смирения гордыни его"

с 22:" Божественная благодать, почивавшая на нем (Адаме), отступила от него... Приговор Божий пребывает навсегда карой вечной"

 

Св. Ефрем Сирин. Творения. Т.2. М. 1993, с. 55-56 (Слово на Преображение Господа и Бога Спасителя нашего Иисуса Христа): “Кто отрицает, что носил Он (Господь) безгрешную плоть (Т.е. речь – о безгрешном естестве, о неповрежденности природы, а не о личной безгрешности. – Авт.) тот не получит спасения и жизни, даруемой через тело Его”.

“Слово на еретиков”: подчеркивает, что Святая Богородица родила Господа не по естественным законам: С. 278: “Христос зачат Девою без плотского услаждения. Святой Дух из состава Девы образовал воспринятое Богом”; С.280: Дева зачала нерастленно и родила не болев... Родился Сын без плотского семени; С. 282: Дева предложила в служение естество, которое должно было болеть, и прияла его неболезнующим... Врач, восприявший от Нея природу, за сие восстанавливает Ее здравою. Христос сообщил естеству (Божией Матери – Авт.) то, чего оно не имело, дабы показать, что пришел не повредить естество, но соблюсти невредимым. (косвенно здесь говорится о причастности Божией Матери первородному греху (естество, которое должно было болеть) и об освобождении от него в момент Благовещения (“прияла его неболезнующим... за сие восстанавливает Ее здравою... Христос сообщил естеству (Божией Матери – прим. мое) то, чего оно не имело”).См.: у свт. Игнатия (Брянч.) говорится, что Богоматерь была исцелена Господом от первородного греха – после Пятидесятницы! – Авт.).

В Деве Христос облекается плотию, но не от плоти, а от Святаго Духа.

С.286: Как молния проницает все, так и Бог. И как молния озаряет сокровенное, так и Христос очищает сокровенное естество. Он очистил Деву и потом родился, дабы показать, что где Христос, там проявляется чистота во всей силе. Очистил Деву, предуготовав Духом Святым, и потом утроба, став чистою, зачинает Его.” Какая после этих слов может идти речь о поврежденной природе во Христе?!

Ч. 5, с. 128.

“Сын Царствия посылается овладеть градом смерти, и Он нисходит, чтобы водрузить в нем Свое знамение и соделать его памятником победы”. (Образ, близкий к бл. Диадоху).

Ч. 8, с. 12.

Господь здравою принял ту природу, здравость которой погибла, дабы человек через здравую природу Господа возвратил себе здравость первобытной своей природы”.

Св. Амвросий Медиоланский In. Luc., cap.2 (по книге иером. Иоанна Максимовича. “О почитании Божией Матери”).

“Из всех рожденных женами нет ни одного совершенно святого, кроме Господа Иисуса Христа, Который, по особому новому образу непорочного рождения, не испытал земного повреждения.”

Ap. Aug. de nupcio et concepcione ( там же): “Один только Бог без греха. Обыкновенно, все, рождаемые от жены и мужа, т.е. плотского союза, бывают повинны греху. Следовательно, кто не имеет греха, тот не был и зачат таким образом”. Идет речь о грехе, передающемся через зачатие - т.е. о первородном грехе, об “амартиа”.

Против Иулиана. Кн. 2. (там же): “Один только человек, ходатай Бога и человеков, свободен от уз греховного рождения, потому что Он родился от Девы и потому, что, рождаясь, не испытал приражения греха.”

Св. Иоанн Златоуст. In epist. ad Roman. Homil. XIII in Opp. T. IX p.564 ed Montfauk.

“...если сказано, что Бог послал Сына в подобии плоти, не заключай отсюда, будто плоть Христова была не та же: слово “подобие” прибавлено потому, что человеческая плоть названа плотию греха, а Христос имел не греховную плоть, но хотя по природе одинаковую с нами, впрочем только подобную греховной нашей и безгрешную”. Беседа на послание к Римлянам 13, 5. Т. 9, кн. 2, с. 645.

“Вместо прежней плоти, которая по естеству своему, происходя из земли, была умерщвлена грехом и лишена жизни, всеблагий Господь через Единородного Своего Сына привнес, так сказать, другой состав и другую закваску – Свою плоть, которая хотя по естеству такая же, но чужда греха и исполнена жизни”. Беседа на 1 Кор. 24, 2. Т. 10, кн. 1, с. 273.

Т. 11, с. 975.

“Из девственной земли (Господь) создал первозданного человека, но диавол, захватив его, как враг, ограбил и повредил, надругавшись над (Его) образом. И вот теперь Он хочет из девственной земли Сам явиться Новым Адамом, чтобы природа человеческая благовидно ратовала сама за себя и по праву могла торжествовать над своим насильником”.

Т. 2, с. 397.

Подобно тому, как “солнце испускает повсюду лучи, касаясь грязи, нечистот и многих подобных вещей, от прикосновения к этим телам нисколько не повреждается в своей чистоте, но опять чистыми свои лучи, сообщая свои совершенства многим из воспринимающихего тел, само же не получая ни малейшего зловония и осквернения, так гораздо Солнце правды, Владыка бестелесных сил, войдя в чистую плоть, не только не осквернился, но и ее сделал еще более чистою и святою”.

Св. Кирилл Александрийский. Цит. по Догматике Иустина Поповича.

“Апостол сказал: “В подобии плоти греха”, дабы мы знали, что слово “подобие” употребил он потому, что Спаситель наш был свободен от всякого греха, ибо Он, соделавшись человеком по естеству, кроме греха: посему в “подобии плоти греха осуди грех во плоти”. Восприняв человеческое естество, Он не принял ига греха, владычествующего над людьми”.

Св. Кирилл Александрийский. О вочеловечении Господа. Христианское чтение. Спб. 1847. Часть третья. Август.

с. 174. “Само Слово Божие ... восприемлет человеческое естество и воссозидает Свой образ, растленный грехом, обновляет изваяние, приведенное в ветхость сыном злобы, и делает его прекраснее прежнего, не создав его как древле из земли, но Сам восприняв его, не пременив Божественное естество в человеческое, но соединив человеческое с Божественным: ибо, оставаясь тем чем был, Он воспринял то, чем не был”.

с.194-198. хорошо и ясно изложено и разобрано учение Аполлинария.

с.205. совершенный=полный.

с. 209. толкование на Лк. 2, 40. 52.

с. 214 о неукоризненных немощах.

с. 232. Во Христе не смешение, но соединение естеств.

Св. Лев папа Римский. Томос (послание) архиепископу Константинопольскому Флавиану против ереси Евтихия. Деяния Вселенских Соборов. Казань. 1863,т.3, с. 521. Это послание, наряду с посланием свт. Кирилла Александрийского было положено в основу Халкидонского вероопределения.

“Истинный Бог родился в подлинном и совершенном естестве истинного человека: всецел в Своем, всецел в нашем. Нашим же называем то, что Творец положил в нас в начале и что Он восхотел возвратить нам. Ибо в Спасителе не было и следа того, что привнес в человека искуситель, и что прельщенный человек допустил в себя.”

 

Пр. Марк Подвижник. Против Несториан. Гл. 13. Богословский сборник. Православный свято-Тихоновский институт. Выпуск 4. М., 1999. С. 140.

“Мир умер Адамовым преступлением. Если же плоть Господа была простой, человеческой, не причастной по ипостаси Богу Слову, то, очевидно, она от одного Адама и подпала греху (ej movnou tou` Ada;m kai; uJpo; th; aJmartivan ejtuvgcanen); как же она тогда могла быть отдаваема за жизнь мира, когда и сама нуждалась, по твоему (Несторий) мнению, в искуплении.

гл. 14. Если, как ты говоришь, плоть (Христа) была простой, нуждающейся в очищении (prosdeomevnh kaqarismou`), то откуда тогда нам спасение?”

 

 

О безгрешности человеческой природы Христа.

Св. Максим Исповедник.

PG t.90, col. 312-316. “Это человечество (Иисуса Христа) обладало бессмертием и нетленностью природы Адама до грехопадения, но Христос добровольно подчинил его условиям нашей природы” (Цит. По: В.Лосский. Мистическое богословие. с.107-108).

PG. 90, 788 и 1325. “Все, рождаемые от Адама, в беззакониях зачинаются (Пс. 50,7), подпадая осуждению праотца. Природа человеческая после падения имела началом своего происхождения сладострастное зачатие из семени и текущее рождение, и концом болезненную через тление смерть. Господь же, не имея такое начало телесного рождения, не подлежал также и такой кончине, то есть смерти” (Цит. по иером. Афанасий Иевтич. Учение о Пресвятой Богородице у св. Иоанна Дамаскина. Православная мысль. Париж. 1971. №14, с.56).

“Ибо как Христос по [человеческому] естеству, плотью и душою, благодаря которым Он постигается мыслью как человек, был безгрешен, так и мы, уверовавшие в Него через [Святой] Дух, можем быть безгрешными в Нем по [собственному] произволению” (Преп. Максим Исповедник. Т.1. С.251:84)

 

Св. Иоанн Дамаскин Точное изложение Православной веры. кн.3 гл.1:

“ Но так как через грех (первородный – прим. мое) вошла в мир и смерть, пожирающая, подобно дикому и неукротимому зверю, жизнь человека; имеющему же прийти Искупителю надлежало быть безгрешным и не подвластным смерти, возникающей через грех; так как, притом , необходимо было подкрепить и обновить естество человеческое.... Он воспринял первое бытие Адама”.

Слово на Успение 1,4 (в переводе свящ. М. Козлова. С.264): “ Ты Владыка, воспринял всего Адама, прежде падения, свободного от греха”.

 

Преп. Симеон Новый Богослов.:

“(ПРАВДА): “...за это предан он великим карам – тлению и смерти, для смирения гордыни его. Но когда Бог осуждает на что, то дает и приговор, и приговор Его становится делом, и карою вечною, и уже никакой нет возможности уничтожить эту кару, бывающую по Божественному определению (С.21) <...> Сего ради Всевышний Сын Божий, Господь Иисус Христос пришел, чтобы смириться вместо Адама – и действительно смирил Себя даже до смерти крестныя. Слово же крестное, как говорит Писание, таково: “Проклят всяк висяй на древе” (Гал. 3, 13). <...> (1-й Адам): Итак, Бог, желая иметь такого человека, каким в начале создал Адама, послал в последние времена на землю Сына Своего единородного, и Он, пришедши, воплотился, восприняв совершенное человечество (можем ли мы, имеем ли право подозревать, что Святые Отцы были способны назвать совершенным естеством то, которое повреждено первородным грехом – в чем бы он ни выражался?! – М.К.), чтобы быть совершенным Богом и совершенным человеком, и Божество имело таким образом человека достойного Его. И се человек! Другого такого не было, нет и не будет! Но для чего соделался таковым Христос? Для того, чтобы соблюсти закон Божий и заповеди Его, и чтобы вступить в борьбу и победить диавола. (НЕВОЗМ. СОГРЕШИТЬ): То и другое совершилось в Нем само собою. Ибо если Христос есть тот самый Бог, Который дал заповеди и закон, то как можно было не соблюсти Ему того закона и тех заповедей, которые Сам дал? ...Как возможно было Ему быть обольщену или обмануту какою-либо хитростию диавола?” (М., 1892. Т.1. Слово 1. С.22-23)

с.24: совершилось “(ИСКУПЛ.) ...страшное таинство, именно, что пострадал Христос безгрешный и через то получил прощение Адам согрешивший” (далее излагается идея заместительных страданий, у пр. Симеона она является главной при объяснении искупления).

с.25: “ Так как Адам подпал клятве, а через него и все люди, от него происходящие, приговор же об этом Божий никак не мог быть уничтожен; то Христос бысть по нас клятва, чрез то, что повешен был на древе крестном, чтоб принести Себя в жертву Отцу Своему, как сказано, и уничтожить приговор Божий преизбыточествующим достоинством жертвы. Ибо что больше и выше Бога?”

Т.1. С.375: “ Как тогда, при сотворении праматери нашей Евы, взял Бог ребро Адамово и создал из него жену: таким же образом и теперь взял Создатель наш и Творец Бог от Богородицы и Приснодевы Марии плоть, как бы закваску некую и некий начаток от замеси естества нашего и, соединив ее со Своим Божеством, непостижимым и неприступным или, лучше сказать, всю Божественную ипостась Свою соединил существенно с нашим естеством, и это человеческое естество несмесно сочетал со Своим существом и сделал его Своим собственным, так что сам Творец Адама непреложно и неизменно стал совершенным человеком. Ибо как из ребра Адамова  создал Он жену, так из дщери Адамовой, Приснодевы и Богородицы Марии, заимствовал девственную плоть бессеменно и, в нее облекшись, стал человеком, подобным первозданному Адаму (У всех Святых Отцов нераздельны две вещи: бессеменное зачатие и, именно отсюда, свобода от первородного повреждения, “амартиа”. Кстати, даже католики это понимают – отсюда их догмат о непорочном зачатии 1854г. – Авт.), чтобы совершить такое дело, именно: как Адам чрез преступление заповеди Божией был причиною того, что все люди стали тленны и смертны, так чтобы и Христос, новый Адам, чрез исполнение всякой правды стал начатком возрождения нашего к нетлению и бессмертию. Сиe изъясняет бо­жественный Павел там, где говорить: первый человек от земли перстен: вторый человек Господь с небесе. Яковъ перстный, такови и перстнии: и яковъ небесный, тацы же и небеснии (1 Кор. 15, 47,48). И поелику Господь наш Иисус Христос соделался совершенным человеком по душ и по телу, подобным нам по всему, кроме греха, то и нам, которые веруем в Него, подает Он от Своего Божества, и нас соделывает срод­ными Ce6е по естеству и существу Божества Своего. По­мысли о предивном сем таинстве. <...> Поелику Бог всего сущего, Господь наш Иисус Христос, сошел на землю и соделался человеком, для того, чтобы воссоздать и обновить человека, и низвесть благословение на всю тварь, подвергшуюся проклятию за человека; то во-первых, оживотворил Он воспринятую Им душу, и обожил ее, пречистое же и божественное тело Свое, хотя и соделал божеским, но носил его тленным и грубо вещественным (Какая после этого речь о повреждении?!.. Вот и всё. Здесь ответ на все вопросы. Причем это – в полном согласии с прочими Отцами. Тленным здесь – в смысле “пафитон”,см. далее, следующее предложение. – Авт.). Ибо то тело, которое вкушает пищу, пьет, утруждается, испущает пот, связуется, заушается, пригвождается ко кресту, очевидно, тленно есть и вещественно; потому что все сказанное есть принадлежность тела тленного. Почему оно и умерло, и положено во гроб мертвым; после же тридневного воскресения Господня, и тело Его воскресло нетленным и божественным. Почему когда изшел Он из гроба, не разрушил печатей, бывших на гробе, и после входил и выходил дверем заключенным. Но почему вместе с душею тотчас же и тела Своего не сделал Он нетленным и таким духовным? Потому, что Адам, преступив заповедь Божию, душею тотчас умер, а телом умер уже спустя столько лет. В соответствие этому и Господь Спаситель прежде воскресил, оживотворил и обожил душу, которая тотчас по преступлении заповеди понесла эпитимию смерти, а после благоволил Бог устроить, чтобы и тело Его восприяло нетление воскресения, как и во Адаме оно спустя много лет понесло эпитимию смерти. Но не это только сделал Христос, но сошел и во ад, освободил от вечных уз и оживотворил души святых, которые там содержимы были, но тел их не воскресил тогда же, а оставил их в гробах до общего воскресения всех” (Т.1. С.375-377).

Т.1.С.394: “...(Толкование на Мф. 22,2): “Радуйся, благодатная, Господь с Тобою!” И со словом сим во утробу Девы вошло все ипостасное, единосущное и совечное Отцу Слово Бог, и чрез наитие и содействие единосущного Ему Духа восприяло плоть от непорочных и чистых кровей ея, соделавшись совершенным человеком с телом и душею. И се неизреченное сочетание! Се таинственный брак Божий! Так совершился новозаветный союз Бога с человеками: Он принял плоть и даровал Божество. Сам пресущественный, преестественный, Бог неслиянно соединился с тленным и бедным естеством и существом нашим человеческим. Зачала Дева и предивно родила о двух естествах –  божестве и человечестве – единого Сына, совершенного Бога и совершенного человека, Господа нашего Иисуса Хри­ста, Который ни девства Матери Своей не нарушил, ни от недр Отца Своего не отлучился.

Впрочем, руководясь словами святого Евангелия, мы можем помыслить при сем и сказать и иное нечто, что таинственно всегда бывает со всеми сынами света. Ибо по какой причин не сказано: сотвори брак Сыну своему, а – браки (Мф.22,2)? По какой? По той, что такой же точно брак бывает и с каждым  верным сыном дня. Бог и с нами сочетается пречистым и пренепорочным браком, и производит в нас некое таинство, высшее всякой человеческой силы. Что же такое есть это, производимое Им в нас? Послушай со вниманием, да уразумеешь. После того, как Сын Божий и Бог, вошед во утробу Пресвятыя Девы, и восприяв от Нея человеческое естество, и соделавшись человеком, ро­дился от Нея, как мы сказали, совершенным человеком и совершенным Богом, будучи один и тот же и Бог и человек неслиянно, - после сего, коль скоро и мы, человеки, веруем в Сына Божия и Сына Приснодевы и Богородицы Марии, и, веруя, приемлем верно в сердца свои слово о сем и устно сие исповедуем, каясь при сем от всей души во всех прежних грехах своих, тотчас сей Бог Слово Отчее входит и в нас, как и во утробу Приснодевы: мы приемлем Его, и Он бывает в нас, как семя. Слыша о сем страшном таинстве, ужасайся, но приемли слово о нем с верою и убеждением. Так зачинаем Его и мы, не телесно, как зачала Дева и Богородица Мария, но духовно, однако же существенно. Мы имеем в душах своих Того Самого, которого зачала и пренепорочная Дева, как говорит божественный Павел: ... (2 Кор. 4, 6). Это то же есть, как бы он сказал: Сам Он весь существенно вошел в нас. А что такой смысл имеет слово Апостола, это видно из следующих за тем слов: ... (2 Кор. 4,7). Сокровищем называет он Сына Божия, в Коего благодатию Св. Духа обле­каемся и Коего имеем в сердцах своих. Так и мы, когда веруем от всей души, всесокрушенно каемся – зачинаем в сердцах своих Бога Слово, как Дева, имея т.е., и мы, души свои девственными и чистыми. И как Пресвятыя Девы не опалил огнь Божества, так как Она была пренепорочна, так и нас (С.395-396) не опаляет он, когда имеем сердца свои чистыми и непорочными, но бывает в нас небесною росою, источником воды живой, потоком жизни вечной. <...> Но поелику Сын Божий и Бог воплотился уже однажды от Девы и родился от Нея телесно, паче слова и разума, и невозможно Ему опять вопло­щаться и рождаться телесно в каждом из нас – то что Он творить? Ту самую пренепорочную плоть, которую принял Он от Пречистой Марии Богородицы и в коей от Нея родился, преподает нам в таинстве, и вкушая ее, мы имеем внутрь себя, разумеется ка­ждый достойно причащающийся, всего воплощенного Бога и Господа нашего 1исуса Христа, Сына Божия и Сына Девы, пренепорочныя Марии, седящего одесную Бога и Отца (Таким образом, Тело и Кровь Христовы в Евхаристии – это те самые Тело и Кровь, которые Он принял от Девы и преломил на Тайной Вечери. Где же здесь первородное повреждение?! – Авт.), по слову Его же Самого: “ядый Мою плоть и пияй Мою кровь во Мне пребывает, и Аз в нем” (Ин. 6, 56). Вселяясь же в нас, Он не познается сущим в нас телесно, яко плод чрева, как был в Пре­святой Деве, но есть безтелесно в нас, и соединяется с существом и естеством нашим неизреченно, и нас обоготворяет, так как мы соделываемся сотелесниками Ему, бывая плоть от плоти Его и от костей Его. И сие-то есть великий плод неизреченного домострои­тельства и снисхождения к нам Господа нашего! Сиe-то есть страшное таинство, о коем пишу трепеща! <...>

(С.397): В том воплощенном рождении, в коем Пресвятая Богородица родила Сына Божия и Бога воплощенного, совершилось таинство воссоздания рода человеческого и спасения всего мира (Так, а что же тогда на Кресте? А читаем дальше. – Авт.), которое есть Господь наш и Бог Иисус Христос, соединивший в Себе разстоящаяся естества — Бога и человека, и понесший грех мира (Итак, два аспекта: Воплощение и Голгофа, на которой понесен грех мира... – Авт.). А это духовное рождение совершает в нас таинство обновления душ человеческих, благодатию Святаго Духа соединяя и сочетая нас с во­плотившимся Сыном Божиим и Богом...”

(С.399): “Семя смертного и тленного мужа рождало и рождает от жены сынов тленных и смертных; а бессмертное и нетленное воплощенное Слово бессмертного и нетленного Бога рождало и рождает всегда сынов бессмертных и нетленных. Как Сам Он первый родился во Святом Духе от Пресвятыя Богородицы, а от Него все святые, то Матерь Божия есть Матерь и всех святых, Госпожа, Царица и Владычица, a все святые суть Ея рабы, так как Она есть Матерь Божия. Суть они и Ея сыны, потому что причащаются пречистой плоти Сына Ея. Слово cиe истинно; потому что плоть Господня есть плоть Богородицы. И когда причащаемся мы сей плоти Господа, обоженной, исповедуем и веруем, что причащаемся жизни вечной...”

Т. 2. Слово 66, п. 4., с. 151-152: “(ИСКУПЛ.) По какой другой причине низшел и воплотился Христос, и для чего другого пострадал Он, если не для того, чтоб разрешитьосуждение, происшедшее от греха, и освободить род наш от рабства диаволу и от действия в нас властного сего врага нашего? ... Мы все рождаемся грешниками от праотца нашего Адама согрешившего, преступниками от преступника, рабами греха от раба греха, подклятвенными и мертвыми от подклятвенного и мертвого, и из-за Адама, приявшего действ            ие лукавого диавола, его советом подвигнутого на грех, поработившегося ему и потерявшему самовластие, и мы, как чада его, подлежим действию и властному господству диавола и бываем рабами ему. Для того Господь наш снизшел с небес, воплотился и соделался человеком, подобным нам во всем кроме греха, чтоб уничтожить грех ... Он сделался рабом , прияв зрак раба, чтоб опять нас, рабов диавола, возвесть в господское достоинство, и сделать господами и властителями самого диавола, прежнего тирана нашего; Он повешен был на кресте и сделался клятвою, как говорит пророк: “проклят всяк висяй на древе” (Втор. 21, 23), чтоб разрешить всю клятву Адамову, — умер, чтоб умертвить смерть, и воскрес, чтоб уничтожить силу и действо диавола, имевшего власть над нами посредством смерти и греха”.

(Слово 6. Т.1. С.67) (1-й Адам): “Чтобы уврачевать больное человеческое естество и восстановить в нем истинное, свойственное ему по первоначальному устроению здравие, для сего потребна сверхъестественная и пресущественная сила. Какая же эта сверхъестественная и пресущественная сила...? Это есть Господь наш Иисус Христос, Сын Божий, Который, чтоб уврачевать подобное подобным, благоволил воспринять человеческое естество здравое. И вот, когда кто верою прилепляется ко Христу, тогда Христос сочетавается с ним и божеством и здравым человечеством, и через такое единение восстанавливает в нем первоначальное истинное здравие”.

Ч. 1, с. 296 (1-й Адам): “Бог Слово... сошел на землю и соделался человеком, не по образу человеческого зачатия, но от духа Святаго и Марии Приснодевы. Ибо как в начале Бог Бсоздал человека, персть взем от земли и вдунув в лице его дыхание жизни, — не тем образом как обычно рождаются люди; так Он же (Христос. – Авт.), пришедши воссоздать его, соделался человеком совершенным по душе и телу не по образу человеческого зачатия... Но Христос, будучи Богом, вместе и человеком, как по Божеству есть и пребудет свят, так и по человечеству, и душею и плотию, есть и пребудет свят, пресвят и пренепорочен...” (Если бы свт. Симеон слышал версию о грешном естестве во Христе, то наверняка упомянул бы здесь об этом. Тем не менее, ни у кого из святых Отцов мы не читаем прямых слов о том, чтобы Христос воспринял природу с “амартиа” (нет такого текста!). То, что выдается за таковые свидетельства, есть или слова о принятии “пафитон”, или об относительном усвоении (по Дамаскину), или и вовсе искаженные цитаты (примеры – цитата из преп. Марка Подвижника, свт. Игнатия Брянчанинова...), где речь идет все о том же “пафитон”, но никак не об “амартиа”...)

Преп. Никита Стифат. Добротолюбие. Т. 5, с. 150.

“Бог Слово, Быв плотию и совершенным став человеком, кроме греха, естество наше в Свою принял ипостась, и яко Бог совершенный воссоздал его и обожил”. (Поэтому воссоздание или исцеление чел. природы в Самом Себе значит лишь то, что Он воспринял ее в Свою ипостась).

Молитва в Псалтыри после 10-й кафизмы.

“Господи Боже наш, в милости богатый и в щедротах непостижимый, едине по естеству безгрешен, и нас ради кроме греха быв человек...” (Явно же, что речь здесь идет, во-первых, о полном отсутствии любого повреждения в плоти Христовой (“по естеству безгрешен”), а во-вторых, что таковым Христос был от рождения – по смыслу фразы).

 

Блаж. Феофилакт Болгарский. Толкование на “в подобии плоти греха” (Рим 8,3).

“Отец послал Сына Своего “в подобии плоти греха”, т.е. имеющего плоть, по существу подобную нашей греховной, но безгрешную. Так как упомянул о грехе, то и прибавил “подобие”. Ибо Христос принял не инаковую плоть, но ту же самую, которую имеем мы, и ее освятил и увенчал, осудив грех в воспринятой плоти и показав, что плоть не греховна по естеству”.

Св. Григорий Палама. Омилия 16. М. 1993, с.159.

Посему Бог воспринимает человеческое естество, чтобы показать до какой степени оно - вне греха и настолько чисто, что было возможно соединить его с Собою по ипостаси.”

PG 151, 169.

Если бы Господь был зачат из семени, то Он не был бы новым человеком, ни безгрешным, ни спасителем грешащих”. (Цит. по иером. Афанасий Иевтич. Учение о Пресвятой Богородице у св. Иоанна Дамаскина. Православная мысль. Париж. 1971. №14, с.56).

Гомилия 14, с. 139.

“ ... если бы Она (Дева) зачала от семени, то родившийся не стал бы новый человек, ни безгрешным бы Он не был, ни Спасителем грешников; ибо движение плоти к детотворению, беспорядочно примешиваясь к установленному Богом замыслу о нас, таким образом овладевает нашими способностями и являет их не совсем свободными от греха. Посему Давид сказал: “в беззакониях зачат есмь и во гресех роди мя мати моя”. Итак, если бы зачатие Божие происходило от семени, то не был бы Он новым человеком, ни Начальником новой и отнюдь не стареющей чеканки; ибо если бы Он  был участником ветхой чеканки и наследником оного прародительского греха , Он не смог бы носить в себе полноту чистого Божества, и сделать Свою плоть неиссякаемым источником освящения всего сущего, впоследствии”.

Гомилия 16, с. 165.

“Слово Божие... приняло плоть такую какая у нас, и хотя совершенно чистую, однако смертную и болезненную (понятие о чистой плоти не исключает возможности болеть и умирать — прим. мое), как богомудрою “приманкой” — Крестом, поймав началозлобного змия, освободило от него порабощенный весь род человеческий”.

Св. Филарет Московский. Катехизис: “Вопрос. Что разумеется под словом воплощение?

Ответ. То, что Сын Божий принял на Себя плоть человеческую, кроме греха, и сделался человеком, не преставая быть Богом.”

Св. Игнатий (Брянчанинов). Собрание сочинений.

Т.2: “Погибель наша совершилась через уничтожение общения нашего с Богом и через вступление в общение с падшими и отверженными духами. Спасение наше заключается в расторжении общения с сатаной и в восстановлении общения с Богом (Требник. Последование Крещения). Мы лишились общения с Богом в самом корне и источнике нашем: в наших праотцах, при посредстве их произвольного согрешения. Они были сотворены непорочными (С.328-329), непричастными греху и тлению; с самого сотворения своего соделались причастниками Святаго Духа; получив бытие естественное по человечеству, вместе получили и бытие сверхъестественное от соединения с Божеским Естеством. Произвольно отвергнув подчинение Богу, произвольно вступив в подчинение диаволу, они утратили общение с Богом, свою свободу и достоинство, предали себя в подчинение и рабство падшему духу. Они произвольно отвергли жизнь, призвали в себя смерть; они произвольно нарушили целость дарованного им при сотворении добра, отравили себя грехом. Как начала рода человеческого, они сообщили и не перестают сообщать свою заразу, свою погибель, свою смерть всему человечеству. Адам, сотворенный по всесвятому Образу и Подобию Божиим, долженствовавший произвести соответствующее потомство, осквернил Образ, уничтожил Подобие, произвел потомство, соответствующее оскверненному образу, уничтоженному подобию. Священное Писание, засвидетельствовавшее, что человек сотворен по Образу Божию, уже лишает этого свидетельства чад Адамовых. Писание говорить о них, что они родились по образу Адама, т. е. такими, каким соделался Адам по падении. По причине утраты подобия, образ соделался непотребным. От лица каждого человека, вступающего в бытие падения, Писание приносит горестную исповедь: В беззакониих зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя. Человеки соделались врагами Бога, Творца своего (Рим. 5,10).

Бог, по неизреченной милости Своей, призвал снова род человеческий в общение с Собой. Это совершил он при посредстве самого чуднаго, непостижимого способа. Единым из трех Лиц Своих, Всесвятым Словом, Он принял человечество, зачавшись во утробе Пресвятой Девы действием Всесвятого Духа, устранив от Себя обыкновенное человеческое зачатие от семени мужеского - зачатие, сообщавшее всем человекам заразу греховную. Таким образом явился в роде человеческом непорочный Человек, каким создан праотец.. (С.329-330) Этот непорочный Человек был причастником Божественного Естества, подобно первозданному, но несравненно в большей степени: первозданный был святым по благодати человеком, а вочеловечившийся Бог соделался Богочеловеком. Все грехи человеческие Он принял на Себя. Он мог сделать это, потому что, будучи человеком, был и всемогущим, всесовершенным Богом. Приняв все человеческие грехи на Себя, Он принес Себя в искупительную жертву правосудию Божию за согрешившее человечество: Он совершил искупление: ибо мог сделать это. Неограниченно и бесконечно Святый искупил Своими страданиями и смертью многочисленные, но ограниченные согрешения человеческие, — и Священное Писание со всею справедливостью свидетельствует о Нем: Се Агнец Божий, вземляй грехи мipa (Ин.1,29). Богочеловек заменяет Собою пред Богом и весь мир, и каждого человека” (Т.2. С.328-330).

“...зачинаемся и рождаемся с душой, зараженной грехом; зачинаемся и родимся, имея семя греха, насажденное во всем естестве нашем, имея яд греха, разлитый во всех членах души и тела. В беззакониих зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя. Таким образом, весь род человеческий соделался и соделывается непотребным, умерщвляется грехом, заразившим нас в самом корне нашем, в праотце. При воссоздании нас искуплением нужно было устранить корень, не престававший сообщать всем отраслям смертоносную заразу, нужно было заменить его корнем, который бы сообщал нам жизнь, нетление, святость, нужен был для рода человеческого новый праотец, и им соделался Господь с небесе. Он благоволил быть по плоти потомком Адама, зачавшись от Девы бессеменно и бесстрастно. Земным рождением Адам и многие человеки предварили Иисуса; но рождением из смерти и гроба, которое есть воскресение, Иисус предварил Адама и всех человеков. Он соделался Первенцем рода человеческого; Он—первый человек, восшедший на небо. Там воссел Он одесную Бога. Адам и прочие святые праотцы Иисуса по плоти соделались Его потомками по рождению Духом в пакибытие (Вот плоды Креста; вот почему до сошествия Христа во ад даже праведники не могли войти в рай. - Авт.). Он — Отец будущего века, Родоначальник святого племени избранных. Чтобы нам, начавшим существовать по образу ветхого Адама, перейти из его отверженного потомства в благословенное потомство Нового Адама, — должно родиться Свыше” (Т.4. С.56-57).

“Богочеловек имел естество человеческое вполне непорочное, но ограниченное. Оно было ограниченное: ограниченное не только той ограниченностью, с которой человек создан, но и той ограниченностью, которая гораздо в большей степени явилась в естестве человека по его падении. Богочеловек не имел греха, вовсе был непричастен греху, даже в самомалейших его видах: естественные свойства его не были изменены, как в нас, в страсти, свойства эти находились в Нем естественном порядке, в постоянном подчинении духу, а дух находился в постоянном управлении Божества, соединенного с человечеством... Печаль никогда не овладевала Им, как случается с нами, а постоянно была управляема духом. Господь допустил в Себе такое предсмертное томление в саду Гефсиманском, что это состояние души Его названо в Евангелии подвигом и смертельною скорбью. Оно сопровождалось таким страдальческим напряжением тела, что тело дало из себя и пролило на землю пот, которого капли были подобны каплям крови. Но и при этом усиленном подвиге тяжкая скорбь находилась в покорности духу, который, выражая вместе и тяжесть скорби и власть свою над скорбью, говорил: Отче мой, аще возможно есть, да мимо идет от Мене чаша сия: обаче не якоже Азъ xoщу, но якоже Ты” (Т.4. С.396-397).

 

“Богочеловек был вполне чужд одного из свойств нашего падшего естества: Он был вполне чужд— не по устройству тела, но по ощущению души и тела—того свойства, которое до падения нисколько не было ощущаемо, ощущено немедленно по падении, потом развилось, соделалось естественным падшему естеству. Адам, сотворенный бесстрастно из земли, Ева, заимствованная бесстрастно из Адама, сообразно бесстрастному началу бытия своего были бесстрастны. Они до того были бесстрастны и невинны, что при ближайшем содружестве и непрестанном обращении друг с другом, не нуждались в одежде, даже не понимали наготы своей, не смотря на то, что непрестанно видели ее. Богочеловек зачался от действия Святого Духа! Слово составило Себе плоть во утробе Пречистой Девы! Бог соделал плоть Свою в самом зачатии ея Божественною, способною к ощущениям единственно духовным и Божественным. Хотя свойства плоти Богочеловека были человеческие, но вместе все они были обоженные, как принадлежащие одному Лицу, которое Бог и человек. По этой же причине человеческие свойства Богочеловека были вместе и естественны и сверхъестественны в отношении к человеческому естеству. Святость плоти Бога и Господа была бесконечно выше святости, в которой сотворена плоть твари - Адама. Очевидно, что зараза, которую источает человеческое падение во всех человеков посредством унизительного зачатия по подобию зверей и скотов, зачатия во грехе, здесь не могла иметь никакого места, потому что не имел места самый способ зачатия, то есть не имело места то средство, которым сообщается греховная зараза. Напротив того: как зачатие было Божественно, (С.398-399) так и все последствия его были Божественны.

Богочеловек, как Искупительная Жертва, принял на Себя все немощи человеческие - последствия падения - кроме греха, чтобы, искупив человечество, избавить его от бремени этих немощей, явить его в обновленном состоянии, явить его без тех немощей, которые привлечены в естество наше падением. Богочеловек воспринял и носил наши немощи произвольно, а отнюдь не был им подчинен необходимостью естества: будучи совершенным человеком, Он был и совершенным Богом, Творцом человеческого естества, неограниченным Владыкой этого естества. По этой причине Он являл Свое человечество так, как Ему было благоугодно. Иногда Он являл Свое человечество в немощи естества падшего: утруждался, жаждал, принимал упокоение сном, был схвачен и связан в саду Гефсиманском, претерпел биение и поругание, был распят и погребен. Иногда Он являл человечество Свое в правах естества, с какими оно создано: ходил по водам; въехал в Иерусалим на необъезженном жеребце, на которого из человеков еще никто не садился; эта власть была первоначально достоянием Адама (Здесь свт. Игнатий ссылается на: преп. Макарий Великий. Слово IV, гл. 3.). Иногда Господь являл Свое человеческое естество в том состоянии славы и величия, которое Он даровал человеческому естеству, совокупив в Себе, в одном Лице, Божество и человечество, которого оно отнюдь не имело по сотворении, в самом состоянии невинности и бессмертия: это состояние величия и славы Он явил дивными знамениями, преимущественно же явил избранным ученикам при Преображении Своем, явил в такой степени, в какой они способны были видеть, а не в той, в какой оно есть. Божество Богочеловека соединено неслитно, но вполне соединено с Его человечеством: Божество Богочеловека соединено с Его человеческим духом, с Его душой, с Его телом” (Т.4. С.398-399).

“Божественное тело Богочеловека зачалось Божественно и родилось Божественно. Дева совершила рождение, будучи во время рождения преисполнена духовной святейшей радости. Болезни не сопровождали этого рождения, подобно тому, как болезни не сопровождали взятие Евы из Адама. Они не могли иметь тут места, будучи одной из казней за первородный грех, а этот грех не имел тут места, потому что зачатие совершилось не только без участия мужеского семени, не только без всякого ощущения плотской страсти, но, в противоположность обычному зачатию, при наитии Святого Духа на Деву, при вселении Всесвятого Бога-Слова в утробу Девы. Безболезненность этого рождения ясно видна из скромного и простого повествования, которое читаем в Евангелии. Роди Сына Своего первенца, поведает Евангелие о Богоматери, и повит Его, и положи в яслех. Родила Дева, и немедленно приступает к служению! Рожденного повивает, полагает в яслях, не нуждаясь при служении в посторонней помощи, потому что не ощущает никакой болезни, никакого изнеможения, которые так свойственны женам, рождающим в грех чад, зачатых в беззакониях, рождающим их уже убитыми вечной смертью и для вечной смерти. Божия Матерь родила Жизнь и Подателя жизни.” (Т.4. С.403-404).

Не должно думать, чтоб тело Христово получило такие свойства только по воскресении [*Святаго Иоанна Дамаскина. Точное изложение Православной Веры, книга III, глава XXVIII и XVI. Господь единственно по „благоволению Своему приял на Себя немощи падшего человеческого естества, как-то: голод, жажду, утомление, самую телесную смерть, состоящую в разлучении души с телом". Всему этому тело Господа подчинялось до Его воскресения, и престало подчиняться по воскресении. Сама по себе плоть Господа с самого зачатия обожена; она зачалась уже Божественною. “Она, – говорит Дамаскин, – стала едино с Богом, и Богом — не по преложению или превращению, не по изменению или слиянию естества. Одно из естеств — по ссылке на 42-е слово Григория Богослова — обожило, другое обожено, и, осмелюсь сказать, стало едино с Богом; и помазавшее сделалось человеком, а помазанное Богом. И cиe не по изменению естества, но по соединению промыслительному о спасении, то есть, Ипостасному, по которому плоть неразлучно соединилась с Богом-Словом, и по взаимному проникновению естеств, чему подобное видим в раскалении железа огнем”. Как Божество имеет всегда одинаковое достоинство, будучи постоянно равно самому Ce6е и неизменяемо: так и достоинство души и плоти Гос­пода в отношении к их Божественности всегда было одинаково. Одинаковым было это достоинство во всех изменениях по человеческому воз­расту Богочеловека: одинаковым было оно, когда вочеловечившийся Бог возлежал младенцем в яслях, когда повит был пеленами, и когда явил Себя в неизреченной славе на горе Фаворской, когда воскресал из гроба, когда возносился на небо. Одинаковым было это достоинство во всех обстоятельствах, которым благоволил Богочеловек подчиняться по человечеству своему; одинаковым сие  было это достоинство, когда Господь предстоял связанным Синедриону и Пилату, когда был осыпаем наруганиями, заушениями и оплеваниями, и когда Он воссел, по человечеству, одесную Бога-Отца, когда поклонились и припали к стопам Его все Ангелы и Архангелы]. Нет! Оно, как тело всесовершенного Бога, всегда имело их, а по воскресении лишь постоянно проявляло их. Доказывают то следующие события: однажды в храме Иерусалимском Господь Иисус Христос сделал указание на Свою предвечность по Божеству; Иудеи взялись за камни, чтобы побить Богочеловека, столь открыто объявившего им о Себе. Но Господь внезапно сделался невидим посреди их; и удалился из храма, пройдя между множеством врагов Своих. В другой раз разъяренные жители города Назарета схватили Господа, учившего в их синагоге, и повели на вершину горы, на которой построен город, чтобы оттуда свергнуть вниз и убить...” (Т.4. С.403, прим.).

Способ зачатия, сообщавший с жизнью греховность, не мог быть употреблен при зачатии Богочеловека, предназначенного в искупительную Жертву за человечество. Жертва за греховность человечества долженствовала быть чуждой греха, вполне непорочной. Этого мало: она долженствовала быть безмерной цены, чтоб могла искупить человечество, виновное пред бесконечным Богом.”

 

Прот. Георгий Флоровский.

“В воплощении, которым был восстановлен образ Божий в человеке, Бог Слово воспринял изначальную природу человека, созданную по образу Божию. И это восприятие не было восприятием, распространившимся и на страсти, не было восприятием человечества со страстями. Иными словами, это было восприятие жизни человека, но не смерти его”. Анатомия проблем веры. Фессалоники. 1977, с. 55. Цит. по: Н. Василиадис. Таинство смерти . ТСЛ. 1998.

Прот. Михаил Помазанский. Православное догматическое богословие. Джорданвиль. 1963, с. 119:

“Если слово Божие говорит, что Сын Божий пришел в “подобии плоти греха” (Рим. 8,3), то выражает мысль, что эта плоть была истинной человеческой, но не греховной, а совершенно чистой от всякого греха и растления, как от греха прародительского, так и от произвольного.”

С. 124: “Только Богочеловек Христос начинает Собой новое человечество, освобожденное им от греха Адамова. Посему Он назван “первородным во многих братиях” (Рим. 8,29), т.е. Первым в новом роде человеческом, Он есть “Новый Адам””.

 

ИСКУПЛЕНИЕ

1-е Петра 1, 18-20. “не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца, предназначенного еще прежде создания мира, но явившегося в последние времена для вас”.

 

1-е Петра 2. 24 Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды: ранами Его вы исцелились.

 

1-е Петра 3, 18 Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных, быв умерщвлен по плоти, но ожив духом,

 

Свт. Киприан Карфагенский. Ч. 2, с.368.

“Христос соделался смертным, чтобы мы могли быть бессмертными”.

Свт. Афанасий Великий. Творения ч. 5. ТСЛ. 1903, с. 346.

“Если же смерть привилась к телу и, как в нем пребывающая, возобладала им, то нужно было и жизни привиться к телу, чтобы облекшись в жизнь свергло оно с себя тление”.

Ч. 1, с. 202.

“Слово знало, что тление не иначе могло быть прекращено в людях, как только непременно смертью; умереть же Слову, как бессмертному и Отчему Сыну, было невозможно. Для того то самого приемлет Оно на Себя тело, которое могло умереть, чтобы, как причастное над всем Сущего Слова, довлело оно к смерти за всех, ... чтобы ради обитающего в нем Слова пребыло нетленным и чтобы, наконец, во всех прекращено было тление благодатию Воскресения”.

 

Свт. Василий Великий. Ч. 5, с. 360.

“Сколько благ доставило нам Спасителево вочеловечение, потому что расторгнутое и на тысячи частей рассеченное естество человеческое, по мере сил своих, снова приводят в единение и с самим собою и с Богом”.

 

Свт. Григорий Богослов. Ч. 4, с. 197.

“Если кто говорит, что Христос стал совершенным через дело, и что Он или по Крещении, или по Воскресении из мертвых, удостоен всыновления (подобно как язычники допускают богов сопричтенных) да будет анафема: ибо то не Бог, что получило начало, или преуспевает, или усовершается, хотя и приписывается сие Христу (Лк. 2, 52), относительно к постепенному проявлению.

Если кто надеялся на человека, не имеющего ума: то он действительно не имеет ума, и не достоин всецелого спасения; ибо не воспринятое не уврачевано; но что соединилось с Богом, то и спасется. (Эта знаменитая фраза сказана против Апполинария, но ни в коем случае не в пользу восприятия первородного греха, т.к. такое понимание выпадает из святоотеческого контекста! — прим. мое.) Если Адам пал одною половиною, то и воспринята и спасена одна половина. А если пал всецелый, то со всецелым Рождшимся соединился и всецело спасется”.

Ч. 5, с. 45.

“Сам Бог, в честь мою, соделался совершенным человеком, чтобы посредством воспринятого, воссоздав дарованное, уничтожить осуждение всецелого греха, и через Умершего умертвить умертвившаго”.

Ч. 5, с. 54.

“Христос, видя как душепагубный грех поедает в смертном теле все, что Он вложил в него из небесной доли, и как хитрый змей господствует над людьми — к восстановлению своего достояния, не другим помощникам предоставил врачевать болезнь, потому что слабое врачевство недостаточно в великих страданиях, но истощил ту славу, которую имел Сам Он — небесный и неизменный Образ Небесного. Вместе по человеческим и нечеловеческим законам воплотившись в пречистой утробе неискусомужной Жены (о чудо невероятное для наиболее немощных!), пришел Он к нам, будучи вместе Бог и смертный, сочетав во едино два естества, и в обоих естествах пребывая единым Богом, потому что человек, соединившийся с Божеством, и из Божества человек есть Царь и Христос. Произошло новое соединение, потому что вознерадел я о первом. В первом же я был сподоблен Божия дыхания, а в последнем Христос воспринял на Себя мою душу и все мои члены, воспринял того Адама, первоначально свободного, который не облекся еще грехом, пока не узнал змея, и не вкушал плода и смерти, питал же душу простыми, небесными помыслами, был светлым таинником Бога и божественного. Для сего-то воссоздания пришел в естество человеческое Бог, чтоб переборов и победив убийцу смертию, за вкушение прияв желчь, за невоздержность рук — гвозди, за древо — Крест, за землю — возношение на Крест, обратно возвести Адама к жизни и славе. и распростерши святое тело соответственно концам мира, от всех концов собрал Он человеческий род, совокупил во едино человека, и заключил в лоне великого Божества, Агнчею кровью очистив от нечистоты, и отъяв скверну, которая смертным преграждала путь от земли к небу”.

Св. Кирилл Александрийский. О вочеловечении Господа. Христианское чтение. Спб. 1847. Часть третья. Август.

с. 183-184. “Творец, сжалившись над нашим естеством, побораемым от диавола, поражаемым острыми стрелами греха и подлежащим смерти, вступается за свой образ и побеждает врагов. Но при сем употребил Он не одну силу Божества..., но стал в ряду виновных и теснимых врагами, прикрыл величие Божества немощию человечества, изготовил на брань видимого человека и увенчал победителя; с одной стороны, из детства научил его добродетели и возвел на высоту правды; а с другой, сохранил непобедимым и безопасным от стрел греха, допустил, впрочем, ему вкусить смерть, дабы обличить неправду греха и разрушить державу смерти. Ибо, если смерть была наказанием бывших под грехом, то совершенно свободный от греха, очевидно, достоин был жизни, а не смерти. Следовательно, побежденный грех уличен в неправде, когда осудил на смерть победителя, и произнес на победителя тот же самый приговор, какой он всегда произносил на побежденных. Ибо, доколе грех предавал смерти покорных себе; до тех пор он, как по праву действующий, мог так действовать. Но когда он тому же наказанию подверг невинного, безгрешного и достойного венцов и похвал: тогда по необходимости уже лишается этой власти, как поступивший неправедно”.

с. 224-225. “претерпел же сие Господь для того, чтобы соделать наше спасение. Поелику поработившиеся греху сделались повинными наказаниям за грех, то Он Сам, свободный от греха (От амартиа. – Авт.) и ходивший во всякой правде (Т.е. свободный от параптома и т.п., от греха личного. – Авт.) принял на Себя наказание грешников. Крестом Он разрушил осуждение древней клятвы (Гал. 3, 13); а тернием положил конец наказаниям Адама...”

 

Преп. Симеон Новый Богослов. Т.1. Слово 1, с. 22 – см. выше.

Свт. Григорий Палама. Гомилия 14, с. 139: “ (1-й Адам) ... если бы Она (Дева) зачала от семени, то родившийся не стал бы новый человек, ни безгрешным бы Он не был, ни Спасителем грешников; ибо движение плоти к детотворению, беспорядочно примешиваясь к установленному Богом замыслу о нас, таким образом овладевает нашими способностями и являет их не совсем свободными от греха. Посему Давид сказал: “в беззакониях зачат есмь и во гресех роди мя мати моя”. Итак, если бы зачатие Божие происходило от семени, то не был бы Он новым человеком, ни Начальником новой и отнюдь не стареющей чеканки; ибо если бы Он  был участником ветхой чеканки и наследником оного прародительского греха, Он не смог бы носить в себе полноту чистого Божества, и сделать Свою плоть неиссякаемым источником освящения всего сущего, впоследствии”.

 

Протопресв. Е. П. Аквилонов. О Спасителе и спасении. М. 1997, с. 130: “С самого воплощения Он вступил в среду человечества не только как его член, но и как его Глава, как второй Адам, почему и принял на Себя вину всего человечества, почему и страждет как грешник, и причисляется к злодеям. Не принужденно, но добровольно подъял он Свой крест по неизреченной любви к грешному человечеству и тем оказал совершенное послушание Богу-Отцу (Рим. 5, 19), завершившееся крестной смертью: “смирил Себе, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя” (Фил. 2, 8). Господь-Искупитель ...принял на Себя, вместо нас, проклятие закона, чтобы в положении искупительной жертвы освободить нас от проклятия”.

О Крещении

Свт. Игнатий (Брянчанинов):

“И по святом крещении нам предоста­влена свобода или пребывать в единении с Господом, или на­рушать это единение общением со грехом. Мало этого! В падшем естестве нашем не уничтожено святым крещением свой­ство рождать из себя смешанные зло с добром, чтобы наше произволение постоянно искушалось, чтобы избрание нами Божественного добра и предпочтение его злу и своему поврежденному добру было свободным, положительно доказанным подчинением всем скорбям пути крестного. Святым крещением изглаждается перво­родный грех и грехи, содеянные до крещения, отнимается у греха насильственная власть над нами, которую он имел до нашего возрождения, даруется благодать Святаго Духа, которою мы соеди­няемся с Богом во Христе, и получаем силу низлагать и побеждать грех. По той причине, что мы не избавлены от борьбы с грехом, не можем во время всей земной жизни нашей быть вполне свободными от согрешений, и самый праведник седмериц,ею (т. е. часто) падет, и восстанет покаянием, говорит Писание. Он падает по немощи и ограниченности своим, не всегда усматривая грех, тонко и неприметно возникающий из падшего естества, тонко и неприметно приносимый и влагаемый падшими духами: покаяние соделывается его неотъемлемым достоянием, его постоянным оружием, его неоцененным сокровищем. Праведник поддерживает покаянием свое общение со Христом; он врачуется покаянием от язв, наносимых грехом” (Собр. соч. Т.5.С.369).

 

Карфагенский Собор 252 г.

" Что касается младенцев, ... то все мы (участники собора 252г. — прим. мое) за лучшее признали не отказывать ни одному рожденному в милосердии и благодати Божией . ... И самая благодать, сообщаемая крещаемым, не изливается в большей или меньшей мере, смотря по возрасту принимающих.... Если и тяжким грешникам, которые прежде много грешили Богу, когда после этого уверуют, даруется отпущение грехов, и никому не возбраняется благодать крещения; то тем более не должно возбранять ее младенцу, который, недавно родившись, ни в чем не согрешил, кроме того, что происшедши от плоти Адама, принял (contraxit) заразу древней смерти (contagium mortis antiquae) через самое рождение. Для него тем удобнее приступать к принятию отпущения грехов, поскольку ему отпущаются не свои, а чужие грехи (поп propria sed aliena peccata)". Послание к en Фиду. Cyprian. epist. LIX ad Fidum.

 

Св. Григорий Богослов.

 "У тебя есть младенец? Не давай времени усиливаться повреждению". Слово на св. крещение. Твор. св. отцев, том 3, с.287.

Часть 3, с. 277: "Крещение очищает грех в каждом человеке и совершенно измывает всякую нечистоту и скверну, привнесенную падением (перворождением)"

 

110 (124) правило Карфагенского собора 418 г. (аналогичное мнение см. у св. Иринея). "Определено такожде: кто отвергает нужду крещения малых и новорожденных от матерней утробы детей, или говорит, что хотя они и крещаются во отпущение грехов, но от прародительского Адамова греха не заимствуют ничего, что надлежало бы омыти банею пакибытия ( из чего следовало бы, что образ крещения во отпущение грехов употребляется над ними не в истинном но в ложном значении), тот да будет анафема. Ибо реченное апостолом: "единем человеком грех в мир вниде, и грехом смерть: и тако смерть во вся человеки вниде, в нем же вси согрешиша" (Рим. 5, 12), подобает разумети не инаково, разве как разумела кафолоческая церковь, повсюду разлиянная и распространенная. Ибо по сему правилу веры и младенцы, никаких грехов сами собою содевати еще не могущие, крещаются истинно во отпущение грехов, да чрез пакирождение очистится в них то, что они заняли от ветхого рождения".

 

Преп. Иоанн Дамаскин.

“В Крещении Духом восстанавливается в человеке то, что было по образу и подобию, а водою плоть от греха”. Точное изложение православной веры. Гл. 9.

Блаженный Диадох Фотикийский.  Добротолюбие. Т. 3. С. 50-63.

П. 76. “Некоторые придумали, будто благодать и грех, т. е. Дух истины и дух прелести, вместе укрываются в уме крещаемых: почему, говорят, одно лицо призывает ум к добру, а другое - к противному тому. Я же из Божественных Писаний и из самого чувства (опытно) ума постиг, что прежде Крещения благодать со вне направляет душу на добро, а сатана гнездится в самых глубинах ее, покушаясь преграждать уму все правые исходы, с того же часа, как возрождаемся в Крещении, бес бывает вне, а благодать внутри. Почему и находим, что как древле господствовала над душою прелесть, так по Крещении господствует над нею истина. Действует после сего и сатана на душу, как и прежде, а нередко даже горше того, но не как соприсутствующий благодати: да не будет! А дымя как бы перед умом через мокротность тела, приятностью бессловесных сластей”.

П. 77. “Благодать, как я сказал, с самого того момента, как приемлем Крещение, сокровенно начинает пребывать в самой глубине ума (духа), утаивая присутствие свое от самого чувства его. Когда же начнет кто любить Бога от всего произволения (сердца) своего; тогда она неизреченным некиим словом беседует к душе через чувство ума, часть некую благ своих сообщая ей”.

П. 78. “Мы по образу Божию есмы умным (духовным) движением души; тело же как дом ее есть. Но так как преступлением Адамовым не только характеристические черты души осквернились, но и тело наше подпало тлению: то всесвятый Бог-Слово воплотился и, как Бог, через собственное Свое крещение, даровал нам воду спасения в возрождение: ибо мы возрождаемся в воде действием Святого и Животворящего Духа, вследствие чего тотчас очищаемся и по душе и по телу, если приступаем к Богу с полным расположением. При этом Дух Святой вселяется в нас, а грех (или отец греха) изгоняется Им, так как невозможно, чтобы при единстве и простоте, — характеристических свойствах души, — в ней сопребывали два этих лица, как думали некие. К тому же, когда божественная благодать через святое Крещение сочетавает себя в безмерной некоей любви с чертами образа Божия в залог подобия, где поместиться лицу лукавого (так как нет никакого общения света со тьмою)? ( 2 Кор. 6, 14). Итак мы, текущие путем священных подвигов, веруем, что банею пакибытия (Тит. 3, 5) сквернообразный змий извергается из глубин ума; при всем том не дивимся, что и после Крещения опять с добрыми помыслами испытывам и худые. Ибо баня освящения, хотя отемлет скверну греха, но двойственности пожеланий наших не уничтожает, и бесам воевать против нас и обольстительные слова говорить к нам не возбраняет, чтоб чего не сохранили мы в естественном оном находясь состоянии, то хранили силою Божиею, восприяв оружия правды”.

П. 79. “Сатана, как сказал я, святым Крещением извергается из души; но ему попускается, по указанным выше причинам, действовать на нее через тело. Благодать Божия вселяется в самую глубину души, т. е. в ум. Ибо, как говорится, “вся слава дщере царевы внутрь”, невидимая для бесов (Пс. 44, 14). Почему, когда тепле воспоминаем о Боге, то чувствуем, что божественная любовь как бы потоком исторгается из самой глубины сердца нашего; духи же злые на чувства телесные нападают и в них гнездятся, удобно действуя, через подручную им плоть, на тех, которые младенчествуют еще душою”.

П. 85. “На первых порах, как я и выше уже говорил, благодать скрывает свое присутствие у крещаемых, ожидая произволения души; когда же всецело обратится человек к Богу, тогда она неизреченным некиим чувством открывает сердцу свое присутствие; и опять ожидает движения души, попуская между тем бесовским стрелам достигать до самой глубины ее чувства, чтоб она с теплейшим произволением и смиреннейшим расположением взыскала Бога”. (См. ту же самую мысль в п. 86).

П. 89. “Святая благодать Божия сначала через Крещение восстанавливает в человеке черты образа Божия, поставляя его в то состояние, в коем он был, когда был создан; а когда увидит, что мы всем произволением вожделеваем красоты подобия Божия, и стоим нагие и небоязненные в ее детелище (мастерской), тогда добродетель за добродетелью расцветая в душе, и от славы в славу лик ее возводя, придает ей черты подобия Божия”.

Молитва св. Иоанну Предтече. Каноник. М. 1986, с. 160: "Крещением омываяй прародительный грех, покаянием же очищаяй коегождо дело скверно".

Православное исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной. Ответ на вопрос 20. М. 1900, с. 66: “Крещение есть омытие и истребление первородного греха”.

Преп. Симеон Новый Богослов. T.I. Слово 1, с. 24: после троекратного погружения крещаемых "души их оживотворяются и опять приемлют благодать Святого Духа, как имел ее и Адам до преступления. ... После сего (Крещения — прим. мое) уже невозможно, чтобы над ними господствовал и тиранствовал грех (Адама — прим. мое), как над богами по благодати".

“В Крещении восстанавливаются все душевные силы человека, и приходят в то состояние, когда человек их имел до грехопадения, и таким образом его вводит в Царство Божие. Так каждый крещаемый становится таким, каким был Адам до преступления, и входит в мысленный рай делать его и хранить его”. Т 1 Слово 37, с 309-3 !0.

У преподобного Симеона Нового Богослова есть много высказывании относительно Крещения, где он говорит о “разрешении первого преступления”, т.е. о первородном грехе, как об освобождении от “тиранства диавола”.

Гимн 55. 28-51. “Мы были крещены как нечувствующие младенцы, как несовершенные, получая разрешение первого преступления. ... И только сего ради Ты повелел. Владыка, совершать это Божественное купание. Крещаемые им входят внутрь виноградника, избавляемые от тьмы и ада, и освобождаются всецело от смерти и тления ... и каковым был тогда Адам перед согрешением, таковыми и все становятся”.

Cap 3. 45: "В Божественном Крещении мы получаем отпущение прегрешений и освобождаемся от первоначального проклятия и освящаемся пришествием Святого Духа".

40-е послание. “Я верю, что младенцы, крещаемые Святым Духом, освящаются и сохраняются, и, совершенно освобождаются от насилия диавола”.

“Он дал им(людям) власть посредством крещения становиться чадами Божиими, освободив их от тиранства диавола”.

Еп. Василий Кривошеин (с. 123), серьезно изучавший творения преп. Симеона, под “тиранством диавола” и т.п. однозначно понимал первородный грех и говорил: “Крещение по пр. Симеону, дает познание Бога, освобождает от первородного греха”.

Свт. Феофан Затворник: “Зачатый в беззакониях и рожденный во грехах, человек до крещения носит в себе яд греха, со всею тяготою его последствий. Он состоит в немилости Божией, есть естеством чадо гнева; поврежден, расстроен сам в себе, в соотношении частей и сил и в их направлении преимущественно на размножение греха; подчинен влиянию сатаны, который действует в нем властно, по причине живущего в нем греха. Крещение избавляет нас от всех этих зол. Он (человек) изъемлется из под владычества сатаны, который теперь теряет власть над ним и силу самовольно действовать в нем” (Путь ко спасению. М., 1899, с. 18, Т. 9).

2-х томный Полный православный богословский энциклопедический словарь (С. 691): "крещение очищает греховность чел. природы, освобождает от вины перед Богом, но не уничтожает следствия греха (наклонность ко злу, болезни, смерть)"

Цитаты и мысли от свящ. Павла Великанова

Преподобный Иоанн Дамаскин указывает, что термин “природа” может,

?         во-первых, обозначать общее понятие, и как таковое оно не имеет действительной реальности;

?         во-вторых, обозначать род, в этом случае природа включает в себя все индивидуальные ипостаси этого рода;

?         в-третьих, ее можно рассматривать как частность, тогда она связана с природой рода, но не включает в себя все индивидуальные ипостаси. Бог Слово, воплотившись, воспринял человеческую природу именно в этом смысле, ибо в первом случае был бы обман вместо Воплощения, а во втором — Воплощение во всех индивидуальных человеческих ипостасях. Следовательно, Бог Слово воспринял в Своём Воплощении “начатки нашей плоти”, индивидуальную природу, не существовавшую саму по себе, но получившую бытие в Его ипостаси [1].

Редкин:

Человеческое естество по своей природе смертно и подвержено естественным неукоризненным немощам.

Первозданная человеческая природа, сама по себе, была и тленна и смертна, причем именно "в действительности, а не в возможности, а нетленна и бессмертна она была по данной человеку благодати и так же реально, а не потенциально[i]

Учение, что “грехопадение существенно повреждает человеческую природу”, в корне противоречит Православному учению о том, что зло и грех не созерцается в тварных природах или сущностях.

Роман Вершилло

“…преступление заповеди возвратило человеков в естественное состояние, чтобы, как сотворены были из ничего, так и в самом бытии, со временем, по всей справедливости потерпели тление. Ибо, если некогда по природе быв ничто, призваны в бытие явлением и человеколюбием Слова, то следовало, чтобы в людях...истощилось и продолжающееся навсегда бытие. А это и значит, разрешившись оставаться в смерти и тлении.

"Ибо человек, как сотворенный из ничего, по природе смертней, но по причине подобия Сущему, если бы сохранил его устремлением к Нему ума своего, мог замедлять в себе естественное тление и пребыл бы нетленным". [18]

Итак, мы видим, что св. Афанасий Великий, в полном согласии с Писанием и церковным Преданием, учит о двух смертях. Одно тление было по естеству, и таким (тленным, и в этом значении смертным) человек стал не после грехопадения, как учит проф. Осипов, а был таким — то есть ничем — даже до сотворения.

Человек создан из ничего, поэтому смерть для него не может быть противоестественной”.

Правило 109 (123) Карфагенского Собора 418 г.

“Признано всеми епископами карфагенския церкви, представшими на святый собор, которых имена и подписания внесены в деяния, яко Адам не смертным от Бога сотворен. Аще же кто речет, яко Адам, первозданный человек, сотворен смертным, так что, хотя бы согрешил, хотя бы не согрешил, умер бы телом, то есть вышел бы из тела, не в наказание за грех, но по необходимости естества: да будет анафема”[ii]

Свт. Феофил Антиохийский: “Он сотворен по природе ни смертным и ни бессмертным. Ибо если бы Бог сотворил его в начале бессмертным, то сделал бы его Богом; если же наоборот сотворил бы его смертным, то Сам оказался бы виновником его смерти. Итак, Он сотворил его ни смертным и ни бессмертным, но, как сказали выше, способным и к тому и к другому” (Феофил Антиохийский, св. Три книги к Автолику о вере христианской. Книга 2, 27 // Сочинения древних христианских апологетов. Спб., 1895. С. 159).

ПЕЛAГИАНСТВО.

Распространителем пелагианства, появившегося в начале V в„ был Пелагий, мирянин, родом из Британии. Основные черты пелагианства следующие: 1) Первородный грех не произвел никакой перемены в природе человека. 2) Смерть - не следствие греха, но следствие природы, которая создана смертной. 3) Грех Адама не распространяется на его потомков. 4) Спасение человека достигается его собственными силами при помощи благодати. 5) Благодать не имеет освящающего и возрождающего действия, но только указывает путь, которым можно достигнуть спасения. Пелагианство вызвало в V в. большие споры на Западе.[iii]

Свт. Иларион (Троицкий)

Происходит “извращение естества человеческого. Грех был потерей духовного здоровья. Человек подпал тлению, смерти и страданию. Первоначальное состояние человека само в себе носило источник блаженства. Искаженное естество само в себе получило источник страдания”[2].

Преп. Максим Исповедник:

“Грехопадением введено было ?έννησις, πождение по подобию животных. С рождением связывался уже грех, и именно в греховной сласти удовольствия, предшествующей рождению. Вместе с осуждением человека на скотское рождение совершилось и преобразование состава его плотского естества по образу грубой и дебелой плоти животных, в силу чего тело его стало подвержено разным телесным потребностям, разным лишениям, немощам, словом — “безукоризненным, или естественным, страстям””[iv].

Гномическая воля – ?νώμη— .ύто воля, произволение; точнее (как момент волевого процесса) — склонение или расположение воли к определенному решению после предшествующей борьбы мотивов, акт самоопределения.

Обычно у преп. Максима этот термин употребляется для обозначения воли, не имеющей (de facto) идеальных устоев, постоянно колеблющейся между добром и злом, постоянно стоящей пред выбором того или другого и большей частью зависящей от мотивов и побуждений частного и случайного характера — разного рода пристрастий, симпатий, настроений, житейских соотношений. В этом смысле ?νώμη σ преп. Максима противополагается естеству и естественной воле, всегда помимо колебаний стремящейся к добру, и считается признаком не естества, а ипостаси, то есть признается особого рода способом (различным у каждого) проявления естественной воли у человека, вернее же извращением ее у падшего естества. Этой ?νώμη ρоздаются все столкновения и разделения между людьми. Ее поэтому необходимо подчинить “логосу” естества, общему виду или — проще — общности естества, и во всем согласовать с ним, чтобы объединить людей друг с другом и с логосом естества (видовым основоначалом, по природе присущим каждому), а вместе с тем и с его источником — Богом. Это — необходимое условие обожения (С. Е.). — 35.”[v]

“Παθητόν — ρтрастность, подверженность страданиям, “естественным страстям”: голоду, жажде, усталости и другим проявлениям “тления” в человеке от рождения его до смерти. Эта страстность введена была по причине греха в осуждение закона греха — удовольствия, как наказание страданием за удовольствие, как “грех” естества, явивший­ся необходимым следствием греха произволения; однако для грехов­ной эгоистической воли (?νώμη) χеловека она служила, главным образом, почвой для развития греха. Человек всячески старался использовать страстность плоти так, чтобы удовлетворением ее потребностей получить как можно больше удовольствий и по возможности избежать страданий. Это любострастное расположение воли в отношении к страстности плоти и составляло державу греха. Отсюда естественные безукоризненные страсти всегда составляли основу для неестественных греховных страстей. И для греховной воли человека такого рода положение вещей было в своем роде естественной необходимостью: страстность связывала человека по воле неразрешимыми узами, составляя в нем как бы новый “естественный закон”, который лежал на нем со всей тяжестью необходимости. По учению преп. Максима, эту страстность воспринял и Господь, но без греха рождения и при том так, что все проявления тления управлялись в Нем волей, были добровольными и не сказывались на Нем с силой необходимости” [vi]

Редкин:

Свойственные по природе человеческому естеству качества...

Роман Вершилло

“Он называет непорочные страсти результатом грехопадения, тогда как на самом деле они присущи человеку по естеству.

“наказание каждого человека за грех Адама состояло в непорочных страстях, которые возникли в результате проклятия и осуждения”

Тленность и страстность человеческой природы была следствием наказания и определения Божия Адаму после грехопадения - “Писание же повествует о том, что за грехом Адама и Евы последовали не естественные следствия для человеческой природы, а приговор Божественного Судии, то есть проклятие и наказание каждого из виновников. Священное Писание повествует только об одном последствии греха Адама и Евы: проклятии Богом сначала диавола, как первого виновника греха; затем Евы: "умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей"; и наконец Адама: "проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься"(Быт. 3:14,16—19).”

Арх. Исайя:

“Немощи естества, которым подвергся человек как наказанию за грех

Вершилло:

“Непорочное и естественное тление, изменение и страдание является тем, что понимается в Священном Предании под названием "непорочных страстей". Непорочные страсти не являются результатом грехопадения, а присущи человеку по естеству”.

Скорби и смерть не зло сами по себе. Поэтому смерти первой ((тлению)), как и голоду, жажде, скорбям, можно подвергаться и безвинно, то есть не в следствие греха”.

Проф. А.И.Осипов

Неукоризненные страсти - это гнев, забота о жизни, нужда в пище, сне, одежде, зависимость от природы, подверженность болезням, старости, смерти – появились как следствие грехопадения

Естественные страсти являются той зыбкой почвой, на которой человек легко делается послушным рабом “достойных порицания и противоестественных страстей, не имеющих в нас никакого другого начала, кроме движения естественных страстей” (преп. Максим Испов.). Потому нет человека, который не согрешил бы.

Редкин

Первородный грех – это удобопреклонность ко греху, передающаяся через страстность зачатия

Арх. Исайя:

“Удобопреклонность ко злу падшей человеческой природы, которая связана с плотским рождением через брак. Первородный грех – это природный источник греховности, не зависящей от воли человека”

“Эта удобопреклонность ко злу, связанная с плотским рождением, с самого момента зачатия делает человека “чадом гнева Божия по естеству”, “привносит осуждение”. Первородный грех все-таки вменяется человеку, хотя и не так, как личные грехи.

“Страстное рождение от семени по образу животных стало неотъемлемой частью той биологической, скотоподобной жизни, на которую был осужден человек. Сила этого осуждения была в особенности велика. Вместе с зачатием, соединенным с чувственным удовольствием, передавался и грех произволения, и немощь естества. Рождение стало каналом, который приобщал человека с самого начала его бытия к потоку греховной жизни. Поэтому оно ((рождение от зачатия)) является синонимом первородного греха”[vii].

Р.Вершилло:

“в Адаме все согрешили (Рим. 5:20), потому что заповедь не вкушать от дерева познания добра и зла была дана всему человечеству. Заповедь была дана всему человечеству, и все ее нарушили, и все согрешили. Все согрешили, и все наказаны. То, что все люди подлежат смерти, то, что женщины в страданиях рождают детей, является неопровержимым доказательством вины всего рода человеческого пред Богом. Эта вина и есть первородный грех

Проф. А.И.Осипов

Первородный грех - не личный грех прародителей (который в отличие от первородного называется прародительским), и не вина всего человечества за личный грех Адама, а возникшее вследствие преслушания первых людей глубокое наследственное повреждение самой природы человеческой, ставшей смертной и тленной, расстройство образа Божия, носящее конститутивный (а не духовно-нравственный) характер. Этот “грех” не может быть исцелен ни покаянием, ни подвигами.

Свт. Иларион (Троицкий):

“Грех — не преступление, не оскорбление Бога. Это болезнь и несчастье человека. Созданный в нетление и блаженство, человек мог оставаться таким лишь осуществляя волю Божию. А нарушение этого основного закона бытия имело непосредственным следствием извращение естества человеческого. Грех был потерей духовного здоровья. Человек подпал тлению, смерти и страданию. Первоначальное состояние человека само в себе носило источник блаженства. Искаженное естество само в себе получило источник страдания”[3].

Прот. Ливерий Воронов

Первородный грех – это расстройство, происшедшее в чистой и совершенной богосозданной природе человеческой[viii]

Редкин:

 “Христос воспринял обоженную непорочную природу Первозданного Адама, которая вследствие обожения могла не испытывать тления, но испытывала его по домостроительному попущению Божию” [x]

Андриевский

Хотя Сын Божий усвоил этой плоти наши тленность и смертность, но они были у Него не следствием первородного греха, а усвоены добровольно, чтобы эти наши тленность и смертность сделать орудиями спасения: пострадать и умереть за наши беззакония”.

Подобным первозданному Адаму Христос стал уже в Своем Рождестве, а не после исправления на Кресте “глубокой ненормальности” Своей природы”

арх. Исаия

“При восприятии человеческой природы Бог даровал ей полноту Своей благодати и избавил её от уз тления и смерти. Последствием ипостасного соединения во Христе двух природ стало обожение воспринятой Им человеческой природы: “Ибо Слово стало плотью, и плоть стала Словом, хотя они не оставили и свою собственную природу”[4]. Таким образом осуществилось во Христе возрождение “образа” и его возвышение до Первообраза”.

Вершилло:

Господь наш Иисус Христос не согрешил, ни в Адаме и никак иначе. Христос безгрешен и по Божеству и по человечеству, и поэтому не был наказан за Его грех. В этом смысле следует говорить, что Христос принял не падшее, а наоборот безгрешное человеческое естество, и "искушен во всем, кроме греха"(Евр. 4:15).

“Христос принял безгрешную плоть, без всяких следствий грехопадения”

Естество — человеческая природа — само по себе безгрешно, и поэтому принято Спасителем, как ничем не оскверняющее Его”.

Проф. А.И.Осипов

Господь воспринял совершенную, то есть полную, без каких-либо изъятий (вопреки, напр., Апполинарию) человеческую природу, какой она и была создана, но со всеми немощами, возникшими не до, а вследствие грехопадения человека, - т.е. с тем повреждением человеческой природы, которое в Писании именуется грехом (первородным). Апостол Павел прямо и бесстрашно пишет об этом: “Ибо не Знавшего греха Он сделал за нас грехом” (2Кор.5;21).

Преп. Максим Исповедник:

“во Христе по человечеству не было ?νώμη, то есть самопроизвольной воли, склоняющейся к тому или иному решению после выбора различных мотивов, после колебания между добром и злом. Такой (гномической) воли и не могло быть во Христе, ибо иначе бы вместе с нею вводилось бы особое человеческое лицо, самолично решающееся на те или другие действия и вместе с тем постепенно развивающееся в определениях своей воли” [xi].<O:P</O:P

“Богоначальное Слово, во всем подобное нам, кроме греха, непреложно облекшееся в наше естество и ставшее совершенным Человеком, имело [в Себе] первого Адама, который проявлялся в Нем как по образу происхождения, так и по образу рождения ((т.е. родившись сверхъестественным способом и не будучи связан греховной сластью зачатия))...

“Ибо два греха возникли в праотце [нашем] вследствие преступления божественной заповеди: один достойный порицания, а второй, имевший своей причиной первый, не могущий вызвать порицания; первый от произволения, добровольно отказавшегося от блага, а второй - от естества, вслед за произволением невольно отказавшегося от бессмертия. Исправляя это чередующееся тление и изменение естества, Господь и Бог наш воспринял все это естество целиком, и в воспринятой природе Он также имел страстное начало, украшенное [Им] по произволению нетлением. Поэтому вследствие страстного начала Он стал по [человеческой] природе ради нас грехом, не ведая добровольно избранного греха благодаря непреложности произволения. Этой непреложностью произволения [Господь] исправил страстное начало естества, соделав конец его (я имею в виду смерть) началом преображения к нетлению... Итак, Господь не ведал моего греха (не совершил личного греха-- А.О.), то есть изменения моего произволения; Он не воспринял моего греха (не согрешил - А.О.) и не стал [им], но ради меня Он стал грехом, то есть стал тлением естества, [возникшим] через изменение моего произволения, взяв [его на Себя]”[xii].<O:P</O:P

“По учению преп. Максима, Господь принял наши безукоризненные страсти по естественному усвоению, то есть вполне реально, как нечто свойственное Ему по естеству; укоризненные же страсти — по относительному усвоению (?ατ' οικείωσιν σχετικήν), ςак сказать, по симпатии (“по человеколюбию”), как бы перенося на Себя (это — мысль св. Евлогия Александрийского у Фотия в “Библиотеке”) как на главу всего человечества мучающие его страсти (грех, клятву, неповиновение, неведение, богооставленность). В том и в другом случае такое восприятие Господом наших страстей имело свое глубокое значение; оно доставило нам бесстрастие — нетление плоти и свободу от греховных страстей. Такова обычная сотериологическая точка зрения св. отцов на страсти Христовы.

Например, по учению св. Кирилла Александрийского, для того Господь и допускал у Себя проявления различных страстей, чтобы их в Себе уничтожить: “как смерть не упразднилась бы, если бы Он не умер, так было бы и с каждою из плотских страстей: если бы Он не испытал страха, то и (наше) естество не освободилось бы от страха. — Во Христе обнаруживались плотские страсти не для того, чтобы они затем могли иметь такую же силу, как и в нас, но для того, чтобы обнаруженное было упразднено силою присущего плоти Слова, по изменении естества на лучшее”. В данном случае речь идет о естественной страсти — желании пищи после поста, и об укоризненной — искушении к плотскому удовольствию. Проявление первой реально в полной силе, проявление второй мыслимо только ?ατ' οικείωσιν σχετικήν, κак условное допущение Господом из сострадания нам омерзительного сатанинского нападения на нашу немощь. Для Господа это — не Свое (по естеству присущее), а “наше” искушение, сострадательно Им усвояемое (С. Е.). — 72”[xiii]. ((Т.е. Христос воспринял “естественные неукоризненные страсти” по человеческому естеству – по естественному усвоению; а “укоризненные страсти” - по человеколюбию, пережив Богооставленность как будто грешник, но не будучи причастен никакому греху – П.В.))

Свт. Афанасий Великий:

"Диавол произвел грех, всеяв его в разумное и духовное естество человека ((т.е. гномическую волю – П.В.)). Потому невозможно было, чтобы разумное и духовное естество, согрешившее добровольно и подвергшееся смерти, само себя возвратило в свободу, как говорит Апостол: "Немощное бо закона, в нем же немоществоваше плотию". /Рим. 8,3/. Посему-то пришел самолично Сын Божий восстановить естество человеческое в Естестве Своем из нового начала и чудным рождением, и не разделил первоначального состава, но отринул всеянное отложение, как свидетельствует Пророк, говоря: "Прежде, неже разумети Отрочати благое или злое, отринет лукавое, еже избрати благое" /Ис. 7,16/. Посему пришло Слово, Бог и Создатель первого человека, чтобы сделаться человеком, для оживотворения человека и низложения злобного врага; и родилось от жены, восставив Себе от первого создания человеческий зрак в явлении плоти без плотских пожеланий и человеческих помыслов, в обновленном образе; потому что в Нем воля единого Божества и целое естество Слова в явлении человеческого зрака и видимой плоти первого Адама, не в разделении лиц, но в бытии Божества и человечества. Посему диавол приступил к Иисусу, как к человеку, но не обретая в Нем признаков древнего своего всеяния, ни успехов в настоящем предприятии, посрамляемый и преодолеваемый уступил над собой победу, и в изнеможении сказал: "Кто Сей, пришедший от Едома, - то есть из земли человеков, - наступающий зело с крепостию /Ис. 63,1/?... . Второй Адам имел и душу и тело и целого первого Адама"— "(Господь) во плоти на земле и недоступною греху показал ту плоть, какую и Адам при первом создании имел безгрешную ((т.е. без гномической воли – П.В.)), но через преступление соделал доступною греху и ниспал в истление и смерть"[xiv]

Фотий Константинопольский

80-ый вопрос в “Амфилохианах” св. Фотия Константинопольского относительно гномической воли во Христе: “в человеческой душе заложена сила разумного стремления. Когда же это разумное стремление движется естеством, к какой либо вещи, то оно называется желанием”. Фотий перечисляет отдельные моменты этих волевых устремлений: совет, суждение, выбор, после которого уже наступает порыв к действию и самое обладание (вещью), после чего успокаивается желание. У животных после пожелания непосредственно следует и стремление к предмету, тог­да как у разумных существ не всегда так, ибо в человеке есть само­властное (т. е. свободное) стремление. “Говоря же о божественной и сверхсущественной природе, мы не говорим “выбор”, а обычно лишь “желание”, т. к. в этой природе нет сомнения или совета. Оно не имеет неведения, т. к. соединенная по Ипостаси с Богом Словом, она имеет ведение обо всем и не по благодати, а по естеству, в силу ипостасного соединения, потому что Тот же был и Богом, и человеком. Поэтому в Нем нет и гномической воли, т. к. Он имел природную и простую волю, которая подобным же образом наблюдается и во всех человеческих природах. Его св. душа не имела гномической воли, противоположной Его Божественной воли... В человеке одна воля, т. к. и одно естество; во Христе же по двум разным естествам и две воли, но т. к. одна Ипостась и один Желающий, и одно желаемое, то Христова человеческая воля следует за божественной волей”. Эти две воли во Христе, т. е. божественная и человеческая имеют “общение свойств”[xv].

Редкин:

Целиком в момент Благовещения. Плоть Господа в Воплощении была обожена и вследствие этого могла не подвергаться непредосудительным немощам

Проф. А.И.Осипов

Боговоплощение есть начало обожения человечества во Христе

Феодор Мопсуетский:

“Господь негодовал и сражался против болезней более душевных чем телесных, и, при содействии Божества к его совершенству, охотнее побеждал страсти. Поэтому он и сам борется преимущественно с ними. Ибо ни пристрастием к богатству не быв обольщен, ни желанием славы не быв увлечен, он не придал телу никакого значения… Восприяв и тело, и душу, он тем и другим подвизался за то и другое: умерщвлял во плоти грех и укрощал ее похоти, с легкою и благодушною победою над ними; душу же наставлял и побуждал и свои страсти побеждать и обуздывать плотские похоти; ибо это совершалось обитавшим в нем божеством, врачевавшим ту и другую сторону”[xvi].

Феодор Мопсуетский: “Так как (Бог Слово) много возлюбил его, и все его усвоил себе и все перенес: то, сопровождая его во всех страданиях, Он силою своею сделал его чрез них совершенным; и он восстает из мертвых не по закону своего естества, но Бог Слово своим присутствием, своим действием и по своей милости освобождает его от смерти и от тех горьких последствий, которые отсюда происходят, - воскрешает его из мертвых и приводит к высшей цели”[xvii]

“Человек Иисус подобен прочим людям, ничем не отличается от людей одной с ним природы, кроме того, что Бог даровал ему благодать, а данная благодать не изменяет природы; но по упразднении смерти Бог даровал ему имя паче всякого имени”[xviii]

Редкин:

Бог Слово принимает природу первозданного Адама – смертную и с неукоризненными немощами, но “вследствие того, что человеческая природа Господа была обожена, Он мог не подвергаться непредосудительным немощам, Свойственным человеческой природе (см. ч.1, гл.2, п.26). Но по причине взятия на себя нашего проклятия или нашего наказания за первородный грех. Господь (в целях домостроительства Искупления) вольно истощает Себя, удаляя от Своего человечества Свое Божество и позволяя, тем самым, Своей человеческой при­роде испытывать свойственное ей. Апогеем этого кеносиса явились крестные страдания и смерть Богочеловека, когда оставление человечества Христа Его Божеством достигло предела.”[xix]

“Православие говорит о вольном истощении Христа, добровольно лишавшего свое человечество обожения, предоставляя своей человеческой природе следовать ее естественной необходимости”.

Р.Вершилло

“Одно дело быть тленным по естеству, а другое быть тленным в наказание за грех. Различие здесь не физическое, а нравственное, от определения Божия. Наконец, одно дело быть тленным в наказание за чужой грех и в наказание за свой грех”. Христос воспринял неукоризненные немощи и тленность как наказание за грехи всего человечества.

Арх. Исаия

“Если бы Господь имел страсти, потребовалось бы какое-то время, чтобы Он исцелил их в Себе, и в течение этого времени Он не мог бы не грешить. Как же тогда Он мог бы быть Искупителем человечества?”

Свт. Кирилл Александрийский:

“…Смущение и ужас суть естественные наши страсти, но они далеки от того, чтобы считать их за грехи. И притом свойственное человеку во Христе проявляется с пользою, то есть не для того, чтобы проявившееся укреплялось и получало новую силу, как и в нас, но для того, чтобы оно проявившись уничтожалось могуществом Слова, с переходом в первом Христе естества в некоторое лучшее и божественное состояние. Так, а не иначе должен был перейти и на нас самих этот способ врачевания”[xx].

“…Ибо Он сказал Отцу: не якоже Аз хощу, но якоже Ты, и не потому, что Сам, как Слово и Бог, боялся смерти, но потому, что старался до конца исполнить домостроительство; ибо такова была воля Отца. Он мог и не хотеть смерти, потому что плоть по природе отвращалась от смерти. Итак, научая, что человеческая (Его) природа не заботится о том, что свойственно ей самой, а старается исполнить то, чего хочет Бог, говорит как свойственно человеку: не якоже Аз хощу, но якоже Ты”[xxi]

Разъясняя слова “не якоже Аз хощу, но якоже Ты”: “Видишь ли, как немощное естество человека в самом Христе находит то, что свойственно ему? (Видишь ли, как) ради соединившегося с ним Слова оно возвышается до дерзновения приличного существу божественному и обнаруживает помышление обновленное, так что можно подумать, будто оно руководится не собственным хотением, но скорее последует божественному указанию и приходит к тому, к чему приводит нас закон Создателя?”[xxii]

Феодор Мопсуэтский:

Флоров. о ереси: "Христос, как "совершенный человек", подобно всем людям возрастал и телом и душою. Возрастал и в познании и в праведности. И в меру возрастания получал новые дары Духа. Он боролся, преодолевая страсти, даже похоти... И в этом ему содействовал Дух, озаряющий и укрепляющий волю, чтобы "умерщвлять во плоти грех, укрощать ее похоти с легкою и благородною силою..." Только к смерти Он достигает "совершенной непорочности" и "неизменяемости в помышлениях”[xxiii]

Р.Вершилло

“…Сначала требовалось Искупление, потом произошло примирение, и, наконец, раздаяние даров благодати… Отсюда с необходимостью следует, что совершение Искупления не могло состоять ни в чем ином как в насильственной смерти праведника, как самом величайшем нарушении естественного порядка”.

“Нужна была не только смерть, но смерть за нас и вместо нас в совершенно точном юридическом смысле "выкупа", "цены". Для этого Господь "принимает наше лицо". Не становясь причастным греху, Господь подражает падшему.

Искупление вообще не есть дело какого-либо естества, оно совершено Личностью, Богочеловеческой Личностью Бога-Сына воплотившегося. Усвоение грехов, к которому относятся высказывания о грехе и клятве, которыми Господь стал вместо нас, совершилось не по естеству, а по лицу, когда Господь "распялся за ны", пострадал вместо нас”.

Проф. А.И.Осипов

Жертва Христова является исцелением поврежденной природы

Свт. Иларион (Троицкий)

“Дело не в прощении греха и не в удовлетворении оскорбленного Бога, а в исцелении самого человека и в возвращении ему первобытного блаженства. Сам больной себя исцелить не мог… Реальным единством человечества объясняется переход Адамова греха на ветхозаветного человека. Тем же единством объясняется спасение всех во Христе. Не долги здесь перекладываются с одного на другого, но самое естество человеческое изменяется. Человечество получает новые силы. Восстановляется изначальная красота нашего естества. Начинается новое бытие. Все это произошло не потому, что “заплачены” наши долги, понесено на­меченное нам наказание, а потому, что от самого единения естеств в Лице Христа мы действительно стали иными. Дело спасения, совершенное Христом, полагается в основание новой нравственной жизни человечества — в Церкви. Если человек был болен, то теперь он исцелен, и восстановляется его духовное здоровье”[5].<O:P</O:P

Преп. Максим Исповедник.:

“…Плоть Слова есть совершенное, посредством добродетели и ведения, возвращение к себе и восстановление в самом себе естества (человеческого)”[xxiv]

 

[1] Точное изложение православной веры, 3,11.

[2] Архим. Иларион (Троицкий). О спасении // Журнал Московской Патриархии. 1982, № 3, СС. 76-79.<O:P</O:P

[3] Архим. Иларион (Троицкий). О спасении // Журнал Московской Патриархии. 1982, № 3, СС. 76-79.<O:P</O:P

[4]Tomos synodikos 1, 9.<O:P</O:P

[5] Архим. Иларион (Троицкий). О спасении // Журнал Московской Патриархии. 1982, № 3, СС. 76-79.<O:P</O:P

 

[i] Редкин, с. 101.

[ii] Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима, еп. Далматинско-Ситрийского, т. 2, М., 1994, с. 257.

[iii] Прот. Сергий Булгаков. Справочник по ересям.

[iv][iv] Комментарии к Макс. Испов., твор., т.2, с. 71 - 73. с. 235.

[v] Комментарии к Макс. Испов., твор., т.2, с. 71 - 73. с. 224 –225/

[vi][vi] Комментарии к Макс. Испов., твор., т.2, с. 71 - 73. с. 236.

[vii] Арх. Алипий, арх. Исаия. Догматичское Богословие, ТСЛ, 1995, с. 247.

[viii] Прот. Ливерий Воронов. Догматическое богословие. М., 1994, С. 31.

[x] Редкин, с. 88.

[xi] Комментарии к Макс. Испов., твор., т.2, с. 71 - 73. с. 237.

[xii] Макс. Испов. Творения. Книга 2. Вопросоответы к Фаласcию. Вопрос 42. “Мартис”. 1994. C.129 - 130

[xiii] Комментарии к Макс. Испов., твор., т.2, с. 71 - 73. с. 237 - 238.

[xiv] Святой Афанасий Великий. Толкование на псалмы. Творения, ч.4.. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1903, с.152.<O:P</O:P

[xv] Цит. По: архим. Киприан (Керн). Антропология св. Григория Паламы. М., 1996, с. 248.

[xvi] Деяния Вселенских Соборов, т. V, Казань, 1889, с. 43.

[xvii] Деяния Вселенских Соборов, т. V, Казань, 1889, с. 46.

[xviii] Деяния Вселенских Соборов, т. V, Казань, 1889, с. 48.

[xix] Редкин, с. 85.

[xx] Деяния Вс. Соб, т. VI, с. 123 – 124.

[xxi] Деяния Вс. Соб, т. VI, с. 125 – 126.

[xxii] Деяния Вс. Соб, т. VI, с. 126.

[xxiii] Флоровский Г., священник. Византийские отцы У-УШ. Париж, 1933, с.10.

[xxiv] Макс. Испов., твор., т.2, с. 113.

Материалы о Жертве Христовой

Господь Иисус Христос  имеет Божеское естество и есть Сын Божий.

В символе Афанасия Александрийского  сказано: “ Есть православная вера, да веруем и исповедуем, яко Господь Иисус Христос, Сын Божий, Бог и человек  есть,- Бог, от существа  Отча прежде век рожденный; совершенный Бог и совершенный  человек, от души словесныя и человеческия плоти состояй. Иже аще   Бог есть и человек, обаче не два, но един есть Христос, един не слиянием естеств, но единством ипостаси”. (Православно-догматическое богословие Макария, Санктпетербург, 1857, ст.38).

“Слово плоть бысть…”  (Ин. 1,)

   ( там же, ст. 43)      Муж апостольский, известный как сочинитель послания к Диогнету, говорил: “Сам (Бог)  предал Сына Своего на искупление нас, святаго за беззаконных, невиннаго за виновных, праведнаго за неправедных, нетленнаго за тленных, бессмертнаго за смертных. Ибо что другое могло прикрыть грехи наши, как не Его  праведность? Кто другой мог оправдать нас,   беззаконных и нечестивых, кроме одного Сына Божия?…”

   1 Петр.2,22. “Он  не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его”

“ Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды:  ранами Его вы  исцелились” (1 Петр. 2,24).

 

Там же находим  (ст.47)   приведенные слова св. Кирилла  Александрийского: “Апостол не просто сказал:  в подобии плоти,  разрушая  хулу нечестивого учения, -  ибо благодать Духа  наперед  знает все;  но сказал: в подобии плоти греха, дабы мы знали, что слово подобие употребил он потому, что Спаситель наш  был свободен   от всякого греха. Ибо Он, соделавшись человеком,  соделался человеком по естеству, кроме греха:  посему в подобии плоти греха, осуди грех во плоти.  Восприняв человеческое естество,  Он не принял ига греха, владычествующего  над людьми, напротив  сокрушил всю власть его, и показал,   что и в человеческой природе  возможно избежать стрел греховных”.

“Ибо мы имеем не такого  первосвященника, который не может сострадать нам  в немощах наших, но Который,  подобно нам, искушен во всем, кроме греха” (Евр. 4,15).

Св. Иоанн Дамаскин: Так, целый целого меня воспринял,  и целый соединился с целым, чтобы целому даровать спасение.  Ибо не принятое Им на себя осталось бы неисцеленным” ( Точное изложение прав. веры, кн.3, гл. 6, ст. 152-153).

“Ангел сказал ей в ответ: Дух Святый  найдет на Тя, и сила Всевышнего осенить Тебя; посему и рождаемое Святое наречется  Сыном Божиим” (Лк. 1, 35).

“Как Ева, хотя имела мужа, но, еще оставаясь девою, показала  преслушание,  и чрез то причинила смерть себе и всему роду человеческому:  так Мария, быв обручена мужу, но, пребывая Девою, явила послушание  и чрез то послужила спасению своему и всего  рода человеческого” (Цыт. по Догматическое богословие  Макария, ст.54).

Святой Ефрем Сирианин: “Он (Христос) рожден безболезненно, потому что зачат нерастленно. В Деве облекается  плотию, но не от плоти, а от Святаго Духа; потому  родился от Девы: ибо Дух разверз утробу, дабы исшел Человек, создавший естество и сообщивший Деве силу возрастить его, Дух вспомоществовал при рождении  не познавшей мужняго ложа; потому, рожденное не нарушило печати девства, и  Дева пребыла без болезней” (Цит. по Макарию, ст.55).

Святой Кирилл Иерусалимский: “…чрез деву Еву  пришла смерть: чрез Деву же, или лучше, из Девы долженствовала явиться и жизнь, дабы как ту прельстил змей, так и сей благовестил  Гавриил” (Макарий, догматическое богословие, ст. 56).

 

Святой Кирилл Иерусалимский: “ Сей самый Дух Святый сошел на  святую Деву Марию. Ибо когда Христос Единородный  должен был родиться, сила Вышняго осенила Ее, и Дух Святый, нашедши на Нее, освятил Ее, дабы возможно было Ей приять Того, чрез Которого все произошло. Не нужно мне говорить о сем много, чтобы  научить тебя, что нескверно и чисто сие рождение”. ( Макарий,  ст. 59).

“Да веселятся небеса, и радуется земля: ибо Отцу соприсносущный, собезначальный и сопрестольный, щедродство прием и человеколюбную милость, себе постави во истощание, благоволением  и советом Отчим; и во утробу вселися девичу,  предочищенную Духом. ( Служба в 25 день марта; стихира на литии  4)  (Макарий, ст. 59).

  

    Святой    Ефрем  Сирин: “Христос родился от естества, подвергшагося  нечистоте и имеющаго нужду в очищении Божиим посещением. Как молния проницает все, так и Бог. И как молния озаряет сокровенное, так и Христос очищает и сокровенное. Он очистил и Деву, и потом родился, дабы показать, что, где  Христос, там  проявляется  чистота во всей силе. Очистил Деву, предуготовив  Духом Святым; и потом утроба, став чистою зачинает Его. Очистил Деву при  Ее непорочности; почему, и родившись, оставил Девою”( Макарий, ст. 60).  

   Святой  Иоанн Дамаскин : “ По согласии  святой Девы, Дух Святый, по слову Господню, возвещенному Ей  ангелом, сошел на Нее, очистил Ее и даровал Ей способность, как принять в себя Божество  Слова, так и родить. Тогда приосенил  Ее, как бы  божественное семя, Сын Божий, Единосущный Отцу, ипостасная  премудрость и сила Вышняго Бога, и из пречистых и девственных Ея кровей образовал  себе начаток нашего состава, плоть, оживленную душею словесною и разумною, но образовал  не из семени, а творчески, Святым Духом.”( Макарий, ст. 60).

“И вы знаете, что Он явился для того, чтобы взять грехи наша, и что в Нем нет греха.” (1Ин.3,5).

“Ибо не знавшего греха  Он  сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем  сделались праведными пред  Богом” (2 Кор. 5,21).

Соединение во Христе двух естеств  во единую ипостась…

“Исповедуя во Христе Иисусе, Господе нашем, два естества, Божеское и человеческое, мы вместе исповедуем, что в Нем одно Лице, что два естества в Нем соединены во единую ипостась Бога Слова: ибо “веруем, что Сын Божий… воспринял на Себя в собственной ипостаси  плоть человеческую,зачатую во утробе Девы Марии от Святаго Духа, и вочеловечился” (Послаание Восточных патриархов о православной вере, член 7), и что, следовательно, человечество Его не имеет в  Нем особой личности, не составляет особенной ипостаси, а воспринято Его  Божеством в единство Его Божеской ипостаси. Или скажем словами святого Иоанна Дамаскина:”Ипостась Бога Слова воплотилась, восприняв от Девы начаток нашего состава – плоть, одушевленную. Словесною и разумною душею; так что Сама стала ипостасью плоти… Одна и таже Ипостась Слово, сделавшись ипостасию  двух естеств, не допускает ни одному из них быть безъипостасным, равно не позволяет им быть и разноипостасными между собою; и не бывает ипостасию то одного естества, то другаго, но всегда пребывает Ипостасию обоих естеств нераздельно и неразлучно… Плоть Бога Слова не получила самостоятельной ипостаси. И не стала  ипостасию, разною от Ипостаси Бога Слова, но в ней получив ипостась, стала, лучше сказать, принятою в Ипостась Бога Слова, нежели самостоятельною ипостасию. Это значит, что Господь наш Иисус Христос есть единое Божеское Лице, единично сознающее Себя в двойстве Своих естеств, Божескаго и человеческаго,  есть истинный Еммануил, Богочеловек.

Св. Писание представляет самые твердые основания сей истины. Оно учит: 1) что во Христе Иисусе, при двух естествах, Божеском и человеческом, едина Ипостась, единое Лице, и – 2) что эта Ипостась есть именно Ипостась Слова или Сына Божия, которая восприяв на Себя и соединив в Себе естество человеческое с Божеским, пребывает нераздельно единою Ипостасью того и другого естества.

“По единству Лица, состоящему в единении обоих естеств между собою, говорится, что Сын человеческий сошел с неба, и Сын Божий восприял плоть от Девы, от Коей родился; и опять утверждается, что Сын Божий распят и погребен, тогда как Он претерпел сие не Божеством, по которому единосущен, единороден и совечен Отцу, и немощною  человеческою природою. Посему то все мы и в Символе исповедуем, что единородный Сын Божий распят и погребен”. (Макарий С. 63)

     А те, которые говорят, что Он преуспевал мудростью и благодатью, принимая как бы увеличение их, полагают, что соединение произошло не с начала бытия плоти, и не почитают соединения, как ипостасного, но, следуя бессмысленному Несторию, ложно раскрывают о соединении относительном и простом вселении, не разумеюще, ни яже глаголют, ни о нихже утверждают. Ибо, если плоть с начала бытия истинно соединилась с Богом – Словом, лучше же: в Нем получило бытие и возымело ипостасное с Ним тождество .., по причине ипостасного соединения, когда и человеческое, и Божественное сделалось собственностью единого Христа, так как Один и Тот же был и Бог вместе, и человек, она источала миру благодать и мудрость, и полноту всяких благ. (Дамаским. О преуспеянии. С. 260 – 261).

   …Когда во время страдания Он добровольно допустил к Себе уныние до смерти. Ибо, хотя просшедшее совершалось по закону природы, однако, не вынужденно, как бывает в отношении к нам. Ибо, то, что было естественно, Он принял добровольно – по желанию. Поэтому, самая боязнь и страх, и тоска принадлежат к числу естественных и беспорочных страстей, и не подлежащих греху. (Дамаскин.  О боязни. С. 261 – 262).

   “Ипостась Бога – Слова прежде воплощения была простая и несложна, и бестелесна, и несозданна; а воплотившись, Она сделалась Ипостасью и для плоти, и явилась сложною: из Божества, которое всегда имела, и из плоти, которую приняла; и носит свойства двух естеств, будучи познаваема в двух естествах. Поэтому, одна и та же самая Ипостась – и  несозданна по причине Божества, и сотворена по причине человечества, видима и невидима; ибо иначе мы – принуждены или разделять единого Христа, говоря о двух Ипостасях, или отрицать различие естеств и вводить превращение и слияние”. (Дамаскин. К тем, которые спрашивают: сотворена ли Ипостась Христа или несозданна. С 275).

     “Не теряя Божества, Господь стал человеком и, с другой стороны не чрез постепенное преуспеяние из человека сделался Богом, но, будучи Словом,  Он стал Плотью, так что естество Его осталось неизменным по своему бесстрастию” (Свт. Иоанн Златоуст. Творения.. СПб., 1900. Т. 6. С. 692).

   “Богочеловек зачался от действий Святаго Духа, Слово составило Себе плоть во утробе Пречистой Девы. Бог сделал плоть Свою в самом зачатии ее Божественной, способной к ощущениям единственно духовным и Божественным, хотя свойства плоти Богочеловека были человеческие, но вместе все они были обоженные как принадлежащие одному Лицу, которое Бог и человек”. (Еп. Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты. Т. 4.  Аскетическая проповедь и письма к мирянам. 3-е изд. СПб., 1905. С. 398).

  

    “После того, как прочитаны были богохульства Федора Мопсуэтского и нечистый его символ, святой собор выкликнул: “Этот символ составил сатана. Анафема тому, кто составил сей символ… Анафема тем, которые не анафематствовали его! Защитники его – иудеи, последователи его – язычники”. (Деяния Пятого Вселенского Собора. С. 340).

   “Если кто защищает нечестивого Феодора Мопсуэцкого, говорившего, что иной есть Бог – Слово, и иной Христос, Который был обуреваем страстями душевными и вожделениями плотскими, и отдалялся от более дурного мало по малу, и таким образом, преуспевая в делах, улучшился, и путем жизни стал непорочен, который крестился как простой человек во имя Отца и Сына и Святаго Духа и чрез крещение получил благодать Святаго Духа, и удостоился усыновления, и, по подобию царского изображения, принимает поклонение в лице Бога Слова, и после воскресения сделался неизменяемым в помышлениях и совершенно безгрешным”. (Деяния 5 Вселенского Собора. С. 473).

   “…Итак, если кто защищает вышесказанного нечестивого Феодора и нечестивые его сочинения, в которых он излил как вышесказанное, так и другие неисчислимые богохульства против великого Бога и Спасителя Иисуса Христа, а не анафематствует его, и нечестивые его сочинения, и всех, которые поддерживают или защищают его и говорят, что он изложил православно, и которые написали в защиту его и мудрствовали одинаково с ним, или пишут в защиту его или нечестивых сочинений, и тех, которые мудрствуют или когда-нибудь мудрствовали подобно ему, и до смерти остались в таком нечестии: тот да будет анафема”. (Деяния 5 Вселенского Собора”. С 473).

   “Слово знало, что тление не иначе могло быть прекращено в людях, как только непременно смертью; умереть же Слову как бессмертному и Отчему Сыну было невозможно. Для этого-то самого приемлет Оно на Себя тело, которое бы могло умереть, чтобы оно, как причастное Сущему над всеми Слову, было достаточным для смерти за всех, чтобы ради обитающего в нем Слова пребыло нетленным и чтобы, наконец, во всех прекращено было тление благодатью Воскресения… Поскольку от самого человека зависело, что смерть овладела людьми, поэтому вочеловечением Бога Слова снова истреблена смерть и восстановлена жизн”. (Свящ. Григорий Дьяченко. Уроки и примеры христианской веры. Опыт катехизической хрестоматии. СПб., 1900. С. 248).

   “Для того-то и снизошел Сын Божий, чтобы сделать тебя богоподобным, насколько это возможно для человека”. (Свт. Иоанн Златоуст. Творения.  2-е изд. Ч. 1. Т. 9. СПб., 1903. С. 150)

   “Господь принял на Себя разумную твою природу и земную плоть срастворил Божественным Духом Своим, чтобы и ты, перстный человек, принял на себя небесную душу”. (Преп. Макарий Египетский. Духовные беседы,  послания и слова с присовокуплением сведений о жизни и писаниях. 4-е изд. Сергиев Посад, 1904. С. 243).

   “Иисус Христос называется Архиереем, потому что в Своем теле принес Самого Себя в жертву Отцу за род человеческий; Сам священник, Сам и жертва, Он принес Себя, священнодействуя за весь мир. Он принес в жертву Самого Себя, чтобы чрез принесение совершеннейшей и живой жертвы за весь мир упразднить ветхозаветное жертвоприношение. Сам жертва, Сам жертвоприношение, Сам жертвенник, Сам Бог, Сам человек, Сам царь, Сам первосвященник, Сам овца, Сам агнец, сделавшийся всем ради нас”. (Свт. Епифаний Кипрский. Настольная книга священнослужителя. . Т. 7.  С. 431).

   “Кому и для чего пролита эта излившаявя за нас великая и преславная Кровь Бога, и Архиерея, и Жертвы? Мы были во власти лукавого, проданного под грех, сластолюбием купившее себе повреждение. А если цена искупления дается не кому иному, как содержащему все в Своей власти, спрашиваю: кому и по какой причине принесена такая цена? Если лукавому, то как это оскорбительно! Разбойник получает не только от Бога, но и Самого Бога; за свое мучительство берет такую безмерную плату, что за нее справедливо было пощадить нас! А если Отцу, то, во-первых, каким образом? Не у Него мы были в плену. А, во-вторых, по какой причине Кровь единородного приятна Отцу, Который не принял и Исаака, приносимого Отцом, но заменил жертвоприношение, вместо словесной жертвы дал овна? Или из этого видно, что приемлет Отец не потому, что требовал или имел нужду, но по домостроительству и потому, что человеку нужно было освятиться человечеством Бога, чтобы Он Сам избавил нас, преодолев мучителя силой, и возвел нас к Себе чрез Сына, посредствующего и всеустрояющего в честь Отца, Которому Он во всем покорствующий?” (Свт. Григорий Богослов. Настольная книга. Т. 7. С. 432).

      “Должно знать, что о плоти Господа говорится, что она не по причине превращения естества или перемены, или изменения, или слияния обожествлена и сделалась причастною такому же божеству и Богом, как говорит Григорий Богослов … Ибо это произошло не по причине изменения естества, но по причине связанного с Домостроительством соединения, разумею: ипостасного, сообразно с которым плоть соединена с Богом – Словом неразрывно, и также по причине проникновения естеств друг в друга, подобно тому, как говорим и о раскалении железа. Ибо, подобно тому как исповедуем вочеловечение без изменения и превращения, так представляем и событие обожествления плоти… Плоть же Господа, по причине чистейшего соединения со Словом, то есть, ипостасного, обогатилась божественными действиями, однако никоим образом не потерпев лишения Своих естественных свойств,  ибо она совершала божественные действия не своею собственною силою, но по причине соединенного с нею Слова, так как Слово чрез нее обнаруживало Свою силу”. (Иоанн Дамаскин. Точное изложение.. О том, что естество плоти Господа и воля обожествлены. С. 248-249).

   “Имя тления обозначает двоякое. Ибо оно обозначает эти чеповеческие страсти: голод, жажду, утомление, прокалывание гвоздей, смерть или отделение души от тела и подобное. Сообразно с этим значением мы говорим, что тело Господа было подвержено тлению. Ибо все это Он воспринял добровольно. Но тление обозначает также и совершенное расторжение тела на те стихии, из которых оно – сложено, и – уничтожение, каковое многими лучше называется истлением. Тело Господа не узнало этого по опыту, как говорит Пророк Давид: яко не оставиши душу мою во аде, ниже даси преподобному Твоему видети истления”. (Иоанн Дамаскин. О тлении и гибели. С. 268).

   “Мы были врагами из-за греха, и Бог определил смерть грешнику. Чему же из двух надлежало быть: надлежало ли по правосудию умертвить, или по человеколюбию нарушить определение? Но по мысли о Премудрости Божией: Он сохранил и истину определения, и силу человеколюбия. Христос “грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов жили для правда”.(1Петр. 2, 24) (Настольная книга священнослужителя. Т.7. С. 433).

   “Божество и плоть пребывают в одной ипостаси и в одном Лице нераздельно и неслиянно… Кто разделяет в Нем естества, тот отделен будет от царства Его; и кто сливает их, тот лишен будет жизни Его”. (Ефрем Сирин. Цит. по Макарий  Великий. С. 69).

   “Хотя умерло тело для искупления всех, но не видело тления, ибо воскресло всецело, потому что было телом не кого-либо другого, но Самой Жизни” (Свт. Афанасий Великий. Творения. 2-е изд. Сергиев Посад, 1902. Ч. 1. С.219).

   “Богочеловек, как искупительная Жертва, принял на Себя все человеческие немощи – последствия падения кроме греха, чтобы, искупив человечество, избавить его от бремени этих немощей, явить его в обновленном состоянии, явить его без тех немощей, которые привлечены в наше естество падением”. (Свт. Игнатий Брянчанинов. Аскетическая проповедь и письма к мирянам. 3-е изд..СПб., 1905. С. 399).

2-е Петра 2,1 Были и лжепророки в народе, как и у вас будут лжеучители, которые введут пагубные ереси и, отвергаясь искупившего их Господа, навлекут сами на себя скорую погибель.

 

Диакон А. Кураев пишет:

Но пришел Христос, Агнец Божий, вземлющий на Себя грехи мира... Он принял на Себя последствия наших грехов. Ту самую ауру смерти, которою люди окружили себя, изолировав себя от Бога, Христос заполнил Собою. Не переставая быть Богом, Он стал человеком. Люди далеко ушли от Бога, невольно пододвинулись к небытию — и туда, к той же границе небытия свободно подошел Христос. Не приемля греха, но приемля последствия греха. Как пожарный, бросающийся в огонь, не соучаствует в вине поджигателя, но соучаствует в боли тех, кто остался в охваченном огнем здании.

Не всех людей Христос нашел на земле. Многие уже ушли в шеол, в смерть. И тогда Пастырь идет за потерявшимися овцами вслед за ними — в шеол, чтобы и там, в бытии после смерти, человек мог находить Бога. Христос проливает кровь не для того, чтобы умилостивить Отца и дать Ему “юридическое право амнистировать” людей. Через пролитие крови Он, Его любовь, ищущая людей, получает возможность для входа в мир смерти. Не как Deus ex machina врывается Христос в ад, но Он входит туда, в столицу своего врага, естественным путем — через Свою собственную смерть. Христос мучительно умирает на Кресте не потому, что Он приносит жертву Отцу или диаволу — “Он раскинул руки Свои на кресте, чтобы обнять всю вселенную” (св. Кирилл Иерусалимский. Огласительные беседы. 13, 28).

Жертва Христа — это дар Его любви нам, людям. Он дарит Себя, Свою Жизнь, полноту Своей Вечности нам. Мы не смогли принести должный дар Богу. Бог выходит навстречу и дарит нам Себя.

Богочеловек Себя пожертвовал людям, подарил Свою жизнь нам — не чтобы Ему умереть, но чтобы нам жить в Нем. И поэтому христианское жертвоприношение, Литургия, совершается со словами: “Твоя от Твоих Тебе приносим за всех и за все”. Мы теперь Богу приносим не свое, а Богово. Не со своей кровью мы подходим к алтарю. Мы берем плод лозы, взращенной Творцом. Чаша вина — вот то, что от нас в Литургии (плюс наши сердца, которые мы просим освятить). И мы просим, чтобы этот, первый дар Творца, дар лозы стал вторым Даром — стал Кровью Христа, стал пропитан Жизнью Христа.” (КурЕсли...С.104);

 

“Надо дать лекарство. Лекарство нужно от смерти. Лекарством от смерти может быть только Бессмертие. Бессмертие имеет только Бог. Причастие Крови и Тела Христова – вот то лекарство бессмертия, которое принес Спаситель” (Кур.Если...С.75).

 

 

 

Несомненно, что слово Самого Спасителя значит больше, чем слово апостола. Так вот, юридические образы, присутствующие в посланиях апостола Павла, несомненно уступают по своей достоверности и глубине тем образам, что использовал Сам Христос для изъяснения Своего служения. Вот уж с кем никогда Себя не сравнивал Спаситель — так это с Судьей, который требует всецелого исполнения закона и который никогда не простит без получения надлежащего "удовлетворения". Вспомним притчу о блудном сыне. Чтобы простить младшего сына, отец не приносит в жертву старшего; не ждет он и жертвы от самого младшего сына. Прежде чем тот успел приблизиться к отцовскому порогу — отец выбежал ему навстречу. Может, сын вернулся не для покаяния, а для того, чтобы попросить еще денег, — может быть. Но отцовское сердце радо самой возможности видеть сына, радо новой близости с ним. "И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему..." (Лк. 15, 20). И когда доброму пастырю надо было вернуть потерявшуюся овцу, он не стал ради нее резать одну из тех, что остались при нем — он просто сам пошел и вернул ее...

И подумаем: можно ли эти евангельские притчи прокомментировать такими, например, словами адвентистского богослова: "В нравственном отношении люди греховны. Когда Бог вменяет им их беззакония, Он должен смотреть на них, как на грешников, как на врагов, как на объекты Его Божественного гнева, ибо существует нравственная и религиозная необходи­мость, чтобы Божья святость проявляла себя во гневе против греха"?

Если юридически мыслящие богословы так озабочены сохранением "справедливости", то разве можно назвать "справедливой" казнь Безвинного? И разве согласуется с откровением "Бог есть любовь" такой стиль мысли? Представьте, что мне досадили некоторые люди, я совершенно справедливо рассердился на этих... в общем, грешников. Но затем я решил все-таки их простить. Я решил изменить свое отношение к ним и не гневаться за их безобразия и их недостойные поступки по отношению ко мне, а сказать, что я более не буду поминать им былого. И вот для того, чтобы засвидетельствовать им свое прощение, я беру своего сына, убиваю его, а затем посылаю моим обидчикам телеграмму: вот, я на вас больше не сержусь, потому что убил своего любимого сына. Сумасшедшая картина? Но разве не так рисуют своим слушателям Бога и голгофские события протестантские проповедники?

Средневеково-схоластические способы объяснения Евангелия, уже оставленные католическими богословами, сегодня популяризируют ультрасовременные протестантские глашатаи:

"Божия праведность требует справедливого наказания за все преступления грешника. Отпустить виновного на свободу, согласно библейскому понятию права, — есть преступление против справедливости... Примирение стало основанием для оправдания. Приняв примирительную жертву Иисуса, Бог может, наконец, сделать то, что давно желал сделать — помиловать грешника. Теперь у Него есть юридически законное право объявить грешника праведным. Жертва Иисуса удовлетворяет Божье требование святости и праведности. На основании заместительной жертвы Иисуса Бог в небесном судебном зале провозгласил человечество оправданным, помилованным, прощенным и восстановленным. Оправдание — это судебный акт, совершенный на небесах на основании примирения... Грех осужден, и святой Божий гнев по поводу греха умиротворен", -пишет один из лидеров "харизматического движения" швед Ульф Экман.

Итак, проблема, по его мнению, не в человеке. Проблема — в Боге. Человек как был грешником, так и остался. Более того, распяв Христа, человечество только умножило число своих беззаконий. Но изменилось почему-то отношение Бога к нам. Внешнее для нас самих отношение Бога к людям сначала было гневным, а затем, после казни Его Сына, оно стало прощающим. Такое впечатление, что Бог пристально и гневно следил за мелкими грешками человечества, но когда люди совершили самое подлое из возможных деяний — вот тогда Бог им сказал:

Теперь Я на вас больше не сержусь; раз вы убили Моего Сына, Я вас прощаю и за этот грех, и за предыдущие. Такое впечатление, что кровь Христа просто закрыла Богу глаза на грехи людей, — как будто бы если некий человек совершал обычные грехи, а затем взял и зарезал целую семью, то его прежние "шалости" никто уже не будет вспоминать и будут помнить только об этом злодеянии.

С протестантской точки зрения Христос "умилостивил" Отца. Не людей Он изменил, не мир, но характер Отца: "эта смерть устранила из сознания Божия все обстоятельства, которые препятствовали простить грешников". "Иисус поручился за долг, который мы не в состоянии заплатить и, таким образом, добился примирения между нами и Богом". Отец не желал нас прощать, но Сын настаивал, и как последний аргумент для переубеждения Отца Он использовал Свою смерть... <...>

В отличие от западного христианства, склонного описывать драму грехопадения и искупления в терминах юридических, восточное христианство осмысляет отношения человека и Бога в терминах органических. Для православия грех не столько ви­на, сколько болезнь. Бог не наказывает грешника, как судья на­казывает преступника. Здесь скорее отношения врача и больно­го. <...>       ”(КурПрот оПрав.С.60-61,54-55).

 

Цитированная и использованная литература:

Аквилонов Е. П., протопресв. О Спасителе и спасении. М. 1997. – 147 с.

Кураев А., диак. Если Бог есть любовь... М., 1997. – 122 с.

Кураев А., диак. Школьное богословие. Изд. 2-е. М., 1999. – 366 с.

Малков П.Ю. Древо спасения. // Альфа и Омега. № 2/3 (9/10). М.,1996. С.301-320.

Серафим (Соболев), архиепископ. Об истинном монархическом миросозерцании. Статьи и проповеди. СПб., 1994. – 328 с.

Приложения

“Он же сказал им: поэтому всякий книжник, наученный Царству Небесному, подобен хозяину, который выносит из сокровищницы своей новое и старое” (Мф. 13,52). Как писал митрополит Литовский и Виленский Елевферий, слова эти символизируют должные границы нашего богословствования, когда человек “новое” (т.е. своё осмысление истин веры) выносит из сокровищницы Божественного Откровения (1 Кор.2,13) в полном согласии со “старым” - т.е. святоотеческим учением (Елевф.С.VIII). Поэтому своей основной целью автор доклада поставил изложение святоотеческого взгляда на дело нашего спасения.

Менее осязательно, но столь же несомненно значение для богословия преп.   Максима святоотеческих творений предшествующего времени. Как уже выше отмечено, преп. Максим примыкал к отцам-мистикам, в особенности к св. Григорию Богослову, св. Григорию Нисскому и св. Афанасию Великому, а также к Дионисию Ареопагиту. Эти писатели в его время были главными богословскими авторите­тами в Византии. Их влиянием объясняются многие черты в системе преп. Максима и, прежде всего, общий идеалистический дух ее — последнее, конечно, настолько, насколько здесь не ис­ключается и значение индивидуальности самого преп. Максима. Указанные отцы держались такого же направления, как и преп. Максим. Они в такой же степени были сторонниками идеали­стической онтологии, как и аллегорического истолкования Св. Писания, и с таким же усердием изучали таинственную сторону книги природы, как и книги “словес Духа”. — Под влиянием тех же отцов преп. Максим мог развить и основные понятия своей системы, хотя эти понятия у всех указанных отцов рас­крыты разрозненно, у каждого в отдельности. Так, в богословско-философских системах св. Григория Богослова и Дионисия Ареопагита центральное место занимает идея Бога (Первона­чала); для св. Григория Нисского центральная идея антрополо­гическая, а для св. Афанасия — идея Христа. Наконец, и в детальном развитии частей своей системы, насколько можно су­дить по... параллелям из святоотеческой письменности, преп. Максим пользовался руководственными наставлениями главным образом тех же св. отцов. В частности, можно отметить, что в учении о Боге он примыкал к воззрениям Дионисия Ареопагита и св. Григория Богослова, в онтологии философски развил учение о  Климента Александрийского, Дионисия Ареопагита, обоих Григориев и Евагрия; в антропологии следовал преимущественно св. Григорию Нисскому, главному авторитету Востока в этой области, примыкая, впрочем, также в области философской психологии — к Немезию, а в учении о прародительском грехе — к св. Афанасию Великому, в учении об искуплении, как обожении, преп. Максим разделял взгляды св. Афанасия и обоих Григориев; в христологических формулах и по вопросу о тленности плоти Христовой следовал Леонтию Византийскому; в учении о таин­ствах, свободе и благодати держался воззрений главным образом св. Григория Нисского, а также и Марка Подвижника (с необхо­димыми поправками); в представлении таинственного существа Церкви руководствовался глубокими созерцаниями св. Мефодия Олимпийского;  в  эсхатологии  же  разделял  воззрения св. Григория Богослова, а также и св. Григория Нисского (с противооригенистическими поправками)” (Епиф.С.148-149).

В “Луге Духовном” содержится повесть блаженнейшего папы Евлогия Александрийского о том, что когда свт. Лев, папа Римский отправлял свое послание против Евтихия и Нестория свт. Флавиану, патр. Константинопольскому, то, помолясь со слезами, положил его на гробницу св. ап. Петра, а наутро нашел послание с исправлениями, сделанными рукой Апостола, о чем сам ап. Петр и сообщил ему той ночью в видении. Это – С.174-175.

 

СерафСоб.Об истинном монарх.С.250. К слову. Из этой же проповеди: “Все грешники, живущие в Новом Завете, примут даже большие адские муки, чем сами бесы, ибо за бесов Своей драгоценной Крови Господь не проливал” (Там же.С.251). Как это понимать?



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: