Александр Беляков, выпускник физфака МГУ

Современное состояние исследований Туринской Плащаницы

В 1998 году, мировая общественность будет отмечать столетие со дня начала научного исследования Туринской Плащаницы. Исполняется сто лет с тех пор, как итальянскому профессиональному фотографу и благочестивому христианину Secundo Pia было поручено сделать первые фотографии Туринской Плащаницы. В своих воспоминаниях об этом событии он писал, что во время обработки полученных негативов во мраке фотолаборатории, он вдруг увидел, как на фотопластинке стал проявляться позитивный образ Иисуса Христа. Его волнению не было предела. Он всю ночь проверял и перепроверял сделанное открытие, а именно - что на Туринской Плащанице запечатлено негативное изображение и что позитивное изображение Иисуса Христа можно получить, сделав негатив с Туринской Плащаницы.

До 1969 года научные исследования Плащаницы ограничивались исследованиями ее фотографий. Сначала это были фотографии, сделанные Сэкундо Пиа в 1898 году, а затем более поздние и более совершенные. В 1969 году ученые впервые были допущены непосредственно к Плащанице. Однако прямые научные исследования Туринской плащаницы проводились лишь дважды: в 1973 и в 1978 годах, причем на результатах 1978 года основаны все выводы ученых о физических и химических свойствах ткани, изображения и следов, которые отождествляются со следами крови. В 1978 году группой из тридцати ученых руководил физик д-р Джексон, возглавляющий сейчас американский Центр Туринской Плащаницы.

Научные исследования 1978 года ставили перед собой три задачи. Первая - выяснить природу изображения, вторая - определить происхождение пятен крови, и третья - объяснить механизм возникновения образа на Туринской Плащанице. Исследования проводились прямо на Плащанице, однако не разрушали ее. Изучалась спектроскопия Плащаницы в широком диапазоне от инфракрасного спектра до ультрафиолета, флюоресценция в рентгеновском спектре, проводились микронаблюдения и микрофотографирования, в том числе в проходящих и отраженных лучах. Единственными объектами, взятыми для химических анализов, были мельчайшие нити, которые оставались на липкой ленте после ее прикосновения к Плащанице.

Результаты прямых научных исследований Туринской Плащаницы можно суммировать следующим образом. Во-первых, было обнаружено, что образ на Плащанице не является результатом внесения в ткань каких-либо красителей. Это полностью исключает возможность участия художника в его создании. Изменение цвета образа вызвано химическим изменением молекул целлюлозы, из которой в основном состоит ткань Плащаницы. Спектроскопия ткани в области лика практически совпадает со спектроскопией ткани в местах ее повреждения от пожара 1532 года. Весь комплекс полученных данных говорит о том, что химические изменения в структуре ткани произошли вследствие реакций дегидратации, окисления и разложения.

Во-вторых, физические и химические исследования подтвердили, что пятна на Плащанице - кровяные. Спектроскопия этих пятен кардинально отличается от спектроскопии в области лика. На микрофотографиях заметно, что следы крови остались на Плащанице в виде отдельных капель, в отличие от однородного изменения цвета ткани в районе образа. Кровь проникает вглубь ткани, тогда как изменения ткани за счет возникновения на ней образа происходят лишь в тонком поверхностном слое Плащаницы.

Еще одна замечательная деталь, которую открыли исследователи 1978 года. Было доказано, что пятна крови появились на Плащанице до возникновения на ней образа. В тех местах, где оставалась кровь, она как бы экранировала ткань от изменения ее химической структуры. Более изощренные, но менее надежные химические исследования доказывают, что кровь была человеческой, а ее группа АБ. На фотографиях Плащаницы следы крови по цвету кажутся очень похожими на сам образ, но при использовании научных методов открывается их совершенно иная природа.

В-третьих, уже в исследованиях 1973 года были получены интересные результаты о наличии на Плащанице пыльцы различных растений. Исследования микронитей позволили обнаружить на них пыльцу растений, характерных только для Палестины, Турции и Центральной Европы, то есть как раз тех стран, где, как предполагалось, проходил исторический путь Плащаницы. Так естественнонаучные исследования смыкаются с исследованиями историков.

Четвертое важное открытие связано опять с именем д-ра Джексона. В свое время, будучи военным летчиком и физиком-оптиком, он применил для исследования Плащаницы компьютерные программы, разработанные для аназиза аэрофотоснимков с целью восстановления по ним трехмерных форм объектов. Работая с моделью Плащаницы, он экспериментально измерил на добровольцах расстояние между Плащаницей и человеческим телом, а полученные данные сравнил с фотографиями Туринской Плащаницы.

В результате этих исследований он обнаружил, что интенсивность цвета на Плащанице находится в простой функциональной зависимости от расстояния между ней и поверхностью тела. Таким образом, утверждение, что на Плащанице мы имеем негатив, есть лишь первое приближение к истине. Говоря точнее, на Плащанице языком интенсивности цвета передано расстояние между телом и Плащаницей. Зная эту зависимость, Джексону удалось по Плащанице восстановить трехмерную форму человеческого тела. До исследований 1978 года открытие Джексона было сильным аргументом против предположения о рукотворной природе образа на Туринской Плащанице.

Прямые научные исследования Туринской Плащаницы смогли дать ответ на первые два вопроса: о природе изображения и о природе пятен крови на ней. Однако попытки объяснить механизм возникновения образа на Плащанице встретились с непреодолимыми трудностями. Сейчас ситуация в исследованиях Туринской Плащаницы такова, что полученные результаты опровергают все предлагаемые ранее гипотезы для объяснения механизма возникновения образа. Эти гипотезы можно разбить на четыре класса:

1) Плащаница - произведение кисти художника;

2) Образ на Плащанице - результат прямого контакта с объектом;

3) Образ на Плащанице - результат диффузионных процессов;

4) Образ на Плащанице - результат радиационных процессов.

Как было замечено выше, имеются убедительные доказательства того, что образ на Плащанице не есть произведение художника. Остаются три гипотезы. Они были подвергнуты теоретической и экспериментальной проверке, в частности д-ром Джексоном. Было показано, что контактные механизмы позволяют передать тонкие детали поверхности объекта, но они не способны создать образ, который интенсивностью цвета передавал бы расстояние между тканью и объектом. С другой стороны, диффузионные и радиационные процессы, с учетом поглощения в среде, могут создать образы, которые несут в себе информацию о плавно изменяющемся расстоянии между объектом и тканью, но они не обладают той высокой степенью в передаче деталей, которую мы находим в изображении на Плащанице.

Другой неразрешимой проблемой, которая встала перед учеными, стала датировка Плащаницы с помощью радиоуглеродного метода XIV веком. Для объяснения результатов датирования предложили гипотезу об изменении изотопного состава углерода в ткани Плащаницы в результате ядерных реакций, вызванных жестким излучением неизвестной природы. Однако ядерные реакции начинают происходить при столь высоких энергиях, при которых ткань Плащаницы становится совершенно прозрачной, и таким излучением невозможно будет объяснить возникновение изображения в тонком поверхностном слое толщиной порядка 10 микрон. В связи с этим было предложено другое объяснение: возможно, что изменение изотопного состава углерода в Плащанице возникло за счет химического присоединения более "молодого" углерода из атмосферы молекулами целлюлозы, из которой в основном состоит ткань Плащаницы. Это могло произойти в 1532 году, когда Плащаница сильно пострадала от пожара в соборе французского города Шамбэри. Серебряный ковчег, где она хранилась, расплавился, помещение храма было сильно задымлено - и в этих условиях Плащаница находилась несколько часов. Д-р Джексон сделал Лаборатории по исследованию биополимеров в Москве (руководитель - д-р Дмитрий Кузнецов) заказ на проведение экспериментальных исследований по изучению химического присоединения углерода из атмосферы молекулами целлюлозы. В 1993-1994 годах эти исследования были проведены. Они показали, что целлюлоза в условиях пожара 1532 года действительно химически присоединяет углерод из атмосферы. Мировая общественность вышла из состояния шока от недавних результатов датирования Плащаницы XIV веком. Однако вскоре опыты показали, что величина присоединяемого углерода составляет всего 10-20% от того количества, которое могло бы изменить датировку с XIV века на I век.

На возникшие трудности легко было бы ответить, что изображение на Плащанице возникло чудесным образом и поэтому к нему неприменимы естественнонаучные методы исследования. Да, чудо и воля Божия здесь несомненно присутствуют. Но если бы изображение на Плащанице возникло просто для создания лика Иисуса Христа, то следовало бы ожидать б(льшего сходства с цветным портретом, чем с монохромным негативом. Более естественно предположить, что образ на Плащанице возник хотя и не без промысла Божия, но все же как следствие другого чуда, а именно Воскресения Господня. В момент Воскресения произошли чудесные события, вызвавшие за собой процессы, которые далее развивались естественным образом по законам природы. Естественнонаучные методы исследований, конечно, не могут объяснить чуда, но они могут указать на то, что причиной того или иного события было чудо. И вот в 1997 году в Сретенском монастыре в Москве открылся Православный центр исследований Туринской Плащаницы для привлечения православных ученых различных специальностей к изучению этого поистине удивительного явления.

Если Туринская Плащаница является той самой, которую, по свидетельству евангелистов, купил Иосиф из Аримафеи, и в которую он вместе с Никодимом завернул тело распятого Иисуса Христа, положив его в свою новую гробницу, то естественно предположить, что Церковь должна была благоговейно хранить и почитать эту великую святыню, как например, она почитает Крест Господень. Однако историю Туринской Плащаницы можно проследить лишь с XIV века, когда она таинственным образом оказалась во Франции в г. Lirey у рыцаря Geoffrey de Charny. В 1353 году она впервые была выставлена в городском храме, что вызвало резкий протест местного епископа. Если Плащаница была подлинной, то обладать ею пристало царской фамилии, а не бедному, хотя и благородному рыцарю. Дело осложнялось тем, что Geoffrey de Charny не мог объяснить ее происхождение.

Через тридцать пять лет, в 1389 году, сын Geoffrey de Charny, заручившись поддержкой папы Римского, сделал вторую попытку выставить Туринскую Плащаницу в храме. Этому снова воспротивился местный епископ Pierre d'Arcis, который официально объявил, что Плащаница есть дело рук одного художника. Его меморандум - первый документ о Туринской Плащанице, который имеется в руках историков. Однако со временем Туринская Плащаница начинает привлекать все большее внимание. Вначале она демонстрируется в нескольких городах юга Франции и севера Италии, потом попадает в Турин, где и пребывает до сего дня.

Правда ли, что история не сохранила сведений, хотя бы косвенных, о Туринской Плащанице до XIV века? Дает ли нам радиоуглеродный анализ 1988 года правильную оценку ее возраста?

Если мы обратимся к церковному преданию Православной Церкви, то обнаружим недвусмысленные свидетельства XI-XII веков о том, что Св. Плащаница хранилась в Константинополе в храме Святой Софии и что она выставлялась для поклонения на Страстной Неделе. И вдруг она бесследно исчезает из Константинополя во время взятия города крестоносцами в 1204 году. Один французский рыцарь, участвовавший в этом походе, записал в своих воспоминаниях, что он сам лично видел Св. Плащаницу в храме, но дальнейшая ее судьба ни ему, ни кому-либо другому неизвестна. Если Плащаница, как и многие другие святыни, была захвачена крестоносцами и увезена в Западную Европу, то имеются ли этому подтверждения, и где она могла скрываться сто пятьдесят лет?

Многие историки не без основания считают, что Плащаница все это время хранилась у тамплиеров (христианский военизированный орден, основанный в XII веке). Доктор Ian Wilson обратил внимание на одно странное совпадение. Глава ордена тамплиеров Нормандии, казненный во время гонения на орден королем Франции Филиппом в 1314 году, носил то же самое имя - Geoffrey de Charny, - что и первый официальный обладатель Туринской Плащаницы. Надо заметить, что в крестовом походе 1204 года на Константинополь, участвовали рыцари из Италии, Франции и Нормандии. О тамплиерах было известно, что они поклоняются некой таинственной голове с рыжей бородой. Следует иметь в виду, что изображение на Туринской Плащанице имеет цвет ожога, какой может оставить утюг на белой скатерти - желтовато-бурый. Во время гонения на орден тамплиеров эта "голова" бесследно исчезла.

Уже в наше время, в 1951 году, в Англии при реставрации одного здания, о котором доподлинно было известно, что оно раньше принадлежало тамплиерам, было обнаружено изображение этой таинственной головы. Под штукатуркой на потолке нашли доску с изображением лика, очень похожего на образ с Туринской Плащаницы. Эта доска по своим размерам могла служить крышкой деревянного ковчега, в котором тамплиеры хранили Плащаницу. Можно предположить, что Geoffrey de Charny "тамплиер" был родственником Geoffrey de Charny "второму" и во время гонения на орден он передал ему на хранение ту Св. Плащаницу, которая была захвачена в Константинополе сто пятьдесят лет тому назад. Тогда становится понятным затруднение Geoffrey de Charny "второго" объяснить тайну приобретения им Плащаницы - прошло всего сорок лет после казни тамплиеров, и они продолжали оставаться вне закона.

Если дело обстояло именно так, как предположил д-р Wilson, тогда мы не только имеем возможность проследить историю Плащаницы на сто пятьдесят лет дальше в глубь времен, но и находим недостающее звено, связывающее одну цепь повествования о Туринской Плащанице с преданием о Св. Плащанице из храма Святой Софии в Константинополе. Это переносит нас в православный мир, где широко почитаются иконы, и где мы рассчитываем обнаружить подробную историю Св. Плащаницы. Однако мы будем удивлены почти полным отсутствием сведений о Св. Плащанице. Зато в Византии хорошо известна и очень почитаема другая святыня - "Нерукотворный Спас" или, по-гречески, Mandylion (от арабского "плат") из Едессы. В русском языке за ней закрепилось название "Убрус".

Для освобождения Mandylion из ставшего к тому времени мусульманского города Едессы был предпринят военный поход, который успешно завершился в 944 году, и весь Константинополь праздновал внесение Нерукотворного Образа в город. Св. Плащаница, напротив, появилась в Константинополе незаметным образом. Известно, что Св. Плащаница стала выставляться в храме на Страстной Неделе в XI-XII веках до своего исчезновения. До последнего времени считалось, что это две совершенно разные святыни. Одна была размером с плат, другая имела длину покрывала. На одной изображен лик, на другой - все тело. На Mandylion, полагали, изображен в цвете лик живого Иисуса Христа с открытыми глазами, о характере изображения которого мы можем сейчас судить по иконам "Нерукотворного Спаса". Однако, внимательно изучив исторические сведения о Mandylion, д-р Wilson и другие ученые пришли к выводу, что Туринская Плащаница и Mandylion, или Убрус, - это один и тот же предмет, но в разные моменты своей истории.

Впечатления императора Константина о Mandylion из Едессы сохранил для истории царский писарь. В 944 году Константин, будучи еще мальчиком, в узком кругу, при свечах, разглядывал развернутый Mandylion. Главной неожиданностью для него было то, что образ оказался монохромным, а не цветным, как он предполагал. Изображение оказалось довольно нечетким, так что некоторые вообще не могли ничего увидеть. Однако, отойдя на несколько шагов от Mandylion, можно было различить лик Спасителя. Архидиакон храма Святой Софии Георгий в своих воспоминаниях свидетельствует, что на Mandylion имелись следы от крови и от раны в боку Спасителя. Григорий высказал предположение, что нерукотворный образ возник, буквально, "из-за испарины смерти на лице Спасителя". В одном манускрипте XII века было обнаружено изображение, иллюстрирующее поклонение императора перед развернутым Святым Mandylion. Замечательно то, что размеры этого Mandylion соотносимы с размерами Туринской Плащаницы: его держат два человека, чтобы он не касался земли. Историкам Византии хорошо было известно, что Mandylion из Едессы называли и другим греческим именем - tetradiplon. Значение этого слова -"сложенный четыре раза" - было неясным. Если же мы обратимся к Туринской Плащанице, то станет понятен смысл этого названия. По следам от пожара, в котором Плащаница сильно пострадала, можно определить, что четырехметровая Плащаница была сложена четыре раза так, чтобы лик оказался посередине и на поверхности сложенной Плащаницы, высота которой составляла в таком виде пятьдесят сантиметров. Именно в сложенном состоянии, к тому же под окладом, Плащаница хранилась в Едессе. Поэтому "Нерукотворный Образ" из Едессы был известен именно как образ одного лишь лика Спасителя, и именно как нерукотворный образ лика он попадает в Константинополь. Только спустя некоторое время было осознано, что Mandylion есть погребальное покрывало Иисуса Христа. Тогда, в XI веке, его стали выставлять для поклонения на Страстную Неделю. Именно тогда в Православной Церкви сложился чин поклонения Св. Плащанице на Страстную Неделю, чин, который совершенно отсутствует в католической церкви, потому что к этому времени связи с западным христианством были прерваны.

Если дело обстояло так, как предполагают историки Туринской Плащаницы, если Туринская Плащаница и православный "Нерукотворный Образ" из Едессы - один и тот же предмет, то мы можем проследить историю Плащаницы вплоть до 525 года, когда святой Mandylion был обретен спрятанным в стенной нише над городскими вратами в городе Едесса на севере Месопотамии (современный г. Урфа, Турция). Это событие радикальным образом повлияло на канон изображения Господа Иисуса Христа. Дело в том, что до VI века Иисуса Христа изображали круглолицым, без бороды и с короткими волосами, наподобие императоров или греческих богов. Ученые находят более двадцати признаков, по которым можно отождествить образ на иконах "Нерукотворного Спаса", списанных с Mandylion, и образ на Туринской Плащанице. Имеются признаки, по которым можно судить, что копии делались именно с Туринской Плащаницы. Так, грубая структура нитей на ткани Плащаницы в области между бровей и струйка крови посреди лба привели к возникновению характерных черт, которые можно обнаружить на иконах "Нерукотворного Спаса".

Если образ на Плащанице формировался, когда она облекала собой тело, то при разворачивании ее в плоскость он должен был слегка исказиться, должна была возникнуть обратная перспектива. Такую обратную перспективу и обнаружили на Туринской Плащанице. Не берет ли свое начало обратная перспектива, принятая в иконописи в Православной Церкви, также от образа на Туринской Плащанице?

Каким же образом Плащаница или Mandylion попадает в Едессу? Об этом нам повествует легенда о царе Абгаре V, правителе Едессы, современнике Иисуса Христа. Первая версия этой легенды принадлежит источнику IV века, то есть до времени обретения Плащаницы в Едессе. Эта легенда повествует о том, что царь Абгарь послал своего слугу к Иисусу с просьбой об исцелении. Слуга был царским секретарем и одновременно художником. Он и запечатлел образ Спасителя на плате. Более поздняя версия этой легенды, уже VI века, видимо, после открытия, что монохромное изображение на Mandylion не могло быть делом рук художника, говорит о том, что Сам Иисус, видя безуспешные попытки слуги запечатлеть Его образ, взял у него плат и, приложив к Своему лицу, запечатлел чудесным образом Свой лик на плате. Еще более поздняя версия этой легенды, видимо, после того, как было осознанно, что Плащаница хранит на себе следы крови, говорит о том, что Иисус приложил плат к Своему лицу в Гефсимании, во время духовного борения, и на плате остались следы Его кровавого пота. Еще более поздняя версия этой легенды, уже XI века, для объяснения того, что на Плащанице запечатлено все тело Спасителя, говорит о том, что в Гефсимании Иисус лег на полотно всем телом.

Историки считают, что легенда о царе Абгаре V содержит лишь косвенные сведения об истории Mandylion, или Плащаницы, и говорит лишь о том, что "Нерукотворный Образ" появился в Едессе при царе, симпатизирующем христианству. Таким царем был Абгар VIII, правивший Едессой в III веке, и сделавший ее первым христианским городом. Видимо тогда, в III веке, Плащаница из Палестины попадает в Едессу. Однако сын Абгара VIII обратился к язычеству, следствием чего и стало захоронение Плащаницы, которая была обретена спустя двести пятьдесят лет в 525 году.

О том, что Плащаница существовала и раньше, что она не погибла при Понтии Пилате, мы узнаем из апокрифов второго века - "Евангелие от Евреев" и "Тайны деяний Спасителя", а также из повествования четвертого века о святой равноапостольной Нине, просветительнице Грузии. Таким образом, историю Плащаницы, хотя и пунктирно, удается восстановить вплоть до дней Иисуса Христа.


Библиотека форума "Православная беседа":


Сладость сна очень сильно зависит от постельного белья. Оно должно быть не только красивым, но и надежным и приятным на ощупь. Белье "Волшебная ночь" сделано из очень прочного и качественного материала. Волшебная ночь - постельное белье, которое выдерживает до 500 стирок и в тоже время она дешевле, чем похожие турецкие аналоги.



Помощь проекту
Для развития проекта и оплату поступлений новых материалов нужны финансы, которых у разработчиков нет. Если Вы хотите помочь проекту, перечислите любую сумму на кошелек webmoney R326015014869.

Аудио

Из-за отстутсвия какой-либо финансовой помощи рубрика закрыта
Икона дня:


Поиск по порталу:



Мысль на сегодня: