1

Рецензия на монографию Д.Н. Савченко

«Креатология.Число. Гармония. Метафизика Света.

ТОМ II».

Монография «Креатология. Число. Гармония. Метафизика Света. Том П» -это второе исследование по проблемам креатологии, нового универсального научного направления, исследующего глобальные вопросы взаимодействия креативной личности с существующим уровнем развития научных (или иных) представлений и парадигм (интеллектуальным потенциалом общества).

Оно является одной из частей фундаментального исследования: «Креатология, Таланты и гении в науке, образовании, культуре - стратегический ресурс развития. Влияние их на инновационный процесс формирования мировой цивилизации». В этой книге рассмотрен длительный исторический процесс, в котором великие духовные или культурные явления порождаются выдающимися людьми: гениями или талантами. Целью такого фундаментального исследования является поиск глубоких метафизических принципов, положенных в основу как мироздания, так и самого человека и управляющих протекающими в них процессами. Другими словами сферой исследований являются гении и таланты, взятые отдельно как действующие личности в истории, включенные также в сам исторический процесс, являющийся процессом проявления Духа истории.

Впервые в России рассмотрен культурологический и исторический процесс, о котором в процессе исследования обнаружено, что ход истории показывает, что им управляет неведомая и, одновременно, невидимая сила, сила, которая известна под разными именами в разных религиях, но в христианской философии и богословии она носит название Сила Святого Духа, или, иначе, Свет. Этот невидимый Свет раскрывает гениям и талантливым личностям в нужный исторический момент те идеи или те или иные инсайты, которые спустя некоторое время после воплощения их, считаются в культуре, образовании, науке величайшими достижениями или открытиями.

Книга состоит из двух глав: Глава 1. «Греческие мыслители о таинственной гармонии, числе, свете Космоса» и Глава 2. «Метафизика Света».

В 1-й главе: «Греческие мыслители о таинственной гармонии, числе, свете Космоса», преодолевается первый порог новизны: на основании изучения античных источников утверждается, что таинственная гармония, число есть свет.

Анализу подвергнута деятельность не только античных гениев (например, Платона и Аристотеля) и загадочного античного гения Пифагора (что делали и другие исследователи), но сравнение идет сразу по двум гениям Пифагору и ЛосевуА.Ф..

Что же сравнивается?

Проблема числа и гармонии сравнивается в разделе: «Введение в проблему пифагорейского учения о числе и рассуждение о числе и числовой гармонии».

Лосев А.Ф. говорит, что, исследуя синтез беспредельного и предела пифагорейцы создали учение о созидательной и творчески направляющей сущности числа.

Пифагор признает «началами числа и заключающиеся в них соразмерности, которые он называет также гармониями». Из этих последних строится не только симметрия в музыке, но «число есть господствующая сама собой происшедшая

2

связь вечного постоянства находящихся в мире вещей». Лосев, вслед за Пифагором и Плотином проанализировал, что эйдос есть число и эйдос есть свет. Плотин, впитавший учение Пифагора, утверждает, что весь здешний космос держится эйдосами от начала и до конца.

Лосев А.Ф. показал, что Прокл сформулировал совершенно специфическую ступень эманации единого, существующую между абсолютным единым и умом; и эту ступень Прокл назвал числом, или областью чисел, или «надбытийными единицами». Таким образом, общее неоплатоническое учение о числах впервые сформулировано в качестве самостоятельной эманационной ступени именно у Прокла. Суть учения о числах Прокла такова. Чисел этих бесконечное количество, от нуля до бесконечности, и тем не менее все эти числа и, значит, число вообще построены как структурно развитой текуче - сущностный и понятийно-диффузный сдвиг сверхразумного первоединого. Это текуче-сущностное и пока еще внекачественное полагание, не будучи качеством, уже является докачественным количеством. Это и есть число.

Евдокс, последователь Платона, решительно реформировал Платоновскую систему идей и чисел в том смысле, что идея вещи, или ее число, соотносилась с самой вещью не просто категориально, то есть в условиях неподвижности как идеи, или числа, так и вещи, но в условиях непрерывного растекания идеи или числа, непрерывного становления этой идеальной области, непрерывного излияния идей и чисел в инобытии вплоть до возникновения вещей.

Лосев утверждал, что пифагорейцы понимали гармонию как единую сущность и нераздельное целое. Эта общежизненная сущность гармонии, охватывая собою всё, неизменно становится также и космологическим принципом.

В монографии проведено исследование различных античных учений о гармонии. Гармония Платона, в основном, опирается на пластическую благоустроенность мирового тела, космоса, пронизывая собою всю иерархию бытия, начиная от физических звуков и тел, переходя через души и государственные устройства и кончая космологией.

Исследование понятия гармонии у Аристотеля имеет существенную разницу. Аристотель считает, что гармонию необходимо искать в творчески становящихся и в творчески ставших идеях-эйдосах.

Понятие о гармонии у стоиков также резко отличается от парадигмы Платона и Аристотеля. Стоики признают исключительно только телесное бытие. Вся философская система стоиков есть не что иное, как учение о гармонии.

Плутарх описывает наличие гармонии в мировой душе наряду с числом и логосом. Плутарх рассматривает гармонию и как принцип наилучшего состояния государства. Поэтому под гармонией и в космосе и в государстве в основном признается у Плутарха всеобщее единство и всеобщая борьба противоположностей.

У Плотина преобладает такая система взглядов на гармонию: «Всё существующее, таким образом, несмотря на весь свой неубывный хаос, есть гармония; и гармония эта вовсе не случайная, но результат основ самого бытия. Эта гармония существующего является вполне предуставленной гармонией».

Учение о гармонии в окончательной форме и с полным соблюдением терминологической точности и системы дано у Прокла. Поскольку числа относятся у Прокла тоже к первоединству, то и числа также оказываются у него принципом гармонии. За числами, сущность которых внекачественна, следует ум в виде смысловой качественности. Этот ум тоже находится в гармонии и с самим собою и со всем тем инобытием, которое им осмысливается. Единый логос проходит через всё, и прежде всего через самого себя.. Всеобщая связь, рассуждает Прокл, возводит всё к умопостигаемому «при помощи гармонии». Гармония космоса является у Прокла, как и во всей пифагорейско-платонической традиции, также еще и музыкой.

3

Анализ истории античной культуры как истории духовных достижений и проявлений духа привел к выводу, что за тем, что обычно называют историей, прежде всего стоит творчество талантливых и гениальных личностей, греческих мыслителей, исследующих таинственную гармонию, число, свет Космоса.

Из этого рассмотрения вслед за Пифагором вытекает: мир есть число и всё в нем тоже число! Так как эйдос-число есть свет, то отсюда следует античная точка зрения, что мир сотворен из света и каждый частный эйдос в нем есть свет. В монографии вслед за Лосевым и Пифагором делается вывод, что число есть свет (что подтверждается другими мыслителями и богословием света).

Во 2-й главе: «Метафизика света» представлен второй преодоленный порог новизны: впервые в современной России XXI века рассмотрен исторический процесс как процесс самосознания и самопроявления Духа или Света, являющийся через талантливую или гениальную личность. Здесь читатель получает достаточно полное представление о Свете и о метафизике света.

В этой главе читателя ждет встреча с пионерскими теоретическими разработками, не имеющими аналога в России. Читатель впервые встретится с фундаментальной проработкой метафизики света в современном отечественном гуманитарном знании и его представления об историческом процессе значительно расширятся. Хотя отдельные статьи в этом направлении имеют место в современной России, но глубокое исследование в области метафизики света, к сожалению отсутствует. В области гуманитарных наук современной России такая проблема впервые разработана с достаточной точностью и глубиной охвата и она даст читателю значительное поле для размышлений.

Свет действует как стимул роста мышления. Стимул не приходит в метафизику Света извне в фантастической или произвольно взятой форме, он - в движении жизни и истории. В этом смысле показано, что религия и метафизика Света вновь и вновь возрождаются и после естественного периода осмысления и критики человечество начинает понимать, что - эта сила, будучи божественной, переходит в силу разума для того, чтобы мыслью реформировать и обновить индивидуальную и социальную жизнь. Процесс самосознания и самопроявления Духа или Света, являющийся через талантливую или гениальную личность, превращается в процесс инновационного обновления общества. Метафизика Света, описывающая процесс самосознания и самопроявления Духа или Света, становится философией Духа, философией Света, она мистична, ибо явления Света человеку идут через мистический духовный опыт. Из понимания термина «метафизика света (Lichtmetaphysik)» как совокупности учений о внеземном происхождении света и о его значении для человека в монографии показано, что идеи излучают свет и что познание -прозрение под влиянием этого света. В этой главе приведены результаты исследования очень мощного и философски значимого пласта истории развития систем метафизики. Впечатляет даже перечень таких систем:

Метафизика света в философской системе Платона, Плотина и Прокла; метафизика света в учении Филона Александрийского; мистика, богословие и метафизика света в учении Оригена; богословие и метафизика света в священных текстах св. Дионисия Ареопагита; теология и метафизика света в трудах Блаженного Августина; метафизика света Роберта Гроссетеста; мистика, теология и метафизика света св. Бонаветуры; теология и метафизика света Дунса Скота: о познании человека-странника и озарении его несотворенным светом; мистика, богословие и метафизика света в божественных текстах св. Симеона Нового Богослова; богословие и метафизика света Николая Кузанского; мистика, богословие и метафизика света в божественных текстах   св.   Григория   Паламы   и,   наконец,   раздел,   венчающий   гуманитарное

4

исследование: «метафизика, богословие света и божественный мрак. Божественный мрак - как предел (очертание) познания».

Автор глубоко и всесторонне исследовал нужные античные источники и приложил немалый труд, чтобы получить заключительный раздел, в котором неразрывно связаны христианская мистика, православное богословие и метафизика света.

Книга полезна для ученых в области гуманитарных знаний, а также для высокообразованных интеллектуалов, стремящихся расширить свой кругозор, кроме того, она представляет безусловный интерес для богословов, священства и мирян Православной Церкви, и, естественно, для философов, филологов, специалистов по классической филологии, культурологов, историков, художников, ученых других специализаций и других представителей творческой интеллигенции. Все, кто интересуются проблемами современного гуманитарного знания, православного богословия, истории и философии могут найти в ней новые для себя идеи.

Доктор философских наук Фатхуллин Махиян Фатыхович



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: