Д.Н. Савченко

dn756@yandex.ru

Креатология. Мотивационный коллапс талантливой и гениальной личности в науке и Теофания

 

Современное состояние креатологии

Опубликованные в 1985-90 гг. автором работы по креатологии, нового универсального научного направления, исследующего глобальные вопросы взаимодействия креативной (творческой), а также талантливой и гениальной личности с существующим уровнем знаний цивилизации, остались почти незамеченными научным сообществом. Однако жизнь диктует свои законы, законы, направляемые Божественным Промыслом, и потребность в выявлении талантов высшего уровня и талантливых людей во всех сферах жизни в настоящее время только возросла. Гениальная музыка, гениальная живопись, гениальные открытия в области математики и техники, медицине, в других областях цивилизации, обладают колоссальной энергией, умело и точно сфокусированной. Эта энергия, энергия пассионариев, по словам Л. Гумилева, преобразует лик мира. Эта энергия и интуиция гениев или талантливых личностей, направляемая принципом гармонизации отношения человечества с создаваемым и преобразуемым им системами знаний (наукой, искусством, образованием и др.) может привести к духовному росту людей, а также к мощным достижениям в различных системах знаний.

Сила и мощь страны, и ее конкурентоспособность напрямую зависит от числа талантов и гениев, работающих в приоритетных отраслях экономики и др. сферах.

Человек – живая Вселенная и по сложности он не уступает Вселенной, кроме того, ученый, вообще талантливый человек зачастую имеет обширные знания в различных областях, и когда начинается процесс взаимодействия его знаний со знаниями больших систем знаний (культурой, искусством, наукой, философией т.д.), тогда возникает взрывная волна инноваций, открытий, переворотов, тогда появляются гении, формирующие новое миропонимание целых поколений. Так, например, отец Павел Флоренский, религиозный православный философ, ученый, священник и богослов, занимался обоснованием православной догматики, особенно триединства, почитания икон и аскетизма. Отец Павел Флоренский провел широкий спектр исследований в самых различных областях знаний: лингвистике, теории пространственных искусств, физике, математике. Иногда называют его «Леонардо – да – Винчи ХХ века». Лосев Алексей Федорович, философ и филолог, имел блестящие знания в области античной эстетики, открыл русскому читателю античный мир от Гомера до Платона и от Платона до.. Христа. Размах его достижений огромен: философия, античная мифология, античный космос, эстетика, музыка, литература. Лосев был переводчиком Плотина, Прокла, Николая Кузанского. Список таких людей можно продолжать…

Современная физика выстроила новую картину мира, смысл которой сблизить позиции науки и религии, ибо «философия (т.е. знания) – как говорит Ю.С. Владимиров, цитируя Френсиса Бэкона, - если отведать её слегка, уводит от Бога, если же глубоко зачерпнуть её – приводит к Нему» (16, с.7).

Все эти достижения – результат проявления деятельности отдельных талантов высшего уровня (гениев) в науке, ибо их интуиция является проявлением выдающихся открытий в различных областях знания. Современные представления о научном потенциале общества за последние 30 лет приобрели новые формы. На передовые позиции выдвигается человеческая составляющая потенциала; её анализ привел к выводу, что интенсификация научных исследований прямо зависит от роли человека (ученого, исследователя, студента). В.И. Вернадский говорил:

Вся история науки на каждом шагу показывает, что отдельные личности были более правы в своих утверждениях, чем целые корпорации ученых или сотни и тысячи исследователей, придерживающихся господствующих взглядов (17).

О чём это говорит?

Фундаментальная научная идея обычно рождается в голове одного человека, а не является плодом коллективных усилий. Ученый не согласовывает работу многих людей, а вбирает в себя интеллектуальные веяния и потребности эпохи и на этой основе конструирует фундаментальную теорию и выдвигает принципиально новые идеи. Поэтому для развития науки нужны «гениальные умы» или, выражаясь проще, таланты высшего уровня. Ведь тысячи рядовых ученых – тружеников не могут заменить М. Планка, Н. Бора, или А. Эйнштейна. Подводя итоги, можно сделать вывод, что поток идей, порождаемый талантами или гениями (талантами высшего уровня – термин, принятый в специальной литературе), оформляемый в виде научных истин является «двигателем» эволюции научного мировоззрения. Этот вывод справедлив и в наше время. Поиск и концентрирование использования талантов – вот основа проблемы интенсификации науки. Лауреат Нобелевской премии по физике академик П. Капица отмечал, что большинство научных открытий в физике, химии, биологии, медицине, новых направлениях в технике делаются тогда, «когда в них с большим энтузиазмом работают творчески наиболее одаренные люди».

В США, Франции, Японии делают ставку на талантливых и способных людей, на подготовку интеллектуальной элиты, что ведет к несомненным успехам в области науки, технологии, экономики.

Поэтому на Западе в крупнейших университетах есть специальные факультеты «вундеркиндов» (5-8).

Ведущим принципом у них провозглашается селекция по способностям (процесс: отбор в период довузовского обучения, отбор при приёме в вуз, отбор в процессе обучения в высшей школе), а также известная «перекачка умов» из всех стран, особенно из России.

Результат: выдающиеся достижения США в области экономики, науки, техники, сельского хозяйства, других областях; число Нобелевских лауреатов больше, чем во всех странах мира вместе взятых. Все эти достижения – результат проявления деятельности отдельных талантов, ибо их интуиция является основным фактором проявления таланта или гения.

Когда идет взаимодействие талантливого ученого с потоком парадигм (системами знаний), тогда возникает ситуация креатологическая, ибо накопленные человеком знания и опыт вступают в контакт с большими системами знаний, идет «диффузия» знаний во внутреннюю психическую сферу исследователя, и, наконец, инсайт, интуитивное прозрение свидетельствуют часто о начале новой эры в той области знаний, в которой исследователь хочет добиться нового, неизведанного результата. В любой отрасли знаний: в науке, философии, искусстве имеет место такое пересечение знаний человека с большими системами знаний. Креатология таким образом становится Меганаукой, ибо любая отрасль знаний делается объектом контакта со знаниями человека, например, физик имеет дело с современными парадигмами физики и космологии, философ – с современными представлениями философии ХХI века, ученый любой отрасли знаний также реагирует на парадигмы системы знаний своей отрасли. Здесь могут быть использованы любые смелые идеи из других отраслей знаний.

Исследование областей знания, связанных с творчеством личности человека таких как психология, математика, теоретическая физика, а также культура и искусство подтверждает, что в России ХХI века сложилась ситуация, когда творческая личность (ученый, художник и т.д.) нуждается в некоем принципе идеального творчества. При этом он должен понять, что от «качества» идей, порождаемых им, меняется прогресс страны и современной цивилизации. Необходимо появление творчески обостренного, духовно обогащенного, новаторски ориентированного духа эпохи. В 1990 г. автор поставил и сформулировал теоретические предпосылки условий проявления энергии пассионариев, меняющих лик Мира. Был создан и разработан исследовательский проект по теме: «исследование эволюционной диагностики, моделирования и отбора талантов и талантов высшего уровня (гениев) в науке, образовании, культуре методами креатологии (1 очередь)». Автор понимал, что именно таланты и гении дают любой стране лидерство, именно таланты определяют развитие нации, именно таланты являются в этом смысле золотым фондом страны. Принципиально новым являлась постановка проблемы отбора талантов на основе методологии созданной автором нового глобального научного направления – креатологии.

Проанализировав плюралистические концепции ХХ века: экзистенциалистские, теокосмические, мистические, социологические (франкфуртская школа), логико-исторические (Кроче, Джентиле, Коллинвуд), рационалистскую (Г.Башляр), мифологическую (Шпенглер), метапсихологическую (З.Фрейд) два исследователя: Афлитунов, Савченко, пришли к выводу, что только в пределах новой диалектики, в пределах широкой программы исследований возможно продвижение к новой философии понимания взаимодействия творческой личности с потоком парадигм различных форм общественного сознания. Разработанная ими постановка новых целей привела к новой диалектике – полиморфной диалектике (1). Кантовская «Критика чистого разума» в рамках разработанных мыслителем программ рассматривает только чистый разум, его источники и границы и предмет предложенной им науки - «рассудок, который судит о природе вещей, да и то лишь рассудок в отношении его априорных знаний». Однако трансцендентальная философия Канта является наукой одного лишь чистого спекулятивного разума и не охватывает всего многообразия мира, исследуемого полиморфной диалектикой. Известно, что мы живем в плюралистическом мире, в котором можно обнаружить как детерминистские, так и стохастические явления, как обратимые, так и необратимые процессы. В этой связи обосновано существование необходимости в создании нового глобального научного направления в рамках полиморфной диалектики, направления, которое включало бы в предмет исследования не только объекты, изучаемые трансцендентальной философией Канта, но и иные объекты, явления.

Именно тогда была разработана автором идея о создании нового универсального научного направления, называемого КРЕАТОЛОГИЕЙ, исследующего глобальные вопросы взаимодействия креативной личности с существующим уровнем развития научных (или иных) представлений и парадигм (интеллектуальным потенциалом общества) (1–11, 49, 50, 51, 52).

Несколько раньше в публикации 1989 г. «Ноосфера и современность», ученые-исследователи (Афлитунов А.М., Савченко Д.Н.), также с особой силой подчеркивали необходимость создания этого нового, глобального научного направления, исходящего из проявления действия интеллектуальных, духовных, нравственных сил, творящих историю человечества (12).

Особенность креатологии состоит в том, что она ставит во главу угла «человека как творца всех вещей».

Автором проведены исследования по эволюционной диагностике личности в научном (и техническом) творчестве (1-11, 49-51). Создание теории эволюционной диагностики и моделирования талантливой личности и на её основе новых тестов – эволюционной диагностики личности исследователя, - являлось инструментом отбора гениев и талантов в науке (а также в других областях знаний) : это – новая задача, её никто как в России, так и за рубежом никто не решал, и тогда к сожалению вопрос о моделировании и отборе талантов и гениев с целью максимального использования в народном хозяйстве оказался в забвении. Слишком сильна была инерция сложившихся в системе образования парадигм. Однако сейчас в XXI веке актуальность решения данной проблемы только возросла. Поэтому автор приводит данные 1989-1990 гг. с целью иллюстрации новизны и актуальности нерешенной тогда проблемы.

Эволюционная диагностика, моделирование и отбор талантов в науке, образовании, культуре (1-я очередь внедрения креатологических методов) давала такие эффекты:

Для науки

1. Переход от экстенсивных методов развития науки к интенсивным путем обнаружения и подготовки массы талантливых ученых, способных генерировать значительно больше оригинальных идей на уровне, превышающем мировой.

2. Резкое увеличение темпов открытий.

3. Скачок на приоритетных направлениях науки, выход отечественной науки вперед по сравнению с мировым уровнем по этим направлениям.

4. Появление новых, неожиданных оригинальных направлений научного знания, где приоритет СССР бесспорен.

Для высшей школы

1. Резкое увеличение качества подготовки будущих специалистов, перестройка их мышления в направлении творческого преобразования профессиональной среды.

2. Повышение гибкости учебного процесса путем создания организационных условий для индивидуализированного творческого обучения.

3. Отбор талантливых, креативных студентов с целью использования их по окончании вузов в наукоемких отраслях народного хозяйства, отраслях культуры: изобразительном искусстве, печати, музыке, театре, радиовещании, телевидении.

4. Отбор, концентрация и использование талантов на приоритетных направлениях вузовской науки.

Для культуры

1. Значительное повышение уровня индивидуальной культуры, улучшение интеллектуальной микросреды творчества личности.

2. Повышение коэффициента разнообразия культуры.

3. Улучшение качества цикла (контура) культуры.

4. Усиление качества таблицы ценностей человеческой культуры путем оснащения ума индивидуума качественной индивидуальной культурой, взятой из общепланетной гуманитарной и гуманистической культуры человеческой цивилизации.

В свою очередь рассматривались такие аспекты проблемы отбора талантов в науке, образовании, культуре:

а) политический и военный аспекты

Сохранение стабильности военного потенциала страны на современном уровне, улучшение его качества (за счет увеличения притока талантов в науке), рост «притягательности» политических решений СССР в области науки, образования, культуры.

б) экономический и научный аспекты

Резкое увеличение количества Лауреатов Нобелевской премии на приоритетных направлениях науки, скачок в увеличении темпов роста производительности труда, особенно в промышленном секторе хозяйства, рост инновационных новых отраслей народного хозяйства, значительное повышение конкурентоспособности советских промышленных товаров на Мировом рынке, увеличение положительного сальдо в торговле наукоемкими товарами на внешнем рынке (за счет притока массы талантов и как следствия, роста инновационных процессов в различных отраслях народного хозяйства).

в) социальный аспект

Значительное увеличение качества жизни и жизненного уровня населения за счет повышения производительности труда на основе подготовленного талантами «скачка» в области науки, образования, культуры, экономики.

г) научно-мировоззренческий аспект

Увеличение темпов роста новых научных парадигм в процессе эволюции мирового научного знания за счет концентрации ресурсов талантов в отечественной науке и создания для талантов творческого микроклимата, построение динамической философии культуры и в соответствии с ней улучшение качества фундаментального цикла культуры.

Предполагаемое содержание исследовательского проекта включало задачи (в рамках 1-й фазы методологии), относящиеся к моделированию и эволюционной диагностике основных подструктур потенциала талантливой, креативной личности в научном, художественном, культурологическом творчестве. Из научных основ методологии предлагалось возможность решения фундаментальных философских проблем, связанных с талантливой личностью в процессе решения ею научной проблемы, или в процессе художественного (или иного) творчества, с учетом взаимодействия такой личности с наукой, культурой, образованием (современными парадигмами в этих областях), а также философских проблем, связанных с глобальными постановками креатологии. В рамках 2-й фазы методологии предлагалась разработка креатологического инструментария, не имеющего прецедента в мировой практике - специализированных эволюционных тестов, измеряющих мотивационную сферу и интуицию талантливой личности в процессе взаимодействия с потоком парадигм в сферах творческой деятельности такой личности. В научной части методологии предполагалась разработка нескольких концепций и трех новых теорий: теории поля флуктуирующей плотности потока выбросов зонда интуиции; математической теории креатологии; общей теории интуиции, бессознательного психического и научного, художественного творчества талантливой личности в процессе взаимодействия такой личности с потоком парадигм в соответствующей области.

Однако распад СССР повлек за собой негативные тенденции в функционировании науки: началась утечка «мозгов» на Запад, где специалистам хорошо платят и дают приличные условия для научной работы, окончилось финансирование многих НИИ, многие ученые потеряли работу, а оставшиеся переключились на другую тематику или ушли из науки в другие сферы хозяйства. Автор был вынужден временно прекратить исследования в данном направлении. Однако удалось разработать несколько математических и психологических моделей, некоторые теоретические основы будущей математической теории креатологии, концепцию эволюционной диагностики и моделирования креативной, талантливой личности методами креатологии.

Небольшая часть разработанного в те годы в рамках исследовательского проекта вошло в материал находящейся в печати монографии: «Креатология. Методологические основания и модели. Богопознание и научное знание», том I». В ВИНИТИ депонированы три других монографии, посвященных этим исследованиям (49, 50, 52). Другая бльшая часть намечена автором в ближайшее время к публикации, в частности готовится к публикации II том. В настоящее время автор ведет интенсивные теоретические исследования в рамках креатологии в целях дальнейшей реализации идей, имеющих такое важное значение для интенсификации экономики страны и прорыва её вперед в инновационном и технологическом отношении.

В «вероятностной модели поля флуктуирующей плотности потока выбросов зонда интуиции в креатологии», разработанной автором (4, 10, 11, 49, 50), исследовался основной фактор личности ученого-исследователя в процессе научного творчества – интуиция. Интуиция (инсайт) рассматривалась как божественный свет, открывающий решение проблемы. Были получены такие выводы:

1. В процессе творческой деятельности, связанной с получением новых знаний, особенно открытий в какой-либо области ученый порождает «мысленное поле знаний».

2. Мысль есть свет, пролитый в душу ученого-исследователя. Этот свет представляет собой Луч Божества, несущий «озарение», инсайт, интуитивное прозрение, дающее открытие. Развитие научных знаний происходит не стихийно, а направляется Божественным Промыслом в нужную сторону.

3. Каждый промежуточный «инсайт», каждая рождающаяся новая идея, проходящая в сознание, есть результат процесса бессознательного мышления в ходе решения проблемы, когда личность пронизывается нетварной Божественной энергией, светом. Флуктуирующие потоки выбросов зонда интуиции являются как бы «излучением идей. Это «мысленное излучение идей» обладает разной интенсивностью в различные промежутки времени. Эта интенсивность – вследствии флуктуации плотности потока выбросов зонда интуиции сильно меняет новизну, оригинальность идей, приводя зачастую к кардинальному повороту в той или иной научной области.

Эти «световые волны», это излучение мысли у разных исследователей имеют разную «силу». Сила мысли (например, для ученого исследователя или, беря более широко, для любого творческого человека в любой сфере деятельности) равна силе света. Мощь силы мысли, мысленного излучения порождает новизну открытия в науке. Чем больше «мощь мысленного излучения», тем вероятней появление новой парадигмы в науке. Большинство мыслей, оказавших самое глубокое воздействие на развитие науки, вообще появились не от влияния сложившихся парадигм и их сила не зависела от степени знания всех господствующих научных взглядов. Знание, появившееся вследствии интенсивной научной творческой работы становится новым знанием, как бы «застывшей мыслью». Оно немедленно начинает воздействовать на массу ученых и эта новая парадигма с течением времени начинает тормозить возможность появления новых открытий в данной научной области. Интуиция дает основание для появления нового «скачка» в науке. Процесс познания начинается с трансцендентного уровня, с непосредственного просвещения исследователя светом, исходящим от Отца светов. Это кажется загадочным для тех, кто не задумывался над процессом собственных открытий, кто, имея статус ученого, привык полагаться на культ разума. Гордость человеческая присуща очень интеллектуальным, но ограниченным в мудрости ученым.

4. Существует единый источник новых знаний в науке и религии. Это Божественный свет, Исхождения (Теофании) Божества в творческую личность. Этот свет непознаваем, ибо Бог непознаваем. Господь дает тем, кто ищет мудрости, этот свет, но можно ли постичь Метазакон, Код жизни?

Ибо свет Божественный настолько прост и сложен одновременно, что невозможно объять его простоту и измерить ограниченным человеческим разумом его сложность. Различные теории дают бесчисленные приближения к пределу, но предел никто не может достигнуть. Вот поэтому смена парадигм бесконечна, пока существуют дерзновенные умы, ищущие научной истины.

В рамках креатологии автором проведено исследование основного фактора потенциала творческой личности – мотивации.

Интересная модель мотивации (среди многих моделей) в рамках теории креатологии, относящейся к интуитивному познанию и мотивации получена на пересечении таких взаимно далеких областей знаний: психологии, психоанализа и глубинной психологии, механической проблемы общей теории относительности – гравитационного коллапса массивной холодной звезды (раздел астрофизики), неевклидового пространства (топология), теории катастроф и динамических моделей науки. Она названа так: Мотивационный коллапс  талантливой личности в науке и Теофания.

Эта модель неизвестна как в России, так и за рубежом.

Рассмотрение этой модели является целью данной статьи.

 

Современное состояние теории мотивации в исследовании самоактуализирующихся людей

 

Один из самых творческих психологов прошлого века Абрахам Маслоу, видный ученый, один из столпов гуманистической психологии, пытливый наблюдатель человеческой природы (с позиции психотерапевта), настолько сильно повлиял на сознание Запада, что высказанные им мысли прочно вошли в сознание психологов, педагогов, врачей, психотерапевтов, философов. Маслоу – оптимист и это отражается на всей созданной им теории мотивации. Маслоу считает, что каждый человек имеет положительный потенциал и призывает общество создать условия для раскрытия этого потенциала. Он говорит, что общество должно заботиться о том, чтобы человек имел возможность проявить свою природу и удовлетворить все свои базовые потребности. Как пишет доктор психологических наук, профессор Ильин, заслуженный деятель науки РФ «мечтой А. Маслоу было сделать всех людей здоровыми и счастливыми. При этом к базовым (а для А. Маслоу они являются природными, биологическими, инстинктоподобными) он относит и высшие психологические потребности человека в безопасности, любви и самоактуализации» (18, с. 345). А. Маслоу построил иерархию базовых потребностей. Естественно, он считает, что пока низшие потребности не будут удовлетворены, они не дадут возможности проявиться высшим потребностям. Маслоу полагает, что все человеческие потребности можно представить в виде иерархической структуры, начиная с физиологических потребностей – в пище, воздухе, воде. Затем выше идут 4 уровня психологических потребностей – в безопасности, любви, уважения и самоактуализации. Маслоу доказывает, что наши высшие потребности так же являются такой же необъемлемой частью человеческой натуры, как и потребность в пище. Рассматривая иерархию потребностей, Маслоу показывает, что высшие потребности сформировались на более позднем этапе развития и что подобным образом они развиваются у каждого человека. Удовлетворение высших потребностей может быть отложено на более длительный срок, так как высшие потребности менее насущны. Удовлетворение высших потребностей доставляет большую радость и способствует развитию личности. Но для того, чтобы удовлетворить высшие потребности, требуется улучшение внешних условий. А. Маслоу провел исследование созданной им иерархии. Роберт Фрэйгер говорит: «Иерархия потребностей Маслоу –это одна из возможностей отдать должное богатству и сложности высших функций человека, помещая в то же время поведение человека в единый континуум с мотивацией и поведением всех живых организмов. Маслоу также определяет в общих чертах значение этой модели для философии, психотерапии, культуры и теологии» (18, с.14).

Нам представляет интерес та часть теории мотивации Маслоу, где он вводит такое понятие «мотивационные состояния» (18, с. 50). В определенном смысле, говорит Маслоу, почти любое состояние организма, каким бы оно ни было, представляет собой также и мотивационное состояние. Современные концепции продолжают исходить из предположения, что мотивационное состояние представляет собой необыкновенное состояние, резко отличающееся от других событий в организме. Разумная теория мотивации, напротив, должна предполагать, пишет Маслоу, что мотивация – непрерывна, она не прекращается, она сложна и нестабильна и является почти универсальной характеристикой практически любого состояния организма (18, с. 50).

Очень важно для нас рассмотрение двух потребностей: потребность в самоактуализации и когнитивная потребность. Рассмотрим подробнее эти потребности.

Потребность в самоактуализации. Даже в том случае, если все вышеперечисленные потребности человека удовлетворены, мы вправе ожидать, что он вскоре вновь почувствует неудовлетворенность, неудовлетворенность оттого, что он занимается совсем не тем, к чему предрасположен. Ясно, что музыкант должен заниматься музыкой, художник — писать картины, а поэт — сочинять стихи, если, конечно, они хотят жить в мире с собой. Человек обязан быть тем, кем он может быть. Человек чувствует, что он должен соответствовать собственной природе. Эту потребность можно назвать потребностью в самоактуализации. Термин «самоактуализация», изобретенный Куртом Гольдштейном [20], употребляется в несколько более узком, более специфичном значении. Говоря о самоактуализации, я имею в виду, говорит Маслоу, стремление человека к самовоплощению, к актуализации заложенных в нем потенций. Это стремление можно назвать стремлением к идиосинкразии, к идентичности. Очевидно, что у разных людей эта потребность выражается по-разному. Один человек желает стать идеальным родителем, другой стремится достичь спортивных высот, третий пытается творить или изобретать. Похоже, что на этом уровне мотивации очертить пределы индивидуальных различий почти невозможно. Как правило, человек начинает ощущать потребность в самоактуализации только после того, как удовлетворит потребности нижележащих уровней.

Потребность в познании и понимании

Абрахам Маслоу заявляет, что стремление к познанию универсума и его систематизации рассматривалось либо как средство достижения базового чувства безопасности, либо как разновидность потребности в самоактуализации, свойственная умным, образованным людям. Обсуждая необходимые для удовлетворения базовых потребностей предпосылки, в ряду прочих прав и свобод, говорит Маслоу и о праве человека на информацию, и о свободе самовыражения. Но все, что говорилось до сих пор, еще не позволяет нам судить о том, какое место занимают в общей структуре мотивации любопытство, потребность в познании, тяга к философии и эксперименту и т.д., — все наши суждения о когнитивных потребностях, прозвучавшие раньше, в лучшем случае можно счесть намеком на существование проблемы.

У нас имеется достаточно оснований для того, чтобы заявить: в основе человеческой тяги к знанию лежат не только негативные детерминанты (тревога и страх), но и позитивные импульсы, импульсы per se, потребность в познании, любопытство, потребность в истолковании и понимании.

Всех психологически здоровых людей объединяет одна общая особенность: всех их влечет навстречу хаосу, к таинственному, непознанному, необъясненному. Именно эти характеристики составляют для них суть привлекательности; любая область, любое явление, обладающее ими, представляет для этих людей интерес. И наоборот — все известное, разложенное по полочкам, истолкованное вызывает у них скуку.

 И, наконец, удовлетворение когнитивных потребностей приносит человеку — да простят мне эту тавтологию! — чувство глубочайшего удовлетворения, оно становится источником высших, предельных переживаний. Очень часто, рассуждая о познании, мы не отличаем этот процесс от процесса обучения, и в результате оцениваем его только с точки зрения результата, совершенно забывая о чувствах, связанных с постижением, озарением, инсайтом. А между тем, доподлинное счастье человека связано именно с этими мгновениями причастности к высшей истине. Осмелюсь заявить, говорит Маслоу, что именно эти яркие, эмоционально насыщенные мгновения только и имеют право называться лучшими мгновениями человеческой жизни.

Человек представляет собой испытывающее нужду существо и редко достигает состояния полного удовлетворения, разве что на короткое время. Как только удовлетворяется одно желание, тут же его место занимает другое. Когда и оно удовлетворено, на передний план выступает третье и т.д. Отличительной чертой человека, утверждает Маслоу, на протяжении всей его жизни является то, что он беспрерывно чего-то желает. «Здесь мы лицом к лицу сталкиваемся с необходимостью изучения взаимосвязей между всеми мотивациями, при этом нам придется отказаться от изолированного рассмотрения мотивационных единиц, если мы действительно стремимся прийти к более широкому пониманию этого феномена. Появление влечения или желания, действия, которые оно вызывает, и удовлетворение, которое наступает после достижения цели, - все это вместе взятое даёт нам лишь искусственный, изолированный, обособленный пример, в отрыве от целостного комплекса, который представляет собой мотивационный блок. Само появление потребности, практически всегда зависит от состояния удовлетворенности или неудовлетворенности всех прочих мотиваций, которые имеются в организме в целом, т.е. от факта, что такие-то достаточно интенсивные желания достигли состояния относительного удовлетворения. Само по себе наличие потребности уже свидетельствует о факте удовлетворения иных потребностей. У нас никогда не возникнет желания сочинять музыку, или выстраивать математические системы, или заниматься украшением своего жилища, или нарядно одеваться, если большую часть времени наш желудок пуст, или же мы всё время умираем от жажды, или если нам угрожает приближение катастрофы, или если все нас ненавидят. Таким образом, мы имеем два важных обстоятельства: 1) человек никогда не бывает удовлетворен, разве что относительно или частично, и 2) потребности, по-видимому, организованы сообразно своего рода иерархии или степени доминирования» (18, с.51).

А. Маслоу полагает, что следует раз и навсегда отказаться от попыток составить атомистические списки влечений или потребностей. Такие списки являются ошибкой с теоретической точки зрения, и тому есть несколько причин. Прежде всего, они подразумевают единообразие различных влечений, собранных в них, равенство их по силе и возможности появления. Это неверно, поскольку возможность появления любого отдельного желания в сознании зависит от состояния удовлетворенности или неудовлетворенности других сильных желаний. Между вероятностью появления отдельных желаний различного рода существует огромная разница (18, с.51).

Во-вторых, составление таких списков косвенно предполагает изолированность каждого из этих желаний от всех остальных. Разумеется, такой изоляции не существует.

Влияние фрустрации

Сначала дадим одно из определений понятия «фрустрация».

ФРУСТРАЦИЯ — психическое состояние переживания неудачи, обусловленное невозможностью удовлетворения неких потребностей, возникающее при наличии реальных или мнимых непреодолимых препятствий на пути к некоей цели. Может рассматриваться как одна из форм психологического стресса. Проявляется в переживаниях разочарования, тревоги, раздражительности, наконец, отчаянии. Эффективность деятельности при этом существенно снижается.

В связи с фрустрацией различаются:

1) фрустратор — причина, вызывающую фрустрация;

2) ситуация фрустрационная;

3) реакция фрустрационная.

Фрустрация сопровождается гаммой в основном отрицательных эмоций: гневом, раздражением, чувством вины и пр. Уровень фрустрация зависит:

1) от силы, интенсивности фрустратора;

2) от функционального состояния человека, попавшего в ситуацию фрустрационную;

3) от сложившихся при становлении личности устойчивых форм эмоционального реагирования на жизненные трудности.

Важное понятие при изучении фрустрация — толерантность фрустрационная — устойчивость к фрустраторам, в основе коей лежит способность к адекватной оценке ситуации фрустрационной и предвидение выхода из нее (С. Ю. Головин. Словарь практического психолога, 1998).

Маслоу так определяет уровень фрустрации:

 

Хотя это и может показаться парадоксальным, в определенном смысле удовлетворение потребностей — определяющий фактор фрустрации потребностей. Это так, поскольку высшие потребности не проявят себя на сознательном уровне, пока не будут удовлетворены низшие, более сильные потребности. В известном смысле, пока они не существуют сознательно, ощущение фрустрации возникнуть не может. Человека, перед которым стоит задача остаться в живых, не слишком заботят высшие жизненные проблемы, изучение геометрии, избирательное право, гражданские чувства, уважение; в первую очередь он озабочен более насущными вещами. Требуется определенный уровень удовлетворения низших потребностей, чтобы поднять индивида до того уровня цивилизованности, на котором оно почувствует фрустрацию в отношении более масштабных личных, социальных и интеллектуальных проблем (18, с.91).

 

Различные точки зрения об исследовании мотивационных факторов в рамках психологии науки

 

Очень трудный, но привлекающий к себе внимание многочисленных исследователей вопрос моделирования мотивационной сферы в творческой деятельности в науке в настоящее время так же далёк от решения, как и на этапе возникновения этой проблемы.

По вопросу исследования мотивационных факторов в рамках психологии науки имеется достаточно много противоречивых точек зрения.

Дж. Холтон считает, что на творческое воображение ученого влияют общая социальная и жизненная обстановка, фольклор, представления и верования, не имеющие прямого отношения к науке, всё это оно обозначает “стиль мышления эпохи” (21). Большинство авторов, обсуждающих проблему мотивации, опираются на теорию мотивации А. Маслоу (22), основные узловые моменты которой следующие:

а) мотивационная теория должна учитывать, что в формировании поведения фундаментальные цели важнее преходящих, цели важнее средств их достижения, подсознательные факторы важнее сознательных;

б) человеческие потребности можно представить в виде иерархии.

Э. Гомерсол (23) делит все потребности индивида на 2 большие группы: 1) потребности, связанные с поддержанием статуса: система автоматического повышения зарплаты; социальное обеспечение; справедливое отношение; дружелюбие, право старшинства, доступность литературы; условия труда;

2) мотивационные потребности: самостоятельность, доступ к информации; свобода действий; право на ошибки; право намечать цели; увлекательные проблемы; поощрение успехов и право поощрять других; признания прошлых заслуг, продвижение по службе; возможность перехода на др. работу; возможность повышения образования и квалификации; принадлежность к высокопрестижной группе.

По мнению Дессауера (24) важный фактор мотивации деятельности ученых и инженеров – совпадение целей корпорации с их личными целями. Для ученых и инженеров важнейшим мотивационным фактором служит профессиональное признание. Важное значение имеет также материальное благополучие.

Э.Бертон полагает, что поиски фактов, подтверждающих заранее сформулированную им теорию – один из главных мотивов деятельности ученого (25).

Именно ненасытная научная любознательность является истинной мотивацией деятельности ученого.

Мотивации студентов, формирование “мотивационного профиля” будущих ученых посвящено немало работ. Питерс выделил 2 вида мотивации. Внешняя мотивация связана с получением наград, внутренняя – с интересом к самой деятельности (26).

Дж. Уилсон в 1972 г. уточнил, что внутренняя мотивация распадается на мотивацию, связанную с интересом к содержанию деятельности и мотивацию, связанную с потребностью в высокой самооценке, в преодолении чувства неполноценности (27).

В целях построения модели мотивационной сферы в креатологии могут быть плодотворно использованы рациональные положения теории Г. Салливена (о развитии личности как борьбы потребностей), теорий А. Маслоу, К. Роджерса, Я. Комбса о структурной организации мотивационной сферы, П. Жане об энергетических характеристиках мотивационной сферы и поведении личности, теории Ньюттена о “мотивации как непрерывной активной селективности, которая определяет устойчивость и целенаправленность поведения и обеспечивает достижение целей “(28).

Согласно Рорджерсу “личность характеризуется одной базовой потребностью: актуализировать, поддерживать и обогащать себя как субъекта переживания бытия”. Подобно Юнгу и Адлеру, Роджерс считал, что устремленность к самоактуализации инстинктивна и присутствует в каждом человеке.

М.А. Рорбах придерживался положения о самозарождающейся мотивационной структуре, но толчком к движению этой структуры является установка человека по отношению к окружающей реальности (28)

А. Моль в своих исследованиях приводит такую структуру мотивационной сферы (29).

Нижний уровень – мотивационные силы области науки, в которой функционирует индивид. Средний уровень – побудительная сила мотиваций. Внешний уровень (социальный) – ориентация на научное призвание, почести, славу. Кроме того, по А. Молю существует горизонтальная плоскость возможностей личности, в которой происходит смена мотивов и вертикальная логическая структура науки данного времени, куда вписывается научный результат, полученный индивидом.

Итак, из анализа зарубежных работ следует, что к мотивационной сфере личности относятся потребности, являющиеся первичным источником ее активности и система вторичных психологических образований, развивающихся в процессе становления личности: мотивы, установки, ценности, интересы, идеалы, направленность и др.

В советских исследованиях по диагностике мотивационной сферы разработано несколько классификаций потребностей. А.Н. Леонтьев (1975) разделяет их на элементарные, витальные и предметно-функциональные (в труде, творчестве и др.). Последние формируются в процессе развития системы деятельностей личности, подчиняют и преобразуют биологические потребности. П.В. Симонов (1983) предлагает такую классификацию: 1) биологические и продиктованные ими материальные потребности; 2) социальные потребности; 3) идеальные (духовные, культурные, потребности познания).

Как мы видим из этого неполного обзора мотивационной системы в рамках психологии науки проблемы мотивационной сферы, выраженные в различных точках зрения различных авторов на мотивационную сферу отличаются различиями в понимании структуры, динамики и иерархии мотивов человека.

 

Психологическая модель структуры мотивационной сферы

талантливой личности исследователя в научной деятельности

 

Мотивация научного творчества исследователя должна быть понята в её обусловленности пересечением личностной, социальной и научной координат. Наука имеет свою эволюционную нить развития, вне которой не могут быть объяснены не только те интеллектуальные преобразования, которые совершаются в голове ученого, но и сдвиги в мотивах его деятельности (28). Приобщаясь к науке, талантливый человек усваивает ее запросы, которые, независимо от степени их познаваемости, изнутри направляют его поиск. Интересна содержащаяся в работе (15) точка зрения относительно одного из доминирующих мотивов деятельности. В качестве мощного и типичного для высокоразвитой человеческой личности мотива деятельности можно рассматривать её “идеальное Я”, т.е. ту подструктуру самосознания, которую он хотел бы иметь, а также то своё отражение, которое он хотел бы видеть в сознании и реакции значимых для него личностей. Основным мотивом при этом является стремление к сохранению структуры своего самосознания, тенденция жить в соответствии с ней. Однако, в каждой проблемной ситуации из всей сложной структуры самосознания актуализируется и осознается определенная и очень динамичная часть (Я - образ), играющая роль одного из доминирующих мотивов деятельности в данной ситуации. Актуализированный Я – образ управляет базальными психофизиологическими процессами и контролирует их. Кроме того Я – образ связан с базальной “потребностью быть личностью” (по Петровскому А.В.). Мотивационные факторы научного творчества еще недостаточно разработаны в рамках науковедческого направления – психологии науки, исследующего функции субъекта творческой деятельности в социальном организме “большой науки”. Проанализированные нами различные точки зрения, отражающие современный уровень исследований в области психологии науки, позволили сформулировать основные подходы к построению модели структуры мотивационной сферы личности исследователя в научно-исследовательской деятельности (НИД) (рис. 1).

Низшим слоем мотивационной структуры являются мотивационные силы личности в области научной деятельности ученого, имеющие основание в неосознаваемом опыте человечества (на личность воздействуют через бессознательное – IV).

Выше следует слой внутренней мотивации, имеющей собственную структуру – (III).

Следующий слой – социальная структура мотивов (II).

И, наконец, управляющим элементом мотивационной сферы (I) является стремление личности исследователя к самовыражению, самореализации (стремление к утверждению и развитию своего самосознания) через регуляцию актуализируемым динамичным «Я – образом” как психическим образованием, которое должно быть подтверждено, развито как в данной ситуации, так и в последующих аналогичных ситуациях (5). В слое I отдельные подструктуры самосознания, актуализируясь в проблемных ситуациях научно-исследовательской деятельности (НИД), зачастую выступают в качестве противоположно направленных мотивов. На том же рисунке показана феноменологическая модель мотивационного потенциала исследователя в НИД. Выделение таких элементов макроструктуры предметной (в нашем случае – научной) деятельности, как потребность, мотив, цель, действие, задача, операция и описание из взаимосвязей является большой заслугой А.Н. Леонтьева. Мотив, как указал А.Н. Леонтьев, определяет зону возможных целей. Если мотив уже осознан, то надо выбрать ту форму деятельности, которая может привести нас к данному мотиву (цели) (15, с.19). Если этот выбор осуществлен, то уже происходит переход к процессу целеобразования. Это зависит от того, какие действия входят в состав научной деятельности. «Расщепляя» мысленно научную деятельность на действия, из общей цели (мотива) мы выделяем частные цели, промежуточные ожидаемые результаты, поочередное достижение и совокупность которых приводит к общей цели и синтезируется в ней. Когда цель и мотив научной деятельности не совпадают, то частные цели действий выводятся из общей цели и структура мотива в них не представлена. Выделенные частные цели в дальнейшем испытываются действиями, составляющими  деятельность, а мотив все время оказывает на неё общее направляющее воздействие. Если реализация частной цели не идет вразрез с этим общим направлением и не расходится с образом цели (с «гипотезой», выведенной из первоначальных условий), то можно сказать, что цель выбрана правильно. Особый интерес для изучения творчества ученого в НИД представляет роль унаследованного бессознательного.

Исследования доктора психологических наук А. Налчаджяна показывают, исследовательский инстинкт как базальное влечение может иметь как специфические, так и неспецифические функции. Рассмотрение неспецифических функций дает возможность понимания глубоких мотивирующих сил и «энергетических» источников творческой активности (15).

 

Плоскость ZY характеризует влияние на личность внутренней и внешней мотивации в ходе действия фазы адаптации. Эволюционная нить развития науки феноменологически обозначена осью X. Это – действие впитываемых бессознательным психическим ученого парадигм в составе научных знаний (научного стиля мышления эпохи).. В ходе освоения исследователем научных знаний происходит воздействие на бессознательное психическое указанных парадигм.

 

 Плоскость ZX характеризует воздействие на личность внутренней мотивации личности и бессознательной мотивации,

 

плоскость XY – внешней и бессознательной мотивации. Таким образом личность оказывается на пересечении трех координат мотивационных воздействий. Динамика мотивов осуществляется через самосовершенствование, самоорганизацию мотивационной структуры исследователя путем селективного отбора сменяемых доминируемых мотивов. Энергия мотивационной сферы перераспределяется по уровням, элементам данных подструктур. Интегральный фактор – уровень мотивации, характеризующий мотивационную сферу личности, также динамичен и изменяется как от фазы адаптации i к фазе j, так и внутри любой фазы адаптации.

 

 

Основываясь на фундаментальном принципе, выдвинутом Г. Селье о том, что “сразу несколько казалось бы несовместимых между собой теорий могут оказаться истинными” (31), можно допустить принцип множественности гипотез применительно к моделированию и диагностике личности, а следовательно, альтернативность (и истинность) моделей мотивационной сферы.

 

Скругленный прямоугольник: Структурный
механизм
самоорганизации
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 1. МОДЕЛЬ МОТИВАЦИОННОЙ СФЕРЫ ЛИЧНОСТИ В НИД

 

В соответствии с этим введем понятие “мотивационные плеяды”, необходимое для описания мотивационной сферы. Примером мотивационной плеяды, простирающейся, скажем, от двух полюсов мотива достижения, может служить единый континуум, на одной из точек которого может быть “помещен” любой индивид. Плеяда является общностью в том смысле, что всем её переменным присущ единый характер, всегда можно выбрать точный вектор (меру, обладающую количеством и направлением), который выражает сущность плеяды и “может быть использован для измерения “(32).

Обозначим протяженность данного континуума интервалом l. Сделаем допущение, что на данном интервале некое событие с малой вероятностью появляется большое число раз. Под событием здесь понимаем появление численного значения разного уровня мотива, потребности. Таким образом, в процессе творческой деятельности на интервале l с малой вероятностью появляются различные значения уровней мотива. Рассмотрим последовательность появления на интервале l следующих случайных событий – разных значений уровня мотива. Каждое событие можно изобразить точкой на интервале l и мы имеем дело со случайным распределением точек. Такие предположения приводят к случайной целочисленной величине, принимающей в зависимости от случайного исхода одно из значений х = 0, 1, 2...с соответствующими вероятностями. В таком случае х -количество появлений на интервале точек (уровней мотива). Здесь простейшие предположения приводят к величине  как к вероятности иметь х точек (событий – появлений уровня мотива) внутри интервала. Параметр λ – определим как плотность точек на интервале, плотность появления разных уровней мотива В таком случае величина х распределена по закону Пуассона (33):

 

 

                                                            в остальных случаях,

 

со следующими свойствами:

Среднее  μ=λ  (математическое ожидание случайной величины х)

 

Дисперсия 

 

Коэффициент вариации 

 

Отметим, что величина λ по смыслу представляет собой среднее число появлений разных значений уровня мотива на интервале l. На основании вышеизложенного можно дать формальное определение понятия мотивационной плеяды.

Под мотивационной плеядой понимается потребность или мотив, относящийся к мотивационной сфере личности, численные значения появления которого в ходе научно-поисковой активности являются реализациями случайной величины, подчиняющейся закону Пуассона.

Необходимость введения такого понятия диктуется потребностями экспериментальной диагностики мотивационной сферы, моделью мотивационной сферы творческой личности в процессе научно-исследовательской деятельности (НИД).

Отличие понятия мотивационной плеяды от близких понятий – мотивы, потребности видно из изложенной нами логики; отличие от понятия «аттитюд» (школа R. Cattel) заключается в том, что аттитюд представляется вектором в многомерном пространстве факторов потребностей (ergs) и отношений.

Определение понятия «мотивационная плеяда» позволяет перейти к формированию нашей модели. С целью обоснования ограничений модели введем следующее допущение 1:

 

Множество мотивационных плеяд составляет поверхностные структурные элементы мотивационной сферы. Любая одиночная мотивационная плеяда – это поверхностное свойство, численно определяемое как результаты наблюдений или психологических экспериментов.

 

Понятие «поверхность мотивационной сферы» определено ниже. Для характеристики структуры мотивационной сферы используем интегральный показатель (фактор) – уровень мотивации личности.

Выдвигаем гипотезу нашей модели:

 

Объем мотивационного напряжения, рост числа мотивационных плеяд в процессе получения талантливой личностью нового знания пропорционален площади поверхности мотивационной сферы.

 

Здесь несомненно видна аналогия с одной из динамических моделей науки (34). В чем же аналогия?

М. Моравчик (Орегонский университет, США) использовал биологические представления для создания математической модели роста знания. Основываясь на данных Прайса, показавшего, что наука растет своим передним краем «исследовательским фронтом» и ее рост определяется в основном публикациями последнего времени. Моравчик рассматривал науку как тело знания, которое растет своим верхним покровом (эпидермисом) подобно тому, как кристалл увеличивается при оседании нового материала на поверхности (т.е. увеличение объема кристалла пропорционально его поверхности). С математической точки зрения эта модель означала, что знание растет как гиперсфера в n – мерном пространстве, увеличивающая свой объем путем расширения поверхности. Рассматривая науку как n – мерное «тело знания» (сферу), М. Моравчик интерпретирует эти n измерений как степени свободы науки, направления, по которым научное знание растет независимо от других направлений.

Рассматривая модель М. Моравчика, представляющего науку как растущее тело знания, мы видим несомненную плодотворность в применении этих подходов и к нашей модели.

С математической точки зрения описываемое нашей моделью явление означает, что мотивационное напряжение (уровень мотивации) растет как гиперсфера в n – мерном пространстве, увеличивающая свой объем путем расширения поверхности. Рассматривая мотивацию как n – мерное «тело мотивационной сферы» мы интерпретируем эти n измерений как степени свободы мотивационной сферы, т.е. количество мотивационных плеяд, по которым мотивационное напряжение растет независимо от других. В этом заключается второе допущение модели:

 

Мотивационное напряжение по n мотивационным плеядам растет независимо в ходе решения проблемной ситуации.

 

Второе допущение модели требует некоторого пояснения. По содержанию мотивационные плеяды относятся к так называемой внутренней мотивации. Внутренняя мотивация, по выражению М. Г. Ярошевского, рождается из общения с предметом исследования. По мере того как ученый продвигается в проблемном поле своего исследования, он находит ответы на одни вопросы и тут же сталкивается с новыми. Настоящий исследователь, обнаруживая некоторое явление, сразу же задается вопросом о его причинах, механизмах, взаимосвязях, выводах, которые из этого следуют. Сама логика познания, исследования проблемы подталкивает его к тому, чтобы идти все дальше и дальше, включать в фокус своего внимания новые феномены и факты.

«И основной движущей силой, заставляющей ученого это делать, является напряжение, создаваемое противоречием между тем, что он уже понял и познал, и тем, что еще только предстоит понять. Если среди его мотивов преобладают внутренние, то он будет работать до тех пор, пока проблемное поле не окажется исчерпанным, пока не иссякнет возможность дальнейшего продвижения в материале. Если же внутренняя мотивация слаба и исследовательская работа является для ученого в основном средством получения моральных, материальных и иных преимуществ, то, скорее всего, его исследовательский пыл угаснет, как только он почувствует, что полученных результатов достаточно, чтобы обеспечить ему желаемые блага..

Конечно, в действительности внешние и внутренние мотивы тесно переплетаются друг с другом. Они не только сосуществуют, не только борются, но и переходят друг в друга. Внешняя мотивация может послужить толчком для начала работы, в процессе которой ученый настолько увлечется решаемой проблемой, что все остальное отступит на задний план. В то же время совершенно заслуженные, но неумеренные почести и премии порой приводят к потере внутренней мотивации.

Становится понятно, почему внутренние мотивы научной деятельности обеспечивают более высокую продуктивность и эффективность творчества. Во-первых, сам предмет исследования начинает подсказывать ученому, в каком направлении следует двигаться; во-вторых, внутренняя мотивация мобилизует интеллектуальные резервы, направляя их в нужное русло; наконец, снимаются социально-психологические барьеры, связанные с боязнью неудачи, неблагоприятной внешней оценки ("А что будет, если я не решу эту проблему?..").

Итак, продуктивность ученого определяется специфическим сочетанием интеллектуальных и мотивационных составляющих личности. Возможность реализации творческого потенциала модифицируется под влиянием мотивации, которая либо помогает, либо препятствует его воплощению в исследовательской деятельности. Именно в "изъянах" мотивации некоторые исследователи видят причину того, что часть людей, давно работающих в науке и отнюдь не глупых, не реализуют свои способности, остаются посредственными научными работниками. За счет того же фактора – сильной внутренней мотивации – не столь способные ученые могут добиваться поразительных успехов в своей работе. И потому утверждение о том, что "настоящим" ученым может стать лишь тот, кто любит науку ради нее самой, а не ради тех благ, которые она дает, в целом является справедливым» (35).

Величина n (число плеяд) достаточно велико.

В целом аналогия нашей модели с моделью М. Моравчика (34) выглядит следующим образом:

 

 

Положения модели М. Моравчика

Положения предлагаемой модели мотивационной сферы

1. Наука есть тело знания, которое растет своим верхним покровом (эпидермисом)

1. Уровень мотивации личности есть «тело» мотивационной сферы, которая растет поверхностью мотивационной сферы

2.Объем знания растет как гиперсфера в n – мерном пространстве

2.Мотивационное напряжение (уровень мотивации) растет как гиперсфера в n – мерном пространстве

3. n – число областей науки, растущих сравнительно независимо

3. n – количество мотивационных плеяд, создающих мотивационное напряжение независимо от других

4.- площадь «поверхности знания»

4. - площадь «поверхности” мотивационной сферы»

 

Исходя из ранее сформулированного представления о росте мотивации личности путем расширения поверхности мотивационной сферы как гиперсферы в n – мерном пространстве, мы приходим к дифференциальному уравнению роста мотивационного напряжения в ходе решения научной проблемной ситуации.

 

                                                                         (1)

 

Где M(t) – объем n – мерной мотивационной сферы (уровень мотивации), определяющий численное значение мотивационного напряжения в момент t,

 - площадь «поверхности» мотивационной сферы в момент t,

C – константа пропорциональности.

Решение этого уравнения (выкладки опускаются, см. /34/) выражается степенной функцией

M(t) = β                                                                              (2),

 

где

n – число мотивационных плеяд,

β – константа.

Полученный результат отражает тот факт, что если радиус n – мерной мотивационной сферы увеличивается с постоянной скоростью (т.е. если прирост мотивационного напряжения постоянен во времени), то объем n – мерной мотивационной сферы (объем мотивационного напряжения) растет как n – я степень от радиуса.

Коэффициент β есть функция от радиуса n – мерной мотивационной сферы. Введем допущение 3 заключающееся в том, что β зависит от «диссонансной плотности мотивационной сферы» в момент t, т.е.

β=f (ρ, t)

Определим это понятие.

Диссонансная плотность мотивационной сферы есть отношение количества противоположных или разнонаправленных мотивов, управляемых Я – концепцией к общему их числу, включенному в мотивационную сферу личности:

 

                                                                                   (3),

Где:

ρ - диссонансная плотность мотивационной сферы,

m(t) – количество противоположных или разнонаправленных мотивов (на момент t) (мотивационных плеяд),

 - общее число мотивов, входящих в исследуемый момент времени t в мотивационную сферу.

Рассматривая величину ρ, мы видим, что этот коэффициент является коэффициентом только в момент времени t, но является случайной величиной на отрезке времени (0, T), где Т – интервал, в течении которого решается научная проблема.

Психологически очень важно понимание того, что структура самосознания актуально имеет преимущественно подсознательное существование. В каждый момент научно-исследовательской деятельности (НИД) в сфере сознания личности может быть представлена лишь небольшая часть структуры самосознания, выступающая в виде различных «Я – образов» или актуализируемых Я. Надо четко понимать в данном контексте, что есть общая структура самосознания (Я - концепция), или же частные её проявления, отдельные «Я – образы». Здесь мы четко указываем, что разнонаправленные противоположные мотивы появляются в процессе интроспекции, как смена последовательности Я-образов, т.е. m(t) означает не всё множество разнонаправленных или противоположных мотивов, а только те из них, которые появились вследствие управляющей деятельности Я-концепции. Подробнее эти процессы описаны в (15).

Термин диссонансная плотность мотивационной сферы, по нашему мнению, близок по аналогии с терминами диссонансных факторов, изучаемых в теории анализа музыкальных сообщений (29).

Так как в ходе поисковой активности в научной деятельности происходит изменение и расширение перцептивного поля творческой личности исследователя, то m(t) и  меняются по мере решения проблемной ситуации.

Определим радиус n – мерной мотивационной сферы и «поверхность» мотивационной сферы. Для этого воспользуемся математическим аппаратом неевклидовых пространств (36, 37), которым при соответствующей содержательной интерпретации пользуются при построении новых математических теорий. Нами используется одно из фундаментальных понятий – сфера (сокращенно – С).

Дадим краткое извлечение из теории неевклидовых пространств, ибо мы воспользуемся этим аппаратом для описания сферы мотивационных плеяд, радиуса n – мерной мотивационной сферы и поверхности мотивационной сферы.

Напомним (36, 37), что сфера – множество  точек евклидова пространства , находящихся от некоторой точки  (центр С) на постоянном расстоянии (радиус сферы), т.е.

 

=.                                                                       (4)

 

C. - пара точек, С. - окружность, С.при n>2 –гиперсфера. Объем  (длина при n=1, поверхность при n=2) вычисляется по формуле

 

Уравнение С.  в декартовых прямоугольных координатах в имеет

вид

                                                                         (6)

 

(здесь , i=1, 2, …, n+1 – координаты x,  соответственно), т.е. С. – гиперквадрика, или поверхность второго порядка специального типа.

С точки зрения дифференциальной геометрии, С.  -риманово пространство, имеющее постоянную (Гауссову при n=2 и риманову при n>2) кривизну . Все геодезические линии сферы замкнуты и имеют постоянную длину 2πR – это т.н.большие окружности, т.е. пересечения с двумерных плоскостей в проходящих через её центр.

С точки зрения дифференциальной топологии,  - замкнутое дифференцируемое многообразие, разделяющее  на две области и являющееся их общей границей; при этом ограниченная гомеоморфная  - это (открытый) шар, так что С. можно определить как его границу.

Совершенно аналогично определяется С. S в метрическом пространстве.

 

(M, ρ): S={}                                                              (7)

 

Итак, после приведения теоретических выкладок из теории неевклидовых пространств, определим радиус n – мерной мотивационной сферы и поверхность мотивационной сферы.

Предположим, что мотивационной сфере личности исследователя в процессе научного творчества ставится во взаимно-однозначное соответствие описание. Описание – это вектор , где  - целые числа (набор измерений мотивационных плеяд – результатов тестирования или анкетирования), причем i-я компонента вектора – значение i-го измерения, которое может быть любым целым числом от 1 до .

Тогда радиус n – мерной мотивационной сферы (расстояние между двумя точками в евклидовом пространстве описаний) можно определить так (см. 38):

 

                                                                       (8)

где - i-я координата описания . Полагаем - вектор максимальных значений мотивационных плеяд на выбранных шкалах.

В соответствии с принципом множественности выдвигаемых гипотез – можно предложить другой способ определения радиуса n – мерной мотивационной сферы.

С этой целью вводим допущение, заключающееся в том, что сфера мотивационных плеяд есть множество  точек x евклидова пространства , находящихся от некоторой точки  (центр сферы) на постоянном расстоянии R (радиус сферы) (см.формулу 4). Психологическая интерпретация точек x,  - мотивационные плеяды, математическая интерпретация - сфера. Тогда

 

=                                                        (9)

 

где х – мотивационная плеяда, - сфера мотивационных плеяд, R- радиус n – мерной сферы  (см. формулу 4 и 8).

Перепишем уравнение (8) для определения радиуса n – мерной сферы  в виде

                                                                     (10)

 

Где () – мотивационные плеяды,

 - максимальные значения мотивационных плеяд на выбранных шкалах,

 - текущие значения мотивационных плеяд.

Из теории неевклидовых пространств, изложенной нами ранее логически следует, что сфера мотивационных плеяд является (гипер) квадрикой или поверхностью второго порядка специального типа. Формулы для определения радиуса R обоими способами идентичны.

С точки зрения дифференциальной геометрии (36) сфера мотивационных плеяд  есть риманово пространство, имеющее постоянную (гауссову при n=2 и риманoву при n>2) кривизну .

С точки зрения дифференциальной топологии (см. данную нами ранее теорию) сфера мотивационных плеяд  - замкнутое дифференцируемое многообразие, разделяющее  на две области и являющееся их общей границей.

После введения такого рода дефиниций можно строго определить понятие «поверхность мотивационной сферы».

Поверхность мотивационной сферы следует понимать как множество  мотивационных плеяд x евклидова пространства , находящихся от мотивационной плеяды  (центр сферы) на постоянном расстоянии R (радиус сферы). С точки зрения дифференциальной геометрии поверхность мотивационной сферы  есть риманово пространство, имеющее постоянную гауссову (n=2) кривизну . С точки зрения дифференциальной топологии поверхность  есть замкнутое дифференцируемое многообразие, разделяющее  на две области и являющееся их общей границей.

Теперь можно вычислить константу β, входящую в выражение для определения М(t) (см. формулу 2):

 

                                                                                        (11)

где  - предельный радиус гиперсферы  (поверхности мотивационной сферы). Существование  доказано в (36). Численные значения ρ находятся в интервале (0, 1),  - также в интервале (0, 1), β – в (0, 1).

 

Мотивационный коллапс

 

Альберт Агабекович Налчаджян – известный армянский психолог, доктор психологических наук, профессор, член Международного совета психологов, Международной ассоциации поведенческой медицины, психотерапии и консультирования, Общества психологического исследования социальных проблем (США) и др. научных сообществ в работе (15) показывает связь фрустрации, творчества и сублимации. Он включил в структуру фрустрации три элемента: фрустрирующая проблемная ситуация, возникающие в этой  ситуации психическое состояние и защитные психологические реакции личности. Включение проблемной ситуации в структуру фрустрации дало возможность сближения психологии творчества и теории фрустрации. Особенно глубоко фрустрируют человека, пишет А. Налчаджян, те  проблемные ситуации, которые затрагивают структуру самосознания личности, её самооценку и уровень притязаний. Эти проблемные ситуации являются полем исследования психологии науки, и они же по нашему мнению напрямую воздействуют на уровень мотивационного напряжения и поверхность мотивационной сферы. Для более глубокого анализа изменения мотивационного напряжения (уровня мотивации в процессе разрешения ученым научной проблемы), целесообразно ввести понятие «мотивационный коллапс». По нашему мнению, в ходе творческой эволюции под влиянием фрустрирующего воздействия смены мотивов (влияние проблемной ситуации) мотивационные плеяды действуют на механизмы бессознательного и подсознания, ускоряя начало интуитивного постижения проблемы. В инкубационный период происходит смена и отбор ассоциаций, возникновение новых подсознательных мотивов, которые вступают в конфликт, определяют (как показал А.Н. Леонтьев) зону возможных целей. Напряжение мотивационной сферы личности, решающей творческую  научную проблему растет, из сложной структуры самосознания актуализируется и осознается определенный и очень динамичный Я – образ, играющий роль доминирующего мотива в данной ситуации. Рост этого напряжения происходит, во-первых за счет актуализации в процессе фрустрирующего воздействия проблемной ситуации подструктур самосознания, вступающих в качестве противоположных мотивов, во-вторых, за счет увеличения числа мотивационных плеяд, воздействующих на интуицию. Подобные процессы детально проанализированы А. Налчаджяном (15).

 Влияние мотивации на интуицию подтверждается опытом талантливых ученых, анализирующих творческие процессы в периоды их научного творчества. Гаусс в течении четырех лет с особым азартом пытался добиться результата, однако все усилия были тщетны. Загадка разрешилась, точно молния сверкнула, и сразу был получен желаемый результат (Письма Гаусса к Ольбергу. См. Katz: Psychologie und mathematischer Unterricht, 1913). Обратите внимание, насколько сильна была мотивация – четыре года шло на ученого мотивационное давление, затем почти мгновенная разрядка – проблема решена!

Подобная проблема мотивационного напряжения была у Пуанкаре, когда он «изобрел» фуксовы функции. Такого рода примеров у Пуанкаре было много.

Законы длительного мотивационного напряжения, а затем быстрой разрядки одинаковы как для ученых, так и для творческих личностей в любой сфере деятельности. Это могут быть поэты, писатели, физики, химики, философы, психологи и т.д.

Кеплер испытывал восемь месяцев напряжение мотивационной сферы, затем за несколько дней получил решение. Так был открыт 3-й закон.

Подобных примеров можно приводить сколь угодно много. Гельмгольц, Фарадей, Галилей, Менделеев, Гёте, Декарт, Лейбниц, Шопенгауер, Фехнер, Ницше, Эйнштейн, Гейтинг, Гейзенберг испытывали длительное действие мотивационного напряжения, а затем радость открытия.

В соответствии с предложенным нами психологическим описанием динамики мотивационной сферы мы утверждаем, что с увеличением в ходе творческого процесса числа мотивационных плеяд и взаимно-противоположных и динамичных Я-образов устойчивость мотивационной сферы достигает критического положения равновесия (катастрофа складки), при наступлении которого мотивационное напряжение достигает максимума и начинается «мотивационный коллапс». Процесс, заключающийся в последовательной смене циклов: мотивационное напряжение – разрядка мотивационной сферы теоретически обоснован и экспериментально подтвержден в теории поля Курта Левина (39).

Теперь определим понятие «мотивационный коллапс».

Мотивационный коллапс следует понимать как процесс потери устойчивости мотивационной сферы, наступающий после достижения ею критического положения равновесия. В результате увеличивается взаимодействие подструктур самосознания (Я-образов), бессознательной сферы, подсознания и сознания, приводящее к решению фрагмента проблемы (потеря устойчивости мотивационной сферы ведет к её разрядке). Процесс таких потерь устойчивости (циклов: напряжение – разрядка) многократен и заканчивается полным решением проблемы.

Процесс потери устойчивости следует отличать от однократной потери устойчивости мотивационной сферы. Обозначим

 - мотивационный потенциал личности,

 - уровень структуры самосознания (Я-образ),

M – уровень мотивации (мотивационное напряжение).

Уравнение мотивационного коллапса в феноменологической форме имеет вид

                                                                                 (12)

где ρ – диссонансная плотность мотивационной сферы (обобщенная активная координата),

λ – управляющий параметр,

f – оператор преобразования.

Отношение  - есть опосредованное выражение энергии мотивационной сферы, ρ – меняющаяся во времени активная обобщенная координата. С изменением потенциала  во времени и в ходе последовательного решения фрагментов проблемы, по нашему мнению, происходит смена (эволюция) фаз: «мотивационное напряжение – разрядка мотивационной сферы». Внутри динамической последовательности смены фаз происходит смена микроскопических коллапсов.

Микроскопический коллапс следует понимать как процесс «разрядки» мотивационной сферы, наступающий после достижения ею критического положения равновесия. В катастрофе складки – это поведение функции  после прохождения точки бифуркации.

Применение теории катастроф, с нашей точки зрения, приводит к возможности решения на этой основе проблемы моделирования скачка, скачкообразного перехода из одного состояния мотивационной сферы в другое при непрерывном изменении параметра λ. Правда, одна катастрофа позволяет, вообще говоря, лишь однократно смоделировать скачкообразную смену состояния мотивационной сферы и последующий микроскопический коллапс. С увеличением диссонансной плотности мотивационной сферы увеличивается вероятность мотивационного коллапса, что приводит к смене фаз (напряжение-разрядка) мотивационной сферы.

Понятие мотивационный коллапс возникло в связи с аналогией в поведении сложных систем в подобных ситуациях, описанных в других областях науки, в данном случае при рассмотрении проблемы общей теории относительности – гравитационного коллапса массивной холодной звезды.

Мы видим полную аналогию в процессах равновесия и устойчивости, в которых масса-энергия представлена как функция плотности в центре звезды с процессами изменения мотивационного потенциала личности ученого в процессе научного творчества, при смене фаз мотивационного напряжения (напряжение – разрядка).

Модель мотивационного коллапса отсутствует как в России, так и за рубежом. Для того чтобы это понимать и представить дадим некоторое теоретическое извлечение из механической проблемы общей теории относительности – гравитационного коллапса массивной холодной звезды. Причина использования в такой задаче теории относительности являются не высокие скорости, а большие значения скалярной кривизны пространства-времени. Причина исследования коллапса по нашему мнению плодотворна в сложной мотивационной системе (структуре), поэтому мы используем аналогию коллапса звезды и коллапса мотивационной сферы.

С целью изучения реального гравитационного коллапса массивной звезды рассмотрены основные состояния системы из А барионов (нейтронов и протонов), которые дошли до последней стадии термоядерной эволюции и достигли температуры, близкой к абсолютному нулю.

Для А=1 основное состояние соответствует атому водорода, для А=4 – атому гелия, для А=56 – атому железа. При повышении значения А до 56  основное состояние получаемого вещества будет соответствовать  атомов железа (), расположенных в узлах объемоцентрированной кубической решетки. На основе универсального уравнения состояния, соответствующего холодной материи, исследованы сферически симметричные конфигурации равновесия самогравитирующей звездной массы. Необходимое общее релятивистское уравнение гидростатического равновесия получено из условия экстремума «ощущаемой» массы.

На рис. 2 приведены результаты исследования равновесия и устойчивости, в которых масса-энергия представлена как функция плотности в центре звезды. Здесь видно, что возможны только две области устойчивости, соответствующие белым карликам и нейтронным звездам. С увеличением числа барионов и массы-энергии каждая из этих областей достигает критического положения равновесия, или катастрофы складки, при которой доминируют гравитационные силы и может начаться коллапс. Поскольку не существует подходящих устойчивых состояний равновесия, потеря устойчивости при критических состояниях равновесия А и С представляет собой начало коллапса в направлении черной дыры, который может быть приведен в действие равномерным гравитационным захватом вещества холодным белым карликом или нейтронной звездой.

В отдельном исследовании было показано, что имеется бесконечное число критических точек (складок), поскольку масса становится затухающей периодической функцией  для высоких значений плотности в центре . Полный анализ устойчивости относительно сферически симметричных возмущений был дан Гаррисоном и др. (14). Они ввели масс-энергию M как определяющий потенциал, связывающий равновесие и устойчивость с числом барионов А (или, что эквивалентно, с массой системы барионов , пропорциональной А), которое играет роль управляющего параметра, и с плотностью в центре , которая в данном случае является обобщенной координатой. При рассмотрении уровней энергии, близких к складкам можно сделать вывод о последовательности смены устойчивых и неустойчивых сочетаний (рис. 3).  

 

               Масса / солнечная масса

                                                                                                  устойчивое

                                                                                                  неустойчивое

D:\Documents and Settings\Admin\Рабочий стол\Изображение.jpg М/М0

   1,5

   1,0

   0,5

                                                                                                            ρ0 г/см3

100                 105                 1010                 1015                1020

Рис. 2. Решение уравнения равновесия для холодной звездной массы.

 

М/М0

D:\Documents and Settings\Admin\Рабочий стол\Изображение.jpg

                                                                  ρ0

                                                                  ρ0

              Коэффициенты

       устойчивости

Рис. 3. Качественная картина изменения коэффициента устойчивости в зависимости от плотности в центре звезды.

 

В положении А первоначально устойчивая траектория теряет свою устойчивость по отношению к первой моде колебаний при прохождении через нуль первого коэффициента устойчивости . Устойчивость восстанавливается в точке В, но в конце концов теряется в точке С, когда этот коэффициент устойчивости снова становится отрицательным. Каждая складка после точки С соответствует потере устойчивости.  становится отрицательным в точке Д,  - в точке Е,  - отрицательным в точке F.

Заканчивая эти теоретические выкладки проведем анализ выдвинутой нами аналогии коллапса звезды и коллапса мотивационной сферы личности в процессе научного творчества. При рассмотрении проблемы общей теории относительности – гравитационного коллапса массивной холодной звезды мы видим результаты исследования равновесия и устойчивости, к которых масса-энергия представлена как функция плотности в центре звезды. Процессы, показанные на рис. 2 и 3, являют такие факты, что потеря устойчивости при критических состояниях равновесия А и С представляют собой начало коллапса. В целом аналогия гравитационного коллапса массивной холодной звезды с мотивационным коллапсом представляется в следующем виде:

 

Область астрофизики

Область психологии науки

1. Потеря устойчивости при критических состояниях равновесия есть начало коллапса в направлении черной дыры, который может быть приведен в действие равномерным гравитационным захватом вещества холодным белым карликом или нейтронной звездой.

 

1. Изменение мотивационного потенциала  приводит к эволюции фаз: мотивационное напряжение – разрядка мотивационнoй сферы. Внутри динамической последовательности фаз происходит смена микроскопических коллапсов в направлении критерия эволюции.

2. Масса-энергия есть определяющий потенциал. Масса системы барионов  - управляющий параметр,  -плотность в центре звезды – обобщенная координата.

 

2.  - мотивационный потенциал личности. λ – управляющий параметр. ρ – диссонансная плотность мотивационной сферы – обобщенная активная координата.

 

После введения такого рода дефиниций смоделируем единичную катастрофу складки, в которой возможна реализация модели микроколлапса мотивационной сферы.

Напомним, что теория катастроф представляет собой теорию структурной устойчивости специального класса дифференциальных уравнений с любым числом фазовых переменных, когда правая часть этих уравнений может быть представлена в виде градиентной системы, т.е. как движение в поле потенциальных сил с потенциалом :

 

 

                                                                    (13)

Где  - фазовая траектория в пространстве состояний.

Как доказал Тома (40), существует семь элементарных катастроф независимо от числа фазовых переменных. В подавляющем большинстве используемых моделей в общественных науках (и даже в психологии) используется лишь одна фазовая переменная. В этом случае любая система может рассматриваться как градиентная (34).

Простейшая элементарная катастрофа получила название «складка», для неё потенциал V в дифференциальном уравнении (13) имеет вид (см. 14):

 

                                                                            (14)

где  q=x – активная обобщенная координата, фазовая переменная, λ – управляющий параметр, и уравнение можно переписать, заменив q на x.

Теперь вернемся к анализу мотивационного коллапса. Перепишем формулу(13) для выражения потенциала в соответствующем дифференциальном уравнении:

 

                                                       (15)

где  - диссонансная плотность мотивационной сферы, обобщенная активная координата.

Так как обобщенная координата ρ в нашей модели единственная, то уравнение (15) примет вид:

 

                                                                      (16)

где λ – управляющий параметр,

 - мотивационный потенциал личности.

Как показано ранее при наличии одной фазовой переменной любая система рассматривается как градиентная.

Для построения модели управления мотивационным потенциалом личности исследователя в процессе научного творчества введем допущение, что в случае одной фазовой переменной, описывающей структуру мотивационной сферы в процессе научно творчества, имеет место простейшая катастрофа «складка». Для неё потенциал  в дифференциальном уравнении (16) имеет вид (см. уравнение14):

 

=                                                                        (17)

 

В этой зависимости  и ρ определены ранее, остается найти λ.

Обозначим  - уровень социальной структуры мотивов,  - уровень внутренней мотивации. Пусть }- пространство векторов значений мотивационных плеяд, входящих в социальную структуру мотивов,

 -аналогично для плеяд, входящих в структуру внутренней мотивации. Введем меру эффективности взаимодействия уровней социальной структуры мотивов и внутренней мотивации – управляющий параметр λ:

 

                                                                    (18)

Где =, =

Для определения  и  воспользуемся механизмом определения потенциалов  (см. 41).

На пространстве входных векторов z (cоциальной структуры мотивов) и p (внутренней мотивации) зададим функцию, которую назовем мотивационным потенциалом, а величины  и  соответственно назовем мотивационным потециалом социальной структуры мотивов и структуры внутренней мотивации. Метод потенциальных функций, которым мы воспользуемся, обычно используется для решения задач обучения распознавания образов. Он также реализует идею реккурентной процедуры минимизации среднего риска (41). Метод потенциальных функций заключается в следующем. На пространстве входных векторов х задается функция, которая называется потенциалом. Потенциал определяет близость двух точек и обычно задается как функция расстояния между точками. Потенциальная функция, как правило, такова, что она монотонно уменьшается с увеличением расстояния. Например, используются такие функции

 

                                                  (19)

 

где  - расстояние от точки  до точки =;

 - константа.

С помощью таких функций на пространстве X образуется потенциальное поле.

Итак, воспользуемся методом потенциальных функций. Метод потенциальных функций дает потенциальные функции

                 

                                                        (20)

Конкретный вид потенциальных функций описывается формулой (19):

 

                                                                                       ()

Мотивационный потенциал в такой трактовке определяет близость двух точек  и задается как функция расстояния между двумя точками (см. формула 19), где  - вектора идеальных (максимальных или минимальных) значений мотивационных плеяд.

В работе (7) проведено исследование зависимости потенциалов личности как от расстояния в пространствах Х (внутренняя среда личности) и Ύ (внешняя среда личности). Эти зависимости касаются других структур личности. Аналогично той модели вводим допущение о зависимости мотивационных потенциалов как от расстояния в пространствах или , так и от меры концентрации мотивационных плеяд в процессе решения проблемной ситуации. Эту меру разнообразия мотивационных плеяд мы характеризуем энтропией.

Также аналогично модели, разработанной в работе (7), определим  и покажем, что параметр α зависит от степени концентрации мотивационных плеяд, относящихся к социальной структуре мотивов и к структуре внутренней мотивации.

Обозначим для факторов социальной структуры мотивов  - вероятность концентрации мотивационных плеяд, относящихся к социальной структуре мотивов; то же для факторов структуры внутренней мотивации: вероятность концентрации мотивационных плеяд, относящихся к структуре внутренней мотивации  - , и определим параметр :

, j – индекс мотивационных плеяд, относящихся к социальной структуре мотивов,

, i – индекс мотивационных плеяд, относящихся к структуре внутренней мотивации,

P – оператор преобразования.

В соответствии с (34) введем в качестве меры структурной организации (концентрации мотивационных плеяд) меру избыточности сложных систем. Применительно к социальной структуре мотивов и к структуре внутренней мотивации мера избыточности удовлетворяет психологическим требованиям к концентрации мотивационных плеяд в ситуации творческого решения научной проблемы.

Очевидно можно определить состояние взаимодействия социальной структуры мотивов и структуры внутренней мотивации, соответствующее экстремуму энтропийной функции и измерять относительную  концентрацию мотивов. Понятие концентрации свойств личности впервые было сформулировано А.Ф. Лазурским (42), использовалось Д.Н. Богоявленской (43), А.Г. Шмелевым (44), Г. Фейглом и Д.Армстронгом (45) и другими исследователями. Личность – это гораздо шире и глубже мотивационной сферы, ибо поверхность мотивационной сферы является составной частью личности и концентрация мотивов относится к личности, подобно тому, как концентрация свойств личности в творческом процессе относится также к личности.

Эта введенная нами в данном контексте мера должна удовлетворять следующим требованиям. В случает максимального «порядка» (энтропия социальной структуры мотивов и внутренней мотивации минимальна, т.е. H=0, наступает максимальная концентрация мотивов в процессе решения творческой проблемы) эта функция равна единице.

В случае максимального «беспорядка» (энтропия названных структур максимальна, т.е. H=наступает минимальная  концентрация мотивов, направленная на решение творческой проблемы) эта функция равна нулю.

Относительный характер меры позволяет сравнивать различных исследователей по степени концентрации мотивов.

Меру избыточности определим:

а) для социальной структуры мотивов

                                (21)

 

б) для структуры внутренней мотивации

 

                                 (22)

и

;                                       (23)

 

где  или - идеал, т.е. максимальная или минимальная оценка плотности мотивационных плеяд на внутренней шкале;

 - оценка мотивационных плеяд типа i или j на выбранном интервале.

Подставляя  и  из формул ( в формулу (18), получаем значение управляющего параметра λ катастрофы складки

Следует отметить, что введенные нами новые понятия и их формальное определение, а также модели, построенные на их основе требуют проверки на представительной выборке статистических данных и экспериментального обоснования.

 

Мотивационный коллапс талантливой личности в науке и Теофания

 

Мотивационный коллапс связан с процессами изменения мотивационного потенциала личности ученого в процессе научного творчества, при смене фаз мотивационного напряжения (напряжение – разрядка). Вообще фаза мотивационного напряжения относится к изменениям мотивационного потенциала личности вплоть до точки бифуркации, когда наступает «разрядка» мотивационной сферы. Момент начала «разрядки» мотивационной сферы есть момент проявление Луча Божества, несущего озарение, инсайт, свет (который есть мысль, пролитая в душу ученого-исследователя). Этот процесс разрядки мотивационной сферы достаточно очерчен автором при описании вероятностной модели поля флуктуирующей плотности потока выбросов зонда интуиции в креатологии (4, 13). Это завершается процесс микроскопического коллапса мотивационной сферы, здесь открывается новое «мысленное поле знаний», решение части поставленной ученым творческой проблемы. Здесь не просто проявление интеллекта и эрудиции ученого порождает новое знание в науке, это- проявление мудрого Божественного Промысла в том направлении, которое угодно Всеведущему Богу.

Исследователь сознания как излучения Бескова И.А. в книге «.Эволюция и сознание: (когнитивно-символический анализ)» пишет:

 

Все живое излучает. Я бы даже сказала, что наличие излучения– это признак того, что перед тобой находится живое существо. Излучение информативно в отношении излучающего объекта[i]. Но это только одна сторона проблемы. Другая– то, что посредством излучения существо получает информацию о мире. Как и почему?

Все, адресованное миру, направленное в мир, встречая на своем пути объекты, частично поглощается ими, частично отражается от них, возвращаясь к источнику излучения. Понятно, что параметры вернувшегося излучения будут несколько иными, чем изначальные, поскольку они трансформировались в ходе взаимодействия с объектами окружающего мира. И именно по этой причине оно несет информацию о мире. Это подобно тому, как некоторые животные, например летучие мыши, испуская ультразвуковые сигналы высокой частоты, ориентируются в окружающем пространстве, узнают о наличии тех или иных объектов, а также о том, пригодны ли эти объекты в пищу. Мотыльки же, воспринимая это же излучение, получают информацию о том, где находится хищник. Причем средства распознавания сигналов настолько точны, что позволяют мотыльку очень тонко дифференцировать свое поведение в зависимости от полученной информации.

Таким образом, оказывается, что излучение, являющееся качеством живого, информативно в двух отношениях: а) в отношении источника излучения и б) в отношении объектов, встретившихся на его пути.

Применительно к приведенному примеру с летучими мышами и мотыльками мы говорили о генерируемом излучении, т.е. о сигналах (ультразвуковых), которые преднамеренно испускаются живым существом для решения насущных жизненных проблем. Но я полагаю, у всего живого есть форма излучения, которое генерируется не преднамеренно, не потому, что существо приняло решение послать в мир сигнал, а просто потому, что это существо есть на свете, потому, что оно живо. Параметров этого излучения я не знаю, а гадать не вижу смысла. Может быть, это биоэнергетическое излучение, которое, как было показано еще известным русским биологом начала века А.Г.Гурвичем, окутывает все живые объекты, а может быть, и какое-то другое. Но, судя по свидетельствам адептов, такое излучение существует. Причем оно, на мой взгляд, будет еще более информативно в обоих упоминавшихся отношениях, чем преднамеренно излучаемое. Почему я так думаю?

Я полагаю, что непреднамеренно генерируемое излучение представляет собой всего лишь иную форму выражения природы, существа объекта. Иначе говоря, это оно же– сущность, существо объекта, но только выраженное (представленное) в форме излучения.

Как я уже сказала, излучение – это качество живого. Поэтому, когда появляется живое, будь то человек или клетка, появляется излучение. Изменение состояния живого проявляется в изменении параметров его излучения. Все это совершенно понятно и не нуждается в длительном обсуждении. Но вот интересный момент: как изменяется мир живого существа в зависимости от изменения параметров его излучения? (46).

 

Итак, все живое излучает. Излучает и часть живого, излучает сознание, излучает мотивационная сфера. Излучение мотивационной сферы нагнетает напряжение, нужное для решения проблемы. Это мучительное чувство, что решение проблемы где-то близко, но нужно еще и еще раз пробовать новые подходы, новые идеи, в ходе такого процесса изучать новую информацию, это подпороговое напряжение есть напряжение мотивационной сферы, есть энергия мотивационной сферы, которая «давит» на исследователя, заставляя его искать решение. Мотивационные плеяды обладают энергией.

Мотивационная плеяда есть некая идея или эйдос (по Платону или Плотину эйдос есть свет). Итак, мотивационная плеяда есть энергия-свет. Но самое интересное - Плотин называет умный предмет, даже число - «неким смысловым изваянием, предстоящим как бы после выхождения из глубин самого себя или проявления в самом себе» (VI, 6,6). Это – весьма характерное, говорит Лосев А.Ф., учение для такой четкой и математической мистики, как у Плотина (47, с. 340-342). Итак, в нашем исследовании, мотивационная плеяда – смысловое изваяние, имеющее четкое очертание, нечто вроде подобия изображению бутылки Клейна в топологии. Но это смысловое изваяние обладает энергией и эта энергия «давит» на исследователя. Такое давление мотивационной сферы испытывали Гаусс и Пуанкаре, Эйнштейн и Бор, наверное, испытали и современные физики: Р. Пенроуз, Ю.И. Кулаков, Ю.С. Владимиров, М.Ю. Симаков и многие другие.

Теперь снова проанализируем мотивационный коллапс, как целое, состоящее из микроскопических коллапсов. Напомним мотивационный коллапс предполагает многократную последовательность фаз потери устойчивости, а микроскопический коллапс есть процесс однократной потери устойчивости мотивационной сферы. Возьмем для рассмотрения отдельно взятый микроскопический коллапс. Это некое множество мотивационных плеяд, каждая из которых есть энергия – свет, хорошо очерченная, некое смысловое изваяние. Это множество плеяд мотивационных также есть энергия-свет, и это «энергетическое образование», оно же «световое»; с одной стороны оно давит на исследователя, создавая мотивационное напряжение, с другой стороны оно даёт своеобразный «свет в тоннеле», т.е. приоткрывает путь решения проблемы и этот путь почти осознан.

И снова: мотивационная плеяда содержит самое главное – световую и созерцательную, умную природу эйдоса. Это одно из самых главных толкований платонических понятий об эйдосе и идее, которой даёт нам Лосев А.Ф. Сейчас оно невероятно современно. В философии, в физике, культуре появляются работы, где прямо постулируется энергетическая мощь идей, творящих прогресс. Сейчас приведем одно из замечательных извлечений на эту тему Лосева А.Ф.:

 

1) идея отделена от субъективного разума и вещей, она – ноумен;

2) логическое понятие – дискурсивно, идея – умно-интуитивна;

3) идея – вневременна и непосредственно положена умом (47, с 508).

 

Теперь рассмотрим всю структуру микроскопического мотивационного коллапса,  т.е. обе фазы: напряжение и разрядку.

Первая фаза есть мотивационное напряжение, создаваемое энергией-светом ноуменальных мотивационных плеяд, оно длится до точки бифуркации (наивысшего напряжения). Понятие «ноумен» обозначает внечеловеческое умное воздействие, ибо ноумен есть проявление Теофании, это Луч Божества (нетварная божественная энергия согласно учению святителя Григория Паламы). Исследователь и не подозревает, что он под «контролем» божественного Провидения, ибо его творческая фрустрация нужна Невидимому Творцу, который созидает Симфонию звучания мудрости через невидимое влияние на отдельных ученых.

Разберемся в богословской категории «Теофания», ибо Теофания действует на обе фазы микроскопического мотивационного коллапса (напряжение и разрядку).

Интересно определение св. Дионисия Ареопагита, первое и самое мощное, ибо оно дает понимание Теофании, что означает нисхождение из сущности Божественной разнообразным светам, Лучам Божества и это нисхождение просвещает весь мир:

Умственным Светом называется превосходящее всякий свет Добро как источающее свет сияние и воскипающее светоизлияние; все надмирные, около мира и в мире пребывающие умы от своей полноты просвещающее; все их мыслительные силы обновляющее; всех, собою охватывая, объемлющее; все своим превосходством превосходящее; как изначальный свет и сверх-свет в себе сосредоточившее, сверхимеющее и предымеющее господство решительно над всякой светящей силой; все умственное и разумное собирающее и сочетающее. Ибо так же, как неведение есть нечто разделяющее заблуждающихся, явление умственного света есть нечто собирающее освещаемых, объединяющее, совершенствующее и обращающее их к Воистину Сущему, отвращая от многих мнений, и различные точки зрения, или, точнее сказать, представления, собирая к единому, чистому, единовидному знанию, наполняя единым соединяющим Светом(48,с.311).

Итак, Бог, Добро, Свет излучает разнообразные светы, теофании на ангельские чины и на людей. Эти теофании проходят в ум человека и просвещают его в меру вместимости его. Эти теофании есть мысль-свет, интуитивное прозрение, инсайт (в науке), катарсис (в искусстве – в творчестве художника – творца). Проблема мысли есть проблема не трансцендентального вопроса, но проблема конкретного содержания. И здесь подходим к слову Откровения, к дивным и безмерным в своей глубине словам Евангелия о Логосе: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть».

В начале было слово – в начале бытия мира, появилось вносящее свет слово, в котором все получало свою раздельность. Все возникало к бытию для себя и для другого как слово-мысль. Это слово – космический логос есть прямое действие Логоса Божественного. Логос, стал излучать свет в мировой логос и дал ему всю силу миротворческого различения: «все чрез Него начало быть, и помимо Него не возникло ничто из того, что возникло». Логос светит в мир и образует умную область слов-идей. Это мысль о том, что всё в своем различении и согласии, многоединство твари, лики бытия были вызваны из потенциального бытия, «начале» через слово.

Бог дает полную свободу актуализации в тварях, сам становясь потенциальным. Он хочет жить в тварях, сам становясь потенциальным. Как первоисточник бытия Бог всегда в мире, всё держит десницею Своей, но мир в то же время пребывает вне Бога, погруженный в тварное самобытие, т.е. в ничто. Мир, как Откровение Божества есть Теофания.

Бог наш, желая по благости явить себя, дает нисходить из Себя, разнообразным светам так называемым Теофаниям, и во всех светах делает известными богатства сияния своей славы. Отец светов неизреченно родил в Свете – Слове, первородном Сыне – все нисходящие явления так, что в Сыне свернуто заключены все явленные светы. Мы ясно видим, что Сын Божий есть истинный Свет, подобно тому как и Отец есть истинный Свет («Я и Отец одно») и причастность людей Свету зависит от разнообразия даров Божественного Святаго Духа, и степень «светоносности» человеку дарует совершенствующий всё Святой Дух.

Наша интеллектуальная сила потенциально обладает поистине несказанными богатствами света. Поскольку они в потенции, мы не знаем что они у нас есть, пока какой-нибудь интеллектуальный свет, выступивший в акт, не откроет их нам и не покажет способ претворения их в действительность.

 

Рассмотрим действие Теофании на второй фазе микроскопического мотивационного коллапса – разрядке. Этот процесс подробно описан в (7, 13). Там исследовался интуитивный процесс, процесс непосредственного рождения мысли. Звучали такие выводы:

Каждый промежуточный «инсайт», каждая рождающаяся новая идея, проходящая в сознание, есть результат процесса бессознательного мышления в ходе решения проблемы, когда личность пронизывается нетварной Божественной энергией, светом. Флуктуирующие потоки выбросов зонда интуиции являются как бы «излучением идей. Это «мысленное излучение идей» обладает разной интенсивностью в различные промежутки времени. Эта интенсивность – вследствии флуктуации плотности потока выбросов зонда интуиции сильно меняет новизну, оригинальность идей, приводя зачастую к кардинальному повороту в той или иной научной области.

Эти «световые волны», это излучение мысли у разных исследователей имеют разную «силу». Сила мысли (например, для ученого исследователя или, беря более широко, для любого творческого человека в любой сфере деятельности) равна силе света. Мощь силы мысли, мысленного излучения порождает новизну открытия в науке. Чем больше «мощь мысленного излучения», тем вероятней появление новой парадигмы в науке. Большинство мыслей, оказавших самое глубокое воздействие на развитие науки, вообще появились не от влияния сложившихся парадигм и их сила не зависела от степени знания всех господствующих научных взглядов. Знание, появившееся вследствии интенсивной научной творческой работы становится новым знанием, как бы «застывшей мыслью». Оно немедленно начинает воздействовать на массу ученых и эта новая парадигма с течением времени начинает тормозить возможность появления новых открытий в данной научной области. Интуиция дает основание для появления нового «скачка» в науке. Процесс познания начинается с трансцендентного уровня, с непосредственного просвещения исследователя светом, исходящим от Отца светов. Это кажется загадочным для тех, кто не задумывался над процессом собственных открытий, кто, имея статус ученого, привык полагаться на культ разума (4, 13).

Рассмотрим действие Теофании на первой фазе микроскопического мотивационного коллапса – напряжении.

Создаётся мотивационное напряжение, инспирируемое энергией-светом ноуменальных мотивационных плеяд, оно длится до точки бифуркации (наивысшего напряжения). Ноуменальные, значит в плеяды вошли Лучи Божества, это умные, трансцендентные, непознаваемые и в тоже время простые нетварные божественные энергии. «Умные» - значит Вседержитель в каждую мотивационную плеяду вложил некую долю Божественного Промысла. Как мы говорили ранее, это множество плеяд с одной стороны оно давит на исследователя, создавая мотивационное напряжение, с другой стороны оно даёт своеобразный «свет в тоннеле», т.е. приоткрывает путь решения проблемы и этот путь почти осознан. Ноуменальные мотивационные плеяды готовят будущий всплеск энергии мысли и содержательно в этой мысли заложено будущее открытие или неведомая доселе новизна.

 

Теофания, это Божественный свет, нисходящий на творческую личность (неважно, в науке или в искусстве происходит процесс творчества). Теофания делает человека «энергийной иконой», ибо исследователь создан по образу и подобию Божию. Теофания «проливает» на исследователя «световые волны», излучение света.

Мощь силы мысли, мысленного излучения порождает новизну открытия в науке. Теофания незримо формирует эту мощь. Чем больше «мощь мысленного излучения», тем вероятней появление новой парадигмы в науке.

Интеллектуальный потенциал общества по своей сути представляет массу знаний, сформированную под незримым воздействием Теофании и представленную в форме парадигм (например, в науке).

Теперь рассмотрим проблему Теофании несколько с иной стороны. Бог творчески полагает природу и, следовательно, творит и её закономерность. Поэтому творчество Божие безгранично, неисчерпаемо, неистощимо, безмерно, нет внешнего предела Его всемогуществу, всё Бог устанавливает волею своею. Однако к тварному бытию Бог обращается не безмерностью, точнее не сверхмерностью Своею, но всему полагает меру, закономерность, облеченную силою принудительности. Давая свободу твари, Бог отказывается от своего всемогущества на деле и вступает в сотрудничество с тварью (в нашем случае с ученым – исследователем). Это соединение Божьего всемогущества с тварной свободой, которая не существует вне ограниченности, есть основа тварного бытия. Творение является поэтому и «промышлением» о твари (талантливом исследователе), Вседержитель есть и Промыслитель. Однако это промыслительство не следует понимать в смысле механической предопределенности, уничтожающей творчество и свободу и превращающий мир в некий часовой механизм, а Бога в своевольного и капризного тирана, создающего себе живые игрушки. Божественное Промышление, раз Оно допустило тварную свободу и вступило с нею в реальное взаимодействие, влияет на мир творчески, всегда оригинально и в соответствии действию тварной свободы. Провидение действует с абсолютной находчивостью и изобретательностью, направляя всякую творческую комбинацию твари (талантливого ученого) к благу с наибольшей целесообразностью. Пути Промысла для нас непостижимы и неисследимы, но надо верить в их абсолютную верность и безошибочность.

Таким образом, божественная энергия – мысль, появившаяся в процессе интуитивного прозрения (инсайта), не зависит от влияния сложившихся парадигм и её сила не зависит от степени знания всех господствующих научных взглядов, а напрямую является Теофанией.

Знание, появившееся вследствии интенсивной научной творческой работы при невидимом участии Бога, становится новым знанием. Промысл Божий также находчиво и изобретательно направляет системы знаний (например, науку, культуру, искусство) к благу с наибольшей целесообразностью. Теофания Божия, излучающая множество Лучей Божества (благодать Божию), формирует интеллектуальный потенциал общества.

Что же приходиться на долю индивидуально работающего ученого – исследователя? Ответ прост и одновременно неизреченно неясен. Никто не знает Промысла Божьего в отношении данного человека, но если он талантливый исследователь, значит велик Дар Духа Святаго на нем пребывающий, а как он распорядится этим даром, никто, кроме него не ведает.

Существует единый источник новых знаний в науке, культуре и религии. Это Божественный свет, Исхождения (Теофании) Божества в творческую личность. Этот свет непознаваем, ибо Бог непознаваем. Господь дает тем, кто ищет мудрости, этот свет, но можно ли постичь Метазакон, Код жизни?

Ибо свет Божественный настолько прост и сложен одновременно, что невозможно объять его простоту и измерить ограниченным человеческим разумом его сложность. Различные теории дают бесчисленные приближения к пределу, но предел никто не может достигнуть. Вот поэтому смена парадигм бесконечна, пока существуют дерзновенные умы, ищущие научной истины (4, 13).

Настоящая статья взята из монографии (50).

 

 

 

Литература

1. Афлитунов А.М., Савченко Д.Н. Две парадигмы в развитии диалектики. Тезисы доклада Проблемного совета по материалистической диалектике МВ и ССО РСФСР на тему «Диалектическая культура мышления: история и современность». 6-7 июня 1989.

2. Афлитунов А.М., Савченко Д.Н., Методология исследования взаимодействия систем «Человек – искусственная среда» (основания артоники)». Доклад на XV Межрегиональном семинаре «Эргономика и эффективность систем: человек-техника». 29-31 мая 1989. – Литовская ССР, г. Игналина, 1989.- Вильнюс, 1989.

3. СавченкоД.Н. Методология исследования системы «креативная личность – интеллектуальный потенциал общества (основания креатологии) // Развитие творческой активности студентов в учебной, научно-исследовательской и социально политической деятельности. НИИВШ – Сб.научн. трудов. М.: 1990. – 184 с.

4. Савченко Д.Н. Исследование интуитивно-одаренных студентов в научно-исследовательской деятельности методами креатологии// Разработка программ интенсификации научно-исследовательской и проектно-конструкторской работы будущих специалистов в условиях интеграции науки, производства и образования. – Отчет о НИР / НИИВШ: М., 1990.

5. Савченко Д.Н. Концепция эволюционной диагностики личности студента в научном и техническом творчестве// Пути совершенствования форм организации научного и технического творчества студентов / Научн. Исследования в высш. школе: Обзор. информ. НИИВШ, вып. 5, 1987.

6. Савченко Д.Н. Эволюционная диагностика – один из основных факторов поиска талантов в научно-исследовательской деятельности высшей школы// Пути повышения эффективности научного потенциала высшей школы. Тезисы докладов Всесоюзной конференции 18-20 октября 1988., М.: изд-во МАИ, 1988.

7. Савченко Д.Н. Концептуальная модель эволюционной диагностики личности студента в научной деятельности// Разработка научных основ интенсификации научно-исследовательской, конструкторской и проектной работы студентов. Отчет по НИР. НИИВШ. – М., 1988 № ГР 01.8.80081553.

8. Савченко Д.Н. Модель управления научным потенциалом исследователя// Направления совершенствования системы управления научно-исследовательской деятельностью вузов. Сб. науч. тр. – М., НИИВШ, 1989.

9. Афлитунов А.М. Синергетический подход в теории баз знаний. – Материалы Всесоюзной конференции «эффективность человеко-машинных систем». – Тбилиси: ГПИ, 1987.

10. Савченко Д.Н. Концепция диагностики личности студента в научном и техническом творчестве // Анализ эффективности функционирования системы научно-технического творчества студентов. Отчет по НИР НИИВШ. М.: 1987. № 018700083149, - 99 с.

11. Савченко Д.Н. Исследование основного фактора потенциала личности – интуиции// Исследование путей интенсификации систем подготовки будущих специалистов к научно-технической деятельности в условиях ее интеграции с наукой и производством: Отчет о НИР / НИИВШ, № ГР 018900076631 – М.: 1989. – 306 с.

12. Афлитунов А.М., Савченко Д.Н. Ноосфера и современность // Русский космизм и ноосфера. Тезисы докладов Всесоюзной конференции. – Часть 1., М.: 1989, с. 18-20.

13. Савченко Д.Н. Вероятностная модель поля флуктуирующей плотности потока выбросов зонда интуиции в креатологии (в печати).

14. Томпсон Дж. М.Т. Неустойчивости и катастрофы в науке и технике. М.: 1985., - 300 с.

15. Налчаджян А.А. Интуитивное познание и некоторые теоретические проблемы психологии. Автореф. дисс. на соиск. учен. степени д-ра психол. наук. – Ереван, 1974.

16. Владимиров Ю.С. На пути к единству научной и богословской картин мира / Международные рождественские образовательные чтения. В сб. «Христианство и наука», М., 2006 . – 330 с.

17. Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. – М.,1987.

18.Маслоу А. Мотивация и личность. 3-е изд. / Пер. с англ. – СПб.: Питер, 2007. – 352 с.

19. Макклелланд Д. Мотивация человека. – СПб.: Питер, 2007. – 672 с.

20. Goldstein K, The Organism, New York: American Book, 1939.21. Holton G. Thematic and stylistic interdependence // Holton G. The thematic component in scientific thought. Austin. 1973. p. 91-114

21. Холтон Дж. Что такое антинаука. Вопросы философии № 2, 1992

22. Maslow A. Motivation and personality. Under the ed. of surphy G. N.Y.: Harper. 1954. XIV. 411 p.

23. Gomersall E. Current and futurc factors affeting the motivation of scientists, engineers and techniecians // Research management. N. Y.: 1974. vol. 14. № 3. p. 43-50.

24. Dessauer J. Hova large corporation motivates its research and development people // Research management. N. Y.: 1971. vol. 14. № 3. p. 51-55.

25. Burton A. C. Charisma, recognition and the motivation of scientists // Amer. j. of sociology. Chicago. 1973. vol. 78. № 5. p. 1119-1134.

26. Peters R. S. The Concept of motivation // L.: Routledge and Paul. № 4. Humanities press. 1958. 166 p.

27. Wilson J. Philosophy and educational research. Widsor.Nat. Found. for - educational research in England a Wales. 1972. X. 133 p.

28. Проблемы научного творчества в современной психологии. М.: 1971 – 450 с.

29. Моль А.Теория информации и эстетическое восприятие. М.: 1966. 350 с.

30. Философский словарь: Основан Г. Шмидтом. - 22-е новое, переработ. Изд. Под ред. Г. Шишкоффа / пер. с нем. / Общ. ред. В.А. Малинина. - М.: Республика, 2003. - 575 с.

31. Селье Г. От мечты к открытию. Как стать ученым. М.: 1987. - 358 с.

32. Кулагин Б.В. Основы профессиональной психодиагностики. Л.: 1984. - 420 с.

33. Вентцель Е.С. Теория вероятностей. М.: 1969. 576 с.

34 Яблонский А.И. Математические модели в исследовании науки. М.: 1986. -352с.

35. А. Г. Аллахвердян, Г. Ю. Мошкова, А. В. Юревич, М. Г. Ярошевский. Психология науки. М.: Московский психолого-социальный институт - Изд-во «Флинта», 1998. -324 с.

36. Леви П. Введение в топологию. М.: 1980. -512 с.

37. Математическая энциклопедия в 5 Т. М.: 1984. Т. 5, - с. 287.

38. Фу К. Последовательные методы в распознавании образов и обучении машин. М.: 1987. -290 с.

39. Теория поля Курта Левина// Ярошевский М.Г. История психологии. М.: 1976, -463 с.

40. Thom R. Stability structurelle et morphogenese. N.Y.: 1972. 450 p.

41. Вапник В. Н., Лернер А. Я., Червоненкис А.Я. Системы обучения распознаванию образов при помощи обобщенных портретов// Известия АН СССР, Техническая кибернетика. 1965. № 1. С. 25-45.

42. Лазурский А.Ф. Классификация личностей. М.- Пг. 1923.- 280 с.

43. Богоявленская Д.Б. Интеллектуальная активность как проблема творчества. Ростов Н/Д . 1983. – 250 с.

44. Шмелев А.Г, Введение в экспериментальную психосемантику: теоретико-методологические основания и психодиагностические возможности. М.: 1983 .- 210 с.

45. Марголис Дж. Личность и сознание. М.: 1986 -420 с.

46. Бескова И.А. Эволюция и сознание: (когнитивно-символический анализ).— М.: 2001. — 351 c.

47. Лосев А.Ф. Бытие – имя – космос. М.: Мысль, 1993.- 958 с.

48. Преподобный Максим Исповедник. Творения. М.: «Мартис», Кн. 2, 1993. – 350 с.

Монографии и Эвм-программа:

49. Д.Н. Савченко. Креатология. Методологические основания и модели. Богопознание и научное знание. Том I. Часть I. Методологические основания в креатологии. Наука и православная религия. / Савченко Д. Н.; ВИНИТИ РАН, М., 2009 – 246 с. илл. Библиограф. 168 назв. Рус. Деп. в ВИНИТИ, № 469 – В 2009 от 13.07.09

50. Д.Н. Савченко. Креатология. Методологические основания и модели. Богопознание и научное знание. Том I. Часть II. Исследование интуиции творческой личности, талантов и гениев в науке, мотивационный коллапс и Теофания / Савченко Д.Н.; ВИНИТИ РАН, М., - 301 с. илл. Библиограф. 172 назв. Рус. Деп. в ВИНИТИ, № 470 – В 2009 от 13.07.09

51. Савченко Д.Н. Универсальная ЭВМ-программа отбора талантливых студентов с помощью эволюционной диагностики (удостоена бронзовой медали за достигнутые успехи в развитии народного хозяйства СССР Постановлением Главного комитета ВДНХ СССР от 12.11.86. № 841 – Н).

52. 4. Савченко Д.Н. Креатология. Число. Гармония. Метафизика Света. Том II. / Савченко Д.Н.; Монография. ВИНИТИ РАН, М., 2009 -526 с. илл. Библиограф. 149 назв. Рус. Деп. в ВИНИТИ, № 740 – В 2009 от 30.11.2009


 



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: