Савченко  Д.Н.

dn756@yandex.ru 

Креатология. О понимании интуиции в творчестве талантов и гениев  

    Если  рассматривать процесс истории  появления научных идей, научного мировоззрения как взрыв научного творчества, то, очевидно, что научная мысль гениев и талантов, таких как Коперник, Ньютон, Линней, Дарвин, Пастер, П.Кюри, Эйнштейн, Планк, Бор и др., меняла мировоззрение человечества, изменяла развитие экономики, техники, технологии, культуры, философии и др. форм знаний и форм общественного сознания. Их сознательная мысль влияла на суть жизни, вызванные этим путем правильные знания (прикладные знания) создали в жизни человечества переворот, новые неожиданные источники научного знания. Весь процесс новых революций в научных областях, вызванный ими, опирался на мощный фактор личности создателей этих новых направлений – интеллектуальную интуицию (в психологической науке – интуиция есть высший психический процесс). В нашей терминологии интуиция есть уровень интенсивности потенциала личности, точнее – процесс проявления уровня интенсивности потенциала личности (термин «уровень интенсивности потенциала личности» будет пояснен далее). Этот процесс характеризует поведение уровня интенсивности потенциала личности во времени под влиянием воздействий на психику человека всевозможных факторов. Интуиция – мощный фактор личности создателей новых направлений в науке, культуре, образовании, др. сферах деятельности.

    Для понимания творческого процесса, в котором важную роль играет интуиция ученого необходимо четко дифференцировать разновидности интуитивного познания. Опираясь на известные работы В.Асмуса и М.Бунге, мы приведем 4 основные разновидности интуиции:

    а) мистическая (или чистая) интуиция, сущность которой выразил А. Бергсон. Этот философ утверждает, что абсолют находится в душе человека и познается чистой интуицией. Однако мы полагаем, что Божественная интуиция, позволяющая познать Бога, присуща только святым, прошедшим «школу» особого научения от того, кто сам имел опыт и кто совершеннее, либо Божественная интуиция есмь Дар Святаго Духа и это не зависит от человека, это - дар Бога. Св. Дионисий Ареопагит говорит, что ум святого, восходя на вершины «апофатического богословия» на высших ступенях этой отвлеченной апофатики удостаивается высочайшего мистического озарения, непосредственного познания Божества в «таинственном богословии» в состоянии экстаза. «Это высшее состояние – состояние единения с Богом и обожения – есть цель движения всего бытия» (1, с.33). Но это непосредственное познание Божества свойственно только святым, прошедшим длительное очищение посредством «невидимой брани», молитвенных подвигов, постов и пр. Обычный человек имеет нечистую мистическую интуицию, ибо «прелесть Диавола» проходит по загрязненному каналу и человек может попасть в руки нечистой силы.

    В книге «Христианство и модернизм» архимандрит Рафаил называет мистическую (чистую) интуицию религиозной интуицией. Это религиозное чувство, чувство присутствия Бога, - говорит он,- «чувство общения с Богом» на нашем языке – религиозная интуиция, свидетельством которой мы не только удостоверяемся в бытии Бога, но и ощущаем, переживаем Его, чувствуем свой контакт и связь с Ним. Это чувство до грехопадения людей находилось на степени духовного видения, а затем оно осталось в душе как возможность религиозного переживания. Оно пробуждается благодатью Божией и стремлением самого человека» (2, с.12). В другом месте (2, с. 22) это понятие звучит так: «Прозорливость – это особая духовная интуиция; различение добра и зла, замаскированного и скрытого под личиной добра». А вот так архимандрит Рафаил исследует феномен духовной интуиции: 

            Человек, воспитанный в  материалистических традициях, привык считать  вершиной знания данные науки и техники, литературы и искусства. Между тем, это  – незначительная часть знаний по сравнению с огромной информацией, которой обладает человек как живой организм. Человек владеет сложнейшей системой памяти и мышления. Кроме логизирующего рассудка, в неё включены врожденные инстинкты, подсознание, которое фиксирует и хранит всю его психическую деятельность, сверхсознание - способность интуитивного постижения и мистических созерцаний. Религиозная интуиция и синтетическое мышление являются высшей формой познания – «короной» гносиса.

            В человеческом организме  происходит непрестанный обмен информацией, без которой не могла бы существовать ни одна его живая клетка. Объём этой информации за один только день неизмеримо больше, чем содержание книг во всех библиотеках мира. Платон называл познание «припоминанием», отблеском божественного гносиса. Эмпирический рассудок, ползая по фактам, как змея по земле, не может понять эти факты, так как, анализируя, разлагает предмет на клетки, дробит и мертвит. Убивает живой феномен, но не может его оживотворить. Религиозное же мышление синтетично. Это интуитивное проникновение в духовные сферы. Религия – встреча человека с Богом, а также встреча человека с самим собой…Человек открывает свой дух, как алмаз в медальоне, который всегда носил на груди, не зная, что внутри его; открывает самого себя как мореплаватель – берега неведомого, таинственного острова. Религиозное мышление – это осознание цели и смысла жизни (2, с.23).  

    Продолжая исследования мистической (чистой), Божественной интуиции архимандрит Рафаил (Корелин) анализирует глубину освященной православной Церковью роли Евангелия в этом мире: 

            Евангелие - это Откровение Божественного ума  через человеческое слово. Откровение о  духовном мире, о  вечной жизни, о союзе  человеческой души с  Божеством, о высшей реальности бытия, находящейся за пределами феноменологии, о том, что не может быть предметом чувственного восприятия или логического анализа. Оно воспринимается душой только через мистическую включенность, через интуитивное проникновение в мир духовных сущностей, в мир Божественных энергий, в мир сверхлогических категорий. Поэтому Священное Писание употребляет символ, который должен возводить ум от знакомого и привычного к таинственному, неизвестному, от видимого – к невидимому (2, с. 81). 

    Говоря  о религиозной интуиции архимандрит  Рафаил показывает задачу Церкви по усилению интуиции, очищению её: 

            Религия - это непосредственное свидетельство души о существовании  Божества и духовного  мира, союз и общение  с Божеством. Это  чувство ближе  всего стоит к  интуиции, поэтому  мы и называем его  религиозной интуицией. И одна  из задач православной  аскетики – усилить очистить эту интуицию, поэтому аскетика тесно связана с христианской антропологией (2, с.184-185). 

    Итак, мистическая (чистая) интуиция в нашем  понимании, основанном на святоотеческих традициях, есть Божественная интуиция, религиозная интуиция, духовная интуиция.

    б) Чувственная интуиция.

    Психологический анализ показывает, что эта разновидность  интуиции есть ни что иное, как процесс  чувственного восприятия, отличающийся осмысленностью, структурностью. Однако, чувственная интуиция не есть непосредственная форма познания (как полагают некоторые философы). Мыслительные процессы, актуализация прошлых знаний, их сравнение с образом воспринимаемого, процессы анализа и синтеза совершаются преимущественно подсознательно. В этом случае восприятие выступает как непосредственный акт понимания предмета. Если учесть ту важную роль, которая в современной психологии придается апперцепции, как влияния прошлого опыта на акт восприятия, то можно придти к заключению, что исследование чувственной интуиции (как восприятия) – дело научной психологии (3, с.6).

    в) Интеллектуальная интуиция.

    С психологической  точки зрения интеллектуальная интуиция представляет собой процесс  перехода подсознательно образованных мыслительных структур (ассоциаций) в сферу сознания. Это определение охватывает новые возможности изучения познавательной активности человека, уровней психической деятельности. Это определение показывает все разновидности интеллектуальной интуиции (описанные подробно М. Бунге), раскрывая основную, динамическую их сторону как бы психических процессов. Будь это акт мгновенной интерпретации («физическая» или «геометрическая» интуиция), процесс создания метафор, или та разновидность интеллектуальной интуиции, которую М. Бунге склонен отождествлять с воображением, ускоренное умозаключение или «фронезис», - в их внутренних психологических механизмах важнейшее место занимает процесс перехода психических содержаний из подсознательной сферы психики в сферу сознания и переживание «озарения» или неожиданного мгновенного понимания.

    г) Патологическая интуиция

    Её  мы не рассматриваем, так как такое  название дал бреду В.А. Гиляровский.

    Итак, единственным источником новых знаний в  науке является интеллектуальная интуиция.

    Игумен Владимир Маслов говорит, что научное знание отличается от Откровения. Различие заключается лишь в том, что знания получены из разных источников: 

            «Для  нормального развития системы знаний необходимы и опытное знание, и Откровение. В  нормальном состоянии, когда есть понимание, что опытное знание и знание Откровения существенно отличаются друг от друга, упомянутые потоки разделены..» (4, с.327-328). 

    Далее игумен Владимир (Маслов) делает вывод, что оба знания нужны, хотя источники  их получаются разные.

    Что же такое интеллектуальная интуиция? Как её определить? Как её оценить?

    Существуют  многочисленные определения интуиции в зависимости от мировоззренческих  позиций отдельных мыслителей и  научных школ. Советский исследователь  А.А. Налчаджян в качестве основного методологического принципа провозгласил тезис о познаваемости, рациональности как всей психики человека, так и интуиции. Он проанализировал данные о творческом процессе Гаусса, Пуанкаре, Эйнштейна, Луи де Бройля, Д. Пойи, Г. Уолтера, Ж. Адамара, других ученых, представляющие значительный интерес для психологии. Этот анализ позволяет сделать несколько важных выводов: 

    
  1. в научном  творчестве многие результаты получаются интуитивным путем, без того, чтобы  индивид осознал путь мысли, ведущий  к полученной идее;
  2. следовательно в творческом процессе несомненно большую роль играют подсознательные психические процессы;
  3. творческий процесс имеет ряд этапов: подготовительный этап сознательной работы, этап инкубации, этап «озарения» и завершающий этап логического упорядочения и проверки полученных результатов;
  4. на подсознательном уровне происходит создание множества ассоциаций элементов задачи, но выбор правильного варианта и его перевод в сферу сознания происходит, как полагают Пуанкаре и Адамар, под направляющим влиянием эстетического критерия. Для того чтобы управлять интуитивным постижением проблемы, необходимо интуицию оценить. И здесь мы сталкиваемся с процессом достаточно сложным - процессом структурирования психики. Собственно психическое состояние раскрывается через понятие «вертикальной структуры психики», т.е. вертикальной эндопсихической сферы человека: бессознательного, подсознательного, сознания и самосознания. В процессе научного творчества сознание контролирует его в целом, а бессознательное и подсознание являются его важным помощником. Принципиальным значением для решения проблемы интуиции является изучение перехода подсознательно образованных ассоциаций (например, новой идеи) в сферу сознания. Это сложный процесс, отражающий многоуровневый характер внутрипсихической сферы человека. В начале процесса перехода в сфере сознания обычно выступает эмоциональный фон, предваряющий появление предметного содержания возникшей идеи. Это можно назвать эмоциональным уровнем осознания подсознательно образованных ассоциаций, а преодолеваемый при этом порог – эмоциональным порогом. После этого, если процесс осознания не встречает непреодолимых препятствий, совершается переход через порог сознания и психическое содержание полностью осознается. Это – логический или аналитический уровень осознания, иногда называется «озарение, инсайт». Наконец, выделяется уровень самосознания «когда после полного выяснения структуры приобретенного знания актуализируются структуры самосознания, осознаются мотивы творческой активности, определяется место нового знания в структуре науки и т.п.» (3).
  5. Адамар дает описание процесса интуиции в математическом творчестве, различает три стадии. Первая - накопление (инкубация), вторая - свернутое понимание (озарение, инсайт), третья - развертывание полученного понимания в тексте, который может быть воспринят математиками;

    Вот описание периода инкубации и  инсайта, приведенное протоиереем  А.Геронимусом (самонаблюдения А.Пуанкаре): 

            Каждый  день я усаживался за свой рабочий стол, проводил за ним один-два  часа, перебирал большое число комбинаций и не приходил ни к какому результату. Но однажды вечером я выпил, вопреки своему обыкновению, чашку черного кофе; я не мог заснуть; идеи возникали во  множестве, мне казалось, что я чувствую, как они сталкивались между собой, пока, наконец, две из них, как бы сцепившись  друг с другом, не образовали устойчивого соединения. Наутро я установил существование класса функций Фукса, а именно тех, которые получаются из  гипергеометрического ряда; мне оставалось лишь сформулировать результаты, что отняло у меня всего несколько часов…(5,с.13). 

    Многие  авторы анализируют интуитивные  моменты творчества, опираясь на аналогии между творчеством в науке  и искусстве. Английский психолог Д. Виккерс прямо пишет: 

            Научная гипотеза, техническое изобретение, архитектурный проект, музыкальное произведение или иное законодательство - все это результаты человеческих усилий, направленных на упорядочение и объяснение реальности (6). 

    Далее Виккерс связывает механизмы  интуиции с эстетикой, правда следует отметить, что такого рода попытки не новы. Впервые мысль о такой связи высказал в начале ХХ века французский математик А. Пуанкаре. Он считал, что отличительное свойство ума математика нужно искать не в логике, а в эстетике. Ныне эту точку зрения развивает американский математик С.А. Пейперт (6). Если рассматривать интуитивные постижения талантливых исследователей в их совокупности, то научное мировоззрение эволюционирует под влиянием своеобразного потока интуиции, совокупного потока интуитивных постижений этих личностей. Эту мысль мы высказывали ранее, цитируя В.И. Вернадского, теперь развернем её в полноте:  

            Вся история науки  на каждом шагу показывает, что отдельные личности были более правы в своих утверждениях, чем целые корпорации ученых или сотни и тысячи исследователей, придерживающихся господствующих взглядов. Многие научные истины, входящие в состав современного научного мировоззрения или их зародыши проповедовались в прежние века отдельными исследователями, которые находились в конфликте с современным им научным мировоззрением… Научное мировоззрение меняется с ходом эволюции – оно не есть что-нибудь неизменное. Понятно поэтому, что только часть господствующих в данное время идей может и должна перейти в научное мировоззрение будущего. Другая часть будет создана ходом эволюции, и элементы этой другой части обыкновенно вырабатываются отдельными лицами или группами, стоящими в стороне от научного мировоззрения…(7). 

    Итак, подведем итоги. Поток идей порождаемых  талантливыми или одаренными исследователями, оформляемых в виде научных истин научного мировоззрения является двигателем эволюции научного знания. Господствующие представления составляют групповые парадигмы в науке (устойчивая часть). Новые знания (новые знания представляют флуктуации по отношению к тенденциям устойчивой части) вступают в противоречия с групповыми парадигмами и являются источником развития. В ходе исторического развития научных идей флуктуации переходят в новую фазу - становятся господствующими представлениями, уступая место новым флуктуациям. Итак, идет постоянная борьба идей - порядок и хаос находятся в постоянном противоречии. Единственным источником идей в науке и образовании является интеллектуальная интуиция их создателей. Интуитивный поток является источником флуктуаций в научном знании, источником новизны, источником переворотов (смен парадигм). Отсюда важность этого психологического феномена, отсюда проблема измерения и управления интуицией в научном творчестве. Рассматривая введенный ранее тезис, что интуиция есть процесс изменения уровня интенсивности потенциала личности, мы опираемся на известные в науке исследования и мнения различных ученых по рассматриваемому вопросу. Так Факуару приходит к выводу, что «интуиция есть существенный элемент творческого потенциала, определяющий способность человека успешно заниматься исследовательской деятельностью» (6).

    В связи с исследованием процесса изменения уровня интенсивности  потенциала личности (интуиции), в связи  с очевидным воздействием или  влиянием бессознательного психического на личность рассмотрим очевидную аксиому: «множество личностей обладает разной степенью интуиции. Чем более способен человек к интуитивному постижению истины, тем более одаренным и талантливым он является».

    Отчего  зависит выраженность разной степени интуиции у личности?

    Чтобы ответить на такой вопрос, рассмотрим следующий аспект. Карл Юнг и В.В  Налимов считают, что унаследованное бессознательное содержит на нижних (глубинных) слоях коллективный опыт человечества (8, 9, 10). По В. Штерну личность имеет глубинное строение: её поверхностные слои обращены к миру, глубинные слои конструируют специфическое своеобразие личности (11). В.Штерн разработал «персоналистику» как особую науку об индивидууме, включающую не только психологию, но и биологию, медицину и другие отрасли знания о человеке. Личность по Штерну, есть категория, определяющаяся как целостность и одновременно незаконченность, многозначность, единство сознания и бессознательного – ей свойственна диалектичность. Личность содержит в себе возможности, тенденции, диспозиции или предрасположения действовать определенным образом, характерным для индивидуума. Каждая диспозиция есть излучение «Я», которое является центром диспозиций - единой энтелехией, которая находится в индивиде. Глубинное содержание личности – «Я» - проявляется во всех диспозициях и во всех феноменах и актах, которые являются проявлениями диспозиции, и во всех содержаниях сознания – чувствах, волевых переживаниях, доступных непосредственному опыту. Научное изучение глубинных слоев возможно только через «толкование». Необходимо отказаться судить о личности по одному симптому - почерку, тестам, бессознательным ошибочным действиям и т.д., нужна полисимтоматика личности (11). Итак, мы видим, что и у Штерна глубинное содержание бессознательного определяет поведение и творческий потенциал человека.

    Анри  Бергсон считает, что прошлое  сохраняется само собой, автоматически, то, что люди чувствуют, думают, желают, начиная с первых лет, всё это  «давит на порог сознания». Мозговой механизм имеет задачей удерживать всё это в области бессознательного (12). Согласно Бергсону прошлое заставляет человека действовать в определённом направлении, хотя ничтожная часть информации переходит в сознание. Прошлое – наша направленность (по Бергсону). Центральное понятие философской системы Анри Бергсона - «чистая», т.е. нематериальная «длительность» - первооснова всего сущего. Материя, время, движение – лишь различные формы проявления «длительности» в человеческом представлении и в рассудочных схемах науки. Познание длительности доступно лишь интуиции, понимаемой им как непонятийное, непосредственное «узрение, постижение», где акт познания совпадает с актом, порождающим действительность. Учение Бергсона о творческой эволюции также опирается на выдвинутое им понятие «длительность», «длительность» означает изобретение, творчество форм, непрерывное изготовление абсолютно нового (12). И в этом учении мы видим влияние глубинного бессознательного на творчество личности через интуицию.

    Эдмунд  Гуссерль – мыслитель, целью которого было построение науки о науке, «наукоучения», разработал феноменологию – научную  теорию научного знания. Основная проблема и тема – вопрос о структуре  процесса «переживания» истин и  общезначимых идей, взятого в виде целостности, в виде непрерывного потока. Главный метод изучения структуры переживаний особого типа – интеллектуальная интуиция, «усмотрение» сущности истины, идеи. Элементами потока переживаний являются по Гуссерлю «феномены» (отсюда учение о структуре потока переживаний есть феноменология). В каждом феномене как элементе потока сознания он видит также своеобразную целостность, наделенную самостоятельной и сложной структурой. Рассмотреть феномен как целостность можно, по Гуссерлю, только в том случае, если его «схватить» в интуитивном акте. Основной метод «обнаружения» сущности и структуры сознания есть метод «непосредственного вхождения» в поток сознания, интуитивного, непосредственного, но одновременного чисто умозрительного «усмотрения сущности». Феноменологический метод характеризуется здесь как момент непосредственного слияния с потоком сознания. Учение Гуссерля даёт нам возможность исследовать единство интуиции с личностными аспектами.

    Н.О. Лосский в своей системе осмысления мира «интегральный интуитивизм» считает, что сущность действительности составляют сверхвременные идеальные личности, «субстанциональные деятели», связанные между собой, а также со сверхмировым началом. Предметы познаются посредством интеллектуальной интуиции (13).

    Швейцарский психолог и психиатр Карл Густав Юнг в психику человека включает три уровня: сознание, личное бессознательное и коллективное бессознательное. Определяющую роль в структуре личности играет коллективное бессознательное, образующееся из следов памяти, оставленных всем прошлым человечества. Коллективное бессознательное носит всеобщий характер. Оно оказывает влияние на личность человека и предопределяет его поведение с момента его рождения. Коллективное бессознательное состоит из разных уровней. Оно определяется национальным, расовым и общечеловеческим наследованием. Самый глубокий уровень складывается из следов «дочеловеческого прошлого», т.е. из опыта «животных предков человека». Коллективное бессознательное проявляется у отдельных людей в виде архетипов (доминант, первородных образов, идей). Архетипы обнаруживаются не только в сновидениях, но и в реальном творчестве. Кроме коллективного бессознательного существует, по Юнгу, личное бессознательное, но оно не отделимо от сознания. Личное бессознательное состоит из переживаний, бывших когда-то осознанными, а затем забытыми или вытесненными из сознания. Структурные единицы личного бессознательного представляют собой констелляции чувств, мыслей и воспоминаний, определенным образом организованных. Юнг называет эту констелляцию «комплексом (например, стремление человека обладать большой властью у Юнга называется «комплекс власти» (11). Очень любопытна точка зрения Николая Бердяева: 

            …Личность есть универсум, она  наполняется универсальным  содержанием. Личность не порождается родовым космическим процессом, не рождается от отца и матери, она…является из другого мира; она свидетельствует о том, что человек есть точка пересечения двух миров, что в нём происходит борьба духа и природы…Универсальное находится в индивидуальном, т.е. в личности, не как производное от человеческого опыта, а как изначальное качество. Универсальное находится не в идеальной сверхличной сфере, а в личности, принадлежащей к экзистенциальному плану…(14). 

    Рассматривая  точки зрения выдающихся мыслителей на роль бессознательного психического, интуиции по отношению к творчеству личности, мы выделим то общее, что необходимо для дальнейшего изложения.

  1. Унаследованное бессознательное структурировано (В. Налимов, К. Юнг, А. Налчаджян, В. Штерн).
  2. Бессознательное психическое содержит на нижних (глубинных) уровнях коллективный опыт человечества (В. Налимов, К. Юнг, А. Бергсон, Н. Бердяев, А. Налчаджян).
  3. Этот коллективный опыт определяет творческий потенциал личности (в значительной мере) и оказывает влияние на уровень проявления творческой силы личности (К. Юнг, А. Бергсон, Н. Бердяев, А. Налчаджян).
  4. Познание новых когнитивных структур знания в процессе творчества возможно только через интеллектуальную интуицию, рассматриваемую нами (в нашей терминологии) как процесс изменения уровня интенсивности потенциала личности (А. Бергсон, Э. Гуссерль, Н. Лосский, К. Юнг, Н. Бердяев, Ж. Адамар).
 

    В связи с наличием мощной, подкрепленной  философским осмыслением и исторической практикой трактовки личности как  Универсума, исповедуемой Н. Бердяевым и др. мыслителями, провозглашенной также креатологией, мы выдвигаем гипотезу (естественно подлежащую тщательной проверке) о единстве механизма вдохновения, интуитивного постижения истины в науке и искусстве. Наша гипотеза основана на анализе ряда направлений: теории семантической Вселенной (В.Налимов), психоанализа (С. Леклер, Г. Аммон, Ф. Дольто, Ф. Рустан, Ж. Лакан), гипноза как метода исследования бессознательного (В.Райков, Л.Шерток, Орн, Барбер, Хилгард, Рожнов, Бурно), герменевтики (Ф. Шлейермахер, В. Дильтей, Х. Гадамер), артоники (А. Афлитунов, Д. Савченко), социодинамики культуры (А. Моль, Ч. Осгуд, Жан Дювиньо), науковедения (Т. Кун, И. Лакатос, С. Тулмин, Дж. Холтон, Л. Лаудан).

    Исследование  интуиции и катарсиса как процесса показывает, что изменение уровня интенсивности потенциала личности (в данном случае интуиции) происходит скрытно, в слоях бессознательного психического и заканчивается разрядкой в виде эмоционального подъема; почти то же самое можно утверждать в отношении катарсиса, который в известном смысле есть бессознательный и подсознательно протекающий процесс, заканчивающийся разрядкой на фоне эмоциональной разгрузки личности. У обоих процессов много общего:

    1. Подсознательное и бессознательное протекание когнитивных процессов (инкубация).
    2. Новизна, оригинальность продукции творческой личности, художественного произведения.
    3. Эмоциональная разрядка после получения результатов.

    Наша  гипотеза опирается не только на указанные  выше направления, но и на накопленный  психологами и другими представителями непсихологических видов наук опыт, позволяющий сделать предварительный вывод о том, что искусственное разграничение между наукой и искусством в процессе творчества является препятствием для дальнейших исследований потенциала творческой личности.

    Психологическая реконструкция мышления Эйнштейна  показывает, что сдвиг форм, в  которых протекает процесс познания, «тесно связан с личностью и жизненным  опытом ученого». Люди, способные к  высшим проявлениям творчества в  науке и искусстве «обладают особой чувствительностью к форме и, следовательно, у них есть нечто общее в терминах способности мозга к организации воспринимаемых ими впечатлений. Это общее – счастливое сочетание двух познавательных стилей. Один из них – логический, аналитический, эксплицитный; другой – синтетический и скрытный» (6). Их одаренность проявляется в особой способности к выделению сигналов на фоне шумов. Эта способность может затрагивать разные сферы деятельности (как мы рассмотрели: науку и искусство). В любом случае творческий процесс есть чередование двух этапов. На одном создается нечто новое, на другом производится оценка созданного, согласно ряду критериев, порою явно личностью не сформулированных. Поэтому науку нельзя явно свести к логике и рациональности. Способность распознавать образы и формы, комбинировать их и создавать новые до сих пор недооценивалась. Между тем эти «эстетические формы» определяют отбор и комбинирование данных, направляют деятельность, служат посредниками при коммуникации и в конечном счете придают смысл личному опыту (6).

    Эстетическое  чувство, или чувство математической красоты, играет важную роль не только в творчестве выдающихся математиков, но и в процессе обучения математике студентов средних способностей. Пейперт (6) сожалеет о том, что в системе образования недостаточно подчеркивается значение «математической красоты» и эстетического чувства в ходе решения математических задач. В частности эстетическое наслаждение человек испытывает от восприятия «конденсации идей», и это приводит Пейперта к выводу, что «в математике значительно больше общего с остротами и сновидениями, чем обычно признают» (6). По его мнению, в математике «функциональное достигается с помощью эстетического» (6).

    Подводя итоги можно сделать предварительный  вывод, что катарсис и интуиция являются одним и тем же процессом, разница в котором лежит в сфере деятельности (наука или искусство). Наука интеллектуализирует искусство, а искусство эстетизирует науку (через взаимные влияния в сфере массовых коммуникаций). Интуиция и катарсис являются проводниками появления новизны или оригинальности создаваемых человеческим духом произведений или продукции. Катарсис и интуиция (в нашей терминологии) есть проявление процесса поведения уровня интенсивности потенциала творческой личности. 

    И, наконец, дополним наше исследование вопросами влияния анатомо-физиологической базы, которая делает возможной инкубацию (период скрытого протекания творческого процесса). Мы рассмотрим две ключевые точки зрения на этот вопрос (все остальные точки зрения лежат между этими двумя). По мнению Дж. Гоуэна, психолога из Калифорнии, основной инструмент творческого мышления – образы правого полушария (6). Взаимодействие образных представлений в правом полушарии происходит непрерывно, но обычно эта деятельность замаскирована преобладающей активностью левого полушария, в работе которого основную роль играют речь и логика. Нужно сознательно стремиться «притормаживать» левое полушарие – это откроет человеку доступ к образам правого полушария. Именно эти образы играют ключевую роль во многих видах творчества, в частности в техническом творчестве:  

            Пирамиды, соборы и ракеты существуют не благодаря геометрии, строительной механике и термодинамике, а потому, что они  вначале были зрительной картиной – буквально  видением – в умах тех, кто построил их…Творческие замыслы создателей новой техники рождаются в несловесной форме и с трудом облекаются в слова. Их язык – язык объектов, картин или зрительных образов перед умственным взором (6). 

    Другую  точку зрения исповедует психолог из Санкт-Петербургского университета Р.М. Грановская. Вот что она пишет: 

            Мыслительный  процесс, приводящий к получению новой  информации об отношениях и связях объектов, всегда требует участия  обоих полушарий. Мы предполагаем, что  этот процесс включает несколько последовательных этапов, когда доминирует по очереди то одно, то другое полушарие. Когда доминирует левое, то результаты мыслительной деятельности, достигнутые к этому моменту, могут быть вербализованы и осознаны. Когда доминирует правое, мыслительный процесс, развиваясь имманентно, не может быть осознан и вербализован. И только тогда, когда вновь доминирует левое, возникает ощущение внезапности полученного результата, несвязанности его с состояниями, непосредственно предшествовавшими его получению, неосознанности ни подготовительных этапов, ни промежуточных операций. В таких случаях обычно считается, что решение найдено интуитивно, а обратная связь, свидетельствующая о получении интуитивного решения, замыкается через возникающие эмоциональные ощущения… По мнению Декарта с помощью интуиции истина открывается разуму человека путем прямого усмотрения без использования логических определений и доказательств как промежуточных звеньев познания. В настоящее время считается, что переход (скачок) от одной логической системы к другой при рассуждении возможен лишь с помощью интуиции (15). 

    Итак, источниками анализа содержания интуитивного познания являются теоретические  воззрения глубинной психологии. Мы принципиально не берем в рассмотрение системы йогов, практики восточной медитации, системы Дзэн-буддизма и другие, основанные на философии и религии востока. Такие нетрадиционные системы противоречат догматам православной религии, и использование таких методов ведет к «прелести».

    Официальный сайт Просветительского Центра и издательства «Свет православия» говорит: 

            Прелестью называется состояние  духовного обольщения человека, когда он приписывает себе те духовные достижения, которыми в реальности не обладает. Прелесть проявляется в  гордыне, нетерпимости к ближним, закрытости к любым критическим замечаниям, фанатизме. 

Литература 

  1. Епифанович  С.Л. Преподобный Максим Исповедник и византийское богословие. М.: «Мартис», 2003, 223 с.
  2. Рафаил (Корелин), архимандрит, Христианство и модернизм, - Подворье Свято-Троицкой Лавры, 1999. – 350 с.
  3. Налчаджян А.А. Интуитивное познание и некоторые теоретические проблемы психологии. Автореф. дисс. на соиск. учен. степени д-ра психол. наук. – Ереван, 1974.
  4. Игумен Владимир (Маслов). Проблема истинности научного и религиозного знания./ Сб. докладов конференции «Христианство и наука», М., 2006., - 333с.
  5. Протоиерей А. Геронимус. Научные теории и богословские символы/ Сб.докладов конференции «Христианство и наука». – М., 2006, -330 с.
  6. Интуиция и научное творчество. – М., 1981.
  7. Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. – М.,1987.
  8. Налимов В.В. Непрерывность против дискретности в языке и мышлении – Тбилиси, 1987.
  9. Бессознательное: природа, функции, методы исследования. т. 2. Тбилиси, 1978.
  10. Бессознательное: природа, функции, методы исследования. т.4. Тбилиси, 1985.
  11. История зарубежной психологии 30-60 –е годы ХХ века. Тексты. – М.,1986.
  12. Бергсон Анри. Собрание сочинений.т. I. Творческая эволюция. – СПБ.
  13. Философский словарь/ под ред. И.Т. Фролова – 5-е изд.- М.:
  14. Бердяев Николай. О рабстве и свободе человека. Paris, 1970.
  15. Грановская Р.М. Элементы практической психологии. – Л., 1988.
 

Статья  взята из монографии автора «Креатология. Методологические основания креатологии. Наука и православная религия».

Автор просит всех, кто  имеет возможность, помочь в издании  этой монографии. Электронный адрес: dn756@yandex.ru



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: