Предопределение Божие и нравственная свобода человеческой личности

Предыдущая | Следующая

Православная Церковь учит и исповедует, что превечное предопределение Божие о

мире и человеке не исключает и не устраняет личную свободу отдельного человека.

При этом предопределение Божие, понимаемое как абсолютное предведение Божие обо

всем, что совершается во времени, ничем не ограничивает нравственную свободу

человеческой личности.

Иначе смотрит на вопрос о предопределении инославный Запад. Идущая от времен

блаженного Августина и Фомы Аквинского интерпретация детерминизма в своем

наиболее ярком виде явила себя в учении кальвинизма, в котором последовательно и

до конца доводятся все ужасы предопределения. Центральное место в теории

предопределения Запад отводит вопросу личного спасения человека. При этом

спасение человека Запад понимает всего лишь как акт внешнего, юридического

оправдания человека перед Богом, а не как процесс внутреннего освящения,

преображения и обожения человека. Исходя из юридического понимания спасения,

Кальвин учил о путях оправдания человека перед Богом, где совершенно оставляется

без внимания нравственное достоинство человека и где все отводится абсолютной и

неисследимой воле Божией. Вопреки Священному Писанию, возвещающему, что Бог

"хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины" (1 Тим. 2, 4),

Кальвин учил о двояком предопределении людей: одних к славе, а других к

погибели, провозглашая свою доктрину как непреложную волю Божию и тем самым

приближая свой взгляд на спасение к учению Корана. Согласно Кальвину, абсолютное

предопределение совершенно устраняет человеческую свободную волю. По Кальвину

следует, что избрание или отвержение человека Богом это неизбежность судьбы:

кого Бог не избирает, Он отвергает. Отсюда логически вытекает, что существует

изначальное неравенство в судьбах разных людей, где одни предопределены к

спасению, а другие обречены на гибель. Разделяя точку зрения Лютера об

отсутствии у людей в результате грехопадения свободы воли, Кальвин довел ее в

своем учении о предопределении до логического абсурда.

Последовательность кальвинизма в вопросе о предопределении вызвала в

католичестве реакцию в сторону самозащиты. На Тридентском Соборе было осуждено

августино-лютеровское учение (имена не назывались) об утрате Адамом в

первородном грехе свободы воли.

Православный Восток, оставшись внутренне не затронутым проблемами и спорами,

которые возникали на Западе вокруг учения о предопределении в августинизме,

томизме и кальвинизме, выразил свой взгляд на предопределение в "Послании

Восточных Патриархов":

"Веруем, что Всеблагой Бог предопределил к славе тех, которых избрал от

вечности, а которых отвергнул, тех предал осуждению, не потому, впрочем, чтобы

Он не восхотел, таким образом, одних оправдать, а других оставить и осудить без

причины, ибо это не свойственно Богу, общему всех и нелицеприятному Отцу,

Который "всем человеком хощет спастися и в разум истины прийти" (1 Тим. 2, 4),

но поскольку Он предвидел, что одни хорошо будут пользоваться своей свободной

волей, а другие худо, то поэтому одних предопределил к славе, а других осудил...

Но что говорят богохульные еретики, будто Бог предопределяет или осуждает,

нисколько не взирая на дела предопределяемых или осуждаемых, это мы почитаем

безумием и нечестием... Верить, таким образом, учить и мыслить мы не дерзнем

никогда... и тех, которые так говорят и думают, мы предаем вечной анафеме и

признаем худшими всех неверных".

Святая Церковь учит о том, что Бог по Своему Естеству, то есть по Своей

Сущности, или Природе, абсолютно трансцендентен миру: Он творит мир Своим

Божественным Действием, которое является имманентной первопричиной бытия мира.

Божественное действие, энергия, благодать, ни в коем случае не упраздняет

тварной свободы человека в ее индивидуальном проявлении. Даровав человеку

свободу, Бог воздействует на человека Своей любовью, а не принуждением. Свобода

Божественной любви предполагает со стороны человека ответную любовь в свободе.

Нет любви без свободы, так же, как нет и свободы без любви. Свобода личности как

одно из основных проявлений в человеке образа Божьего остается неприкосновенной

и неуничтожимой. Бог не нарушает Своим всемогуществом нравственной свободы

человека. Он говорит: "Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и

отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною". (Откр. 3,

20).

Эта дверь есть личная свобода человека, источник его самобытности и

нравственного состояния, его открытости или замкнутости по отношению к Богу.

Создав человека, Бог дал ему в собственность этот источник, владение которым

означает свободное принятие или отвержение Божией милости и любви.

Отношение Церкви к вопросу о предопределении с наибольшей ясностью и полнотой

выражается в ее учении о Промысле Божием, включающем в качестве своего самого

фундаментального принципа положение о нравственной свободе человека.

Промысл Божий в судьбе каждого человека это некий диалог премудрости, благости и

всемогущества Божьего с личной свободой человека. Инициатива в этом диалоге

принадлежит Богу, но с неизменным соблюдением свободы человека и вообще всей

разумной твари. Господь не уничтожает Своим всемогуществом силы зла, Он щадит

даже падших ангелов, оставляя вместе пшеницу и плевелы до жатвы, Он попускает

зло, чтобы блюсти свободу твари, и в этом заключаются долготерпение и любовь

Божия к со творенному миру. Но настоящее состояние мира не есть его неизменный и

окончательный образ. Глазами эсхатологической веры Церковь видит несовершенство

нашего человеческого мира, но знает и исповедует, что наступит его конечное

обновление и преображение. Надежда Церкви, устремленная в будущее, проистекает

из веры в Воскресение Христово, в Божественную победу Христа над смертью и

мировым злом вообще. Эта надежда предвосхищает преодоление всего того, что

принадлежит темной области греха и смерти и что не достигнет будущего царства

преображения как в личном, биографическом, так и в мировом, общечеловеческом,

плане.

Богу от вечности ведомо все, что должно быть и что должно совершиться во

времени. Вечность имеет в себе все содержание времени. Во времени нет ничего,

что не имело бы для себя основания в вечности. Поэтому и онтологический

детерминизм при наличии нравственной свободы есть нечто совершенно иное, нежели

причинное предопределение всего от вечности. В вечности Бог предопределяет лишь

все возможности того, что может совершиться в мире, но эти возможности творчески

реализуются нравственной свободой человека, и она, как всякое творчество,

содержит в себе нечто новое. Но это "новое" ново лишь для твари, а не для Бога,

оно ново лишь в действительности, а не в возможности. Эта всецело ведомая Богу

возможность самоопределения человека и есть тот экзистенциальный горизонт

нравственной свободы человеческой личности, который в каждом свободном действии

уходит в недосягаемую беспредельность и сливается с тайной предвечного

Божественного замысла о мире и человеке.

ГЛАВА VI



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: