Размышление до-минор (размышление 1) 

Прелюдия

Я, Савченко Дмитрий Николаевич, бывший старший  научный сотрудник НИИ проблем  высшей школы (сейчас НИИВШ не существует), бывшей супердержавы - Советского Союза  сидел дома и размышлял. Странные мысли посещали тогда (неделю назад). Почему издатели не хотят издавать мои монографии, содержание которых транслирует главную для любой страны идею: поиск, тщательный отбор пассионариев, дающих возможность успешному существованию данного этноса во враждебной или конкурентной среде. Когда я обратился, например, в научно издательское объединение «Фазис» с первой свой монографией «Креатология. Исследование интуиции творческой личности, талантов и гениев в науке, мотивационный коллапс и Теофания» с целью издать её, руководитель объединения сказал мне: «назовите в Москве хоть одно имя человека, который мог бы понять Вашу монографию, ибо в ней пересекается столь много гуманитарных направлений и направлений точных наук, что понять это невозможно». Я ему ответил сходу: «Хоружий С.С.». Реакция издателя была молниеносной: «Ваша книга не для современного рынка», её никто не будет покупать, и далее последовал отказ. Через некоторое время я передал ему по Интернетовской почте другую монографию с таким названием: «Креатология. Методологические основания креатологии. Наука и православная религия». Через некоторое время, нужное ему для осмысления прочитанного, я ему звоню и слышу на другом конце провода с негодованием и возмущением в голосе: «Да там у Вас один Бог!!!», - и отказал в публикации. Из этого диалога я понял, как он не любит даже упоминания о Боге. Этот диалог я передал по памяти, но примерно такие диалоги были у меня с десятком издателей. Другие издатели говорят: «То, что вы написали, это хорошо, умная книга и читатели у неё есть, но мы можем издать её только за счет автора». Так, например, мне сказал гл. редактор издательства «вузовская книга» Садовский В.Ю. Я спросил, сколько нужно денег, чтобы издать книгу?- Он ответил - «80 тыс руб. за тираж 1000 экз». Другие издатели требуют стандартную таксу с автора: «100 тыс. руб. за тираж 1000 экз». Но я же не миллионер и не олигарх, я свободный ученый, freelancer, откуда мне взять такие деньги?

Адажио

    И я подумал: «до чего доведена страна, что издательская деятельность не даёт прибыли. Ведь все эти главные редакторы и издатели видели, что им представлено научное исследование на стыке богословия, эстетики, философии, теоретических основ психологии, психоанализа и глубинной психологии, теории катастроф, математики (марковские процессы и марковские поля, минимальные поверхности в римановом многообразии, неевклидовые пространства (топология)), астрофизики и теории относительности. Работа является пионерской, модели и идеи, предоставленные в монографии, аналогов в мировой практике не имеют, работа является плодом фундаментальных исследований, я вкалывал 22 года по этой тематике. Если Вы помните 2 американских фильма (между прочем очень умные и хорошие) – «Библиотекарь» и «Библиотекарь 2», герой которого всю жизнь учится и как следствие, обладает знаниями во многих областях, так вот этому герою фильма повезло: он стал кем он должен быть на месте, где он должен быть. Я не виноват, что я всю жизнь учусь и постигаю знания из различных областей, я не виноват, что правое и левое полушарие головного мозга работает, а не простаивает, я знаю примеры таких людей из истории, которые блестяще владели гуманитарными знаниями и естественнонаучными (в том числе и математикой), я могу Вам назвать сходу два десятка таких имен. Но почему, - думал я, - я должен быть только гуманитарием или только специалистом в области точных наук? И почему наша система образования произвела буквально «обрезание» и загнало всех молодых людей в гетто узких направлений, требующихся власть предержащим? И почему исчезает и вытравливается понятие «премудрость» или другое понятие «Премудрость Божия»? Средневековые традиции показывают нам мыслителей и системы образования, не дающие ущербность в получении мудрости. Термин «мудрость» означает венец определенного этапа познавательного процесса, сочетающий в себе как знание какой-либо умопостигаемой области, так и понимание невидимой, трансцендентной области бытия. Нельзя прерывать мировоззренческую традицию, идущую от того, что пришло на Русь в греческих символических, богословских, мыслительных и словесных формах. Необходимо понять, что мистические тексты Плотина и Прокла через призму могущественного пламени откровений и текстов св. Дионисия Ареопагита дало в дальнейшем всё многообразие форм христианизированного неоплатонизма. Эта традиция, упавшая на культурную ниву святой Руси дало глубину древности, мудрости и святости. За понятным смыслом культуры, искусства, церковной символики явно стоит некая «премудрость». Я говорил в 1-й монографии «Креатология. Методологические основания креатологии. Наука и православная религия» в разделе: «Пролегомены к «Символической теории интуитивного познания», что процесс творчества, процесс интуитивного постижения представляет собой огромную концентрацию собственной энергии, энергетических ресурсов, позволяющих личности получить знания более высокого уровня (другими словами некую мудрость). Как говорилось ранее гениальная музыка, гениальная живопись, гениальные открытия в области математики и техники обладают колоссальной энергией, умело и точно сфокусированной. Эта энергия, энергия мудрости даётся человеку. Но откуда эта энергия?

    В монографии: «Креатология. Число. Гармония. Метафизика Света» говорится о св. Григории Паламе, также о том, что он утвердил на одном из церковных соборов учение о сущности Троицы и о нетварных божественных энергиях. 

    Св. Палама пишет, что поскольку божественные и обоживающие озарение и благодать есть не сущность, а энергия Божия, то она представляется не только в единственном, но и во множественном числе. Соразмерно сообщаемая тем, кто причаствует ей, она, соответственно способности воспринимающих ее посылает им большее или меньшее обоживающее осияние. Приведем такие слова св. Паламы:

    “Ни нетварная благость, ни вечная слава, ни жизнь, ни что-либо подобное не суть пресущественная сущность Бога, ибо Бог как Причина превосходит их; однако мы говорим, что Он есть Жизнь, Благость и тому подобное... Но так как Бог присутствует всецело в каждой из боголепных энергий, по каждой из них мы именуем Его“. “И не то же вы, мудрые во всех отношениях [люди], разумеете, что являемое или умопостигаемое или причаствуемое не есть часть Бога, дабы и Бог, согласно вам, не претерпел таким образом разделения, но [вы, конечно, разумеете,] что [Бог] весь проявляется нeкако и нет, и познавается и не познавается, и причаствуется и непричаствуем есть”. Следовательно, “каждая Божественная сила и каждая энергия есть Сам Бог“.

    Палама часто возвращается к мысли о том, что твари причастны Божественным энергиям, что возможно познать Бога в Его промышлении. Эти нетварные и вечные энергии представляются ему мыслями Бога, Который Сам присутствует в каждой из них; однако они являются не сущностью Бога, а только силами, преобразуемыми Его царственной волей во временные действия. “Как могли бы многочисленные мысли [Божии] и по ним образы будущих существ... сами быть сущностью? [На самом деле], сия [суть], имиже усматривается отношение к существам Того, Кто по сущности всячески неотносимый”.

    Значит, именно живой, но трансцендентный  в своей сущности Бог мыслит мир до творения и впоследствии действует в нем Своим промышлением.

    Архимандрит Киприан (Керн) в своей диссертации писал, что учение св. Григория о миробытии вытекает из того же различения в Боге сущности и энергии. Энергии – это, как мы видели, Сам Бог в Его обращении к твари. Его творческая мощь, промыслительное попечение о мире, все Его явления миру и человеку не суть сама сущность Божия, которая остается неприступней и непознаваемой, а Божественные энергии, или точнее, единая, но многообразная и многочастная энергия (действование) всех Трех Божественных Ипостасей.

    Так вот откуда эти божественные энергии! Одними энергиями достигается премудрость  человеческая (сумма знаний). Другими  энергиями преображается сам  человек, меняется его отношение  к миру. Третьи энергии дают человеку способности разнообразные. Наконец одна из многих божественных энергий, истекающая из сущности Троицы, называется премудрость Божия.

Человек «хорош» в своей гордыне и  невежестве, - думал я, сидя на кухне  за рабочим столом, ибо там мое рабочее место. Он думает, что своей собственной волей и своей энергией он может достичь всего, что угодно. Он не понимает, что где-то в невидимом мире в известной книге записана его судьба и чтобы он не делал, всё равно Промысл Божий приведет его к известной точке, которая часто расходится с тем, что человек задумал. Иначе как можно понять все предсказания будущего, которые точно сбывались? Видимо, эти события записаны где-то. И я еще дальше подумал, что эти нетварные божественные энергии, формирующие события и дающие людям способность творить свой путь по линии Божественного Промысла, именно они дали Святой Руси глубину древности, мудрости и святости. Кстати, антитезы между культурой и святостью «не существовала никогда и не могла существовать» (доктор богословия, проф. А.И. Сидоров). Умный этот профессор, - прочел мои мысли раньше меня, - подумал я, - ибо он раньше появился на свет Божий. Аскетическая культура, о которой он толкует, толкает православных подвижников на подвиг, ибо они желают обрести полноту утерянного единения с Богом. Здесь наш профессор указывает на неведомую миру незнакомую этому миру Божественную красоту, о существовании которой человек не знает и даже не подозревает. Это Красота, лежащая за гранью чувственных восприятий, красота вне телесных форм. Это Божественная красота – Божественный Свет. Архимандрит Рафаил (Карелин) приоткрывает нам Завесу великой тайны:

            Эта Красота – великая  тайна, соприкоснувшись  с которой, увидев ее духом хотя бы на мгновение, человек  уже не может не любить её, не тосковать по ней. Поэтому мне кажется, что монашество – это искание Божественной красоты, перед которой в какие-то мгновения душа человека застывает в невыразимом изумлении. В этой Божественной красоте преображается сам человек, она заставляет трепетать и звучать какие-то глубокие струны в его сердце (цитирую по: Архим. Рафаил (Карелин). Христианство и модернизм. М., 1999, с.79).

    Культура  святости, о которой говорит умный профессор богословия А.И. Сидоров, рождает многочисленные ответвления православной культуры: богословие, агиографию, иконографию и т.д. Свет, о котором говорил Архимандрит Рафаил, является целой областью исследований, однако природа его остается до сих пор непостижимой. Смотрите, как возвышенно и поэтично говорит о нем божественный Дионисий Ареопагит:

            Итак, умственным Светом называется превосходящее всякий свет Добро как источающее свет сияние и воскипающее светоизлияние; все надмирные, около мира и в мире пребывающие умы от своей полноты просвещающее; все их мыслительные силы обновляющее; всех, собою охватывая, объемлющее; все своим превосходством превосходящее; как изначальный свет и сверх-свет в себе сосредоточившее, сверхимеющее и предымеющее господство решительно над всякой светящей силой; всё умственное и разумное собирающее и сочетающее. Ибо так же, как неведение есть нечто разделяющее заблуждающихся, явление умственного света есть нечто собирающее освещаемых, объединяющее, совершенствующее и обращающее их к Воистину Сущему, отвращая от многих мнений, и различные точки зрения, или, точнее сказать, представления, собирая к единому истинному, чистому, единовидному знанию, наполняя единым соединяющим Светом. 

    Потрясающая мистика и метафизика света! Так, например, категория «источающее свет сияние» или «воскипающее светоизлияние» совершенно не встречается в других метафизиках света и даже такие понятия не встречаются у знаменитых эллинских философов: Платона, Плотина, Прокла! Св. Максим Исповедник также не освещает смысл этих понятий. Мне представляется такое пояснение этих понятий. «Источающее свет сияние» - это то, что исходит от Бога и делает человека обоженым. Это то – что видели апостолы в Преображении Господнем, когда одежды Иисуса Христа сделались белыми, лицо Его сияло как солнце, и сияние исходило от Него, заливая светом окружающее пространство (Д.Н. Савченко. «Креатология. Число. Гармония. Метафизика Света. ТОМ II»).

    Рассматривая  содержание корпуса Ареопагитик  я увидел, что подчеркивается мысль: «смысл жизни всех существ – стремится к единению с Богом, получая высокие таинственные озарения от Него». Эти «озарения», «энергии» «исхождения» сущности есть Божественный свет. Ареопагитики имеют много мест с рассуждениями о свете. «Умный свет» воспевается в самых тонких богословски изящных выражениях, зачастую в форме поэтической красоты. Потоки этих озарений, света вечно изливаются в мир из неиссякаемого источника умственного Света, Добра, нисходя от высших ступеней бытия к низшим. Начало бытия – таинственная, неизреченная несообщимая бездна Божественного Света, который охватывает всё. Как пишет Епифанович С.Л.  в своей знаменитой книге: «Преподобный Максим Исповедник и византийское богословие (с.34-35)» - озарения подают свои просвещения по мере восприимчивости бытия (????????); в мире чувственном поэтому они изливаются всегда под внешними знаками (символами). Внутренне содержание всех этих таинственных озарений (света) переживается, конечно, каждым непосредственно, как и во всех вообще мистических состояниях. Однако восприятие его требует предварительно особого научения (??????????) от того, кто сам уже имел опыт и кто совершеннее. Самая градация нисходящих ступеней бытия намекает на необходимость такого высшего «иерархического» воздействия: в этом обоснование принципа иерархизма. Поэтому-то и всё разумное в своем устремлении к Богу образует иерархию небесную и земную, поставляющую низшие чины под руководство и таинственное воздействие высших. В ней Ареопагит созерцает целую иерархически построенную лестницу озарений (света) по которой нисходит просвещающая энергия Божества. В свою очередь эта лестница есть не что иное, как отражение тех последовательных ступеней бытия (от высших до низших), в которых раскрылась творческая энергия Божия. Всё бытие представляет собою абсолютную бесконечность света с бесконечным убыванием этого света по мере удаления от центра. Всё бытие есть разные уровни света, начиная с абсолютной мощности и полноты в центре и кончая убыванием вплоть до мрака на периферии.

    Мы  чуть-чуть погрузились в глубину древности, мудрости и святости, - подумал я. Погрузимся еще глубже.

    В «Пролегоменах к «Символической теории интуитивного познания» я отмечал, что процесс познания начинается с трансцендентного уровня, с непосредственного просвещения исследователя светом, исходящим от Отца светов. Это кажется загадочным для тех, кто не задумывался над процессом собственных открытий, кто, имея статус ученого, привык полагаться на культ разума. Знание, появившееся вследствии интенсивной научной творческой работы становится новым знанием, как бы «застывшей мыслью». Это знание символично, оно – символ, ибо содержит в себе ноуменальное (свет Божий, мысль, результат интуиции как процесса), и феноменальное (результат логической обработки новой идеи).

    Поэт  и мыслитель Вячеслав Иванов, признанный на Западе, как и в России одной  из главных фигур, определивших своеобразие  гуманитарного мышления ХХ века, человек, определивший творческий универсализм эпохи серебряного века, был одним  из главных «идеологов» русского символизма. Его высказывания широки и глубоки, они скрывают бездну, глубину без дна в области символизма. Он пишет, что символ есть знак, или ознаменование, но символ – иероглиф, иероглиф таинственный, ибо многозначащий, многосмысленный. Мною была принята в этом плане точка зрения Вячеслава Иванова, ибо она соответствует разрабатываемой в настоящее время теории символического интуитивного познания. Он говорит: 

        Подобно солнечному лучу, символ прорезывает все  планы бытия и  все сферы сознания и знаменует в каждом плане иные сущности, исполняет в каждой сфере иное назначение. В каждой точке пересечения символа, как луча нисходящего, со сферою сознания он является знамением, смысл которого образно и полно раскрывается в соответствующем мифе. Оттого змея в одном мифе представляет одну, в другом – другую сущность. Но то, что связывает всю символику змеи, все значения змеиного символа, есть великий космогонический миф, в котором каждый аспект змеи-символа находим свое место в иерархии планов божественного всеединства (Иванов Вяч. Иванович. Родное и вселенское. – М.: Республика, 1994. - 428 с.) 

    Символика – система символов, - утверждает В. Иванов, - символизм искусство, основанное на символах.

    Здесь я отошел от трактовки В. Иванова, что символизм – искусство, основанное на символах, и предложил свои начала символического познания. Вслед за Андреем Белым снова утверждается: 

            Гениальное  познание есть познание идеи – ступеней сущности, возникшей  перед нами в представлении. Познание идей открывает во временных явлениях их безвременно вечный смысл. Это познание соединяет рассудок и чувство в нечто отличное от того и другого, их покрывающее. Вот почему в познании идей мы имеем дело с познанием интуитивным. 

    Истинный  символизм это не искусство, как думал Вячеслав Иванов, это гораздо шире. Это не только искусство, но и наука, а также религиозное творчество. Ибо религиозное творчество – это не искусство, это пламенеющее двуединство феноменального и ноуменального, ибо «сквозь материю просвечивает Божество». Почему «пламенеющее»?

    Давайте для простоты рассмотрим в качестве примера такое творение верующего иконописца (заметьте, не художника!) как икона. Проблема иконы заключается в том: как может и может ли быть изображено Божество?

    Бог нам открывается – словом, действием и в образах, причем много раз. Слово Божие, может быть и изображаемо, хотя, разумеется, никогда не может быть адекватно, совершенно изображено. Однако это не требуется для изобразимости: для последней необходимо, чтобы изображения воплощенного Слова, иконы Христа, были не пусты, имели в себе отобразившийся Луч Божества. В иконе Христа изображается Богочеловек. Это значит, что это не портрет великого человека, но и образ, в котором отобразилось бы Божество Христово. Но эта задача уже выводит за пределы искусства в область религиозную, она требует от иконописца не только искусства, но и религиозного озарения, видения. Икона есть не только предмет искусства, но и Теофанический акт, в ней соединены два мира: ноуменальный и феноменальный. Иконописец – не только художник, но и церковно-мистический человек. Пламенеющий Духом Святым образ мистически связан с Первообразом. Икона становится двуединством феноменального и ноуменального, икона становится «излучателем» Теофании, Луча Божества, она становится чудотворной. Икона становится символом, чрез неё просвечивает Вечность. Но иконописец, готовясь к подвигу написания иконы постится, соблюдает молитвенный подвиг, словом готовит себя к акту приема Луча Божества, озарения, интуитивного прозрения, ибо без Божественного исхождения, Теофании, икона не будет создана. Иконописец знает, что его художественный талант ничего не значит, ибо в создании иконы участвуют в синергии Бог и он, иконописец. В момент озарения, интуитивного прозрения, иконописец участвует в процессе интуитивного символического познания, ибо созданная им икона – символ, обладающий бесконечной глубиной Мудрости Божией.

    Итак, подумал я, Луч Божества, воплощенный в иконе, излучает. Что излучает?

    Нетварную божественную энергию или благодать  Духа Святого. Да, это то, над чем трудился св. Григорий Палама. Всякий, читающий молитву пред домашней иконой, ощущает эту благодать. Вы не читали когда-нибудь молитву Иисусову, эту молитву Афонских монахов и вообще всех подвизающихся? Не читали? Попробуйте. Но сначала количество Ваших чтений не должно превышать 40 раз (это моя опытная цифра, ибо 7 лет я практиковал Иисусову молитву дома, у Вас может быть другая цифра, но не намного превышающая этот уровень). Уверяю Вас на каком-то этапе Вы увидите Свет необычайной чистоты, или, бывает, икона пламенеет, как будто огонь окружает её. Правда есть предупреждение старцев и монахов исихастов: Вы можете попасть в «прелесть». «Прелесть» - это когда духи тьмы дают всякие световые эффекты вокруг иконы и здесь нужно соблюдать правила осторожности, данные в руководствах исихастов по молитве Иисусовой. 

    Мы  снова приходит к нетварным божественным энергиям, этим Лучам Божества.

    И вот, воздавая должное мысли древнемонашеской письменности и литературы, скажем: не в трактатах, а в иконах, в зримых явлениях Красоты и Света заключены центральные идеи древнерусской культуры. Русский иконописец не хочет воздействовать на эмоции, а показывать саму истину, свидетельствовать. Поэтому ему требуется безмолвие («исихиа»). При этом святость иконы и святость иконописца взаимно свидетельствуют друг о друге.

    Финал

    Я исследовал отношение издателей к новизне, новым идеям в науке, культуре, образовании. Стало понятно, что «виновата» ущербная система образования, делающая людей «одномерными человеками». Но это у нас в стране. Там, за рубежом (хотел сказать: за бугром) любая инновация является победой в конкурентной борьбе (если только эта идея проверена и воплощена в жизнь). У нас люди работали кочегарами, а потом, оказавшись за границей, получали Нобелевские премии. Дальнейшее размышление привело к понятию глубины древности, мудрости и святости Святой Руси, кстати, и сейчас эту глубину не смогли вытравить идеологи космополитизма. Здесь была рассмотрено понятие «премудрость» и выяснилось, что в основе любых познавательных достижений человека лежит нетварная Божественная энергия или Луч Божества, были рассмотрены Красота, Свет и, наконец, Луч Божества, воплощенный в иконе, излучает благодать.  



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: