Место добродетели в системе нравственных ценностей

Предыдущая | Следующая

В системе нравственных ценностей добродетель занимает одно из центральных мест.

Следует, однако, прежде всего, отметить, что слово "добродетель" как термин и

как понятие является в настоящее время в значительной мере забытым. Его редко

можно встретить в языке и литературе нашего времени. Чаще оно встречается в

специальной литературе по этике. Однако в языке церковной проповеди, в

нравственных наставлениях пастырей Церкви этот термин никогда не исчезал, хотя

смысл его очень обеднел и потускнел в сравнении с его прежним блеском и

достоинством, которые выражались в эквивалентных ему понятиях "доблесть" и

"красота".

Добродетель это нравственная доблесть и красота, которые способны всякого

человека восхищать и привлекать, к которым нужно стремиться и которые необходимо

воспитывать и возделывать в себе ради достоинства своего существования и

восхождения к идеальной норме бытия и нравственному богоуподоблению.

Являясь высшей этической ценностью, добродетель должна быть, понята и оправдана

не только в плане временной человеческой жизни, но, что особенно важно, с точки

зрения вечного назначения человека. В этом универсальном значении христианские

нравственные добродетели это единственно приемлемые одежды души, в которые ей

надлежит облечься на земле и в которых она предстанет перед Богом в вечности.

Возрастая в добродетели, личность должна стремиться к тому, чтобы актуально

оправдать свое человеческое предназначение и достоинство и сподобиться причастия

вечных благ в торжестве Божественной жизни.

Необходимо также отметить, что узость в интерпретации понятия "добродетель",

обеднение внутреннего смысла его содержания и умаление его универсального смысла

привели в последнее время к тому, что добродетель стала рассматриваться

преимущественно в нравственно-практической плоскости как конкретное доброе дело

или поступок и, таким образом, была лишена того прежнего величия, которым она

когда-то обладала в христианской жизни и умозрении. Тем не менее, значение

добродетели как нравственной ценности является существенно важным. Она

определяется, прежде всего, тем обстоятельством, что большой и многообразный мир

нравственных добродетелей составляет область ценностной ориентации личности.

Каждая добродетель представляет собой самостоятельную ценность, но все

добродетели тождественны между собой в том смысле, что имеют самое

непосредственное отношение к идее нравственного добра: каждая добродетель ведет

человека к благу.

Таким образом, добродетель может быть понята функционально как средство,

возводящее личность на определенную ступень нравственного восхождения и

открывающее доступ к переживанию блага. Но добродетель может быть понята и

конститутивно как неотъемлемый конститутивный элемент в нравственной структуре

личности, как определенное, присущее конституции данной личности качество,

указывающее на степень ее духовно-нравственной сформированное. Оба понимания,

отражающие как динамику нравственного восхождения личности, так и степень ее

сформированности, включают интерпретацию добродетели как ценности.

Место добродетели в системе нравственных ценностей определяется ее, безусловно,

аксиологическим характером: добродетель есть ценность по преимуществу. Если

нравственный закон, долг, совесть и другие виды нравственного сознания

представляют собой несомненную ценность, то их ценность определяется тем, что

они регулируют систему нравственных взаимоотношений людей и способны

ориентировать личность в мире нравственных смыслов и выборов. Добродетели же,

наполняя собой, царство нравственного добра, суть объективные, безусловные и

конечные ценности, поскольку являются целью нравственной ориентации личности.

Добродетель в античной и христианской письменности

Греческое слово "арете" и равнозначное ему латинское слово "virtus"

употреблялись в древности в идеально-возвышенном смысле. Эти слова означали

способность, талантливость, одаренность, мужество, храбрость, смелость,

благородство, доблесть, долг, обязанность, честность.

Впервые мы встречаем термин "добродетель" у Гомера. У Гесиода понятие

"добродетель" является родственным понятию "честь" и выступает как

противоположность зла, Платон учил о трехчастности души, в которой каждой из

трех частей уму, воле и чувству соответствует определенная добродетель. Так,

интеллектуальной добродетелью души является мудрость, волевой добродетелью

мужество, эмоциональной добродетелью воздержание. Аристотель разделил

добродетели на два вида: интеллектуальные и нравственные. К интеллектуальным

добродетелям Аристотель отнес мудрость и рассудительность, то есть

созерцательную мудрость и мудрость практическую, к которой он относил искусство

и знание. К нравственным добродетелям Аристотель отнес добродетели воли,

характера и привычки, то есть мужество, умеренность, щедрость, кротость, стыд,

правдивость, великодушие. Обладание добродетелью Аристотель связывал с

достижением блага: "Внешние блага приобретаются и охраняются добродетелями...

Счастье в жизни... сопутствует тем людям, которые в избытке украшены добрыми

нравами и разумом и которые проявляют умеренность в приобретении внешних благ".

В Священном Писании Ветхого Завета нет термина, который бы соответствовал

греческому термину "areth". Понятие добродетели здесь передается словами,

обозначающими крепость и силу, верность и праведность. В книге Премудрости общее

представление о добродетели выражается понятиями "умеренность", "мудрость" и

"справедливость". Собственно термин "areth" встречается во 2 книге Маккавеев (2

Мак. 6, 3; 10, 28; 15, 12, 17), где он употребляется в значении доблести и

постоянства.

В Священном Писании Нового Завета понятие "добродетель" выражается собственно

термином "areth" (1 Пет. 2, 9; 2 Пет. 1, 3, 5; Флп. 4, 8). Добродетель выступает

здесь как предельно обобщенное обозначение всех нравственных достижений

человека: "...Братия мои, что только истинно, что честно, что справедливо, что

чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель (areth) и похвала, о

том помышляйте" (Флп. 4, 8). Предписания о добродетели в Священном Писании

Нового Завета характеризуют христианскую нравственность как принципиально новый

план нравственного совершенства, формирующегося под воздействием благодати,

любви и других данных Богом источников жизни и освящения.

В патриотической письменности отцы Церкви говорят о добродетели, исходя из

Священного Писания Нового Завета. Согласно святителю Афанасию Великому, один

Христос возвестил ясно и просто о жизни по добродетели. Отцы и учители Церкви

указывают на примеры христианских мучеников и святых, явивших образцы

добродетелей. Апологеты говорят о красоте христианских добродетелей,

свидетельствующих о высоте нравственной жизни христиан. Святитель Климент,

епископ Римский, в Первом послании к Коринфской Церкви пишет: "Все праведники

украсились добрыми делами, и Сам Господь радовался, украсив Себя делами... И нам

надлежит быть ревностными в делании добра, ибо все от Него".

Великие каппадокийцы указывают на значение добродетелей как важнейших факторов,

определяющих процесс творческого формирования личности.

Согласно святителю Василию Великому, "как... живописцы, когда пишут образы,

часто взирают на образцы, с которых стремятся с любовью и искусством передать

изображение, так же следует всеми силами возделывать в себе добродетели и

взирать на красоту и дела жизни святых и через подражание им вести добрую

жизнь".

Святитель Григорий Нисский говорит, что каждый человек есть живописец своей

жизненной картины, то есть автор своей творческой биографии, красками для

которой являются добродетели: "Каждый есть живописец собственной жизни, а

художник дела жизни есть свободная воля, краски же для воспроизведения образа

добродетели... Но для изображения красоты мы должны брать, сколько возможно,

чистые краски добродетелей, смешанные между собой по правилам искусства так,

чтобы быть нам образом Образа, через деятельное, сколько возможно, подражание,

отпечатлевая первообразную красоту".

Святой Максим Исповедник определяет добродетель как "богоподражательную

благость". Говоря в "Слове подвижническом" о святых страстях Спасителя, он

указывает на необходимость следовать Его Божественным добродетелям "Будем

подражать непрестанно Его пути, пламенному стремлению, великодушию воздержания,

святыне рассудительности, благородству терпения, величию мира, сочувствию

сострадания, невозмутимой кротости, жару ревности, нелицемерной любви, высоте

смиренномудрия, простоте нестяжания, мужеству, благородству, милости".

У блаженного Августина мы встречаем классически ясное определение добродетели:

добродетель это искусство жить праведно.

Святитель Иоанн Златоуст энергично настаивает на необходимости добродетели для

спасения человека и его оправдания перед Богом. В "Беседе на Послание к

ефесянам" он говорит: "От порочных действий нужно удерживаться для того, чтобы

освободиться от геенны, а чтобы наследовать Царство Небесное, необходимо стяжать

добродетель". Свою мысль святитель поясняет примерами человек, не причинивший

городу зла, способен лишь избежать наказания, но золотым венцом увенчивается не

тот, кто не причинил зла, а тот, кто оказал городу много благодеяний "Если на

поле, продолжает святитель, будут вырваны все сорняки, но не будут посеяны

семена, что пользы в труде? Точно так же нет пользы и душе, если, отсекая злые

дела, не насаждать в ней добродетели".

Следуя истине Божественного Откровения, святые отцы рассматривают добродетель в

ее отношении к вечному благу и в тесной связи с идеей спасения человека. В

святоотеческую мысль добродетель вошла как понятие, означающее определенное и

устойчивое расположение души в ее стремлении к истинному и вечному благу, как

ценность, имеющая свое метафизическое основание в Боге и находящаяся в прямой

зависимости от Его благодати и любви.

Добродетель имеет своим корнем святыню души, некое сокровенное и потаенное

достояние, обретаемое личностью как неотъемлемая от нее и ни с чем не сравнимая

ценность.

Но в развитии каждой отдельной добродетели человек ориентируется на данные,

которые поставляют ему вера, христианское миросозерцание и весь неисчерпаемый в

своей полноте нравственный и духовный опыт Церкви.



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: