Святые дня:


Предыдущая Следующая

Конечно, нужно сказать и о изреченных Виссарионом «истинах» по поводу святых мест на земле Израильской. Минусинский учитель «забраковал» все святые памятные места христиан, и по своему выбору установил новые. Кому бы пришло в голову, что место распятия Христа не на месте которое называлось голгофа где сейчас храм Воскресения, и на котором нашли три креста один из которых, был Христов, а среди базара, как указал на то Виссарион. «А поздним вечером, среди закрывшихся до утра маленьких магазинчиков, на мокрой от печального дождя каменной дороге, стоял сын человеческий. Стоял на месте своего распятия» (Пов.Вад. 2ч.17,44). Наверное, членов секты впечатляет, как «ясно и реально вспоминает» Виссарион двухтысячелетнюю давность. Но вот проблема. Несовпадения его фантазий с реальной церковной историей, которую никто, и никогда, не исправлял, в отличие от курса истории в советских школах. Ему бы  «мыльные оперы» сочинять. В «последнем завете», в главе «Встречи», где даны ответы Виссариона на вопросы людей, например о 12 апостолах, такой бред сочиняет он, что это ни в какие рамки истории, ни Священного Писания не входит. Виссарион с ходу, в ответ на вопрос об учениках Христовых, начинает сочинять, бесстыдно выдумывая кощунственную ложь. По его словам сами евангелисты выделили из всех апостолов наиболее заметно проявивших себя (см. Встречи 118). Но апостол Марк, который записывал евангелие со слова ап. Петра пишет отличное от Виссариона: «Потом взошел на гору и позвал к Себе, кого Сам хотел; и пришли к Нему. И поставил из них двенадцать, чтобы с Ним были и чтобы посылать их на проповедь, и чтобы они имели власть исцелять от болезней и изгонять бесов; поставил Симона, нарекши ему имя Петр, Иакова Зеведеева и Иоанна, брата Иакова, нарекши им имена Воанергес, то есть «сыны громовы», Андрея, Филиппа, Варфоломея, Матфея, Фому, Иакова Алфеева, Фаддея, Симона Кананита и Иуду Искариотского, который и предал Его» (Мк. 3,13-19). И у ап. Матфея «И призвав двенадцать учеников Своих, Он дал им власть над нечистыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь и всякую немощь. Двенадцати же Апостолов имена суть сии: первый Симон, называемый Петром, и Андрей, брат его, Иаков Зеведеев и Иоанн, брат его, Филипп и Варфоломей, Фома и Матфей мытарь, Иаков Алфеев и Леввей, прозванный Фаддеем, Симон Кананит и Иуда Искариот, который и предал Его» (Мф. 10,1-4). Словами апостолов и самовидцев Господних обличается скороспелое вранье Виссариона, которое вылезло на встречах с людьми при неожиданном вопросе об апостолах. И ему не хватило духу ответить: «не знаю», пришлось половину имен двенадцати просто выдумать, или смешать. По Виссариону первым пришел Андрей, потом Иоанн и Петр, Иаков, следом же, как ни странно Фома – Варфоломей (!). Не стоит удивляться способности Виссариона запутывать всех своими фантазиями, - это его стиль. Как мы видим у евангелистов Фома и Варфоломей – (он же Нафанаил) не одно лицо. Фома по-еврейски, значит: близнец; по-гречески он именовался Дидимом, что означает то же самое. Варфоломей (Нафанаил), всегда упоминается как отдельное от Фомы лицо. «Шестым пришел Марк», говорит Виссарион. Хотя имя Марк среди имен двенадцати ни разу не встречается. Потому, как Марк был из числа семидесяти. И Священное Писание, «в Деяниях» о нем часто упоминает, как о близком соратнике ап. Варнавы и Петра (Деян. 12,12.25. 13,13. 15,37. (1Петр. 5,13) (Кол. 4,10) (2Тим. 4,11) и др.), по боговдохновенному слову которого и было написано Евангелие от Марка. За Леввеем, о котором С.А.Тороп сочинил кощунственную небылицу, по его словам пришел Лука, который был опять же из числа семидесяти. Он был сподвижником ап. Павла и, по словам последнего даже его врачом, т.к. знал врачебное искусство (Кол. 4,14). За Лукой, девятым, Виссарион ставит Максилиана (!?). Просто разводишь руками, откуда он имя такое взял? Максимиан есть, Максимилиан есть (хотя они и не апостолы), но Максилиан – такого ни история, ни святцы не знают. «Десятым пришел Захарий». Пророк с таким именем был, но в апостолах ни из 70-ти, ни из 12-ти не было. «За Матфеем пришел Самуил (Филипп)». Опять Виссарион смешивает два имени и двух людей. Самуил это пророк, а Филипп апостол. Тринадцатым у Торопа пришел Иуда Искариот, о котором он рассказал любителям басен, что тот замахивался на Христа ножом, потом ушел из числа учеников, но, осознав «роковую ошибку» три раза пытался броситься в пропасть; «но так и не решился броситься вниз. После сего он сильно запил. И однажды в пьяном угаре воззвал к Богу и умер» (Встречи 120). Неужели Виссарион забыл, как в Библии описан конец Иуды; «Тогда Иуда, предавший Его... пошел и удавился» (Мф. 27,1-5), или «когда низринулся, расселось чрево его, и выпали все внутренности его» (Деян. 1,18). Четырнадцатым, Виссарион помещает, св. Ап. Иакова Алфеева, которому, буйное воображение Сережи приписывает грех богоотступничества. «Иаков Алфеев впоследствии был изгнан из поселения за несение ложных речей об Учителе...» (Встречи 118). Мы же, не умолчим о том, что по вознесении Христа, сей многохвальный апостол пребывал с прочими в Сионской горнице во время сошествия Святаго Духа (Деян. 1,13), также как и некоторое время после сошествия (-- 6,2). А церковная история передает нам, что св. Иаков окончил свою проповедь в Египетском г. Острацине, будучи пригвожден ко кресту. И если бы Иаков Алфеев, был бы таким злодеем, каким его представил Виссарион, то св. Евангелисты  писавшие богодухновенные книги через много лет от описываемых событий, хоть в одном месте упомянули бы об отступлении. Как упомянули об Иуде Искариоте, Симоне волхве, Февде, Каиафе, об Анании с женой Сапфирой и прочих. Ведь упомянули же они даже раскаянный грех Петра. Виссарионовцы пытаются робко защищать своего учителя, когда им цитируешь его мемуары или экспромт фантазий, то как: «Симон Кананит и Симон Зилот, которые упоминаются в Писании, пришли несколько позже и уже присутствовали на тайной Вечере» (Встречи. 118.). Еще не раз придется краснеть за учителя его ученикам, ведь он все говорит и говорит. Обычно такие казусы происходят с фантазерами и врунишками[19], которые хотят примерить свои выдумки к реальности. Ведь любой историк или церковный человек знает, что Симон Зилот и Симон Кананит – это одно лицо. Зилот и Кананит – подобозначащие слова. Zhlwton («Зилотон» или «Зилот») – греческий перевод еврейского «Кананит» (от «кана» - ревность). Это прозвище Симона, который происходил из Канны Галилейской[20], и был членом еврейской партии «ревнителей». И в числе 12-ти есть только один Симон, не считая Петра. Словом, даже перечислить имена двенадцати, Виссариону «глядящему в прошлое», видимо не под силу.

Предыдущая Следующая



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: